А не пойти ли мне в психологи?

Содержание

А не пойти ли мне в психологи?

А не пойти ли мне в психологи?

Теперь, когда эта профессия стала массовой и модной, такой вопрос задают себе многие. Как узнать, подходим ли мы для этой работы? И к чему должен готовиться тот, кто ее выберет? Правда и мифы в нашем небольшом исследовании.

• Иногда при выборе профессии будущим психологом движут стремление к власти, самоутверждению, потребность в восхищении и любви.

• Желание помогать нередко приводит к негативным последствиям: психолог стремится получить результаты, подталкивая клиента двигаться быстрее, чем тот готов.

• Самые важные для психолога качества: интерес к людям, любопытство, доброжелательность и уважение.

• Будущий психолог обязан проходить личную терапию и супервизию.

Кому-то они кажутся особенными людьми, владеющими ключами от человеческих душ. Оракулами, способными разгадать наши тайны, неведомые нам самим. Целителями, избавляющими от душевной боли. Попробуем отрешиться от романтических представлений и взглянуть трезво на эту работу. Потому что психолог – это просто работа. Но совсем не простая.

Желание помогать

Психолог – помогающая профессия, клиенты обращаются к психологам за помощью… Из этого вроде бы следует, что в психологи должны идти люди, которые стремятся помогать другим? Не все так однозначно.

«В основе нашей профессии, конечно, есть стремление приносить пользу, помогать, – говорит гештальт-терапевт Нифонт Долгополов.

– Но я много лет занимаюсь обучением психологов и могу сказать, что ярко выраженное желание помогать часто приводит к негативным последствиям». С этим согласна системный семейный терапевт Анна Варга.

«Если психолог горит желанием помочь и переполнен жалостью к клиенту, это плохая мотивация. За ней с большой вероятностью скрываются собственные непроработанные проблемы».

Чем это оборачивается для клиента? «Психолог стремится поскорей получить видимые результаты своей работы, подтверждая самому себе, что он помог, и таким образом повышая свою профессиональную самооценку, – объясняет Нифонт Долгополов.

– При этом он нарушает границы клиента, подталкивая его продвигаться в терапии быстрей, чем тот готов». Этим психолог может причинить вред клиенту, если тот усилит сопротивление или вообще уйдет из терапии.

Вот почему помощь не может быть целью терапии.

«Главное – понять клиента, выстроить с ним психотерапевтический контакт, а помощь – это побочный эффект», – заключает Анна Варга.

Такой вот парадокс: желание помогать мешает помогать.

Интерес к людям

Что ж, тогда, может быть, будущему психологу нужно любить людей? Совсем не обязательно, возражает Нифонт Долгополов. Более того, в некоторых случаях это может стать препятствием в психологической работе, поскольку сильное чувство мешает специалисту сохранять необходимую позицию «нейтральности».

Это справедливо и в отношении негативных эмоций. Может ли специалист испытывать, например, отвращение к клиенту? «Это абсолютно непрофессионально! – восклицает Анна Варга.

– Представьте себе хирурга, который вместо того, чтобы оперировать, начнет размышлять о том, что пациент некрасив.

Так же с психологом: когда во время работы он входит в профессиональную позицию, он уже «не совсем человек», скорее, функция».

[attention type=green]
А вот что действительно крайне важно для психолога, соглашаются наши эксперты, так это искреннее любопытство и интерес к людям, к их внутреннему миру.
[/attention]

Нифонт Долгополов добавляет к этому еще два качества: доброжелательность, чтобы вместе с клиентом исследовать его внутренний мир, и уважение – оно предполагает, что любые особенности и поступки другого человека заслуживают внимательного отношения и рассмотрения.

«Если я уважаю другого человека, – говорит гештальт-терапевт, – то я даю ему право на его собственные мысли, чувства, ценности, даже если они не совпадают с моими».

Хорошее отношение к себе

«Я не могу по-доброму и уважительно относиться к другому человеку, если не люблю и не уважаю себя, невысоко себя оцениваю, – подчеркивает Нифонт Долгополов. – Мера моей терпимости к другим людям, и в частности к клиентам, зависит от того, насколько я терпим к своим недостаткам, к своим действиям, насколько умею признавать их, при этом не разрушая свои ценности и идеалы».

Это подразумевает способность к рефлексии – сознаванию своих мыслей, переживаний, действий, которое развивается в обучении.

Если родители интересуются внутренним миром ребенка, если для них это ценность, то они и его побуждают обращать интерес внутрь себя, отмечает Нифонт Долгополов.

Интерес этот может прийти и через литературу, и шире – культуру, если ребенка в семье к ней приобщают. Такой детский опыт может быть хорошей (но не обязательной) предпосылкой для занятий психологией.

Бывает и обратная ситуация. Психология часто привлекает тех, кто на самом деле хочет (часто бессознательно) разобраться со своими собственными проблемами и трудностями.

То есть их интерес скорее направлен не вовне, на других людей, а внутрь, на себя самих.

Терапия, которую студент проходит во время учебы, поможет разобраться, что на самом деле привело его в эту профессию, и вполне возможно, что он сумеет разрешить свои проблемы.

«Нет ничего плохого, когда изначально студентом движет желание получить помощь самому, если в ходе обучения он успешно продвигается в самоисцелении, – считает Нифонт Долгополов. – Этот опыт может стать хорошим основанием для того, чтобы понимать других и помогать им».

Учиться у других, работать над собой

Наконец, те, кто полагает, что профессия психолога позволит им спокойно зарабатывать на жизнь, ни перед кем не отчитываясь, должны расстаться с иллюзиями. Эта работа предполагает огромное чувство ответственности, а может нести с собой и риски, как, например, встречи с нестабильными или порой опасными клиентами.

Сама учеба будет долгой. Нельзя стать практикующим психологом, поступив в вуз сразу после школы.

Практикующий психолог постоянно совершенствует свои знания и профессиональные навыки, принимая участие во всевозможных тренингах и семинарах. Учеба будет продолжаться всегда, потому что так устроена эта профессия.

Психолог должен быть членом хотя бы одного профессионального сообщества: «В противном случае он никто! – восклицает Анна Варга. – За ним нет коллективного органа, с которым он может советоваться, который будет давать ему обратную связь, а в случае недопустимых ошибок применит санкции».

Дар или ремесло?

На этот вопрос Анна Варга отвечает категорически: «Никакой это не дар! Я против этого мифа! Это профессия. Это мастерство. И даже в каком-то смысле ремесло».

По ее мнению, любой человек может им овладеть при условии, что его хорошо обучили. Единственное – он должен понимать свои профессиональные ограничения.

Так, добросовестный и ответственный психолог, который не блещет яркими идеями, может эффективно работать как ведущий тренингов.

[attention type=yellow]
Но как не утратить живой интерес к профессии после долгих лет практики и встреч с сотнями клиентов? «Психолог не должен работать на износ, это ведет к угасанию энергии и у него не будет естественного импульса включаться в клиента, – отвечает Нифонт Долгополов. – Чтобы избежать выгорания, нужно ограничить количество клиентов». И еще заботиться о себе, уделять внимание разным сферам своей жизни, а не только профессиональной.
[/attention]

Есть замечательный мультфильм, в котором очень наглядно показана работа психолога, который обладал удивительными способностями исцелять даже самых безнадежных пациентов. Но однажды ему самому понадобилась помощь…

Источник: http://tolko.news/a-ne-pojti-li-mne-v-psihologi/

Как понять, что пора на приём к психотерапевту

А не пойти ли мне в психологи?

В мире количество больных с различными психическим расстройствами измеряется сотнями миллионов. Каждый пятый взрослый человек хотя бы раз ощущал на себе, каково это — жить, когда собственная психика подводит.

Психическое здоровье — это не только отсутствие психических расстройств. Психическое здоровье — это состояние благополучия, в котором человек реализует свои способности, может противостоять обычным жизненным стрессам, продуктивно работать и вносить вклад в своё сообщество.

Всемирная организация здравоохранения

Многим сложно понять, зачем нужен психотерапевт. У нормальных людей же есть друзья, поговорить с ними по душам надо, а потом собраться с силами — и пройдут все проблемы. А вся эта психотерапия — способ выкачивания денег, раньше такого не было и никаких депрессий тоже не было.

Нельзя не согласиться с тем, что раньше как-то обходились и без психотерапевтов. Но есть человек, у него есть проблема, и он не хочет жить «как-то, как раньше», он хочет жить хорошо и сейчас. Оправданное желание, реализовать которое может помочь психотерапия.

Кто такой психотерапевт

Краткая справка, чтобы не перепутать, кто считается психотерапевтом, а кто — нет.

Психолог — это человек с высшим специализированным образованием, в дипломе написано «психолог». После специальной подготовки — «клинический психолог».

Все остальные наименования (гештальт-психолог, арт-терапевт и прочие) указывают только на то, какими методами он пользуется. Психолог помогает найти выход из сложных ситуаций, проработать проблемы.

Но он не лечит ментальные расстройства и заболевания, он консультирует здоровых людей.

Психиатр — это человек с высшим медицинским образованием, специалист в области психиатрии. Он лечит людей с сильными расстройствами психики, как правило, в стационаре, в основном таблетками и процедурами.

Психотерапевт — это психиатр, который прошёл дополнительную подготовку. Он может назначать препараты, консультировать и лечить разными методами психотерапии.

Психотерапевт нужен и для реабилитации больных с серьёзными заболеваниями, и для лечения расстройств, которые так или иначе мешают жить, работать, строить отношения и заниматься творчеством. В общем, психотерапия улучшает качество жизни.

Когда пора записываться на приём

Психические расстройства редко проявляются ни с того ни с сего, как правило, симптомы постепенно становятся всё сильнее. Насторожить должно следующее:

  1. Изменился характер. Человек становится замкнутым, теряет интерес к делам, не общается с людьми, которые раньше были важны.
  2. Уходит вера в свои силы, причём настолько, что даже начинать что-то не хочется, потому что уверен в провале.
  3. Постоянно ощущается усталость, хочется либо спать, либо ничего не делать.
  4. Нежелание двигаться настолько сильное, что даже простые действия (принять душ, выбросить мусор) превращаются в задачу на день.
  5. Появляются непонятные ощущения в теле. Не боль, а просто что-то совершенно неописуемое или очень странное.
  6. Настроение быстро меняется без видимых причин от бурной радости до полного уныния.
  7. Появляются неожиданные эмоциональные реакции: слёзы при просмотре комедии, уныние в ответ на «Привет, как дела?».
  8. Часто присутствуют агрессия и раздражительность.
  9. Нарушается сон: приходит бессонница или постоянная сонливость.
  10. Накатывают панические атаки.
  11. Меняется пищевое поведение: заметно систематическое переедание или отказ от еды.
  12. Трудно сосредоточиться, учиться, заниматься делом.
  13. Появились или участились навязчивые повторяющиеся действия, привычки.
  14. Хочется навредить себе (или заметно, что человек себя ранит: на теле мелкие ожоги, царапины, порезы).
  15. Появляются мысли о суициде.

Это не все примерные симптомы, которые сигнализируют о сложностях в работе психики.

Главный критерий: если что-то мешает вам жить и каждый день напоминает о себе, сходите к доктору.

Если вы заметили какие-то симптомы у близкого человека или у друга, предложите помощь. Не ругайте и не смейтесь над человеком, не заставляйте лечиться. Скажите, что вас беспокоит, и спросите, чем вы можете помочь. Найдите телефоны доверия или адреса специалистов, чтобы человек смог к ним обратиться.

Когда записываться не надо

Если у вас плохое настроение из-за мерзкой погоды, если вы получили плохую оценку, вас уволили или вы поссорились с любимым человеком, психотерапевт не нужен. Это всё решается несколькими днями отдыха, той самой беседой с близкими и чашкой горячего шоколада или просмотром футбольного матча.

Если вы пережили сильный стресс, горе, не можете решить конфликт, который долго тянется, и вам очень нужно разобраться в своих ощущениях, чтобы понять, что же делать дальше, то вам к психологу.

Впрочем, если вы боитесь, что все эти ситуации плохо повлияют на жизнь, и решите обратиться к психотерапевту, хуже не будет. Доктор поможет сам или направит к тому же психологу (или к психиатру, если окажется, что ваше заболевание серьёзнее, чем предполагалось).

Что делать перед тем, как пойти к психотерапевту

Многие симптомы, которые сигнализируют о ментальных расстройствах, не всегда появляются из-за сбоев в психике. Общая слабость, хроническая усталость, раздражительность, бессонница и подавленность могут появиться при обычных заболеваниях, с ментальным здоровьем никак не связанных. Поэтому перед тем, как посещать психотерапевта, нужно удостовериться, что вы здоровы физически.

Никто не мешает одновременно посещать психотерапевта и исследовать физическое состояние.

Как проверить своё здоровье, когда ничего не болит, но в целом что-то не так:

  1. Обратиться к терапевту и сдать основные анализы.
  2. Пройти обязательные обследования. Лайфхакер писал, что это и когда их проходить.
  3. Если есть хроническое заболевание, сходить на приём к профильному специалисту и проверить, нет ли обострения.
  4. Посетить эндокринолога. Многие симптомы психических заболеваний связаны с нарушениями эндокринной системы.

Но не увлекайтесь. Многие больные годами ищут причину внезапных приступов бешеного сердцебиения или страдают от бессонницы, прежде чем признают, что в этом виновата психика.

Эта статья — часть Большого челленджа Лайфхакера. Мы придумали его, чтобы у вас появилась мотивация наконец-то изменить свою жизнь.

Хотите стать лучшей версией себя — присоединяйтесь к Большому челленджу, выполняйте задания и получайте подарки. Каждый месяц дарим iPhone XR, а ещё разыграем поездку в Таиланд на двоих.

Участвую!

Источник: https://Lifehacker.ru/pora-k-psixoterapevtu/

Когда к психологу НЕ надо идти

А не пойти ли мне в психологи?

– Некоторые считают, что визит к психологу аналогичен косметической процедуре, другие не видят в этом особой пользы. Действительно ли сегодня существует мода на психологическую помощь и так ли уж человеку нужен психолог?

Наталия Скуратовская

– Начало моей психологической практики пришлось на 1994 год, когда повсеместно считалось, что «к психологам ходят только психи». Причем в это же самое время многие увлекались западными фильмами, и «посещение психоаналитиков» ассоциировалось с «заграничным» образом жизни.

Тогда преобладали две категории клиентов. Одни – люди с серьезными психиатрическими диагнозами. У меня под рукой всегда был телефон психиатрической неотложной помощи, а с какого-то момента в нашем центре вообще провели тревожные кнопки, чтобы секретарь на ресепшене мог сам вызывать психиатрическую неотложку.

Второй категорией были жены «новых русских» – новоявленных бизнесменов и бандитов. Для них посещение психолога, с одной стороны, было западным стандартом потребления. Они были уверены, что у каждой уважающей себя женщины должен быть не только персональный косметолог, маникюрша, стилист, фитнес-тренер, но и психотерапевт. В конце концов, приличные люди могут себе это позволить.

С другой стороны, этим женщинам реально не с кем было поговорить. У каждой второй проблема – муж подарил пятую норковую шубу, а носить ее некуда, потому что супруг везде ходит с девочками из эскорта.

При этом общаться со старыми подругами таким женщинам казалось моветоном, не престижно. Социальный уровень-то не тот. Новых подруг не появлялось. С мужем своеобразные отношения.

И выходило, что посещали психолога, чтобы высказать наболевшее, и только потом вырастал запрос на реальную психологическую помощь.

Так что истоки «моды», о которой вы говорите, действительно давние.

Такие клиенты могут быть не ориентированы на пользу от консультаций. Им важнее, чтобы психолог был широко известен, а его именем можно было бы при случае щегольнуть: «А я к Л… хожу», «Мой психолог И… говорит, что…» Но причины растущей популярности психологической помощи все-таки значительно глубже.

Хочу разобраться с этим «плохо»

– Почему же сегодня психологи востребованы?

– Совсем не сегодня, а все-таки последние лет пятнадцать люди все больше обращаются к психологам.

Во-первых, потому что накопилось много нерешенных психологических проблем. Люди моего поколения еще помнят те времена, когда только экстраординарные события могли побудить пойти к психологу. Как тогда, так и теперь к психологу приходят, если человеку плохо и он с этим «плохо» хочет разобраться. Он не в состоянии решить свою проблему самостоятельно, чувствует себя в тупике.

Крайне редко приходят к психологу для того, чтобы улучшить качество жизни, открыть новые перспективы, возможности, ресурсы. Бывает и такое, но это редкость.

Недавно ко мне пришел клиент. И на вопрос «А с чем бы вы хотели разобраться сейчас?» он, не моргнув глазом, ответил: «Для начала хочу сказать, что у меня все хорошо!» Я тут же воскликнула, что это праздник какой-то, ведь так редко приходят люди, у которых все хорошо. Потом последовал запрос, но это был тот самый редкий случай помочь улучшить качество жизни.

От дисфункциональных семей до школьного образования мы то и дело попадаем в психологически травмирующие ситуации. В результате большинство людей приходят к сознательному возрасту с грузом психотравм, которые в какой-то момент реально начинают мешать им жить.

Дайте мне волшебную таблетку

– Наверняка так и раньше было, почему сейчас все говорят о моде?

– Потому что интернет… Потому что именно сейчас повысилась информационная доступность. Очень многие люди сначала пытаются разобраться в своих проблемах сами: читают книги, смотрят психологическое видео, слушают лекции. И только тогда, когда понимают, что самим справиться не получается, обращаются к профессиональным психологам.

Первая большая группа причин этой моды – реальные психологические проблемы и повысившаяся доступность информации.

Вторую группу причин я определяю для себя как поиск «волшебной таблетки от всего». Человек признает, что у него есть проблема, но хочет, чтобы кто-то за него эту проблему решил. Есть такой миф, мол, я найду специалиста, приду к нему, отдамся, и все у меня будет хорошо. На месте такого специалиста не обязательно будет психолог.

Человек, ощущая свое бессилие справиться с какими-то проблемами, хочет найти волшебный способ их решения или волшебного человека, который все сделает за него самым лучшим образом.

Понятно, что в реальной жизни это работает на уровне плацебо. Если у человека есть иллюзия, что он пришел в правильное место, то какие-то эмоциональные проблемы действительно могут решиться. Со временем может появиться смелость заняться психологическими проблемами реально, подключив к процессу специалиста.

Третья группа – это те, кто ходит к психологам, чтобы доказать себе и другим, что им никто не может помочь.

Иногда нужно направить к психиатру

– Для многих камнем преткновения является еще и вопрос – пойти к психологу или к психотерапевту.

– Здесь нужно понимать, что формат психотерапии и психологического консультирования – не одно и то же.

Психологическое консультирование занимается решением социальных и поведенческих проблем, то есть тем, в чем необходимо просто разобраться, найдя новый алгоритм действий.

Психотерапия работает с глубинными вещами: травмами, эмоциями, базовыми установками, дефицитом принятия и доверия, то есть с тем, с чем нельзя работать исключительно через интеллект.

Но и в первом случае, и во втором работа предполагает сотрудничество терапевта и клиента.

И если клиент, приходя к психологу, рассказывает вымышленные истории про себя, если умалчивает о том, в чем заключается его подлинная проблема, то опытный психолог это распознает, но, поверьте, никогда не станет давить на клиента, вынуждая его немедленно говорить правду – а постарается сначала создать атмосферу доверия.

Порядочный психолог никогда не станет давить еще и потому, что в своем большинстве мы все-таки не умеем читать чужие мысли, поэтому не стоит навязывать свои предположения клиенту.

Психологи стараются относиться к этому терпеливо, вместе с клиентом слой за слоем, как археологи на раскопках, приближаться к той проблеме, с которой человеку действительно нужно работать. Но ситуация, когда к психологу приходят доказать, что никто не может помочь – она другая.

Человек подозревает, например, а иногда ему кто-то из окружающих говорит напрямую, что с ним что-то не в порядке. Он может быть с этим внутренне не согласен, а свою сложность и исключительность доказывать железобетонным аргументом «никто не в состоянии мне помочь».

Например, в нашумевшей истории с убийством и самоубийством студента Бауманки, очевидно, речь идет о психопатии, психическом расстройстве, как минимум пограничном, но не исключена и большая психиатрия.

Почему я об этом говорю? Потому что любой порядочный психолог при малейшем подозрении на психиатрические симптомы обязан направить человека к психиатру. Как говорится, не надо льстить себе. Есть вещи, с которыми можно справиться только с применением психофармакологии. Более того, некоторые методы психотерапии могут быть не просто бесполезны, но стать катализатором деструктивного поведения.

Именно поэтому любой практикующий психолог обязан разбираться в психодиагностике, знать психиатрию хотя бы на уровне азов, которые помогут с определенной степенью вероятности заподозрить симптомы психического расстройства.

Часто клиенты скрывают принципиально важные вещи, но еще чаще психологи грешат тем, что переоценивают свои возможности и берутся за то, с чем справиться не в состоянии.

Видит ли человек альтернативный способ жизни

– Мода модой, конечно, но существует распространенное сегодня утверждение: американская домохозяйка идет к психотерапевту, русская женщина – учиться психологии. Обычно это объясняют тем, что у американцев все проблемы на поверхности, а русские предпочитают во всем разобраться самостоятельно. Да и менталитет диктует держать все при себе. Что вы об этом думаете?

– Срабатывает все и сразу. Впрочем, не каждая домохозяйка идет учиться психологии. Но доверия в нашем обществе действительно мало, и не только к психологам.

Если человек заподозрил у себя медицинскую проблему, поверьте, прежде чем идти к врачам, он постарается поискать информацию в интернете, пообщаться на форумах, заняться самолечением, даже если речь идет об онкологии и если таблетки не строго рецептурные.

Это связано с рядом установок. Во-первых, «все проблемы должен решать я сам». Во-вторых, «они только деньги будут тянуть, помогать никто не станет». В-третьих, «бесплатно – это бесполезно, толку не жди».

И это относится в том числе к бесплатной психологической помощи, которая в Москве между тем достаточно качественная. В России на специалистов помогающих профессий, будь то врачи, психологи, специалисты социальных проектов, смотрят с подозрением.

Не проговариваемая и не совсем беспочвенная, а вынесенная из жизненного опыта установка звучит пессимистично: «никто никому не нужен», «всем все равно».

– Если психолог и нужен, так это в ситуации острой травмы, потери: кто-то погиб, скоропостижно скончался, или человек внезапно стал недееспособен… Во всех остальных случаях, я уверена, многие разделят такую позицию: у каждого человека есть внутренний ресурс, чтобы справиться со своими проблемами. Вы согласны?

– Нет, это далеко не всегда так. Во-первых, работа кризисным психологом – отдельный жанр. Это скорая помощь, которая призвана помочь человеку преодолеть остроту переживания и не сойти с ума в ситуации острого горя.

Кризисная помощь помогает снизить вероятность психических расстройств и развития посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

Профилактика ПТСР – правильно отреагировать на шоковое состояние в момент острой травмы, чем и занимаются психологи МЧС, так же, как и профилактикой вторичных суицидов.

Во-вторых, со многими проблемами человек действительно может справиться, но только в том случае, если ему хватит воли, внутренних сил, а главное, если он вообще понимает, как выглядит альтернативный способ жизни и альтернативная модель поведения.

А вот это бывает крайне редко.

Представим женщину в ситуации привычного семейного насилия. Она выросла в семье, где насилие, тирания, агрессия практиковались. Вышла замуж за абьюзера, родила от него детей. Все время утешала себя тем, что «бьет – значит любит». В какой-то момент ее терпение кончается, чаще просто появляется прямая угроза жизни.

После чтения в интернете историй о ревнивцах-мужьях и отрубленных руках такой женщине реально становится страшно. Кажется, вот оно, надо бежать за помощью, время пришло. Но! У такой женщины как не было, так и нет воли что-то изменить, потому что воля не сформирована.

У нее уже не осталось сил, потому что силы ушли на противостояние и убеждение себя, что нужно еще потерпеть и однажды все наладится. Главное, у нее нет понимания, что именно делать и как могут выглядеть нормальные отношения.

Помогите мне разобраться с другими людьми

– Так когда же и с чем идти к психологу?

– Сегодня к психологам обращаются тогда, когда проблемы накапливаются, вырастая как снежный ком. Когда люди чувствуют себя в тупике.

Когда раз за разом не складываются отношения и на четвертом десятке человек вдруг осознает: «А может, что-то надо подправить во мне самой? Может, не “мужики козлы”, а я неправильно строю отношения?» Обращаются, когда назревает серьезный семейный кризис и у людей есть ощущение диссонанса: «Все, не хочу жить так, но что тогда делать?»

И даже если у человека есть ресурс справиться с проблемой самому, эмоционально проще проблему все-таки разделить с кем-то. Поэтому-то и идут к психологу.

Не секрет, что и сами психологи ходят со своими проблемами к психологам. Но не потому, что не знают, как со всем разобраться. «Сам себе психолог» выглядит не так страшно, как «сам себе хирург», но вытащить себя за волосы из болота удавалось пока только Мюнхгаузену.

Самостоятельно решая свои психологические проблемы, можно причинить себе не меньший вред, чем при попытке самому себе сделать хирургическую операцию.

Уверена, в интернете можно найти подробнейшую инструкцию, как удалить аппендикс, но в истории медицины зафиксирован всего один случай, когда человек благополучно сам себе его удалил. Правда, он был хирургом и оказался в экстремальных условиях, когда помощи ждать было неоткуда.

Увы, часто люди ищут себе психологов, которые скажут именно то, что они хотят услышать. Запрос «помогите разобраться с другими людьми» – самый распространенный. «Дети не слушаются, муж гнобит, жена обнаглела», – говорит каждый второй клиент.

Когда я отвечаю, что этих вредных людей здесь нет и разобраться мы можем только с вами, что вы сами можете изменить в себе? – порой реакция бывает очень бурной: «Да как вы смеете, мне ничего менять не нужно, со мной все хорошо.

Тупые психологи не понимают, что на самом деле…»

Источник: https://www.pravmir.ru/ne-nado-k-psihologu/

Желание помогать

Психолог – помогающая профессия, клиенты обращаются к психологам за помощью… Из этого вроде бы следует, что в психологи должны идти люди, которые стремятся помогать другим? Не все так однозначно.

«В основе нашей профессии, конечно, есть стремление приносить пользу, помогать, – говорит гештальт-терапевт Нифонт Долгополов.

– Но я много лет занимаюсь обучением психологов и могу сказать, что ярко выраженное желание помогать часто приводит к негативным последствиям». С этим согласна системный семейный терапевт Анна Варга.

«Если психолог горит желанием помочь и переполнен жалостью к клиенту, это плохая мотивация. За ней с большой вероятностью скрываются собственные непроработанные проблемы».

Чем это оборачивается для клиента? «Психолог стремится поскорей получить видимые результаты своей работы, подтверждая самому себе, что он помог, и таким образом повышая свою профессиональную самооценку, – объясняет Нифонт Долгополов.

– При этом он нарушает границы клиента, подталкивая его продвигаться в терапии быстрей, чем тот готов». Этим психолог может причинить вред клиенту, если тот усилит сопротивление или вообще уйдет из терапии.

Вот почему помощь не может быть целью терапии.

«Главное – понять клиента, выстроить с ним психотерапевтический контакт, а помощь – это побочный эффект», – заключает Анна Варга.

Такой вот парадокс: желание помогать мешает помогать.

Интерес к людям

Что ж, тогда, может быть, будущему психологу нужно любить людей? Совсем не обязательно, возражает Нифонт Долгополов. Более того, в некоторых случаях это может стать препятствием в психологической работе, поскольку сильное чувство мешает специалисту сохранять необходимую позицию «нейтральности».

Это справедливо и в отношении негативных эмоций. Может ли специалист испытывать, например, отвращение к клиенту? «Это абсолютно непрофессионально! – восклицает Анна Варга.

– Представьте себе хирурга, который вместо того, чтобы оперировать, начнет размышлять о том, что пациент некрасив.

Так же с психологом: когда во время работы он входит в профессиональную позицию, он уже «не совсем человек», скорее, функция».

[attention type=green]
А вот что действительно крайне важно для психолога, соглашаются наши эксперты, так это искреннее любопытство и интерес к людям, к их внутреннему миру.
[/attention]

Нифонт Долгополов добавляет к этому еще два качества: доброжелательность, чтобы вместе с клиентом исследовать его внутренний мир, и уважение – оно предполагает, что любые особенности и поступки другого человека заслуживают внимательного отношения и рассмотрения.

«Если я уважаю другого человека, – говорит гештальт-терапевт, – то я даю ему право на его собственные мысли, чувства, ценности, даже если они не совпадают с моими».

Хорошее отношение к себе

«Я не могу по-доброму и уважительно относиться к другому человеку, если не люблю и не уважаю себя, невысоко себя оцениваю, – подчеркивает Нифонт Долгополов. – Мера моей терпимости к другим людям, и в частности к клиентам, зависит от того, насколько я терпим к своим недостаткам, к своим действиям, насколько умею признавать их, при этом не разрушая свои ценности и идеалы».

Это подразумевает способность к рефлексии – сознаванию своих мыслей, переживаний, действий, которое развивается в обучении.

Если родители интересуются внутренним миром ребенка, если для них это ценность, то они и его побуждают обращать интерес внутрь себя, отмечает Нифонт Долгополов.

Интерес этот может прийти и через литературу, и шире – культуру, если ребенка в семье к ней приобщают. Такой детский опыт может быть хорошей (но не обязательной) предпосылкой для занятий психологией.

В любом случае во время обучения студент-психолог проведет много часов в терапии, подчеркивает Анна Варга. «Уж наблюдать за собой и отдавать себе отчет в том, что происходит в его душе, психолога научат. Если, конечно, это серьезное учебное заведение. Порой приходится сталкиваться с тем, что практикующий психолог сам не был клиентом, и это очень плохо».

Психолог и другие: кто есть кто

Психолог – специалист, получивший психологическое образование. Может заниматься наукой и преподаванием, проводить тренинги и профориентацию, работать на телефоне доверия, тестировать уровень интеллекта, выявлять способности, консультировать.

Психотерапевт работает с людьми, находящимися в сложной жизненной ситуации. Помимо базового (психологического или медицинского) образования ему необходимо получить дополнительную специализацию по психотерапии.

Задача психотерапевта – помочь пациенту глубже понять себя, изменить мышление и поведение, чтобы стать более счастливым и продуктивным.

Психотерапевт, не имеющий медицинского образования, не имеет права ставить диагнозы и выписывать лекарственные препараты.

Психиатр – врач, который консультирует психически здоровых и психически больных людей и лечит с помощью лекарств.

Сам себе терапевт

Бывает и обратная ситуация. Психология часто привлекает тех, кто на самом деле хочет (часто бессознательно) разобраться со своими собственными проблемами и трудностями.

То есть их интерес скорее направлен не вовне, на других людей, а внутрь, на себя самих.

Терапия, которую студент проходит во время учебы, поможет разобраться, что на самом деле привело его в эту профессию, и вполне возможно, что он сумеет разрешить свои проблемы.

«Нет ничего плохого, когда изначально студентом движет желание получить помощь самому, если в ходе обучения он успешно продвигается в самоисцелении, – считает Нифонт Долгополов. – Этот опыт может стать хорошим основанием для того, чтобы понимать других и помогать им».

Если же его проблемы не решаются и он остается более клиентом терапевта, чем профессионалом, то он не сможет соответствовать требованиям, которые предъявляет к нему система психологического образования.

«Преподаватели ему объяснят, что лучше бы подумать о другой специальности. Да и сам студент обычно понимает, что не справляется», – говорит Анна Варга.

«Но даже если он и получит сертификат психолога, то не сможет реально помогать клиентам и, скорей всего, они к нему не пойдут», – добавляет Нифонт Долгополов.

Ложные мотивы

Разобраться с вопросом «зачем я иду в эту профессию?» для будущего психолога чрезвычайно важно. В основе этого выбора могут быть скрытые мотивы, всплывающие в ключевые моменты личной психотерапии: стремление к власти, самоутверждению, потребность в восхищении, любви

«Все это рентные мотивы (человек хочет получать «ренту» от своей профессии), и они недопустимы», – объясняет Анна Варга. «Если в ходе обучения мы выясняем, что ученик стремится использовать клиентов для удовлетворения своих эгоцентрических потребностей, для нас это сигнал, что ему противопоказано заниматься практикой, и он может не получить сертификат», – подтверждает Нифонт Долгополов.

Учиться у других, работать над собой

Наконец, те, кто полагает, что профессия психолога позволит им спокойно зарабатывать на жизнь, ни перед кем не отчитываясь, должны расстаться с иллюзиями. Эта работа предполагает огромное чувство ответственности, а может нести с собой и риски, как, например, встречи с нестабильными или порой опасными клиентами.

Сама учеба будет долгой. Нельзя стать практикующим психологом, поступив в вуз сразу после школы. «Такие молодые люди получают базовое психологическое образование и могут работать исследователями, – рассказывает Анна Варга.

– Но для того, чтобы заняться практикой, им не хватает опыта переживаний, который поможет им понимать то, что расскажут клиенты. Чтобы стать, например, семейным психотерапевтом, придется учиться еще четыре года.

К нам нередко приходят зрелые люди после 35 – и это, пожалуй, самый хороший вариант».

Учеба будет продолжаться всегда, потому что так устроена эта профессия

Кроме того, и во время учебы, и став практикующим специалистом, психолог регулярно проходит супервизии, где обсуждает свою работу с опытными коллегами. «Студентов нередко родные спрашивают: «Когда уже ты выучишься и перестанешь ходить на свои тренинги?! – улыбается Нифонт Долгополов. – А ответить можно только одно: это будет продолжаться всегда, потому что так устроена эта профессия».

Психолог должен быть членом хотя бы одного профессионального сообщества: «В противном случае он никто! – восклицает Анна Варга. – За ним нет коллективного органа, с которым он может советоваться, который будет давать ему обратную связь, а в случае недопустимых ошибок применит санкции».

Культурный багаж

Нам может казаться, что это необходимое условие для успешной практики, особенно если мы читали книги классиков психологии, удивляясь богатству их культурных ассоциаций. На самом деле это зависит от подхода, который выберет для себя специалист.

Например, в системной семейной терапии, объясняет Анна Варга, профессионал действительно должен быть широко образован, разбираться в таких смежных областях, как медицина, психиатрия, философия, нейронауки, этология (поведение животных), знать современные культурные тренды: кино, театр, литературу, потому что это та внешняя среда, которая окружает семью.

А, скажем, для краткосрочной психологической помощи, когда речь идет о стрессе или шоке, культурный багаж необязателен, достаточно владеть необходимыми стратегиями, чтобы получить хороший результат. В гештальт-методе необходимы внимательность и умение хорошо описывать увиденное и услышанное.

«Для этого скорее нужен богатый язык, – размышляет Нифонт Долгополов. – А это уже зависит от богатства личности. Ведь психолог работает собой, своими мыслями, переживаниями, своим личным опытом. Хотя, конечно, профессиональные знания из смежных областей также необходимы».

Дар или ремесло?

На этот вопрос Анна Варга отвечает категорически: «Никакой это не дар! Я против этого мифа! Это профессия. Это мастерство. И даже в каком-то смысле ремесло».

По ее мнению, любой человек может им овладеть при условии, что его хорошо обучили. Единственное – он должен понимать свои профессиональные ограничения.

Так, добросовестный и ответственный психолог, который не блещет яркими идеями, может эффективно работать как ведущий тренингов.

«Как и в любой профессии, среди психологов есть особо одаренные люди. Вспоминаю, как ярко работали мои учителя с большой аудиторией, как они воодушевляли сотни людей в зале. Вот для этого нужен талант, – размышляет Нифонт Долгополов. – Но это вовсе не обязательно для практического психолога. Имея хорошую школу и кропотливо работая с клиентом, всегда можно приносить большую пользу».

[attention type=yellow]
Но как не утратить живой интерес к профессии после долгих лет практики и встреч с сотнями клиентов? «Психолог не должен работать на износ, это ведет к угасанию энергии и у него не будет естественного импульса включаться в клиента, – отвечает Нифонт Долгополов. – Чтобы избежать выгорания, нужно ограничить количество клиентов». И еще заботиться о себе, уделять внимание разным сферам своей жизни, а не только профессиональной.
[/attention]

Источник: http://uduba.com/3395380/a-ne-poyti-li-mne-v-psihologi

Я полгода лечилась у психотерапевта и готова честно рассказать о том, как люди начинают сходить с ума

А не пойти ли мне в психологи?

Привет, меня зовут Катя, и сегодня я расскажу о своем опыте посещения психотерапевта. Спойлер: я не слышала таинственные голоса в голове и не думала, что в мире существует какой-то заговор. Просто в один “прекрасный” момент я потеряла радость жизни и не смогла ее найти самостоятельно.

Я поделюсь с читателями AdMe.ru своими психотерапевтическими приключениями и надеюсь, что моя история поможет кому-нибудь обрести душевный покой. Ну или хотя бы сделать первые шаги в этом направлении.

Как я докатилась до похода к психотерапевту

Так я выглядела до того, как стала постоянно грустить.

В 2012 году в возрасте 28 лет я стала вдовой. Как пишут в плохих книгах, “ничто не предвещало беды”. Мы были обычной семьей, растили одного мальчика, и я была беременна вторым. Но за несколько дней моя жизнь изменилась: мой молодой муж сгорел от болезни за одну неделю. Так я осталась на 9-м месяце беременности с 3-летним малышом на руках.

В мире ничего не изменилось: не погасло солнце, не перестали петь птицы, люди ходили на работу, жизнь продолжалась. У меня не было даже намека на депрессию – просто потому, что я была обязана быть сильной.

© natalia.umanets / Instagram  

Конечно, я горевала, я была в шоке: как такое вообще могло произойти со мной? Но теперь, спустя 7 лет, я понимаю, что была словно в скафандре: все чувства притупились, потому что нельзя было распускаться. Я закрыла свое сердце от боли, научилась не плакать и не истерить, и, как выяснилось, зря.

А так – в период депрессии. Где мои щечки?

Депрессия догнала меня уже тогда, когда я думала, что пережила потерю. Мой вес за год снизился на 20 кг – я просто не хотела есть. А однажды я подумала, что у меня рак или какое-то другое неизлечимое заболевание.

Я стала безумной: начала искать “подходящие” симптомы в интернете, ходила на обследования, но врачи не находили у меня никаких болезней.

Но я-то точно знала, что болею чем-то ужасным и умру со дня на день, проэтому мерила температуру по пять раз в день, осматривала кожу на предмет сыпи и пятен, ощупывала лимфоузлы.

Однажды вечером я почувствовала, что мое сердце колотится так, что вот-вот вырвется из груди. На лбу проступил пот, затряслись руки, и хотелось куда-то бежать. Мне казалось, что сейчас произойдет что-то ужасное, а я не знаю что. Так я познакомилась с паническими атаками.

Организм кричал: “Мне плохо!” – я разваливалась на куски, только не хотела этого замечать и думала, что все пройдет само. И только когда одежда стала болтаться на мне мешком, а вставать с постели по утрам стало сложно, я поняла, что мне нужна помощь “мозгоправа”.

© Depositphotos   © Depositphotos  

Врач принимает в обычной районной поликлинике бесплатно. Здесь нет кушетки и коробки с бумажными платочками, в которые можно лить слезы.

Я листала интернет в поисках подходящего врача. Вообще-то психотерапевт – жутко дорогое удовольствие, но в моей районной поликлинике был доктор, который принимал бесплатно. В конце концов, терять мне было нечего, и я записалась на прием – так начался мой путь к выздоровлению.

Я посещала психотерапевта несколько месяцев. Вместе мы выяснили, что у меня реактивная депрессия. В отличие от других видов депрессий, у которых ноги растут из детства, от комплексов и так далее, реактивная – это ответ психики на травмирующую ситуацию.

Я надеялась, что врач просто выпишет мне антидепрессанты и отпустит домой, но психотерапия так не работает. Чтобы избавиться от депрессии, нужно приложить некоторые усилия.

Вот что я поняла после полугода походов к психотерапевту:

1. Не надо надеяться на таблетки

Волшебной пилюли не существует. Совсем. Таблетки, которая сделает меня жизнерадостной, нет на свете. Мой психотерапевт сравнивал антидепрессанты и анксиолитики (противотревожные) с костылями. Когда человек ломает ногу, ему накладывают гипс и вручают костыли, чтобы он мог передвигаться. Но это временно: рано или поздно придется отшвырнуть костыли и начать заново учиться ходить.

Так и с таблетками: они снимут симптомы (тревожность, страх), помогут продержаться в самые черные дни, но не вылечат. Без правильной психотерапии таблетки можно поедать годами. Серьезно, я встречала людей, которые, как гурманы, разбираются в сортах антидепрессантов. Чтобы вылечить депрессию, пациент должен трудиться.

2. Иногда бывает больно

С первых сеансов обнаружилось, что я не хочу жить. Я не строила планов дальше, чем на пару дней (зачем? мы все равно умрем так или иначе), не видела смысла делать ремонт или ходить к парикмахеру. Да что там – посещение душа казалось не такой уж нужной процедурой.

Мне пришлось научиться хотеть жить. Насильно. Мы с терапевтом составляли списки – на день, на месяц, на три года. Я чертила графики и рисовала планы. А еще училась контролировать негативные мысли. Это сложно и порой очень больно.

3. Доверяйте человеку с дипломом врача

Лучше довериться специалисту с медицинским образованием – врач может разобраться в причинах болезни и назначить правильное лечение. Депрессия многолика: иногда шалят гормоны, иногда мозгу не хватает серотонина, а иногда все дело в травматичных событиях. Врач поможет распутать этот клубок и комплексно подойти к проблеме.

И главное – при появлении панических атак или депрессии нужно проходить медицинское обследование. Необходимый минимум: ЭКГ, обследование у невролога и эндокринолога, а еще флюорография. Удивительно, но некоторые болезни маскируются под депрессию: пока будете беседовать с психотерапевтом, ваше состояние может ухудшиться.

4. Окружающие не поймут

Большинство окружающих думало, что все мои “страдашки” – от безделья. Депрессией болеют только лентяи, которым заняться в жизни больше нечем. “Выпей чай с мятой, поспи, купи себе новые туфли, и депрессия пройдет”, – говорили мои знакомые.

Хорошо, что я не стала их слушать. Меня не радовала жизнь, я боялась вставать по утрам с постели, у меня возникли приступы панических атак – и все от ничегонеделанья? Вряд ли.

Я вообще-то забочусь о двух малышах, работаю – ну какое безделье? И тут я кое-что поняла: чтобы признать свою слабость, нужно быть смелым. А чтобы начать лечение, требуется в сто раз больше смелости.

Не нужно идти на поводу у окружающих. И тем более заниматься самолечением.

5. Все очень медленно

Некоторые советы врача кажутся откровенно глупыми. Специалист может предложить завести дневник, составить план действий на 3 года вперед или нарисовать какой-то рисунок. “Ну и как это все может мне помочь? Дайте лучше таблеток, и я поду домой”, – думала я.

Трюк в том, что все это работает, но незаметно. На следующее утро и даже через неделю мне не стало лучше – эффект почувствовался спустя месяцы. Думаю, и сам врач точно не знал, что сработает на 100 %.

6. Откаты – часть лечения

Иногда становится хуже. “Да как так-то?! Я же хожу к врачу, занимаюсь ернудой выполняю его рекомендации, а смеяться мне до сих пор не хочется…” – так думала я. С началом терапии случаются откаты. Думаю, это нормально. Большие дела не делаются за пару дней, а тут психическое здоровье – необходимо проявить терпение и упорство.

7. Доктор не запишет вас в сумасшедшие

Психотерапевт не ставит на учет. Часто люди в нашей стране боятся идти к психотерапевту или психиатру из-за страха, что их внесут в список душевнобольных, не будут давать права на вождение автомобиля, а в справке для работы напишут, что у них “протекает крыша”.

Это заблуждение. Я посещала психотерапевта в районной поликлинике, и мне для приема не нужен был ни полис, ни паспорт. Пока вы не бегаете по улицам в костюме воробушка и не нападаете на людей, никто вас не поставит на учет.

8. Знакомство с собой может оказаться неприятным

Психотерапия – это шанс познакомиться с собой поближе, правда, закомство может оказаться не очень-то приятным. Я узнала, что в моей депрессии есть куча злости и агрессии. Я злилась на мужа, который умер и оставил меня одну с детьми. Я злилась на женщин, у которых есть мужья, и на детей, у которых есть отцы. Ведь я точно самая несчастная на свете и им меня никогда не понять!

9. Депрессия может вернуться. И, скорее всего, так и будет

Говорят, что бывших алкоголиков и наркоманов не существует. С депрессией и паническими атаками то же самое: иногда они возвращаются. Психотерапевт не фея-крестная, он не сделал из меня другого человека, но он дал мне инструменты и навыки для преодоления этих состояний.

Нельзя стать суперчеловеком, который никогда не грустит и не испытывает психологических проблем. Зато можно научиться жить с собой в мире, принимать свои заскоки и самостоятельно вправлять себе мозги, если понадобится.

10. Чувство юмора иногда помогает

Нельзя “короновать” свою депрессию. Да, депрессия – это болезнь, и ее нужно лечить. Только нельзя позволять ей захватить жизнь. Когда у вас, например, ОРВИ, вся ваша жизнь ведь не крутится вокруг капель в нос и заваривания ромашки? Так и тут – поменьше пафоса. Есть недуг, и мы с ним боремся. Врач не охает, а вправляет тебе мозги – не впадай в отчаяние.

Мне помогало чувство юмора. Иногда мне казалось, что я схожу с ума. Но я думала так: “Хорошо, наконец-то я чокнусь, уеду в психушку, зато отдохну от уборки, стирки и родительских собраний”. Иногда сарказм по отношению к себе выручает.

Вместо заключения

Я посещала психотерапевта 6 лет назад и ни о чем не жалею. Его советы помогли мне выкарабкаться из сложной ситуации и помогают не впадать в отчаяние теперь. Мой опыт оказался положительным, поэтому всем знакомым, которые столкнулись с депрессией, повышенной тревожностью и другими проблемами, я советую обращаться к специалисту.

Удивительно, как много людей терпит неудобства из-за страха показаться “сумасшедшими”. А некоторые вообще боятся психотерапевта и думают, что это тот самый врач, который надевает на пациентов смирительную рубашку и колет галоперидол.

Не бойтесь обращаться за помощью и будьте здоровы!

Источник: https://www.adme.ru/svoboda-psihologiya/ya-polgoda-lechilas-u-psihoterapevta-i-gotova-chestno-rasskazat-o-tom-kak-lyudi-nachinayut-shodit-s-uma-2083115/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.