Брат мой, враг мой: почему враждуют братья и сестры?

Родная кровь = родная душа?

Брат мой, враг мой: почему враждуют братья и сестры?

Близкое родство между братьями и сестрами еще не гарантирует общих интересов и дружеской привязанности, а их отношения часто бывают не только равнодушными, но и враждебными Попробуем разобраться, почему картина именно такова.

Этика и мифология семейной жизни

Если говорить откровенно, то история человечества хранит гораздо больше примеров вражды и соперничества между детьми из одной семьи, нежели взаимной любви и беззаветной преданности. Обратимся к эпосу, в котором если и не содержится достоверных исторических фактов, зато логика отношений прослеживается отлично.

В мифологии древней Греции и древнего Рима тоже немало грустных сюжетов.

Да, память у людей избирательна: помним, что Рим основали братья, выкормленные волчицей, а о том, что они в итоге разругались и один другого лишил жизни – забываем.

Помним здоровяка Геракла, совершившего множество великих подвигов, а то, что коварный Эврисфей, посылавший того на смерть, был братом героя, не принимаем в расчет.

Хрестоматийный пример – отношения Каина и Авеля, они вовсе не похожи на семейную идиллию. И среди библейских легенд это далеко не единственный пример, когда в основе взаимоотношений лежат соперничество и зависть детей одних родителей друг к другу.

Были, конечно, и в истории, и в литературе положительные примеры, но их существенно меньше.

Лозунг «Брат за брата» – это из серии кровной мести, когда члены семьи вставали на защиту друг друга не по доброте душевной, а следуя неписаному моральному кодексу своего времени.

Так что кровное родство никогда не было синонимом согласия и взаимопонимания, по крайней мере, на уровне братско-сестринских отношений.

А русские сказки?! Разве мало историй, в которых старшие братья всячески изводили или даже убивали младшего (обычно Ивана) только потому, что ему улыбнулась удача и он сумел выполнить все задания батюшки-царя (яблоки молодильные раздобыл, царевну прекрасную выкрал или коня златогривого). И родителям в итоге приходилось признавать, что старшие да любимые дети их предали, а вот младшенький – дурачок или лентяй – оказался хорошим сыном. Кстати, последний сюжет очень жизненный. Вот вам современный пример.

«В школе мне все девчонки завидовали: старший брат-красавец при надобности всегда заступится. Но кто бы знал, сколько я из-за него пролила слез! Родители ему всегда верили, а он рассказывал им. о моих проделках и просил быть со мной построже. Годам к 20 я его просто возненавидела: родители перестали обращать на меня внимание и все делали только для него.

Когда он женился, они отдали ему все накопленные средства, а меня оставили ни с чем. Зато теперь, когда он забрал у родителей все, что было можно, к маме не заглядывает месяцами (отец наш уже умер). Я же помогаю ей, как могу, в том числе материально. А брата словно нет в нашей жизни. Я с ним не виделась уже 5 лет и нисколько не жалею об этом».

Марина, инженер.

Об отношениях между сестрами упоминаний несколько меньше, но и они неутешительны. Взять хотя бы шекспировский сюжет о взаимной «любви» дочерей короля Лира или сказку Пушкина о царе Салтане, созданных на основе народных сказаний.

Да это и понятно, ведь исторически роль женщины сводилась к удачному замужеству, и нередко к мужу прилагались власть и богатство. Так что принцип «кто успел, тот и съел», на котором основывалось соперничество сестер, с грехом пополам объяснить можно. Хотя…

Вот современный пример.

«Мы с сестрой – полные противоположности, а с недавних пор стали врагами: она переспала с моим мужем».
Наталья, продавец.

Опять же, учитывая исторические реалии, можно понять, почему в тех сказках и легендах про взаимоотношения брата и сестры братья чаще всего берут на себя роль отца – человека опекающего, но и жестко регламентирующего, за кого сестре идти замуж.

Так почему же родители каждый раз слепо надеются вырастить из своих детей защитников и помощников друг для друга? Во-первых, чаще всего подобные иллюзии испытывают папы и мамы, которые выросли в гордом одиночестве и не представляют себе, как это – иметь брата или сестру. Во-вторых, в нас говорит древняя привычка искать защиту и опору у членов «своей стаи», «своего рода». Родители понимают, что уйдут в мир иной раньше своих детей, и поэтому стремятся оставить взамен себя других, более молодых «соплеменников» для своих детей.

РОДОМ ИЗ ДЕТСТВА

Но почему же в одной семье вырастают любящие дети, а в другой – в лучшем случае равнодушные друг другу, в худшем – враги? Основных причин две – социальные факторы и родительские методы воспитания.

Так, статистика свидетельствует, что чаще всего сложные отношения между братьями и сестрами складываются, если:

  • дети однополые,
  • разница в возрасте 1-4 года или более 10 лет,
  • если дети близнецы или двойняшки.

Проще всего поладить разнополым детям и (или) тем братьям-сестрам, разница в возрасте которых составляет 5-7 лет.

Кстати, замечено, что если детей в семье больше двух, отношения между ними реже носят чересчур острый характер.

Подводя итоги, хочется еще раз подчеркнуть: к чему бы вы ни стремились, наладить ли отношения со взрослыми родственниками или воспитать своих детей, не опускайте руки и не надейтесь на авось. Призывайте на помощь свою голову и свою душу. Зачем-то же они нам даны?! Вот пусть и помогают!

А что по этому поводу говорят психологи?

Психологи вывели некий кодекс поведения для родителей нескольких детей, стремящихся вырастить родственные души.

  • Необходимо понять и принять, что дети непременно будут соперничать и за родительскую любовь, и за те материальные блага, которыми располагает семья. Это вполне естественное явление.
  • Без родительских усилий дети далеко не всегда могут «перерасти» свое желание постоянно соревноваться.
  • Отвечая детям на вопрос: «Какого ребенка они любят больше?», родителям необходимо дать понять, что любят каждого, но не «поровну», а по-особенному. Например, вам нравится любовь дочки к музыке, вы гордитесь ее достижениями в живописи. В сыне же вы цените целеустремленность, поддерживаете его интерес к точным наукам и умению разбираться в технике.
  • Не стоит вмешиваться в «разборки» детей, выступать в них арбитром, требовать от старшего ребенка все время уступать младшему, равно как и запрещать ссоры и драки вообще. Эффект вы получите прямо противоположный ожидаемому.
  • Признайте за детьми право на негативные эмоции по отношению друг к другу. Предлагайте им высказать все, что они чувствуют по отношению к противоположной стороне, и обсудить эти чувства. Иногда не грех допустить и «обсуждение» в рукопашную, введя, впрочем, строгий запрет на членовредительство – удары в живот, по голове, ногами и т.д. Поймите, что умение разрешать конфликтные ситуации, полученные в детстве, обязательно пригодится во взрослой жизни.

Арина Меркулова

Источник: http://LadiesMagazine.ru/otnosheniya/shkola-obshcheniya/492-rodnaya-krov-rodnaya-dusha

Брат мой, враг мой: почему враждуют братья и сестры?

Брат мой, враг мой: почему враждуют братья и сестры?

Самый большой комплимент, который можно сделать другу или подруге, – «Ты мне как брат», «Ты мне как сестра». Но почему мы далеко не всегда испытываем те же теплые родственные чувства к реальным брату или сестре? Разобраться в сложных отношениях сиблингов поможет книга «Братья и сестры: миф и реальность» юнгианского аналитика Генри Абрамовича. Мы выбрали ключевые моменты книги.

С братьями и сестрами у нас особая связь, говорит Генри Абрамович. В детстве мы часто проводим с ними времени больше, чем с родителями, и наши отношения с ними обычно длятся дольше. В эпоху разводов и отчуждения сиблинговые связи зачастую – единственные по-настоящему длительные.

Порядок рождения братьев и сестер, их борьба за свое место в семейной системе напрямую влияет на формирование их личности.

Эта связь имеет для нас фундаментальное значение, хотя глубинная психология долгое время ее недооценивала.

От любви до ненависти

Вместе с тем отношения сиблингов очень сложны, очень эмоционально заряжены и противоречивы. Мы найдем здесь всю палитру эмоций от любви до ненависти, от привязанности до полного отчуждения.

Стивен Банк и Майкл Кан в своей, ставшей классической, книге «Сиблинговая связь» выделили восемь основных моделей таких отношений – от сотрудничества-соперничества, от полного слияния до предельной враждебности:

Близнецовое слияние: «Мы – как единое целое, мы одинаковые. Между нами нет никакой разницы».

Размытое соединение: «Я не знаю точно, кто я. Может быть, я могу быть таким, как ты».

Поклонение идеальному герою: «Я так тобой восхищаюсь, что хочу стать таким, как ты».

Взаимозависимость, преданное принятие: «Мы во многом с тобой похожи. Мы всегда должны заботиться друг о друге, несмотря на наши различия».

Динамическая независимость, конструктивная диалектика: «Мы похожи, но разные. Это сложная задача, дающая нам возможность роста».

Жесткая дифференцированность, поляризованное неприятие: «Ты так отличаешься от меня. Я не хочу от тебя зависеть, я не хочу стать таким, как ты».

Отречение, деидентификация: «Мы отличаемся друг от друга во всем. Я в тебе не нуждаюсь, ты мне не нравишься, и мне все равно, встретимся ли мы еще когда-нибудь».

Драма, если не трагедия, состоит в том, отмечает Абрамович, что слишком часто сиблинги занимают разные эмоциональные позиции друг к другу. Один может быть примером для идеализации, в то время как другой для первого – деидентификации.

Один враждебен другому, тогда как второй пытается с ним объединиться. Братья и сестры часто оказываются вовлеченными в ранящий танец близости. Достичь счастливого равновесия они могут лишь тогда, когда взаимозависимы или динамически независимы.

Почему они так непохожи?

Казалось бы, у братьев и сестер больше общего, чем у всех других людей. У них много сходного в природе и воспитании. Можно было бы ожидать, что сиблинги будут чрезвычайно похожими.

Однако генетики-бихевористы обнаружили, что сиблинги похожи между собой не более чем чужие люди. Почему дети в одной семье могут так отличаться друг от друга?

На самом деле братья и сестры живут и не живут в одной семье.

Каждый из них получает иных родителей, отличающихся по возрасту, опыту, уровню счастья или богатства. Перефразируя Гераклита, «вы никогда не можете войти дважды в одну и ту же семью».

У первенца в семье есть возможность занять любую нишу, и большинство из них выбирает нишу, типичную для первого ребенка, развивая «командные» характеристики.

Второй ребенок входит в семью, где одна «детская» ниша уже занята, и он должен искать другую

Второй ребенок входит в семью, где одна «детская» ниша уже занята, и он должен искать другую, доступную ему. Если по каким-то причинам (темперамент, инвалидность, болезнь) старший сиблинг не занял эту нишу первенца, она становится доступной тому, кто родился позже.

Когда ниши оказываются взаимоисключающими, каждый сиблинг разрабатывает полярную идентичность по отношению к другому. Если один плохой – другой будет хорошим. Если одна сестра считается красивой, вторая будет прилежной (возможно, чтобы скрыть, что чувствует себя некрасивой). Если один – любимец матери, второй будем любимцем отца или ничьим.

Поляризация будет самой экстремальной для братьев и сестер одного пола и близких по возрасту, имеющих наибольшую потребность дифференцироваться друг от друга.

Старшие и младшие

Занимающие нишу первенцев стремятся быть ближе к родительским ценностям, к тому, чтобы воплотить родительские ожидания, а значит, к более высоким достижениям.

У них есть больше оснований ревновать своих братьев и сестер, чем у младших сиблингов.

В первого ребенка с самого начала его жизни родители вкладывают все, что у них есть. Те, кто родился позже и привык делить родительские вклады с другими детьми, никогда не страдают от рождения нового брата или сестры так, как первенец.

Родители могут попытаться воспрепятствовать ревности, и первенцы часто могут подавить это чувство. Но когда родители не видят, проявление ярости первенца может быть эффективным способом запугивания младших братьев или сестер.

Братья и сестры, к огорчению родителей, часто одержимы вопросами распределительной справедливости («Кто получил больше?») как способа проведения повторных оценок родительских инвестиций.

Первенцы обычно более консервативны и больше склонны утверждать свою власть

Поскольку первенцы отождествляются с установленным порядком, они обычно более консервативны, больше склонны утверждать свою власть и меньше открыты для новых впечатлений.

Младшие дети появляются в семье, где уже есть другие дети, поэтому, как правило, имеют лучшие социальные и межличностные навыки. Они более открыты для опыта, путешествий, новых идей.

Они могут позволить себе роскошь не взрослеть, когда рождается другой ребенок. Но для них есть опасность, что они никогда не будут взрослеть или не преодолеют своей идентичности как «ребенка» в глазах старших братьев или сестер.

Выйти из тени

Когда психологическое пространство делится по принципу «или – или» («все, что твое – не мое»), то брат или сестра становятся тенью сиблинга. Теневые братья или сестры делят мир между собой, а затем запрещают другому войти на их психологическую территорию.

«Если я умная сестра, я никогда не могу быть красивой. Пытаясь быть красивой, я вынуждена буду вторгаться на территорию сестры. Если я не сделаю этого, я никогда не столкнусь с красивой стороной себя и проживу жизнь, отрезанная от нее, так же, как моя сестра никогда не соединится со своим интеллектом», – пишет Абрамович.

Как можно исцелить этот поляризированный мир? Могут ли братья/сестры стать более целостными? Когда человек сталкивается с трудной ситуацией и на поверхность выходят его слабые стороны, аналитик задает ему вопрос: «Как бы ваша сестра/брат справились с этой ситуацией?»

Он приводит пример своей клиентки Хелен – свободной, энергичной, но несколько неорганизованной, артистичной по натуре. Ее брат Пол, успешный бухгалтер, был, наоборот, человеком аккуратным и логичным, но несколько эмоционально ограниченным. В результате Хелен смотрела на Пола как на обсессивно-компульсивную личность, а Пол считал ее хаотичной.

В процессе работы с аналитиком Хелен поняла, что у Пола много ценных качеств, которых не хватает ей самой. Она обнаружила в себе скрытые логические навыки, разработала систему заполнения своих бумаг и впервые вовремя сдала налоговую декларацию.

Синхронно внутренние изменения Хелен отразились и на Поле. Он внезапно смог получить доступ к ранее скрытому творческому потенциалу, начав рисовать. У них возникло больше общих тем для разговоров, чем когда-либо прежде, они стали намного ближе.

Источник

Источник: https://otnosheniya.temaretik.com/1503375741861234968/brat-moj-vrag-moj-pochemu-vrazhduyut-bratya-i-sestry/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.