Елена Соколова: «Безразличие к чувствам другого человека –
одна из форм насилия»

Содержание

Неглект: не пьёт, не бьёт, не гуляет. Почему же тебе плохо?.

Елена Соколова: «Безразличие <nobr>к чувствам другого человека – </nobr><br />одна из форм насилия»” width=”300″ height=”200″ class=”alignleft size-medium” /></p><p>По сути, неглект – это латентная агрессия, при этом неглектер выглядит абсолютно искренне и оправдания у него совершенно искренние. Абьюзер уверен, что стоит заботиться исключительно о собственном комфорте и удовлетворении собственных потребностей и делать это за счет других.</p><p>К сожалению, как показывает практика, большинство мужчин практикуют неглект по отношению к своим партнершам и подругам, не доводя его до крайности, но подкармливая этим свою самооценку и упиваясь чувством власти над женщиной. Ничего общего с настоящей заботой или нежностью неглект не имеет.</p><p>Вспомни, ты наверняка не раз слышала от своего мужа или бойфренда совершенно искренние оправдания: “я не знал…”, “я забыл…”, “я не понял…” в ситуации, когда ты была крайне уязвима и зависима от него, например, больна, голодна или без денег.</p><p> Прямых доказательств вины нет, так что абьюзеру очень легко уйти от ответственности и необходимости отвечать за свое поведение.</p><p> Ну в самом деле, забыл, закрутился на работе, а там еще мама позвонила, друг попросил подбросить в аэропорт… И глаза такие честные-честные.</p><p>Одно из самых ярких проявлений неглекта – лишение еды. В этом случае мужчина исподволь командует женщиной, решая кто, что и когда будет есть, что будет куплено в магазине и что нужно, а что нет.</p> <span class= Тогда начинают звучать фразы: “Это нам не нужно”, “Если ты не хочешь – значит не голодная”, “Это слишком дорого” (в отношении даже самых простых товаров), “Британские ученые доказали, что это вредная еда и что витамины тоже вредны”, “У нас не принято это есть”, “Меня тошнит от твоей еды”, “Я купил тебе то, что ты любишь” и так далее. 

Очень часто неглект проявляется в то время, когда женщина находится в отпуске по уходу за ребенком.

Тогда можно не отпускать ее к врачам (“Ты же здорова, зачем тебе”), не покупать лекарства (“Я забыл”), не давать женщины передышки от повседневных бытовых забот (“Я занят важными делами, не могу тебе помочь”), не беречь ее здоровье, например, требуя немедленной близости после эпизиотомии или кесарева сечения, когда секс может нанести женщине непоправимый вред.

Следует отметить, что один из ярких признаков неглекта – целенаправленное методичное лишение женщины всех социальных связей и ресурсов.

Муж просит перевестись на более легкую работу, поближе к дому, чтобы она могла уделять больше времени семье и ему, любимому, отваживает от нее всех подруг, зачастую используя самые гнусные методы шантажа, а то и вовсе перевозит в другой город, оправдывая этот шаг собственными интересами и перспективами. 

Затем может последовать мнимая передача женщине контроля и власти: “я отдаю жене всю зарплату!”, но на самом деле мужчина в этом случае выступает манипулятором, потому что взваливает на женщину огромное количество обязанностей, которые она вынуждена выполнять, чтобы не навредить семье. Все лучшее – детям и мужу, часто в ущерб ей самой.

Женщины, на плечах которых чрезмерный контроль по части всего на свете, что касается семьи, партнера, детей, часто не понимают, откуда берется хроническая усталость (“я так устала” – но не понятно, от чего устала). Так вот, контроль и ответственность – тратит ресурс, сжигает его.

И в случае женщин, эта ответственность и контроль не дает никакой власти, это ответственность раба, а не начальника. 

Самое страшное – неглект практически невозможно различить со стороны. Заботливый муж – разрешает не работать, сидеть дома, правда, что-то подруга часто болеет, но с таким мужчиной конечно же быстро пойдет на поправку. Абьюзер никогда не показывает посторонним своего истинного лица, а нередко и вовсе пытается выглядеть как можно более заботливым и обеспокоенным.  

Однако, следует помнить, что в самых страшных случаях неглект заканчивается смертью жертвы, при этом неглектер выглядит безутешным вдовцом, но через пару лет находит себе новую жертву и история идет на новый виток. 

Зависть

Надо посмотреть, понаблюдать, способен ли человек искренне радоваться чужим достижениям? Способен ли черпать силу из настоящей радости или ему приносит удовлетворение лишь “неудача соседа”?

Семейный анамнез

Если есть возможность, то надо узнать, как обстоят дела с семьей у подозреваемого в неглекте. Если присутствуют женские проблемы, странные, не поддающиеся логике отношения или фанатичное погружение в религию или оккультизм, то стоит насторожиться.

Равнодушие

Способен ли человек искренне сочувствовать, сопереживать чужой боли, или он остается исключительно равнодушным к страданиям других? Многие мужчины объясняют свою бесстрастность в этом вопросе мужественностью, но ничего мужественного в равнодушии к страданиям нет. В этом случае это то же насилие.

Подозрительность

Например: “Группа людей стоит на берегу, экскурсовод рассказывает: здесь такое бурное море, что однажды утонула старушка”. Абьюзер говорит: “Старушка умерла потому, что ее родные хотели получить наследство”. Как говорится, в каждой шутке есть доля шутки. Подозрительность – это шизо-маячок, увидев который, надо бежать.

Как спастись?

  • Если ты понимаешь, что мужчина методично и постепенно отваживает от тебя всех друзей и подруг, пресекает общение с родными и родителями, настаивает на твоей полной изоляции от мира, – СПАСАЙСЯ.
  • Ни под каким соусом не прекращай общение с родителями и ближайшими друзьями. Пусть они всегда будут в курсе твоих дел, планов и обстановки в семье.
  • Если ты понимаешь, что из раза в раз повторяется ситуация, в которой мужчина использует твою уязвимость и зависимость, чтобы навредить тебе, – СПАСАЙСЯ.
  • Помни, что ты у себя одна, и жизнь у тебя тоже одна. Твоя главная задача – жить и быть здоровой и счастливой. По большому счету, заботиться о тебе кроме тебя самой больше некому. Если чувствуешь, что тебе некомфортно, или видишь прямую угрозу своему моральному и физическому здоровью, – СПАСАЙСЯ.

Екатерина Кузьмина

По материалам lubava

Иллюстрации: Shutterstock

Читай также:

5 женщин, которые ушли от семейного насилия и стали супергероинями

10 мизогинических книг на все времена

Вопросы послевкусия или Как понять, были ли ваши отношения здоровыми?

Источник: https://pics.ru/neglekt-skrytoe-nasilie

Страх отвержения – Елена Митина

Елена Соколова: «Безразличие <nobr>к чувствам другого человека – </nobr><br />одна из форм насилия»” width=”300″ height=”225″ class=”alignleft size-medium” /></p><p>29 июня 2015</p><p>Эта статья – просто кладезь различных практик и упражнений, которые можно начать использовать прямо сейчас. Уже сейчас начав собственное исследование своей жизни. Я написала ее давно, для журнала. Впоследствии перенесла на личный сайт. Итак, начнем…</p><p>Страх отвержения – это ожидать, что тебя не примут и отвергнут. От этого – тревога, раздражение… и отвержение других. Результат – чувство глубокого внутреннего одиночества. </p><h3><span class=Откуда берется страх отвержения

Впервые отвержение мы познаем, конечно, в детстве. Ведь изначально ребенок рождается открытым миру. Лишь потом он может отгородиться – с целью защититься от напряжения, возникающего при не совсем приятном контакте с окружающими. Отвержение может быть прямым и скрытым. 

Например, старшая сестра моей подруги – будучи подростком – открыто выражала свое нежелание общаться с ней (она на 8 лет младше): «Не мешай, уходи!». Ей были интересны сверстники, «тусовки». А  младшую работающие родители (как это обычно бывает) оставляли на сестру.

При скрытом отвержении ребенку могут улыбаться, доброжелательно относиться, но, например, не уделять внимания, переводить разговор на другую тему, игнорировать его желания, высказывания.

«Не вмешивайся во взрослые разговоры!» – часто мы слышим.

Вроде бы как в целях воспитания – научить ребенка уважать старших – мы тем самым формируем у него чувство униженности, обиды, одиночества, низкую самооценку.

Вырастая, дети, которых систематически отвергали, становятся тревожными взрослыми. Они воспринимают жизненные ситуации через призму «меня отвергнут». Допустим, человек опаздывает на встречу или не берет телефон. Те, кто боится отвержения, будут фантазировать, что люди не хотят с ним общаться. 

При этом либо очень волноваться, злиться либо наоборот – отстраняться от чувств. 

Часто люди не осознают, что изначально чувствуют раздражение и злость к возможному отвержению. Нередко язвительные, саркастичные люди – те, кто живет постоянно в страхе, что их отвергнут. Злоба же выходит через колкие замечания. Страх отвержения часто блокирует многие порывы.

К примеру, парень не решается сблизиться с девушкой из-за фантазии, что она усмотрит в этом скрытые мотивы. И как результат – отвергнет его. Хотя на самом деле девушка, возможно, была бы безумно рада такому сближению и с удовольствием продолжала общение с молодым человеком.

Выходит, люди, бессознательно ждущие отвержения, загоняют себя в свою же ловушку – блокируют удовлетворение своих же потребностей.

А вы, дорогие читатели, замечали ли за собой фантазии про страх отвержения? В какие моменты? Что именно фантазировали?

Поработаем со страхом отвержения

Давайте попрактикуемся. Возьмите лист бумаги и разделите его на три столбика. В первом напишите ситуацию. Например, «муж опаздывает домой».

Во втором (рядом) – опишите вашу самую яркую фантазию, связанную с этим, – например, «не хочет приходить ко мне, не любит меня».

В третьем столбике опишите чувство, которое вы испытываете, подсознательно проживая фантазию. Хорошо бы таким образом записать от пяти до десяти ситуаций подряд.

Когда столбики заполнены, заново перечитайте все, что вы написали. Попробуйте оценить все ситуации, фантазии и чувства по десятибалльной шкале.

Оценивайте по силе, интенсивности, серьезности, значимости этого события, переживания, фантазии для вас. Возле каждой записи в каждом столбике проставьте свою оценку.

Теперь можно проследить, как именно вы реагируете на разные ситуации, что чувствуете, насколько серьезно воспринимаете, как часто ждете отвержения и т.д.

Например, ситуацию оценили на «троечку», а фантазии и чувства про нее – на «восьмерку». Вывод: сильно переживаете из-за в общем незначительных событий.

А какие тенденции вы проследили? Узнали ли что-то новое о себе? Запишите выводы на бумаге.

В ожидании любви

На самом деле человек, который ожидает отвержения, очень сильно нуждается в любви. Только прямо заявить о свей потребности, попросить внимания, ласки, нежности в свой адрес он боится. Ведь если его вдруг отвергнут в таком беззащитном состоянии (открыто просящего о самом важном) – это будет очень болезненно и непереносимо для него.

Часто из-за страха отвержения люди используют непрямые, манипулятивные методы получения любви, внимания, заботы и ласки от других.

Вот некоторые из них: 

Подкуп 

В ситуации подкупа человек использует подобную манипуляцию: «Я люблю тебя больше всего, поэтому ты должен отказаться от всего ради моей любви». Часто слышим фразы «Я тебя так люблю, а ты…», «Сделай это ради моей любви!».

Часто так манипулируют именно женщины. Таким образом они добиваются своего – внимания к себе – но только лишь с той разницей, что другой человек может давать его из чувства долга, а не из любви.

Естественно, он будет накапливать раздражение, которое со временем может перерасти в конфликт.

Апелляция к жалости 

Человек будет выставлять свои страдание и беспомощность на обозрение других. Посылом здесь является: «Вы должны любить меня, потому что я очень страдаю и совсем беспомощен». Вместе с тем такими слабостями он как бы оправдывает свои нередко чрезмерные требования.

Часто слышим: «Я так устаю на работе, постоянно болею, а вы даже не позвоните!». Или: «Как можно такое говорить больному человеку!». В этом случае люди, скорее всего, будут лишь формально выполнять требования и проявлять внимание. А внутри чувствовать себя обманутыми и злиться.

Призыв к справедливости

Я вас вырастила, выкормила, а вы что мне дали?. Зачастую это фразы родителей, «воспитанных» Советским Союзом. Такие люди пытаются получить любовь, призывая к долженствованию.

Часто они пытаются как можно больше делать для других – втайне надеясь, что в благодарность получат все, что пожелают.

Они очень разочаровываются, узнавая, что те, для кого они старались, не хотят делать что-то в ответ.

Призывы к справедливости могут быть и неявными. К примеру, после того, как муж ушел к другой, жена внезапно заболевает. Ее болезнь – в большинстве случаев – средство негласного упрека, который, как правило, вызывает у бывшего мужа чувство вины и заставляет уделять жене свое внимание.

Конечно, многие люди таки получают свою выгоду от применения манипуляций. И зачастую подобное поведение – неосознанное. Но вряд ли их можно назвать счастливыми людьми, ведь любовь и внимание, которых они так горячо желают и добиваются, приходят фактически через обман.

Как начать жить по-другому. Шаг первый

Без осознания и признания того, что вы боитесь отвержения, не умеете заявлять прямо о своей потребности в любви, заботе, ласке, внимании, вряд ли возможна дальнейшая работа над собой. Предлагаю вспомнить и записать ситуации, когда вы прибегали к методам, описанным выше. Возможно, они будут продолжением ситуаций, которые вы описали в первом упражнении.

Теперь представьте самую актуальную для вас ситуацию, в которой вы ожидаете от кого-то отвержения. Попробуйте осознать ваши первые фантазии по поводу дальнейшего развития событий. Что этот человек будет делать? Например, нужно позвонить важному для вас, но незнакомому человеку.

Что он вам ответит в ваших самых страшных фантазиях? Ответы на эти вопросы очень важны. И самое главное – важны самые «конечные», страшные результаты, к чему может привести фантазия. Часто от простого «положит трубку» можно «дофантазироваться» до «проигнорирует и оставит меня умирать».

Именно такие вроде бы странные, но существенные фразы выявляют самый скрытый страх.

Разделить фантазии и реальность. Шаг второй

Подумайте логически: вероятность того, что незнакомый человек, услышав ваш голос, положит трубку, очень низкая. И в вашем опыте вряд ли это часто случалось. Отложите в одну «ячейку» мозга вашу фантазию: «это я так думаю», а в другую – реальность: «вряд ли это произойдет». Тогда вы сможете постепенно начать контролировать ситуацию.

В некоторых случаях люди сразу вспоминают, откуда у них берутся такие мысли. Например, в голове возникает непонятная картинка – мама уходит от кроватки с младенцем. Или же закрывает в комнате плачущего ребенка (вас). Такие картинки могут быть совсем разными. Но они очень важные.

Ведь когда- то – в детстве – вы испытали то самое отвержение. Мама оставила, папа ушел и т.д. На какое-то время, но вы расценили это как «навсегда», как угрозу своей жизни. И тогда, скорее всего, это действительно могло угрожать жизни маленького ребенка.

Сейчас – нет, но механизм реагирования организма – остался.

Осознание того, что страх отвержения сформировался в детстве и «тянется» до сих пор – тоже важное открытие. И что он не имеет почти никакого отношения к тем людям, от которых вы ждете отвержения сейчас. Часто на этом этапе люди осознают разницу и начинают разделять реальности. Проще говоря – видеть то, что есть на самом деле – объективно.

Упражнение на исследование качества контактов с людьми

Иногда страх отвержения связан с тем, что в детстве родители давали недостаточно положительных эмоциональных и телесных контактов. Для ребенка это очень важно, а недостаток такого общения расценивается им как непринятие. 

Если же контакты в основном отрицательные – ребенок либо замыкается в себе (что впоследствии грозит развитием пагубных зависимостей, слабоволия), или восстает – тем самым агрессивно и конфликтно реагируя на мир (а это чревато преступностью и беззаконием). Недостаток положительных контактов, игнорирование ребенка часто отзывается (уже во взрослом возрасте) отгороженностью от людей, страхом общения, телесных прикосновений, обесчувствованием или проблемами в сексуальной сфере.

Следующее упражнение поможет выявить, как вы обычно контактируете с людьми. И как с вами контактировали в детстве.

Вспомните, как вы провели последние сорок восемь часов и с кем встречались. Проанализируйте и оцените свои способности давать и принимать контакты. 

Запишите ответы.

С кем вы контактировали?

Как вы контактировали?

Положительно или отрицательно?

Избегали ли вы контактов с кем-либо? Почему?

Желали ли вы контактов с кем-либо? Почему?

Кто именно контактировал с вами? Как они контактировали? Положительно или отрицательно?

Избегали ли вы чьего-либо желания контактировать с вами? Почему?

Хотели ли вы, чтобы кто-либо контактировал с вами?

Теперь представьте шкалу потребностей в контактах – 

слева которой – полное избегание контактов

справа которой – полное непрерывное стремление к контактам

Мысленно отметьте, где вы расположите себя на этой шкале сейчас? И где вы бы хотели быть расположены? Используя эту же шкалу, оцените частоту ваших контактов, их напряженность, искренность. Можете ли установить связь между нынешним стилем ваших контактов и детским опытом? Если вы не можете вспомнить, как и где с вами контактировали в детстве, то следующие упражнения помогут вам.

Возьмите лист бумаги и цветные карандаши. Нарисуйте очертания вашего тела спереди и сзади.

Раскрасьте красным цветом те участки, к которым другие прикасаются чаще всего, розовым – к которым прикасаются менее часто, зеленым – редко и голубым – к которым никогда не прикасаются.

Те участки, где контакты отрицательны, заштрихуйте сверху черными линиями. Изучите ваш «портрет контактов». Попытайтесь заново испытать свои старые чувства. Какие они и по поводу чего? Нет ли у вас барьера, который мешает пережить их?

Глубинно осознать, где спрятаны истоки страха отвержения, изменить собственное восприятие и стиль поведения, возможно, осознавая себя радом с другим. В этом может поддержать грамотный психолог в Киеве. Он станет умелым проводником по хрупким тропам бессознательного.

И тогда, возможно, у вас наконец получится, например, без страха сказать ближнему «Я так нуждаюсь в твоей любви, хочу, чтобы ты обо мне заботился (заботилась), мне так важно твое внимание!» – и получить желаемое сполна.

А если и не получить, то не воспринять отвержение или отказ как “конец света”, а, возможно, легко найти в другим месте.

Психолог в Киеве, недалеко от центра города, кабинет возле ст. м. «Шулявская». Также консультации по Скайп.

Использование материалов разрешено только с указанием авторства и активной ссылки на сайт.

Источник: http://elenamitina.com.ua/publications/strah-otverzheniya.html

Елена Соколова: «Безразличие к чувствам другого человека – одна из форм насилия»

Елена Соколова: «Безразличие <nobr>к чувствам другого человека – </nobr><br />одна из форм насилия»” width=”300″ height=”158″ class=”alignleft size-medium” /></p><p>Манипуляторы – вовсе не высшее достижение эволюции, а всего лишь эффективные менеджеры, ловко подчиняющие себе других людей, убеждена клинический психолог Елена Соколова. Их жертвой чаще становятся те, кто видит мир черно-белым или сам бросается из крайности в крайность, рискуя утратить собственное «Я».</p><h3><span class=Защитник позиции Другого

Елена Теодоровна Соколова, доктор психологических наук. Получила образование в МГУ им. М.В.

Ломоносова, а спустя много лет продолжила его в Московском гештальт-институте, в Институте Фрица Перлза (Германия), в институтах гештальт-терапии и IDEE Psy (Франция), Стэнфордском и Калифорнийском университетах (США).

Как клинический психолог и психотерапевт постоянно имеет дело с самыми острыми проблемами. Немного найдется специалистов, столь полно и точно знающих нашу душевную жизнь и готовых ее не только беспощадно проанализировать, но и по мере сил облегчить.

ФОТО Алена Полосухина 

Psychologies: Многие сейчас живут с ощущением, что жизнь стремительно теряет оттенки, становясь черно-белой. Или свой – или враг, или герой – или подлец. Откуда в нас эта безапелляционность, жажда однозначности, жесткого разделения?

Е. С.:  Источников много. Черно-белое восприятие, о котором вы говорите, психологи называют когнитивной простотой. И возникает оно в том числе и с младенчества.

Первоначально материнское отношение к ребенку очень простое: ну вот она я; я пришла; все в порядке, что плакать-то? Такие ясные, простые отношения (я заплакал – мама пришла) ребенок автоматически распространяет на весь мир.

Сложность приходит не сразу, она обретается благодаря отношениям с другими людьми, которые и себя, и реальность представляют определенным образом и по-разному. Но сложность можно и не обрести – особенно когда к тому нет предпосылок, когда на саму сложность нет запроса. Общество может ставить разные задачи.

И для решения многих из этих задач нужно, чтобы люди представляли мир простым. Ведь управлять такими людьми, подчинять их себе – тоже просто. Весь вопрос в социальных задачах, которые ставит общество. Это социальный заказ – и на простоту, и на сложность. Многие люди включаются, подстраиваются, принимают условия игры. Ведь живя в этом обществе, мы усваиваем и принимаем его законы. Ну или принимаем не все – тут каждый сам решает.

Но разве можно в угоду обществу увидеть, условно говоря, черное белым?

Е. С.:  Конечно, можно, и совсем не условно говоря. Вспомните классические эксперименты психолога Валерии Мухиной: ребенку показывают белую и черную пирамидки. И спрашивают: какого они цвета? А он смотрит на черную и говорит: «белая».

Почему? Да потому что перед ним три ребенка, заранее подготовленных экспериментаторами, так уже сказали! А возможны и другие источники когнитивной простоты. Я много занималась нестабильностью «Я» – когда человек переходит от одной нереалистической крайности к другой.

От «я ничего не могу, ничего не достоин, и даже встать с кровати мне трудно» – до «я все могу, и мне весь мир подчиняется». Это явные крайности, и выход из них – только в усложнении картины, в ее детализации, нюансах, в изменении «оптики».

В том, что «не все я не могу, а кое-что не могу; а что-то не мог тогда, но смогу потом; а кое-что могу даже и сейчас и что-нибудь, пожалуй, смогу завтра». Но когда такого нарастания сложности нет, нестабильность превращается в хаос, и это приводит к утрате собственного «Я». И тогда легче отказаться от любой сложности и принять «черно-белость» и роботообразность.

Наконец, простота может быть еще и формой психологической защиты – мы начинаем проще смотреть на мир, когда не справляемся с его сложностью. Когда, например, в какой-то момент уже так устаешь, что нет больше сил на сложность, идешь в кино на простую комедию. И вновь веришь в то, что и вправду человек рожден для счастья, как птица для полета.

Похоже, вы когнитивную простоту не очень-то жалуете?

Е. С.:  Я как клинический психолог считаю, что когнитивная простота, черно-белое восприятие себя, других людей, обстоятельств – это скорее отклонение. И в конце концов то, что простота – хуже воровства, это народ еще задолго до появления психологов подмечал, так что в этом смысле невелика наша наука.

Но разве упрощение картины мира не помогает яснее видеть цели – и добиваться их?

Е. С.:  Еще как помогает! В этом-то и проблема. Когнитивная простота лежит в основе манипуляции. Немало социальных психологов уверены в том, что манипуляция – это чуть ли не венец творения, метакогнитивная способность, свидетельство развитости социального интеллекта.

Обоснование очень простое: умение манипулировать другими – критерий успешности, власти, влиятельности, так называемой харизмы. У тех, кто это умеет, есть вполне очевидные и часто блестящие достижения. В конце концов, слово «манипуляция» этимологически означает «ловкость рук».

И когда обезьяна, например, приспосабливает какую-то веточку, чтобы достать банан, она в этом смысле учится манипулировать, использовать некие дополнительные средства, выделяющие ее в иерархии стаи.

И действительно, эволюционный подход долгое время рассматривал манипуляцию как проявление высокого уровня развития социальной адаптации, компетентности.

На эту тему очень много книг – и людей, которые и сейчас учат этой социальной компетентности, подразумевая под ней именно ловкость рук, как в буквальном смысле, так и в переносном: умение достичь своей цели, да еще и внушив остальным, что они и сами этого хотели, только, может, не понимали до конца. Манипуляция основана на идее безраздельной власти над Другим. И в этом смысле она противоположна отношениям, предполагающим сотрудничество, доверие и признание автономии.

«Растолкав всех локтями, можно добиться своего. И с кем тогда мы останемся? Это будет пиррова победа»

Примерно по этой логике в Сталине можно увидеть эффективного менеджера?

Е. С.:  Именно.

Но дальше встает вопрос: какими людьми считать тех, кто выделяет в другом человеке только то, что им полезно и удобно? И игнорирует черты, которые относятся к этической, нравственной сфере, не замечает, что думают и чувствуют другие люди в тех обстоятельствах, в которые этот «эффективный менеджер» поставил их ради достижения своих целей… В современной психологии есть понятие «ментализация». Эта способность представлять психические состояния самого себя и других людей включает не только рефлексивный (рациональный) компонент, но и аффективный (чувственный) – эмпатию. Это другое выражение классической идеи – идеи о том, что сознание человека обязательно включает позицию Другого.

Что это значит?

Е. С.:  Это вопрос того, как работает наше сознание. Если оно стремится к некоторой адекватности картины мира, то оно обязательно включает и умение представлять позицию Другого. Этот Другой – с заглавной буквы – на самом деле разные «другие».

Это представление вообще о человечестве, частью которого мы являемся. А вот у «эффективного менеджера» этого представления может и не быть. Оно ему не нужно: это лишняя душевная работа.

«Зачем тратить свои нервы и силы, представляя, как другой будет что-то там переживать? Да плевать мне на это! Не хочу я об этом думать, я никого в расчет не принимаю». Главное – движение к своей прагматической цели.

Знаете, один мой пациент сказал мне: «Ну откуда же я могу знать, о чем моя жена думает? Как я ей в голову залезу – топором, что ли, разрублю?» Некоторые из нас вообще не догадываются, что есть воображение, посредством которого мы вживаемся в представления Другого, порой кожей чувствуем его состояние.

Как возникает склонность манипулировать другими? Неужели еще в младенчестве?

Е. С.:  Да. Во всяком случае, есть такие психологические концепции. Попытаемся представить, как все выглядит с точки зрения младенца. Он заброшен в этот мир, и заброшен не по своей воле. Там, откуда он пришел, ему было неплохо. Все было привычно, была одна и та же среда, и она питала. А тут появляются свет, звук, питание отключено. Это же полный ужас.

И любые процессы, которые внутри него самого происходят, ему тоже непонятны. Все, что он чувствует, очень остро и очень болезненно. Получается, что самые первые впечатления младенца о мире исполнены ужаса. А как же выжить? И он начинает кричать – так кричать, что к нему бросаются со всех ног. В этот момент мать действительно может ощущать то же, что и он.

Отсюда и послеродовые депрессии, и панические страхи. Можно предполагать, что таким образом мать берет на себя часть экзистенциального бремени ребенка. Но для нас важно, что ребенок заставляет ее испытывать то, что испытывает он сам. Как бы делегируя эти свои переживания, сбрасывая их – «пусть она страдает, а мне полегчает». Это, конечно, происходит не рационально.

Но служит выживанию. И да, это простительно: если младенец не будет так кричать, он просто погибнет. Так возникает нормальный симбиоз с матерью. Это необходимая стадия развития, потому что это очень важно: чувствовать, что кто-то разделяет наши переживания.

Иначе мы не только никогда не научимся понимать людей, без этого даже и полноценный оргазм нельзя почувствовать: он ведь тоже требует полного эмоционального совпадения.

ФОТО Алена Полосухина 

Но почему одни из нас так и остаются манипуляторами, а другие преодолевают эту стадию психического развития, начинают чувствовать уважение, эмпатию?

Е. С.:  Это выглядит примерно вот как. Любящие, заботливые взрослые признают биологическую и психологическую беспомощность младенца. Признают, что он может плакать, требовать и быть в своем праве – в праве быть накормленным, согретым и ухоженным.

Он знает, что к нему придут на помощь, что все будет хорошо. Для того чтобы ребенок вырос душевно здоровым и не прибегал в будущем ни к каким уловкам, ему нужно спокойно пройти этот этап. Никто не знает, сколько он длится.

Но тут – говорят психоаналитики – существенно, чтобы мама не только чувствовала ребенка, но и умела находить подходящие слова. Мама должна не только сопереживать младенцу и удручаться его болью. Она должна еще и уметь эмоционально справляться с ней – а это тяжело.

Если она будет говорить: «Не волнуйся, я – твоя мама, Анна Иванова, – с тобой», то я не думаю, что это поможет ему. Она должна находить слова, которыми, как бы вживаясь во внутренний мир ребенка, она определяет происходящее.

Потому что дальше ребенку придется уже утешать себя самому, переводя свои ощущения в слова – в те самые, которым научила мама. В этом ее терапевтическая роль, и хорошо, конечно, если мама это понимает, а не действует только интуитивно.

То есть ребенку нужно не только, чтобы взрослые прочувствовали его переживания, но и чтобы они создали ему словарь, который поможет дальше справляться с болью и жизненными трудностями самостоятельно.

Е. С.:  Вот именно! Причем словарь этот не формальный, не трафаретный, а прочувствованный. Жизнь меняется. Стадия нормального симбиоза проходит. Другой – то есть мать в данном случае – начинает понемногу отдаляться.

Но взамен себя оставляет кроме слов еще объекты – одеяльца, подушки, игрушки. И они помогают, даже если мамы нет. В каком-то смысле так происходит и с психотерапией.

После ее окончания пациент может уже задать себе вопрос: «А вот что сказал бы в этой ситуации мой терапевт?» И даже почти услышать ответ, который на некоторое время поможет. Можно неуклюже назвать все эти слова, предметы и образы «костылями».

Но эти костыли – мамины, папины, психотерапевта, – помогают нам идти по жизни. Встать твердо на ноги. И если они есть, то мы успешно преодолеваем желание манипулировать другими людьми. А вот если нас ими не снабдили…

История о потере

Как формируются фальшивые или иллюзорные представления о себе и других? И способствует ли сегодня ситуация в общественной и культурной жизни формированию таких представлений? На эти вопросы отвечает Елена Соколова в своей новой книге. Она анализирует клинические случаи личностных расстройств и ищет наиболее эффективные методы их терапии.

«Клиническая психология утраты Я» (Смысл, 2015)

Мы продолжаем громко кричать? Требовать внимания, пищи – и находить другие способы действовать, не считаясь с окружающими?

Е. С.:  Да. И это очень опасно. Безразличие к тому, что другой человек испытывает эмоции, – это в психологии преступника, закоренелого насильника, например. Именно поэтому я трактую манипуляцию как психологическое насилие и не согласна считать ее достижением эволюции.

Манипуляция взращивает насильника в душе самой жертвы – и это очень важно. В какой момент этот насильник обнаружит себя, никто не знает. Но это возможно, потому что пренебрежение к чувствам и желаниям Другого уже заявлено, утверждено. Разумеется, физическое насилие – это крайний вариант.

Но ведь и безразличие к чужому мнению и чужим чувствам – это тоже форма насилия, уже психологического.

Но ведь простота и правда более эффективна? Растолкал локтями остальных – добился своего. А начал «входить в положение» – и застрял. Разве с эволюционной точки зрения эффективность не выглядит предпочтительней?

Е. С.:  Это абсолютно правильная постановка вопроса, и упоминание эволюции – ключевое. Потому что одно качество служит выживанию индивида, а другое – выживанию всего рода человеческого. Растолкав всех локтями и пройдя по головам, мы, конечно, выживем. Но с кем мы останемся? Это будет пиррова победа. В этом смысле хороший пример – экология.

Если вам холодно, вы можете сегодня порубить на дрова все леса, развести огромный костер и согреться. Но завтра вы умрете, потому что будет нечем дышать – не останется деревьев, которые производят кислород.

Значит, приходится либо пренебрегать экологическими и нравственными ценностями, добиваясь краткосрочных целей, либо признать, что мы должны отказаться от этого примитивного и деструктивного поведения. Потому что в перспективе это губительно. Все системы обладают, с одной стороны, механизмами адаптации, а с другой – механизмами преодоления.

То есть одни помогают встроиться, а другие – преодолеть сложившиеся обстоятельства. Вероятно, этим законам подчиняется и психика человека. И судьба человека – пытаться объединить одно с другим. Заботиться о других по крайней мере не меньше, чем о себе.

Источник

Источник: http://interesnoje.ru/elena-sokolova-bezrazlichie-k-chuvstvam-drugogo-cheloveka-odna-iz-form-nasiliya/

Аргументы к темам

Елена Соколова: «Безразличие <nobr>к чувствам другого человека – </nobr><br />одна из форм насилия»” width=”300″ height=”207″ class=”alignleft size-medium” /></p><p>Всё увиденное повергает в шок Ивана Васильевича, случайно ставшего свидетелей этой сцены.</p><p> Его буквально тошнит от ужаса, так как он не понимает, чем может быть вызвано подобное не просто равнодушное, но бесчеловечное отношение к людям.</p><p> После этого главный герой принимает решение отказаться от какой бы то ни было карьеры, чтобы никогда в жизни никому, даже случайно, не причинить зла. И из слов других героев мы узнаём, что всю жизнь он занимался помощью близким.</p><h3><span class=“Герой нашего времени”, М.Ю. Лермонтов – равнодушие

Давно потерявшим интерес к жизни, равнодушно взирающим на людей и события, представляется вначале Печорин.

И хотя в продолжении произведения мы видим, как чувства Печорина ещё вспыхивают при мысли потерять единственную любовь своей жизни – Веру, это не опровергает его общего взгляда на жизнь – пустота, бессмысленность, всеобщее равнодушие.

Вспыхнувшие при прочтении прощального письма возлюбленной боль и отчаяние вскоре уступают место разочарованию, мыслям, что попытки сделать Веру счастливой бесплодны, так как он, Печорин, не способен на долгие чувства. Лермонтов не зря называет Григория Александровича героем своего времени.

По мнению автора, эпоха, где умному, думающему человеку с собственными идеалами и идеями негде приложить свои силы, сделала героя таким апатичным, представляющим жизнь как картину, события которой не касаются его самого настолько, чтобы ранить, а тем более, чтобы заставить действовать, пытаться как-то изменить сложившуюся ситуацию.

“Крокодиловы слёзы”, А.П. Чехов – равнодушие

Главный герой – хозяин ломбарда Иудин – совершенно безразличен к проблемам людей, приносящих ему вещи в последней надежде получить деньги.

С притворной горечью рассуждая о социальной несправедливости, о скупости богатых и унизительном существовании бедняков, на которых высшим слоям общества наплевать, главный герой сам не стремится облегчить нелёгкую участь своих просителей.

Ни одну вещь он не оценивает достойно, напротив, максимально снижает цену, говоря: «А то ведь и прогореть недолго».

“Крыжовник”, А.П. Чехов – равнодушие

Николай Иванович Чимша-Гималайский – всю жизнь мечтал об одном – купить поместье и разводить там крыжовник. Ко всему, кроме жизни барином и разведения крыжовника, герой был безучастен. Своей мечте он посвятил все силы, от жадности даже жену в могилу свёл.

Чехов показывает, как жалка жизнь героя, стремится донести до читателя, что равнодушие ко всему, кроме собственного благополучия и спокойствия, губительно для души человека. Чехов словами рассказчика обращается к читателям с призывом не быть равнодушными к проблемам других людей.

Используя образ человека с молоточком, который должен стоять за дверью у каждого счастливого и благополучного человека и стуком напоминать ему о том, что на свете есть те, кто нуждается в помощи, писатель восклицает: «Делайте добро!»

“Судьба человека”, Шолохов – отзывчивость

Андрей Соколов (главный герой), переживший фашистский плен, потерявший во время войны всю семью, не очерствел. Его сердце ещё готово любить, поэтому он берёт на себя ответственность и берёт на воспитание мальчика-сироту Ванюшу.

“Над пропастью во ржи”, Д.Д. Селинджер – отзывчивость

История шестнадцатилетнего Холдена Колфилда. Его главная проблема состоит в том, что он отказывается признавать равнодушие мира взрослых, которых волнует лишь материальная стабильность и собственное благополучие. Лицемерие, обман, абсолютная безучастность ко всему, что не касается лично их, – таким представляется подростку мир взрослых.

Отсюда и его постоянный конфликт с родителями и учителями. Герой ищет в мире любовь, искренность, добро, но видит это только в детях. Причём в детях маленьких, именно поэтому его заветное желание – ловить детей, чтобы они не свалились в пропасть. «Над пропастью во ржи» – это метафора равнодушного мира взрослых.

Стремление ловить детей – это желание уберечь душу ребёнка от разрушающего эгоизма, чопорности, насилия, обмана взрослой жизни.

Дополнительные ссылки:

Смотреть в PDF:

Или прямо сейчас: cкачать в pdf файле.

Источник: https://www.ctEGE.info/napravlenie-ravnodushie-i-otzyivchivost/argumentyi-k-temam-ravnodushie-i-otzyivchivost.html

Игнор – вид эмоционального насилия – Логос

Елена Соколова: «Безразличие <nobr>к чувствам другого человека – </nobr><br />одна из форм насилия»” width=”300″ height=”158″ class=”alignleft size-medium” /><br /> <b>Игнорирование – один из сильнейших видов эмоционального насилия. Он пагубно влияет не только на того, кто подвергается этому виду психологической экзекуции, но и на того, кто его осуществляет. Попробую это доказать.</p><p></b></p><p>Игнорирование или бойкот – довольно давний прием манипулирования или подавления. Но в современном информационном пространстве и постиндустриальном обществе он приобретает новые черты.<br /><i><br />Игнор – (разг., от англ.</p><p> ignore – игнорировать) – отказ посетителя чата или форума от общения с другим посетителем. Обычно «отправляют в игнор» грубиянов и просто назойливых собеседников. Функция «отправить в игнор» есть почти во всех чатах и форумах. Такая функция есть и в телефоне.</p><p> Если вы хотите оградить себя от нежелательных входящих звонков, воспользуйтесь услугой «Игнор». Она позволяет блокировать звонки с определенных и скрытых номеров.</i></p><p>Короче говоря, игнорированием сегодня никого не удивишь. От любого назойливого собеседника, рекламщика, пиарщика и коммивояжёра можно легко избавиться с помощью игнора. Это довольно полезная вещь, экономящая наше время, деньги и нервы.</p><p><iframe title=

Но сейчас я хочу поговорить о другом. Об игнорировании как способе психологической манипуляции, которая применяется деструктивными людьми с целью унизить другого человека, отомстить, подчинить его, уничтожить как соперника или конкурента.

А порой используется мужчинами и женщинами в качестве приманки и способа привязать к себе человека противоположного пола. В этом случае мы имеем дело с одним из сильнейших видов эмоционального насилия. И он действует очень целенаправленно и болезненно.

Особенно болезненно, когда дело касается людей близких, родственников, любимых, друзей, то есть тех, чье равнодушие воспринимается, как жесточайшее оскорбление, обида, удар, унижение, предательство, если хотите.

Почему игнорирование так болезненно

Нам больно, когда нас игнорируют, потому что подсознательно каждый человек нацелен на
• принадлежность,• признание и

• эмпатию.

То есть ему хотелось бы, во-первых, стать частью стаи, коллектива, сообщества, группы, семьи и т.д. Когда его игнорируют, то выталкивают из группы. Он чувствует свою отверженность, ненужность, одиночество. Ему холодно, ему нужно к кому-то прижаться, чтобы согреться душой.

Во-вторых, каждому из нас необходимо признание нашей человеческой ценности. Это одна из базовых потребностей человека. Каждому необходимо знать и понимать, что его ценят, любят, уважают, принимают во внимание его мнение, рассчитывают на его участие и помощь. То есть считают своим, нужным, необходимым и ценным.

В-третьих, все мы рассчитываем на то, что нас понимают.

Чувствуют наше настроение, состояние, положение, учитывают наше прошлое, прощают ошибки, понимая их причины, извиняют их, относятся лояльно к нашим слабостям, выходкам и недостаткам, то есть стараются встать на наше место и с симпатией и дружелюбием к нам отнестись. Когда мы чувствуем эмпатию окружающих людей, нам становится спокойнее, и мы ощущаем себя счастливыми и нужными, на своем месте, даже не будучи безупречными.

Все эти условия необходимы нам как существу социальному. И если мы чего-то не получаем, то есть если нас игнорируют, особенно, если делают это специально и демонстративно, то мы начинаем испытывать жесточайший дискомфорт от отсутствия ценностной идентификации собственной личности.

Что происходит с человеком, которого игнорируют?

Он лихорадочно начинает искать причину подобного поведения по отношению к себе. «Может, я слишком плохой, что даже не достоин их внимания? – думает он. – Неужели я так отвратителен, что со мной даже невозможно разговаривать?»

В общем-то есть несколько вариантов ответной реакции на игнор:
• Игнорируемый мучительно перебирает свои недостатки, анализирует свое поведение, корит себя, винит во всем и рвет волосы от отчаяния. Это в лучшем случае, если он человек думающий, интеллигентный и непростой. Но есть другой вариант реакции.

• Он может просто обозлиться, набычиться в ответ, начать играть в ответку, психовать, пить, резать себе вены, прыгать с крыши и всячески привлекать к себе внимание, чтобы вывести игнорирующего его из себя и заставить посмотреть в свою сторону и хоть как-то отреагировать.

• Изгой может уйти в себя всерьез и надолго, спрятавшись там от всего мира.

Это очень опасный способ ухода из эмоционального насилия, так как в этом тихом болоте порой рождаются страшные торнадо, которые просыпаются вдруг и сметает все на своем пути.

Так зарождаются преступления, суициды и гениальные романы (я шучу). Но все-таки доля правды в этом есть, так как существует еще один, на мой взгляд, самый лучший способ выхода из страшного тупика игнора.

• Изгой сублимирует в познание себя и мира, в открытие чего-то сверхъестественного, в творчество, в философские и научные поиски, в безумные креативные озарения, в развитие собственного внутреннего космоса, в новую любовь, отношения, бизнес и т.д. Он будто говорит себе: «Вы меня игнорируете? Какая радость, мне не пришлось стряхивать пыль со своей одежды. Грязь сама отвалилась, и теперь я чист и свободен для постижения смысла собственного существования!»

Бумеранги всегда возвращаются

В зависимости от того, как поведет себя игнорируемый, его мучитель либо получит множество психологических бонусов для своей мелкой душонки, которая подпитывается унижением других людей. Либо останется с носом и почувствует, как филигранно выстроенная им игра начинает работать против него самого. Бумеранги всегда возвращаются.

Иногда они возвращаются в виде ненависти и агрессии, проклятий и мести. Порой игнорирующий получает обратный удар с неожиданной стороны и не от того, кого он обидел своим демонстративным равнодушием, а как раз от того, на чье внимание и любовь сам рассчитывал. Это происходит по непонятным для него, но очень логичным и объяснимым законам кармы. Гордыня всегда лечиться унижением.

Иногда, например, доведя своего врага до суицида и трагедии, игнорщик вдруг начинает испытывать чувство вины, и оно тянется за ним всю оставшуюся жизнь.

Но самым страшным ударом для людей, которые играют в эмоциональное насилие игнором ради собственной прихоти и амбиций, оказывается успешное продвижение, счастье и радость того, против кого они направляли свое страшное оружие. Они его игнорируют, а ему как с гуся вода.

Он изобретает генератор хорошего настроения и плевать он хотел на то, что какой-то Вася Пупкин его игнорирует. У него свои цели и свои ценности. И они не заключаются только в том, чтобы завоевать внимание Васи или кого бы там ни было.

Ему еще адронный коллайдер запускать, некогда тут с вами копаться в ваших манипуляциях и психологических играх.

Каковы цели игнорирующего

В сущности, игнорирование – это обычная психологическая манипуляция. Но по большому счету, это сигнал о том, что человек, его затеявший, заражен гордыней и эгоизмом. «Они не разговаривают, не общаются.

Почему? Да не знаю, давняя какая-то история», – иногда приходится слышать о многолетних молчанках близких родственников или бывших друзей. Они уже и забыли, с чего началось, но по привычке все игнорируют друг друга. Хотя могут мониторить успехи и неудачи и быть хорошо осведомленными в жизни друг друга.

Все это манипуляторная игра для тех, кто не умеет общаться и не способен понять другого человека. А может быть, просто не хочет этого делать, потому что видит в этом человеке опасность для собственного разоблачения.

Ведь порой люди игнорируют того, кто говорит им правду о них самих, то есть способен видеть их недостатки, уловки, показать им самим и окружающим их истинное лицо. Чтобы этот умник не сделал этого, его нужно поскорее в игнор. Рот ему заткнуть и посадить за решетку, чтоб не рыпался.

Только вот не учитывают игнорирующие, что поступая таким образом они не только наказывают того, кто, возможно, их чем-то обидел или задел, к кому, в связи с этим, они испытывают зависть или нелюбовь. Но и обнажают собственные слабые места, демонстрируя всем свой склочный характер и свою бесчеловечность, свое бессилие договориться, неспособность понять и простить.

Но есть случаи, когда игнорирование – это спасение, если дело касается истеричных, параноидальных, манипулятивных проявлений. В таких случаях, действительно, игнорирование порой является единственным способом нивелировать конфликт или трагедию.

Но и в этом случае игнорирование должно иметь временный характер, потому что человек, который ведет себя неадекватно, истерично и манипулятивно, тоже человек и ему необходима помощь. Психологическая, медицинская и просто человеческая.

Если вы сами не манипулятор и не конченный эгоист, то вы долго не сможете выдерживать полное игнорирование другого человека. Вы же не урод какой-то, вы можете поставить себя на его место и представить, что он чувствует, когда вы воспринимаете его в качестве фонарного столба.

Не будьте жестоким, даже если вам очень не нравится этот человек. Можете с ним не дружить, не общаться, но не игнорируйте его. Кто знает, может, он как раз и есть тот колодец, из которого вам когда-нибудь придется воды напиться. Жизнь непредсказуема…

Источник: http://www.flylog.com.ua/ignor-vid-emotsionalnogo-nasiliya/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.