Когда с вашим ребенком «что-то не так»: ментальная инвалидность

Содержание

Когда с вашим ребенком «что-то не так»: ментальная инвалидность

Когда с вашим ребенком «что-то не так»: ментальная инвалидность

Я до сих пор помню это утро, 14 лет назад, когда впервые поняла, что с нашей дочкой Лиззи что-то не так. Ей было всего 6 месяцев, она была очаровательной малышкой. Мы лежали на кровати, я наслаждалась спокойным временем после кормления…

Не знаю, почему я обратила на это внимание именно тогда, но меня вдруг насторожило, что Лиззи не смотрела на меня, когда я с ней говорила. Никаких других причин для беспокойства не было. Это утро стало началом длительного и болезненного пути, который мы предприняли, чтобы выяснить, что же с нашим ребенком и как мы можем помочь.

В течение года мы сделали Лиззи пять исследований МРТ. Каждое показало нарушение работы мозга, но ни один врач не мог определить проблему и поставить диагноз.

Спустя много лет, полных борьбы и поиска правильного лечения, мы до сих пор не знаем названия ее заболевания

За этот год нас проконсультировал целый консилиум специалистов: генетики, неврологи, отоларингологи, психиатры, эндокринологи, аллергологи, иммунологи… и даже один экстрасенс.

С того момента как Лиззи исполнилось полтора года, с ней занимались логопеды, специалисты по раннему развитию, физиотерапевты. Спустя много лет, полных борьбы и поиска правильного лечения, мы до сих пор не знаем названия ее заболевания. Но я получила огромный опыт, которым хочу поделиться с другими родителями.

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ С ВАШИМ РЕБЕНКОМ «ЧТО-ТО НЕ ТАК»  

1. Доверяйте внутреннему чутью: если вы чувствуете, что у вашего ребенка проблемы, скорее всего, так оно и есть. Это не значит, что ваш самый страшный кошмар сбудется, но нужно начать действовать, не обращая внимания на увещевания других людей, даже врачей, что вам показалось. Вы лучше знаете своего ребенка.

2. Осторожно относитесь к советам по развитию. Выберите один-два надежных источника информации – например, книгу известного педиатра по развитию ребенка в первые годы жизни или специализированный сайт, и отмечайте по ним прогресс в развитии. Не доверяйте форумам. Вашему ребенку помогут только советы профессионалов, а не мнения пользователей интернета.

3. Не откладывайте обращение к специалистам. Чем раньше вы начнете действовать, тем быстрее поможете ребенку. Запишитесь на прием к педиатру, поделитесь опасениями и получите профессиональное мнение.

Возможно, врач согласится с вами и направит к узкому специалисту или предложит подождать несколько недель и понаблюдать.

[attention type=yellow]
После посещения врача задайте себе один вопрос: «Отнеслись ли ко мне серьезно?» Необходимо, чтобы врач воспринимал ваши вопросы и сомнения всерьез.
[/attention]

4. Помните, что врачи и воспитатели всего лишь люди и могут ошибаться. Доверяйте внутреннему голосу и не давайте званиям и регалиям сбить себя с толку. В крайнем случае, вы всегда можете получить консультацию у другого специалиста.

Не ожидайте быстрых результатов и ощутимых перемен. Празднуйте любую, даже самую незначительную победу

5. Не забывайте и о том, что часто мы отказываемся верить в то, что говорят врачи, и не слышим их рекомендаций. Нужно быть готовыми к неприятному диагнозу. В этот сложный момент вам придется довериться профессионалам, которые определят дальнейшие шаги.

6. Ищите людей, которым сможете доверять. Мне очень повезло, что я подружилась с некоторыми из воспитателей, терапевтов и врачей Лиззи. Я была в них уверена и знала, что они скажут мне то, что нужно ребенку, а не то, что мне бы хотелось услышать.

7. Воспитание ребенка – скорее марафон, а не спринт. Особенно если у вас ребенок с особенностями развития. Не ожидайте быстрых результатов и ощутимых перемен. Празднуйте любую, даже самую незначительную победу.

Лиззи долго не говорила, и я боялась, что она не заговорит никогда. Но однажды ее воспитатель пожаловалась, что моя дочь разразилась длинной и не вполне приличной тирадой в ее адрес.

Я до сих пор помню смешанное чувство стыда и гордости за ребенка.

Быть родителем всегда непросто. Любая проблема сначала кажется непреодолимой. Я не профессионал. Я всего лишь мама, которая любит своего ребенка и пытается ему помочь. Я научилась доверять специалистам и поняла, что вместе мы можем добиться многого. Знайте, что вы и ваш ребенок гораздо сильнее, чем вы думаете.

Источник: The Huffington Post.

Об авторе

Кэйти Радиган (Kathy Radigan) – блогер, мать троих детей, один из которых с ментальной инвалидностью. Кэйти дает советы о том, как не отчаиваться и наслаждаться материнством несмотря ни на что. Ее блог.

Источник

Источник: http://mojmalish.ru/kogda-s-vashim-rebenkom-chto-to-ne-tak-mentalnaia-invalidnost/

Не тяжелый характер, а болезнь

Когда с вашим ребенком «что-то не так»: ментальная инвалидность

30 марта был Всемирный день биполярного аффективного расстройства, приуроченный к дню рождения Винсента Ван Гога. Думаю, это хороший повод поделиться своей историей. В Cети так много рассказов о больных людях, но почти ничего о нас, подростках с ментальными особенностями. Но мы есть.

Здравствуйте, я Арахна, и я больна.

Это началось несколько лет назад, но помощь врача я смогла получить лишь сейчас.

В моей семье почему-то считалось позором обращаться к психиатру, и когда я впервые подошла к родителям с просьбой отвести меня к врачу, мне ответили твердым «нет».

Они говорили, что я просто ленива, когда я не могла подняться с кровати, чтобы поесть. И я до какого-то момента верила, что сама виновата в своей «лени». Зависимость от родителей часто губительна для таких, как я.

Когда случались периоды мании (они были редкими и длились недолго), после оставалось лишь чувство вины. Когда депрессия возвращается — ​порой не понимаешь, почему так: вчера ты мог все, а сегодня уже нет, — ​то кажется, это твоя вина. Ведь «можешь же, когда хочешь».

Школьная жизнь с биполярным расстройством — ​это тяжело. Очень многое рассыпается в руках. Я опаздываю в школу — ​иногда на пару уроков, потому что не могу подняться с кровати. Потому что у меня нет сил одеться.

Я разбиваю все на маленькие задачи: «встать», «дойти до ванны», «одеться», «дойти до остановки» — ​и горжусь каждой выполненной задачей. Сегодня я смогла выйти из дома — ​и я умничка. Только в школе этого не понимают.

 ​Ресурсов не остается ни на что, и ты с трудом собираешь себя по крупицам, чтобы исправить очередную двойку.

Сегодня я супергерой. Я могу сделать все уроки, прибраться, написать рассказ, встретиться с подругой, решить вариант ЕГЭ, прочесть книгу и посмотреть любимый сериал — ​все в один день.

Сегодня я ничтожество. Каждое действие — ​безумно тяжело. Посещают мысли о том, что, возможно, такая, как я, не нужна в этом мире. Говорю тихо, смотрю в пол — ​скорей бы домой, спать. Много спать.

И эти качели — ​день за днем. Только, к сожалению, «супергероем» я бываю очень редко…

Обещаешь что-то другу, а на следующий день валяешься в постели — ​друзья постепенно теряются, устав от того, что ты постоянно подводишь.

Но есть самые близкие, которые остаются с тобой всегда, и это заставляет жить. Для меня очень важно иметь рядом того, кто примет меня со всей изменчивостью, кто будет моей семьей и будет заботиться о том, чтоб я вовремя принимала лекарства. К счастью, у меня есть такой человек.

И я хотела бы, чтобы все знали, что биполярное расстройство — ​это не «лень» и не «неуравновешенность». У нас есть особенные потребности, мы нуждаемся в помощи врачей и лекарствах, и с нами бывает тяжело.

Но мы такие, какие есть. Многие считают, что ментально больной человек обязательно опасен для окружающих, но это не так. Вы удивитесь, если узнаете, сколько вокруг вас таких людей — ​ скрывающих диагнозы.

И они заслуживают жизни.

Всем биполярникам — ​любите себя!

Арахна*, 17 лет, Свердловская область
*Автор использовал псевдоним

Трудный характер? Нет — это болезнь

Когда у тебя проблемы с психикой, взрослые часто не знают, как тебе помочь. Приходится разбираться самостоятельно. Мне повезло: когда я осознала, что у меня депрессия, нашлось несколько человек, убедивших меня отправиться к врачу.

Удивительно, что люди моего возраста знают о расстройствах психики больше, чем взрослые. Именно по­этому, если вы чувствуете, что с вашим ребенком что-то не так, попробуйте поговорить с его друзьями: скорее всего, они помогут вам осознать ситуацию.

Что может быть не так

Спектр психических расстройств подростков очень широк, но самые, на мой непрофессиональный взгляд, частые — ​анорексия, булимия и депрессия.

Если расстройства пищевого поведения довольно быстро настораживают родителей, то с депрессией все непросто.

Упадок сил и перманентное плохое настроение многим родителям кажется банальной ленью, и конфликты отцов и детей на этой почве только усугубляют ситуацию. Важно не просто отвести ребенка к врачу, но и наладить с ним хороший контакт.

Что с этим делать?

Если вы подросток с ментальными отклонениями, а ваши родители не готовы сразу платить квалифицированному врачу, у вас есть шанс пройти все круги ада по пути к кабинету бесплатного психиатра.

Есть несколько способов начать лечение.

Способ первый. Обратиться к педиатру по месту жительства. Там вас направят к неврологу, а потом уже к психиатру. Психиатр (при наличии у вас суицидальных мыслей или общего тяжелого состояния) даст вам направление на госпитализацию (в Москве это будет больница № 6).

Есть и еще одна больница, № 20, — ​разница между ними, как между небом и землей. Мой друг, лежавший в больнице № 6, сказал, что если у него будет выбор между «сесть в тюрьму» или «вернуться в клинику», он выберет тюрьму: там ты хотя бы знаешь, когда выйдешь.

На окнах решетки, любые заостренные предметы запрещены, включая ручки и карандаши, хождение в туалет только под присмотром персонала.

В больнице № 20 — по-другому. Во-первых, туда сдаются совершенно добровольно, и это чувствуется. Когда я навещала там подругу, мне не показалось, что я в психушке.

Тут еще очень важен вопрос, готовы ли вы лечь в больницу или считаете возможным амбулаторное лечение. В любом случае план действий зависит от вашего состояния, и его необходимо согласовывать внутри семьи и с лечащим врачом.

Второй вариант. Так уж устроено, что подросток, придя в кабинет психолога с надеждой на поддержку, рискует не выйти оттуда до приезда родителей или прибытия скорой помощи.

Поэтому можно позвонить в службу психологической поддержки и проконсультироваться, что делать и к какому врачу обратиться. Существует несколько программ поддержки подростков в депрессии.

Третий вариант. Обратиться в психоневрологический диспансер. И тут, если вам повезет, найдется врач, готовый вас консультировать и выписывать таблетки. Или, как было в моем случае, ПНД будет забит автомобилистами, которым два врача будут рисовать справки, а на вас не хватит времени.

Четвертый способ. Найти частного специалиста. Вообще, я советую обращаться к врачам, работающим в специализированных клиниках: мне кажется, что так надежнее. Лечение обойдется недешево (примерная цена одной консультации 2–5 тысяч рублей), но здоровье того стоит.

Пятый вариант. Мой личный опыт. Когда я уже совсем отчаялась, мне рассказали о Научном центре психического здоровья (НЦПЗ). Консультации там платные, но дешевле, чем у частных врачей. Лечь в больницу можно бесплатно при наличии свободных мест.

Как объяснить родителям

Очень важно, чтобы хотя бы на первую консультацию с врачом подросток приходил с родителем. Специалист объяснит им, в чем проблема и что можно сделать, чтобы ребенку стало легче. Это очень важно, потому что большинство взрослых не осознает, что апатия, отказ от еды и прочие симптомы — ​это показатели ментального заболевания, а не тяжелый характер.

Больному человеку особенно нужна поддержка друзей и родственников: бывают состояния, когда встать с кровати — подвиг. И ваша внимательность и отзывчивость может спасти жизнь тому, кто вам дорог.

Чихе*, 17 лет
*Автор использовал псевдоним

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/04/20/76243-trudnyy-harakter-net-eto-bolezn

Никаких поблажек: как учатся люди с ментальными расстройствами

Когда с вашим ребенком «что-то не так»: ментальная инвалидность

Само название — синдром дефицита внимания и гиперактивности — сбивает с толку: на самом деле это не дефицит, а систематическое нарушение внимания. У одного это может быть дефицит, а у другого — гиперфокусировка. Гиперактивность также бывает не у всех — у меня ее нет.

В детстве я не был гиперактивным, скорее невнимательным и несдержанным. Задумавшись, мог не заметить, что учитель ко мне обращается. А иногда, наоборот, вел себя как выскочка, комментируя происходящее на уроке и пытаясь неуместно шутить. Оценки у меня были нестабильные: похожие контрольные я мог написать на отлично и на двойку или тройку.

Из-за рассеянного внимания к концу 7-го класса у меня было девять троек в году. Я не был глупым, а учиться было интересно.

Но мне постоянно говорили: «Он просто ленится», «Он может больше», — и прочее говно, из-за которого падала самооценка. Родители что-то подозревали и пытались мне помочь.

Один из врачей сказал, что у меня защемление позвонков, из-за которого кровь плохо поступает в мозг, — это подкрепило веру, что со мной что-то не так.

После школы я поступил в НИУ ВШЭ. По предметам, которые мне были интересны и на которых я фокусировался, у меня были очень хорошие оценки; по остальным — постоянные пересдачи. Вуз я окончил с трудом. На работе все повторилось: иногда я мог просидеть за работой 12 часов подряд, а иногда время куда-то как будто пропадало.

Сложнее всего доводить дела до конца. Из-за этого привыкаешь быть человеком, который якобы работает не в полную силу.

В 2017 году я стал ходить к психотерапевту. Немного полегчало, но я все равно не понимал, что со мной происходит, поэтому пошел к психиатру с запросом: «Доктор, во мне c подросткового возраста что-то сломано ***** [напрочь]». Он диагностировал депрессивный эпизод, выписал лекарства, сказал прочитать книгу «Почему я отвлекаюсь» Эдварда Хэлловэлла и рассказал про СДВГ.

Сейчас я пью таблетки, выписанные психиатром, отказался от курения, стараюсь не пить алкоголь, прохожу психотерапию, чтобы держать под контролем свое поведение.

30 лет, режиссерка монтажа, психоактивистка, участница панк-группы. Живет с биполярным аффективным расстройством

В период пубертата периодами мне было очень плохо, но я не придавала перепадам настроения большого значения. В 16 лет из-за расстройства пищевого поведения мне пришлось отказаться от балета. На фоне стресса всплыли эпизоды гипомании.

Два года назад из-за попыток суицида мне пришлось поговорить о своем состоянии с родными (особых результатов это не принесло), а еще мы с партнером стали читать материалы по теме — и стало очевидно, что у меня как минимум биполярное расстройство.

Я пошла к психиатру.

Проблем в обучении много. Из-за расстройства я с первого же курса ВГИКа погрязла в учебных долгах. Когда однокурсники закрывают весеннюю сессию, я пытаюсь сдать осеннюю. Трудно собраться и что-то срочно сделать (хотя бы приехать в вуз и поговорить с педагогом), когда тебя прибило к кровати из-за депрессивной фазы и нет сил даже дойти до душа.

Трудно писать курсач, если сдать его нужно через неделю, а ты завтра планируешь покончить с собой.

Во время мании у меня много мыслей, идей, но я не чувствую себя более продуктивной, потому что в таком состоянии сложно сконцентрироваться. Это тяжелое состояние нередко сопровождается галлюцинациями.

Моя задача-максимум во время депрессивных фаз — выжить (буквально): вряд ли я смогу сдать сессию мертвой.

Способы держаться на плаву у меня простые: лекарства и планирование. Пока есть силы, стараюсь делать так много, как могу, потому что не знаю, когда начнется ад. Стараюсь не нервничать и не гнобить себя — это только ухудшает ситуацию.

29 лет, тележурналист. Живет с расстройством аутистического спектра

Я всегда был чудной: странный, тяжелый в общении, склонный к монологам, социальная жизнь проходила мимо меня. Столкнувшись с депрессией и тревогой, я стал ходить к когнитивно-поведенческому психотерапевту. Выяснилось, что мои странности — это проявления расстройства аутистического спектра.

В университете я хорошо успевал по предметам, которые мне были интересны — кинематограф, гуманитарные науки, — а за дисциплины, которые мне не нравились, брался с большим трудом.

В первые годы учебы активно принимал участие в семинарах, и иногда они превращались в диалог между мной и профессором — это не очень нравилось моим однокурсникам, так что пришлось научиться ограничивать свой энтузиазм.

Особенно трудно мне давались групповые проекты. Конечный результат всегда страдал от бесконечных проблем в коммуникации.

Когда мы начали снимать свои дипломные работы, у некоторых процесс был организован в стиле «собираемся на площадке и делаем кто что может» — в таких случаях я был бесполезен: хорошо справлялся, только если все роли были четко расписаны.

Моя собственная дипломная работа оказалась абсолютным говном: неинтересные стороны проекта я чуть ли не специально откладывал или делал кое–как, зато сценарий, который меня очень захватывал, писал и переписывал десятки раз.

Просто считал, что превосхожу всех интеллектуально: такой талантливый, особенный, никем не понятый.

23 года, социолог. Живет с тревожным расстройством и агорафобией

​​Первые признаки тревожного расстройства я заметила в 11-м классе: на ЕГЭ случались панические атаки. Окончательно поняла, что что-то идет не так, когда съехала от родителей и стала жить одна. Сильные панические атаки случались, когда я находилась в квартире в одиночестве.

Тревожное расстройство и агорафобию (боязнь открытых пространств. — Прим. T&P) мне диагностировали в 2017 году. ​​У большинства людей с тревожным расстройством часто есть и другие сложности, в моем случае — дислексия (недиагностированная: в России с этим сложно).

Мне трудно усваивать информацию с листа, поэтому я ищу другие формы подачи информации — обычно это аудиолекции.

​​До недавнего времени я училась в РАНХиГС на социолога, но меня отчислили. До этого в Финансовом университете — тоже отчислили. Не могу сказать, что я плохо училась. Бывали и неплохие результаты.

Но тревога не давала возможности подготовиться к экзамену, сосредоточиться и вспомнить все, что знаешь. Все экзамены я сдавала в состоянии сильнейшего стресса.

Перед каждым, даже самым легким зачетом случались панические атаки. ​​

Из-за паники и тревоги я иногда вовсе не готовилась к экзамену, часто пропускала их без уважительной причины.

Иногда я предупреждала преподавателей о том, что у меня тревожное расстройство и я буду сильно нервничать на экзамене, — это был единственный шанс получить зачет.

В РАНХиГСе преподаватели очень внимательно к этому относились, никогда не иронизировали, не обесценивали.

Также я всегда брала на экзамен шпаргалки — не для того, чтобы пользоваться, просто было спокойнее от мысли, что они у меня есть.

Но никаких поблажек мне не делали. Хотя в уставе и написано, что тревога, вызванная заболеванием, считается уважительной причиной и поводом дать вторую попытку, в последний раз мне ее не дали.

30 лет, психоактивистка, переводчица, художница. Живет с шизоаффективным расстройством

Я музыкант и художница, на жизнь зарабатываю синхронным переводом в сфере психиатрии и аутизма — сижу в будке на конференциях и семинарах. Также я специалистка по ПЕКС — альтернативной невербальной коммуникации. Вместе с единомышленниками занимаюсь проектом Психактивно.

Шизоаффективное расстройство мне поставили недавно — до этого был диагноз «параноидная шизофрения» (ее ставят всем, у кого был психотический эпизод параноидного толка).

Первые признаки (дереализации, деперсонализации) проявились лет в 17; постепенно к ним добавлялись слуховые иллюзии, тревожные состояния; в 25 лет случился первый психоз.

В школе я испытывала сложности не столько с учебой, сколько со взаимоотношениями со сверстниками. Я не очень хорошо понимала, как нужно себя вести в конкретных обстоятельствах, не чувствовала границы. Могла, например, залезть на сцену во время балета, потому что мне тоже хотелось потанцевать.

В первый класс меня не взяли, хотя я читала по-русски и по-английски, потому что я не понимала, что на собеседовании в школу нельзя 40 минут говорить о своей воображаемой черепахе.

Естественно, меня очень сильно травили. Девочки издевались над моей прической и поведением. Позже к травле подключились другие ученики и даже классная руководительница.

Я хорошо успевала по языкам и литературе, ходила на олимпиады по этим предметам. Но у меня всегда были проблемы с математикой, с цифрами — я до сих пор с трудом определяю время по аналоговым часам.

Математичка из-за этого называла меня идиоткой, публично унижала перед всем классом.

После 8-го класса я перешла в другую школу, где учительница математики понимала, что я очень стараюсь разобраться в ее предмете, но никак не выходит, — она помогла мне написать экзамен на тройку.

Главное правило школьной жизни для детей с особенностями сформулировал сериал «Школа» Валерии Гай Германики: не поступать как Аня Носова и помнить, что однажды это все закончится (по сюжету сериала Аня Носова покончила с собой из-за травли. — Прим. T&P).

В институте, несмотря на расстройство, было намного легче. Я была поражена тем, что модель буллинга там в принципе не работает: да, кто-то может не нравиться большинству, но его никто не станет травить. Другая система взаимодействия помогла мне расслабиться.

Источник: https://theoryandpractice.ru/posts/17405-nikakikh-poblazhek-kak-uchatsya-lyudi-s-mentalnymi-rasstroystvami

Дети

Когда с вашим ребенком «что-то не так»: ментальная инвалидность

Подробная инструкция для родителей

Часто, размышляя о воспитании детей, мы оперируем понятиями системы «кнута и пряника»: как и за что правильно хвалить, а за что стоит отругать или наказать. Но воспитание детей — это не дрессировка собак. Просто ругать и поощрять их недостаточно.

Ребёнку любого возраста прежде всего нужно, чтобы родители его замечали. В норме ребёнок и родитель связаны отношениями привязанности, в идеале — это отношения надёжной привязанности. То есть ребёнок чётко знает не только то, что он ваш, но и то, что он вам нужен и вами любим, вы готовы его защищать и о нём заботиться. Похвала — это один из способов проявить внимание к ребёнку.

Показать ребёнку, что мы его замечаем, можно разными способами:

* похвалить;* отложив все дела и глядя в глаза, внимательно выслушать то, чем сын или дочка хотят с нами поделиться;* улыбнуться;* одобрительно кивнуть;* порадоваться или восхититься тем, что он делает или рассказывает;* мимоходом показать большой палец, увидев, например, что ребёнок самостоятельно делает домашнюю работу;* обнять или поцеловать;* обстоятельно рассказать, что нам нравится в том, что сделал или от чего удержался ребёнок;* предложить какое-то дело в сфере интересов ребёнка: «Я видел (а), ты сейчас много рисуешь. Не хочешь в выходные сходить на мастер-класс по живописи вместе со мной?»;* попросить помочь вам или кому-то в том, что ваш ребёнок делает классно: «Может, сделаешь мне причёску? У тебя французские косички получаются намного лучше, чем у меня».

Этот список далеко не полный. Попробуйте продолжить его сами.

Чем грозит «незамечание»?

Если родитель очень мало замечает ребёнка, то ребёнок старается сделать всё, чтобы это изменить. Тут возможны несколько вариантов развития событий.

1 Ребёнок будет всячески стараться быть хорошим и соответствовать вашим ожиданиям

На первый взгляд, всё отлично. Перестаю его замечать на какое-то время и, вуаля, ребёнок становится вундеркиндом, поступает в престижный вуз, записывается на кинопробы и превращается в восходящую звезду и так далее. Путь воспитания гениев и успешных людей найден.

Увы, не так всё просто. Достижения, может, и будут (хотя многие дети «ломаются» на этом пути), но сама установка, что всё время нужно кому-то что-то доказывать, «если ты не гений, то — лузер», очень сильно отравляет жизнь ребёнку.

А затем, и выросшему из этого ребёнка взрослому.

    1. 2 Ребёнок поймёт, что всё тщетно
    1. Маму с папой вообще ничем особо не порадуешь. Или же то, что может их порадовать и что они одобряют, просто невозможно осуществить. В этом случае ребёнок может начать болеть, калечиться на ровном месте, впасть в депрессию или у него может появиться самоповреждающее поведение. Понятно, что, когда с ребёнком что-то не так, большинство родителей тут же включаются: они начинают жалеть, искать, чем помочь, то есть начинают замечать ребёнка, но только в ситуации, когда тому плохо. Раз так, логика одна — надо страдать.

      1. Ребёнок начнёт себя плохо вести.
      1. Родитель замечает ребёнка, но делает это очень формально. А вот если ребёнок набедокурит, то тут ему внимание обеспечено. И ребёнок на подсознательном уровне усваивает: хочешь, чтобы мама оторвалась от готовки и разговоров с подругами, а папа — от телевизора, придётся что-нибудь натворить. Негативное внимание для ребёнка все же лучше, чем совсем никакого.

Когда замечать ребёнка трудно

Понятно, что родитель перестаёт обращать внимание на ребёнка обычно не от хорошей жизни. Родителей, одержимых идеей как-то целенаправленно навредить своим детям, всё-таки немного.
Нам трудно замечать или уж тем более позитивно замечать своих детей в следующих случаях.

— У нас нет ресурса. Мы устали, горюем, длительно находимся в ситуации сильного напряжения, угрозы и так далее.

Силы остаются только на выживание и минимальное обеспечение потребностей ребёнка: цел, сыт, обут, одет, вымыт и отправлен в школу. В такой ситуации важнее всего вернуть ресурс.

В первую очередь себе, а не пытаться из последних сил додать что-то ребёнку. Когда родитель в порядке он сумеет позаботиться о детях.

— Мы не очень в курсе психологических потребностей ребёнка. Сейчас, когда психологической литературы очень и очень много, психологическая грамотность родителей высока.

Но возникает другая проблема: становится сложно применить изученное к реальной жизни. Никто лучше вас самих не знает вашего ребёнка и никто не может вам указать стопроцентно верный путь его воспитания.

Поэтому очень важно пропускать любые, даже самые прекрасные психологические концепции и рекомендации через себя.

Выбирая те или иные решения, ответьте себе на вопросы: почему я думаю, что моему ребёнку это полезно, как я узнаю (по каким признакам в поведении, самоотношении ребёнка и так далее), что это именно так?

— Трудно сойти с привычных рельсов. Здорово, если вам повезло, и ваши собственные родители воспитывали вас так, как вам нравится. То есть, вы хотели бы воспитывать своих детей по таким же принципам. Но, бывает так, что мы совсем или частично не хотим повторять опыт наших родителей. И вот тут-то и возникают трудности.

В стрессовой ситуации (когда ребёнок утомил капризами, непослушанием, тем, что он «тупит» на ровном месте — у каждого из нас свои «болевые точки») у родителя автоматически могут включаться воспитательные стратегии, знакомые по собственному детству.

И мы вдруг с изумлением и ужасом замечаем, что орём, хватаемся за ремень, обещаем лишить всего на веки вечные. При этом ещё совсем недавно давали себе слово, что никогда и ни за что не будем поступать так, как наши родители.

Другой вариант «привычных рельсов», это когда мы из принципа делаем всё наоборот, не так, как воспитывали нас. Без учёта реальной ситуации и конкретного ребёнка.

Нередко то, чего нам не хватало в детстве, становится для нас настолько огромной ценностью, что своему ребёнку мы стараемся этого дать как можно больше
Так, например, те, кого очень жёстко контролировали, дают ребёнку гораздо большую свободу, чем порой необходимо.

Лишь некоторым счастливчикам при этом удаётся найти баланс между свободой и контролем.

Это и естественно, потому что восполняем мы в этом случае не потребность своего сына или дочки, а потребность своего «внутреннего ребёнка».

Одним родителям достаточно осознать наличие сценария/антисценария, чтобы изменить свой подход к воспитанию. Другим помогает работа с психологом или психотерапевтом.

А как же всё-таки хвалить правильно?

С трудом представляю себе родителей, которые перед похвалой срочно сверялись бы с тем «А что там говорят психологи по этому поводу». Но всё-таки наметить вектор движения можно.

        1. Хвалите ребёнка не только за достижения, но и за усилия. Результата может долго не быть, но ребёнок поймёт, что усилия сами по себе тоже достойны уважения и похвалы, а это очень ценный вклад в ваше настоящее и будущее. В жизни часто бывают ситуации, когда надо долго вкладываться без видимого результата.
        2. Сравнивайте его только с самим собой. Если мы сравниваем ребёнка с другими детьми, мы обращаем его внимание не на то, к чему стоит стремиться, а на то, что он лично нас не устраивает. И что соседский Антон был бы для нас гораздо лучшим сыном.
        3. Похвала должна быть искренней. Иногда родитель может быть таким уставшим или чем-то расстроенным, что ему трудно выразить свою радость. Здесь можно пояснить ребёнку свой потухший вид и не особо радостный тон: «Извини, я так сегодня устала, что мне сложно как-то ярко выражать свои эмоции, но я, правда, горжусь тобой».
        4. Важно, чтобы похвала соответствовала возрасту и уровню развития ребёнка. То, что трёхлетка вытер со стола лужу по собственной инициативе, вызывает мамин бурный восторг: «Умница! Мамин помощник!». Подростку в этом случае достаточно вашей благодарности или улыбки.
        5. Ищите хорошее. Даже в самой неудачной работе или поступке, можно отметить что-то хорошее. Хотя бы намерение.
        6. Пусть ваша похвала будет содержательной. Расскажите подробнее, что именно вам нравится в работе ребёнка или его поступке.
        7. Нет ничего ужасного в оценочных суждениях или ты-высказываниях: «Ты — молодец. Это хорошая работа». Главное, чтобы в вашем общении с ребёнком присутствовали и другие формы похвалы.
        8. Периодически устраивайте ревизию достижений. Разговаривайте с ребёнком о том, что у него получилось, что вы заметили, чему порадовались. Показываете ему его собственный прогресс. Не важно, о чём идёт речь: об учёбе, ваших отношениях, успехах в игре на гитаре или программировании.

Желаем Вам больших успехов Ваш Mentalar.ru.

Источник: https://mentalar.ru/deti/

Матери убийц. Как женщины реагируют на известие о том, что их ребенок – монстр

Родители убийц по-разному воспринимают то, что сделали их дети. Многие из них в ужасе: они не понимают, как их ребенок мог превратиться в монстра.

 В 2013 году Джоанна Деннехи убила троих мужчин и совершила покушение еще на двоих. После ареста она призналась, что совершила эти преступления, чтобы «проверить, хватит ли у нее духа сделать это».

На селфи с телами жертв Джоанна выглядела совершенно счастливой.

Ментальные инвалиды : будущее без надежды? Когда с вашим ребенком « что – то не так »: ментальная инвалидность . Это не значит, что ваш самый страшный кошмар сбудется, но нужно начать действовать, не обращая внимания на увещевания других людей, даже врачей

Где и как должен работать ментальный инвалид ? Когда с вашим ребенком « что – то не так »: ментальная инвалидность . Люди с ментальной инвалидностью не взрослеют. И это осложняет ситуацию. За рубежом есть тьюторы, которые сопровождают их по жизни постоянно

В течение года мы сделали Лиззи пять исследований МРТ. Каждое показало нарушение работы мозга, но ни один врач не мог определить проблему и поставить диагноз.

Спустя много лет, полных борьбы и поиска правильного лечения, мы до сих пор не знаем названия ее заболевания

За этот год нас проконсультировал целый консилиум специалистов: генетики, неврологи, отоларингологи, психиатры, эндокринологи, аллергологи, иммунологи… и даже один экстрасенс.

С того момента как Лиззи исполнилось полтора года, с ней занимались логопеды, специалисты по раннему развитию, физиотерапевты. Спустя много лет, полных борьбы и поиска правильного лечения, мы до сих пор не знаем названия ее заболевания. Но я получила огромный опыт, которым хочу поделиться с другими родителями.

3 фразы, которые нельзя говорить партнеру

Слова обладают огромной силой, и многое из того, что вы можете сгоряча сказать партнеру, способно нанести колоссальный ущерб вашим отношениям. Вот три фразы, которые наиболее опасны: 1. «Ты вечно…» или «Ты никогда…» Классическая фраза, убивающая любое эффективное общение. Классическая фраза, убивающая любое эффективное общение.

Ничто так не способно вывести вашего партнера из себя, как обобщения такого рода. Проблема с подобными фразами заключается в том, что в пылу ссоры очень легко бросить что-то такое, не подумав, а ваш партнер услышит совсем другое: «От тебя никакого толку. Ты всегда меня подводишь». Даже если речь идет о какой-то мелочи вроде мытья посуды.

Когда с вашим ребенком « что – то не так »: ментальная инвалидность . Обычно семья, где живет человек с особенностями ментального развития, погружена в свои заботы. Мамы постоянно рядом со своими детьми , хотя те становятся взрослыми, — их невозможно оставить

Когда с вашим ребенком « что – то не так »: ментальная инвалидность . Обычно семья, где живет человек с особенностями ментального развития, погружена в свои заботы. Мамы постоянно рядом со своими детьми , хотя те.

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ С ВАШИМ РЕБЕНКОМ «ЧТО-ТО НЕ ТАК»

1. Доверяйте внутреннему чутью: если вы чувствуете, что у вашего ребенка проблемы, скорее всего, так оно и есть. Это не значит, что ваш самый страшный кошмар сбудется, но нужно начать действовать, не обращая внимания на увещевания других людей, даже врачей, что вам показалось. Вы лучше знаете своего ребенка.

Ребенок злится – как правильно реагировать

Чувство вины болезненно. Дети чувствуют себя виноватыми в том, что сделали больно родителям, которые этого не заслуживали, и злятся на себя за свое поведение. А взрослые корят себя за то, что не смогли помочь ребенку, и упрекают в беспомощности.

Мы страдаем от ощущения бессилия, принимаем неспособность решить проблему близко к сердцу, и в результате нередко реагируем иррационально.Одна из ошибок – поиск логики в поступках и словах ребенка, ее там нет и быть не может.

Префронтальная кора мозга, которая отвечает за логические суждения, у него еще не полностью развита.

Когда с вашим ребенком « что – то не так »: ментальная инвалидность . В группу « ментальная инвалидность » входит целый спектр нарушений Не считая медицинского обслуживания, главная потребность людей с ментальной инвалидностью – это потребность в нормальной

Когда с вашим ребенком « что – то не так »: ментальная инвалидность . Мама особенного ребенка Кэйти Радиган о том, что делать, распознав первые признаки болезни, как выбрать специалиста, научиться доверять врачам, а главное — не отчаиваться. Как выбрать школу и не

2. Осторожно относитесь к советам по развитию. Выберите один-два надежных источника информации – например, книгу известного педиатра по развитию ребенка в первые годы жизни или специализированный сайт, и отмечайте по ним прогресс в развитии. Не доверяйте форумам. Вашему ребенку помогут только советы профессионалов, а не мнения пользователей интернета.

3. Не откладывайте обращение к специалистам. Чем раньше вы начнете действовать, тем быстрее поможете ребенку. Запишитесь на прием к педиатру, поделитесь опасениями и получите профессиональное мнение.

Возможно, врач согласится с вами и направит к узкому специалисту или предложит подождать несколько недель и понаблюдать.

[attention type=yellow]
После посещения врача задайте себе один вопрос: «Отнеслись ли ко мне серьезно?» Необходимо, чтобы врач воспринимал ваши вопросы и сомнения всерьез.
[/attention]

4. Помните, что врачи и воспитатели всего лишь люди и могут ошибаться. Доверяйте внутреннему голосу и не давайте званиям и регалиям сбить себя с толку. В крайнем случае, вы всегда можете получить консультацию у другого специалиста.

Пасхальное меню для самых маленьких

После 1,5 года малыши уже пытаются попробовать те блюда, что едят взрослые. Как же организовать праздничный пасхальный стол, чтобы угощениями могли полакомиться не только старшие члены семьи, но и дети младше 3 лет?Пасха.

 Это достаточно калорийное и жирное блюдо, так как готовится из творога, масла, молока и яиц. Чтобы избежать расстройства пищеварения или отравления у малыша, предпочтите рецепты запеченной пасхи. При таком варианте все ингредиенты проходят термическую обработку.

Откажитесь от жирного творога и сметаны в пользу продуктов со сниженной жирностью.

Что делать, если с вашим ребенком « Что – то не так ». 1. Доверяйте внутреннему чутью: если вы чувствуете, что у вашего ребенка проблемы, скорее всего, так оно и есть. Это не значит, что ваш самый страшный кошмар сбудется, но нужно начать действовать, не обращая

Это однозначная умственная отсталость и ментальная инвалидность . «На жалобу о размерах головы услышала ответ: мамочка, ваш ребенок — инвалид ». Врачи не находили никаких отклонений. Но потом что – то пошло не так . — Видят, что с ребенком что – то не так , и демонстративно отходят.

Не ожидайте быстрых результатов и ощутимых перемен. Празднуйте любую, даже самую незначительную победу

5. Не забывайте и о том, что часто мы отказываемся верить в то, что говорят врачи, и не слышим их рекомендаций. Нужно быть готовыми к неприятному диагнозу. В этот сложный момент вам придется довериться профессионалам, которые определят дальнейшие шаги.

6. Ищите людей, которым сможете доверять. Мне очень повезло, что я подружилась с некоторыми из воспитателей, терапевтов и врачей Лиззи. Я была в них уверена и знала, что они скажут мне то, что нужно ребенку, а не то, что мне бы хотелось услышать.

7. Воспитание ребенка – скорее марафон, а не спринт. Особенно если у вас ребенок с особенностями развития. Не ожидайте быстрых результатов и ощутимых перемен. Празднуйте любую, даже самую незначительную победу.

Лиззи долго не говорила, и я боялась, что она не заговорит никогда. Но однажды ее воспитатель пожаловалась, что моя дочь разразилась длинной и не вполне приличной тирадой в ее адрес.

Я до сих пор помню смешанное чувство стыда и гордости за ребенка.

Быть родителем всегда непросто. Любая проблема сначала кажется непреодолимой. Я не профессионал. Я всего лишь мама, которая любит своего ребенка и пытается ему помочь. Я научилась доверять специалистам и поняла, что вместе мы можем добиться многого. Знайте, что вы и ваш ребенок гораздо сильнее, чем вы думаете.

Источник: The Huffington Post.

Об авторе

Кэйти Радиган (Kathy Radigan) – блогер, мать троих детей, один из которых с ментальной инвалидностью. Кэйти дает советы о том, как не отчаиваться и наслаждаться материнством несмотря ни на что. Ее блог.

10 подсказок «воскресному папе»: как сохранить связь с ребенком .
1. Наберитесь терпения. Воспитывать ребенка дистанционно очень трудно. Но помните, что вы по-прежнему оказываете на него большое влияние, не меньшее, чем мать. Выполняйте свои обязательства, включая финансовую поддержку ребенка, без негодования и чувства обиды. 2.

Поддерживайте контакт с матерью ребенка. Отношения, которые складываются у вашего ребенка с матерью, не похожи на ваши с ним отношения. Возможно, те правила и порядки, стиль общения, который принят в семье вашей бывшей жены или подруги, кажется вам не совсем правильными. Но ребенок нуждается в тех отношениях.

Поэтому поддерживайте связь с его матерью, признавая, что вы не отвечаете за их отношения.

Источник: https://PressFrom.info/ru/lifestyle/family-and-relationships/-68374-kogda-s-vashim-rebenkom-chto-to-ne-tak-mentalnaya-invalidnost.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.