Мастер Догэн, открывший дорогу дзен

Эйхэй Догэн – биография просветлённого мастера

Мастер Догэн, открывший дорогу дзен

  • Дайошо Эйхей Догэн говорил:
  • Учение Догэна

В XIII веке один из великих мыслителей Японии Эйхэй Догэн научил своих соотечественников медитации дзен. Его философское и поэтическое творчество продолжает влиять не только на жизнь Японии, но и на развитие мирового буддизма.

Просветленный мастер – основатель Дзен-Буддизма в Японии (японской школы Сото)

Место рождения: Япония

Основное место деятельности и жительства:Япония, Китай

Догэн родился в аристократической семье, близкой к императору. Зрелость наступила очень рано: сначала умер отец, а в семь лет Догэн потерял мать, навсегда проникшись ощущением хрупкости жизни…

Перед смертью она просила сына стать монахом, чтобы помочь спасению всех живых существ. Японский буддизм переживал упадок. Став монахом, мальчик сразу обратил внимание на контраст между ясным учением Будды и сложными интерпретациями религиозных наставников, на несоответствие между простотой, которую проповедовал Будда, и пышной роскошью монастырей.

Почти десять лет юноша искал ответы на экзистенциальные вопросы у лидеров разных буддийских течений Японии.

В возрасте 24 лет он отправляется с наставником Мьезеном в Китай для дальнейшего постижения дзэна, лишенного налета японской школы Риндзаи. Там все время он занимался практикой дзадзэн под руководством мастера Джу-чинга.

Но его раздражало сидение в неподвижности, что вело к «безучастной», «отвлеченной» пустоте, осуждаемой Хуэй Нэнгом, до тех пор, пока однажды он не услышал, как мастер отчитывал дремлющего монаха во время утреннего обхода.

Мастер говорил: «Практика дзадзэна усыпляет тело и сознание. Ты думаешь, дремота завершит дело?».

Услышав эти слова, Доген вдруг увидел истину: дзадзэн заключался не только в сидении, в безмолвной неподвижности, он представлял собой динамическое открытие самости человека, его же собственной реальности, прямо давая возможность проходить всем идеям жизни.

Когда жизнь воспринимается без вмешательства эго, приходит истинный опыт сущего.

После этого прозрения он сказал: «Сознание и тело усыплены; усыплены сознание и тело! Это состояние следует пережить каждому, это подобно складыванию фруктов в корзину без дна или наливанию воды в дырявую миску: сколько ни накладывай или ни наливай, не заполнишь корзину, не наполнишь миску. Когда понимаешь это, дно отваливается. Но до тех пор, пока еще есть хоть намек на концептуализм, заставляющий говорить: «Я имею понятие об этом или о том» – это значит игра в нереальность продолжается».

Позже он пришел к мастеру, и перед тем, как занять перед ним подобающую позу, зажег ароматную палочку. Мастер спросил его: «Зачем ты воскурил фимиам?». Ему вовсе не хотелось спрашивать, потому что вся внешность Догена говорила о его сатори, но задавая этот простой вопрос, мастер мог судить об уровне саторического состояния.

– Я прочувствовал усыпление тела и сознания, – отвечал Доген. Джу-чинг понял, что просветление Догена было действительным.

– Ты в действительности усыпил тело и сознание, – сказал он. Привыкший к резким словесным выпадам, Доген был поражен столь быстрому признанию мастером его состояния. 

– Не утверждай это с такой легкостью, – запротестовал было он.

– А мне и не легко утверждать это.

Более удивленный Доген спросил:

– Что заставляет тебя говорить то, что ты не утверждаешь это легко?

– Тело и сознание, что усыплены! – ответил Джу-чинг.

Вернувшегося в Японию после четырех лет пребывания в Китае Догена спросили о том, какого качества понимание обрел он за границей. Он ответил: «Я вернулся с пустыми руками.

Я понял лишь то, что глаза расположены по горизонтали, а нос – по вертикали». Он вернулся ни с чем, что можно было продемонстрировать, без всяких свитков или священных учений, даже без «волоска Будды».

Но из этой пустоты в его руках вышло великое учение японской секты Сото.

Вернувшись в Японию, он встречает сопротивление косного духовенства, пишет книгу о дзадзен и основывает собственную школу дзен Сото… Он переосмысливает роль медитативной практики дзен, которую отождествляет с постижением Пути, и создает новые ритуалы, регламентирующие повседневную жизнь.

«ИЗУЧАТЬ ПУТЬ БУДДЫ – ЗНАЧИТ ИЗУЧАТЬ СЕБЯ. ИЗУЧАТЬ СЕБЯ – ЗНАЧИТ ЗАБЫТЬ СЕБЯ. ЗАБЫТЬ СЕБЯ – ЗНАЧИТ ДАТЬ ПРОЯВИТЬСЯ МНОЖЕСТВУ ВЕЩЕЙ».

«Каждый человек есть дремлющий Будда. Достижение Пробуждения, осознаем мы это или нет, – конечная цель каждого из нас.

И хотя сам Догэн очень много писал, он настаивал на том, что путь к Пробуждению лежит не через книги, а через себя, через личный опыт и упорную практику медитации дзадзен.

По этой причине в учении дзен нет ни священных текстов, ни догматов: истина скрывается в нас самих. И каждый должен найти ее сам…»

Дайошо Эйхей Догэн говорил:

«Опасаясь быстрого исчезновения солнечного света, занимайтесь практикой Пути, как если бы вы спасали голову от пламени. Размышляя об этой эфемерной жизни, совершайте усилия подобно Будде, поднимающему ногу.

Когда вы услышите хвалебную песнь, которую поёт божество киннара или божество калавинка, пусть это окажется вечерним ветерком, касающимся ваших ушей. Если вы увидите прекрасное лицо Мао-цзянь или Си-ши, пусть оно будет подобно каплям утренней росы, попавшим вам на глаза.

Свобода от уз звука и формы естественно соответствует сущности ума, который ищет Путь.» Гакудо Ёдзин-Сю (Принципы изучения Пути).

За свою жизнь Догэн много написал и по-китайски, и по-японски: монументальный труд «Сёбо гендзо», стихи, философские сказки и даже книги наставлений, которые можно считать первыми в истории пособиями по личностному росту…

Учение Догэна

Догэн учил недвойственности между просветлением и практикой дзэн. Сидение в дзадзэн уже есть просветление.

По Догэну вначале необходимо пробудить мысль о просветлении, в искреннем следовании за которой и заключается путь Будды и патриархов. Дайошо Эйхей Догэн говорил:

«Опасаясь быстрого исчезновения солнечного света, занимайтесь практикой Пути, как если бы вы спасали голову от пламени. Размышляя об этой эфемерной жизни, совершайте усилия подобно Будде, поднимающему ногу.

Когда вы услышите хвалебную песнь, которую поёт божество киннара или божество калавинка, пусть это окажется вечерним ветерком, касающимся ваших ушей. Если вы увидите прекрасное лицо Мао-цзянь или Си-ши, пусть оно будет подобно каплям утренней росы, попавшим вам на глаза.

Свобода от уз звука и формы естественно соответствует сущности ума, который ищет Путь.»

Гакудо Ёдзин-Сю (Принципы изучения Пути)

Источник: //osoznanie.org/1929-eyhey-dogen-biografiya-prosvetlennogo-mastera.html

Дзэн-буддизм для ничего: учение Кодо Саваки Роси — Моноклер

Мастер Догэн, открывший дорогу дзен

«Тебе не хватает на жизнь? Тогда просто умри!… Ты живёшь, чтобы работать, или ты работаешь, чтобы жить?» Публикуем материал про необычного дзен-буддистского мастера Кодо Саваки Роси, который жил в XX веке, много ругался, говорил о том, что любой поход за просветлением обречен на провал и призывал вернуться к чистой практике дзэн-буддизма, которая всегда противопоставляла себя словам и рассуждениям об этой практике. О том, какую дорогу прошел Дзен как учение, какой вклад Кодо Саваки внёс в сохранение сути религии и почему истинный дзен всегда отсылает нас к переживанию настоящей жизни, в отличие от традиционного буддизма, отворачивающегося от неё, рассказывает создатель visions Евгений Суворов.

Введение в дзен-буддизм

История Дзен начинается с монаха Бодхидхармы, который пришел в Китай из Индии в V веке нашей эры и принёс с собой буддизм. Очень скоро с ним встретился император, заинтересованный в распространении этого учения, он был настроен на светский разговор с легендарным мастером.

Этот разговор быстро закончился, так как Бодхидхарма сказал, что император иллюзорен, а буддизм ничего не значит. После этого он ушел, сел у стены и медитировал так девять лет. Вряд ли что-то может лучше проиллюстрировать закалку старой школы мастеров буддизма.

Кодо Саваки Роси относится именно к этой линии преемственности настоящих мастеров буддизма, которые не церемонились, пытаясь донести дхарму ⓘДхарма — 1. Учение Будды. 2. Совокупность установленных норм и правил, соблюдение которых необходимо для поддержания космического порядка..

Только жил он в первой половине XX века, а это демонстрирует нам, что настоящая религия не ушла из жизни людей.

«Религия означает жить свою жизнь абсолютно свежо и заново, не давая чему-либо вести себя на поводке».

Но что имел в виду Бодхидхарма? Со стороны подобное поведение может показаться проявлением безумия или странным эпатажем. На самом деле Бодхидхарма глубоко чувствовал религиозную основу буддизма и просто решил вернуть императора на землю.

Когда тот говорил, что он строит святилища и храмы для буддизма, а монахов становится больше, то Бодхидхарма заметил, что императора несёт в опасные дебри. Он сказал: «Всё принадлежащее миру — иллюзия, монастыри и монахи столь же нереальны, как ты и я».

Когда вконец запутавшийся император спросил «А в чём же тогда суть буддизма?», Бодхидхарма ответил: «Пустота и никакой сути».

Пустота в буддизме — это основа всех вещей. Её можно пережить и таким образом освободиться от ограниченного существования.

«Мы просто родились и мы просто умрём, но ты спрашиваешь о смысле жизни, ты спрашиваешь, что тебе даст дзадзэн? При этом ты не имел бы права жаловаться, если бы умер в прошлом году. Разве не ясно с самого начала, что жизнь ничего не даёт? Это просто приход и уход – и это всё. Твоя проблема в том, что ты носишь в груди что-то, что не хочет это признавать».

Кодо Саваки

В дзен-буддизме сосуществуют две крупные школы. Первой появилась Риндзай, когда монах Эйсай принёс чань-буддизм в Японию. Она характеризуется верой в мгновенное просветление с помощью умственного усилия, восприятия коанов ⓘКоан (ко:ан, японская калька кит.

公案, гунъань) — диалог, вопрос или короткое повествование, содержащие алогизмы и парадоксы. и их парадоксальных смыслов. Школа Сото возникла в том же веке из-за Догэна, который считается одним из самых влиятельных мастеров дзен в истории.

Он начал знакомство с дзен-буддизмом у ученика Эйсая в школе Риндзай, но быстро разочаровался в большой приверженности к коанам. Новая школа основывалась на достижении просветления с помощью сидячей медитации.

Кодо Саваки Роси относится к школе Сото, число последователей которой сегодня превышает количество последователей Риндзай в несколько раз, хотя начиналось всё наоборот.

Кодо Саваки и Содо Йокояма

Сегодня многие люди относятся к дзен, как к интересной штуковине из супермаркета, которая состоит из десятиминутных медитаций на свежем воздухе, настольного сада из камней и афоризмов, которые можно вспомнить на свидании с девушкой.

Кодо Саваки Роси назвал бы таких людей чертями, а потом посоветовал им прыгнуть со скалы. Если не ударил бы палкой по голове.

Бессмысленно пытаться понять что-то о «Бездомном» Кодо в отрыве от его изречений, поэтому по ходу статьи вас ждут мысли, с помощью которых он передал дхарму каждому, кто смог до неё дотянуться.

«Я хочу попробовать дзадзэн ⓘДзадзэн — практика «сидячей медитации»., чтобы стать настоящим мужиком.

Таким людям я говорю: из тебя никогда не выйдет настоящий мужик! Дзадзэн – это самое скучное дело, существующее для человека – только тот, кто устал от своей человеческой жизни, может начать практиковать.

Потому что в дзадзэн речь идёт о том, чтобы распрощаться с бытием человека. Дзадзэн – это не что-то, что могут выдумать себе люди».

Кодо Саваки Роси (1880-1965) получил ранг настоятеля храма дзен, но ушел странствовать по Японии, чтобы голодать, собирать милостыню и учить простых людей.

Его прозвали «Бездомный» Кодо за то, что он проповедовал в рыбацких деревнях, городах, тюрьмах и университетах, не делая между ними никакого различия.

С детства у него была нелегкая жизнь, которая прекрасно иллюстрирует, как формировался один из самых неоднозначных мастеров дзен.

Его мать погибла, когда ему было четыре года, а через три года умер отец. Кодо стал жить у дяди. По некоторым источникам это был приемный дядя. Но и он погиб спустя некоторое время.

После череды этих смертей Кодо попал к другу дяди, который был замешан в работе нелегального казино, а его жена работала проституткой.

С ранних лет Кодо оказался вовлечен в криминальную жизнь Японии того времени.

Он практически сразу подрабатывал в казино, а позже участвовал в некоторых разборках местных банд. Однажды он увидел, как посетитель заказал проститутку и умер от сердечного приступа.

Это был поворотный момент, потому что Кодо понял, что не хочет закончить точно так же.

В шестнадцать лет он сбежал из дома с мешком сырого риса, который ел в этом виде, пока не дошел пешком до местного монастыря.

«Один монах спрашивает Рюгэ: «Чем завладели старые мастера, что дало им спокойствие ума?» Рюгэ отвечает: «Это как с вором, который влезает в пустой дом». Когда вор влезает в пустой дом, ему не надо ничего воровать. И ему не надо ни от кого убегать. Там нет никого, кто бы за ним охотился. Ты должен полностью понять это «там абсолютно ничего нет».

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.