«Молодой папа»: рождение отца

Содержание

Пять самых молодых пап в истории

«Молодой папа»: рождение отца

© Hulton Archive/Getty Images

Сын графа Тускульского Теофилакт становился папой трижды, причем сколько ему было лет в момент первоначального избрания, никто в точности не знает: разброс в источниках — от 11 до 25.

Правление его запомнилось несколькими мудрыми политическими решениями (например, идеей устраивать в любых конфликтах перемирия по дням церковных праздников), а также царившим в Латеранском дворце чудовищным развратом: по некоторым данным, Бенедикт IX был первым понтификом открыто нетрадиционной ориентации.

Что не помешало ему в 1044 году отречься от престола из желания вступить в брак. Правда, благих намерений хватило всего-то на 40 дней: братья Бенедикта не собирались уступать церковную власть конкурентам, семейству Крешенци, и быстренько вернули папу Тускульского на место.

Тот проправил с 10 апреля по 5 мая — и по сходной цене сбагрил хлопотную должность собственному крестному. Так к концу 1045 в Италии образовалось сразу трое пап, и которого из них считать настоящим, было решительно неясно.

Император Генрих III попытался разобраться, созвал церковный собор, аккуратно низложил всех троих и возвел на престол четвертого, Климента II. После его скоропостижной смерти — через год — Бенедикт вновь вернулся в Латеранский дворец. Окончательно его изгнали лишь в июле 1048-го, для верности дважды отлучив от церкви, — но и тогда экс-папа со своим семейством не прекратил ставить палки в колеса всем, кто пытался заправлять делами курии.

Подробности по теме

«Молодой Папа» Паоло Соррентино: свято место

«Молодой Папа» Паоло Соррентино: свято место

930/937–964, избран в 955 году в возрасте то ли 18, то ли 24 лет

© De Agostini Picture Library/Getty Images

Этот папа тоже происходил из властительного Тускульского семейства: Альберих II Сполетский, самопровозглашенный князь Рима, назвал сына Октавианом, намекая, что тому суждено править городом и миром. Перед смертью Альберих заставил приближенных поклясться, что Октавиана посадят на папский престол.

Очередь до него дошла в 955 году — правда, хроники расходятся в показаниях: по одним версиям, наследнику к тому времени было 18, по другим — 24. В любом случае править он стал сразу в двух лицах: церковные дела вершил под именем Иоанна, а светские — за подписью Октавиан.

Довольно быстро этот папа заслужил репутацию мерзейшего главы церкви за всю историю: источники утверждают, что Латеранский дворец он превратил в притон разнузданного разврата, святотатствовал, прелюбодействовал с собственной племянницей, пил вино с дьяволом, играл в кости, призывая в помощь Венеру с Юпитером, а также прикончил нескольких кардиналов. Император Оттон I сместил его и назначил другого папу, Льва VIII. В итоге один понтифик окопался в окрестностях нынешней базилики Сан-Паоло-Фуори-ле-Мура, другой — в окрестностях Ватикана, последовало несколько кровопролитных сражений, где перевес оказался на стороне Тускульских, но договориться с императором о мире времени не хватило — Иоанн-Октавиан скончался в доме очередной любовницы то ли от рук разгневанного мужа, то ли от апоплексического удара.

910–935, избран в 931 году в возрасте 21 года (по некоторым источникам — в возрасте 20 лет)

Об этом понтифике достоверных сведений крайне мало. Матерью его была Мароция — дама благородного происхождения, сомнительной морали и больших амбиций, а отцом, скорее всего, папа Сергий III.

Так что Иоанн XI вошел в историю как единственный папский незаконный сын, в свою очередь взошедший на папский престол.

Правда, править самостоятельно ему не дали: сначала распоряжения отдавала мать, а потом власть захватил младший брат Иоанна, Альберих II Сполетский, который не расположен был миндальничать с родней: Мароцию он бросил в тюрьму, а понтифику запретил покидать Латеранский монастырь.

Последние несколько лет Иоанн доживал под домашним арестом, молясь и отправляя службы. Впрочем, кое-что полезное он все-таки успел сделать — поддержал реформу Одона Клюнийского, которая привела к расцвету Клюнийского аббатства и бенедиктинских монастырей в целом.

972–999, избран в 996 году в возрасте 24 лет

© Hulton Archive/Getty Images

Бруно Каринтийский, правнук императора Оттона Великого, стал первым папой германского происхождения. Начал правление с того, что торжественно короновал в императоры своего двоюродного брата.

Римлянам немецкое господство пришлось не по нраву: они устроили бунт, от которого Григорию V пришлось бежать на север, в Павию, и выбрали собственного папу — Иоанна XVI.

Императору пришлось отвлечься от войн со славянами и навести порядок: взять приступом замок Святого Ангела, где главный несогласный, барон Крешенци, укрылся со своим ставленником Иоанном, и устроить показательные казни (бедному антипапе выкололи глаза, отрезали нос, уши и язык и в таком виде отправили доживать в монастырь, а Крешенци обезглавили, не сходя с места). Но жесткие меры не слишком помогли Григорию: папа скончался через через год, причем все были уверены, что его отравили из мести — за потопленное в крови восстание.

Подробности по теме

«Нужно брать Караваджо»: Аркадий Ипполитов о выставке Пинакотеки Ватикана

«Нужно брать Караваджо»: Аркадий Ипполитов о выставке Пинакотеки Ватикана

1475–1521, избран в 1513 году в возрасте 37 лет

© Kean Collection/Getty Images

Джованни Медичи, второй сын флорентийского герцога Лоренцо Великолепного, в 13 лет получил кардинальскую мантию, но считался кардиналом-мирянином: при желании он имел право отказаться от сана, жениться и обзавестись законным потомством, но вместо этого сделался первым папой-флорентийцем и уже после избрания был рукоположен в священники (после Джованни Медичи такого больше не повторялось).

Свою политическую программу новоизбранный Лев X суммировал в беседе с братом Джулиано: «Всевышний даровал нам папский престол — воспользуемся же этим!» И всю оставшуюся жизнь следовал этому правилу безоговорочно: завел блестящий двор, покровительствовал художникам, прежде всего Рафаэлю (портреты Льва Х во множестве фигурируют на стенах Рафаэлевых станц в Ватикане), собрал огромную коллекцию музыкальных инструментов и ревностно следил за тем, чтобы у его хора не было конкурентов.

Понтифик на равных вел ученые беседы с философами (недаром в юности его наставником был Полициано) — считалось даже, что Лев Х слишком умен, чтобы полностью разделять католическую доктрину, и многие хронисты записывали его в агностики.

Папские охоты и балы славились на всю Европу, а подданные, не получившие приглашения во дворец, развлекались шутовскими процессиями во главе с присланным в дар из Португалии белым слоном Ганноном (папа слона обожал, холил и лелеял, а когда тот заболел, повелел лечить слабительным из золота — неудивительно, что животное долго не продержалось). В общем, деньгами Лев швырялся направо и налево, а когда в казне случалась недостача, недолго думая закладывал дворцы, сервизы, драгоценности и даже статуи апостолов. Не хватало, в частности, на стройку собора Святого Петра, начатую предшественником Льва, Юлием II. Чтобы на работы не встали, приходилось торговать индульгенциями. Возмущенный Мартин Лютер заклеймил эту порочную практику в 95 тезисах, которые в 1517 году прибил к дверям Замковой церкви в Виттенберге, положив начало эпохе Реформации. Но Лев X опасность недооценил — он счел, что проблема решается простым отречением Лютера от церкви. И ошибся. В декабре 1521 года папа внезапно заболел (поначалу винили яд, но в конце концов сошлись на малярии) и умер, не успев собороваться. Хоронить его оказалось толком не на что.

Источник: //daily.afisha.ru/cinema/3580-pyat-samyh-molodyh-pap-v-istorii/

Молодой Папа: вечный сирота в поисках Бога

«Молодой папа»: рождение отца
Читай нас в Дзене:

Интерес к сериалу «Молодой Папа» возник еще до выхода на экраны: ведь Ватикан — это не криминальные будни и семейные страсти, о нем сериалы снимают редко, а если быть точным — то вообще не снимают.

Обращение к редкой, необычной теме — всегда выигрышный ход режиссера, позволяющий замаскировать  погрешности сценария, недочеты оператора и провальную игру отдельных актеров. Но в случае с мини-сериалом П.Соррентино ничего маскировать не потребовалось: когда «Молодой Папа» вышел на экраны, внезапно оказалось, что он безупречен.

Претензий к качеству не возникло даже у самых въедливых критиков, зато обсуждение того, что хотел сказать Соррентино своим невероятно красивым телесериалом продолжается по сей день, через 2 года после премьеры.

Одни уверены, что «Молодой Папа» — это адаптированная к европейским вкусам и ватиканским реалиями версия американского сериала «Карточный домик», повествующего о хитросплетениях политики.

Другие увидели в нем производственный сериал с типичным сюжетом: в офис пришел новый молодой босс, и все  закрутилось.

Третьи призывают сконцентрироваться на морально-этической проблематике, тем более, что сам режиссер заявил: он снял сериал о «знаках присутствия бога и о столь же убедительных признаках его отсутствия, о поиске и утраты веры».

Четвертые полагают, что образ Ленни Белардо, гениально сыгранного Джудом Лоу, глубоко полемичен и представляет собой своеобразную антитезу самому популярному папе Римскому 2-й половины 20 века — Иоанну Павлу Второму. Так это или нет, знает только Соррентино, но то, что образ Пия Тринадцатого — ключ к пониманию всего сериала, сомнений не вызывает.

Реформатор из Америки

Чтобы понять подлинный смысл образа Ленни Белардо, надо сперва разобраться с поверхностными характеристиками его личности: происхождением, возрастом и внешностью, оставив сиротство на потом. Свежеизбранный папа — молодой (относительно) и красивый американец, хотя ничто не мешало сделать героя европейцем или хотя бы латиноамериканцем.

Выбор на первый взгляд странный, ведь США — не католическая страна и никогда ею не была.

Но США, во-первых, куда более религиозная страна, чем абсолютное большинство европейских государств; во-вторых, это достаточно молодое, активное и напористое государство, претендующее на роль мирового лидера; и в-третьих, это страна, обладающая для одних необычайной привлекательностью, а у других вызывающая отторжение.

Таков и Ленни Белардо  с его истовой религиозностью, активностью, самоуверенностью, молодостью и красотой.

Его можно любить или ненавидеть, считать святым или одержимым, но нельзя не признать, что у него есть цель, идеалы и четкий план, то есть все то, чего не хватает остальным кардиналам, старым, как те «священные камни Европы», о которых писал еще Достоевский.

Соррентино, признавая необходимость обновления нашей цивилизации, скептически относится к возможностям Европы: ей нужна свежая кровь, нужен некто, обладающий верой и силой, и США здесь предстают и как реальная страна, и как символический образ.

Но самое интересное в том, что одряхлевшему миру Ватикана так же нужен энергичный американский реформатор, как Ленни Белардо нужны Ватикан и особенно Венеция. Вечный сирота одержим желанием найти своих родителей.

Метафизическое сиротство

Мотив сиротства, а точнее, потери и поиска родителей настолько типичен для телесериалов католических стран (бразильских, мексиканских, да и итальянских — вспомним «Эдеру»), что может показаться, будто Соррентино решил высмеять штампы.

Едва заметный привкус иронии и впрямь ощущается, но этот привкус сопровождает буквально все сюжетные линии, и не в нем дело. Одиночество и сиротство Ленни — метафора, изображающая состояние человека в мире, лишенном Бога.

На эту тему много писали все философы 20 века — от Камю до Хайдеггера, сходясь в одном: жить, зная, что там — никого нет, а умрешь — лопух вырастет, крайне неуютно. Стремясь убежать от этого абсурда, человек начинает заново искать смысл бытия, искать веру.

Но верить в 21 веке куда сложнее, чем в 15-м:  мы слишком много знаем об окружающем мире, и нам, чтобы поверить, надо увидеть. Даже папе Римскому мало знать, что Бог, то есть родители, есть: он хочет его — их — увидеть воочию.

Почему Пий Тринадцатый так консервативен?

Для европейского зрителя Ленни Белардо неприлично архаичен: по некоторым вопросам у престарелых кардиналов более прогрессивные взгляды, чем у этого молодого мужчины. К примеру, он  против абортов и не склонен считать гомосексуализм вариантом нормы.

 Однако в его консерватизме есть своя логика: ведь всю 2-ю половину 20 века католическая церковь шла по пути все большей «модернизации» и либерализма, однако желанного результата подобная стратегия не принесла и больше народу в храмах не стало.

А коль скоро либеральная дорога не ведет к храму, то логично попробовать консервативную.

В чем смысл отказа от пиара?

Упорный отказ Пия Тринадцатого общаться с прессой, тиражировать свой образ на сувенирах и выходить под объективы фотокамер имеет куда более серьезную подоплеку, чем простое упрямство.

С одной стороны, Ленни бесит коммерциализация церкви: в мире, где все продают и покупают, не осталось ничего святого. Совсем изгнать торговцев из Храма он не может, но умерить масштабы торговли в силах.

Ощущая себя наместником Бога, он не желает превращаться в мужчину с обложки журнала или с декоративной тарелки.

С другой, Ленни, формально не желая превращаться в шоумена от церкви, действует по всем правилам шоу-бизнеса, гласящим, что истинную звезду создает загадка и дистанция. Правда, у него не всегда получается выдержать нужный баланс между отстраненностью и доступностью, но подобные навыки приходят с опытом.

В чем смысл первых кадров?

В начале сериала мы видим пухлого младенца, ползущего по куче таких же младенцев и в итоге оказывающегося Пием Тринадцатым.

По мнению критиков, мы имеем дело с «отстроченной метафорой» режиссера: чтобы понять ее смысл, нужно досмотреть сериал до 5 серии, в которой папа рассматривает картину «Поклонение Венере» с кучей пухлых амурчиков, или эротов, символизирующих все виды любви и нежных чувств. Выбираясь из-под груды младенцев-амуров, Ленни преодолевает все человеческие чувства, чтобы стать чем-то большим, чем человек.

В чем смысл сна?

В проповеди, которую читает во сне Ленни, он одобряет все, что ему на самом деле ненавистно, и восхваляет свободу.

Психологи считают подобные сны, в которых отражаются наши страхи, чем-то вполне естественным, но тут вопрос, чего боится вновь избранный папа: сказать что-то не то, провалить первое публичное выступление или поддаться голосам внутренних демонов, твердящих, что ради популярности можно немного поступиться принципами. Так или иначе, в последующих сериях Белардо успешно справляется со всеми демонами и соблазнами.

Что думает о сериале Ватикан?

Благодаря большой публикации в  L’Osservatore Romano — официальной газете Ватикана, мы знаем, что папа и кардиналы смотрят сериалы, хотя транслировать свои впечатления от них поручают специально обученным людям.

Ватикан счел «Молодого Папу» не очередной попыткой поспекулировать на актуальной с легкой руки Дэна Брауна теме, а важным культурным феноменом, стремящимся разгадать тайну церкви. Перевод: папе и кардиналам понравилось.

Ждать ли продолжения?

Воодушевленный успехом первого сезона, Соррентино собрался снять второй: весной 2017 г. мировые СМИ сообщили, что уже написан сценарий и идет кастинг.

Но потом процесс несколько затормозился: Соррентино и Лоу отвлекли новые проекты, так что самый честный ответ на вопрос о продолжении звучит так: поживем — увидим.

Будет — отлично, не будет — тоже хорошо: в первый сезон Соррентино ухитрился втиснуть столько метафор, загадок и аллюзий, что критикам и зрителям хватит еще на долгие годы.

Источник: //mnogo-smysla.ru/smysl-seriala/molodoj-papa-vechnyj-sirota-v-poiskah-boga/

«Молодой Папа». Человек, идущий к святости

«Молодой папа»: рождение отца

«Поведение Папы в каких-то моментах – поведение человека на грани парадокса или юродства, что напоминает: человек, идущий к святости – не дедушка Мороз, добрый, приятный во всех отношениях», – протоиерей Максим Козлов, настоятель Патриаршего подворья – храма преподобного Серафима Саровского на Краснопресненской набережной в Москве делится своим мнением по поводу сериала Паоло Соррентино «Молодой Папа».

Протоиерей Максим Козлов

С одной стороны, с точки зрения художественной составляющей, «Молодой Папа» – качественный сериал. И это понятно: Паоло Соррентино – не рядовой режиссер и это чувствуется во всем: в каждом кадре, в темпе съемок, в неожиданном подборе актеров, в ракурсах кадра. Так что смотреть сериал было интересно.

С другой стороны, цельного впечатления после просмотра у меня не сложилось. Я не знаю, плохо это или хорошо, но, наверное, каждый будет вкладывать какие-то свои дополнительные смыслы в увиденное.

Из того, что мне кажется нелогичным – периодически возникающая тема, что герои фильма не верят в Бога. В частности, вопрос личной веры или неверия главного героя, который ставится явно с учетом чаяний массового зрителя.

Можно ставить вопрос о его догматической убежденности, о личных поисках, колебаниях, спадах.

Но вот так, чтобы то «верю», то «не верю» по отношению к любому устойчиво религиозному человеку, – это мне кажется, не вполне оправданно.

Живой чиновник

Интересными показались мне образы людей в Ватикане. Не банально подана фигура государственного секретаря Ватикана. Сначала могло показаться, что он – ярко выраженный бюрократ, чиновник высочайшего пошиба.

Ожидалось, что у него, как это и бывает с чиновниками, мировоззренческие значимые моменты, возводящие к Богу, остаются где-то на периферии сознания.

Но оказалось, что это не так, и постепенно государственный секретарь раскрывается, предстает перед зрителями как живой интересный человек, не безнадежный с точки зрения вечности.

Никого не обидеть

Интересным для дискуссии видится один из заходов фильма – идея Пия XIII уйти от популяризации и открытости Церкви путем миссионерско-проповеднического навязывания. Каждый, кто бывал в Ватикане или в католических странах, знает, до какого уровня кича доходит все то, о чем говорилось в начале в фильме: брелоки, пепельница с Папой и прочее предлагается в фантастическом количестве.

Но не только это. Лично мне в стремлении к закрытости Папы Пия XIII видится антитеза Папе Франциску, который стремится к максимальной открытости, выходит и приходит к совершенно разным людям.

Я увидел в сериале мысль о том, что нужно таинственное, мистическое сакральное пространство сделать не таким уж легко досягаемым и легко открывающимся. Чтобы у людей возникло желание пути туда.

Сам фильм, думаю, не оскорбит ничьи религиозные чувства. Просто потому, что он не провоцирует на это, в нем нет идеи заведомо спрофанировать и обидеть или принизить, вывести Католическую Церковь на уровень некоего института, заслуживающего высмеивания.

Папа Франциск

И православным не стоит обижаться на то, как в сериале в эпизоде появляется вымышленная фигура Патриарха Русской Православной Церкви. Понятно, что эта часть для создателей картины – иллюстративная, в контексте фильма мало значащая и, безусловно, не глубокая. Вероятно, это некий уровень восприятия восточного христианства частью современного западного общественного сознания.

Тем, кто надеялся с помощью этого фильма познакомиться с жизнью Католической Церкви, я бы не советовал этого делать. Сериал, в основном, для тех, кто живет в странах с католической традицией и более-менее представляет реалии, кто может соотносить его с собственным опытом, неважно, принимая, находя параллели или, напротив, не соглашаясь.

На грани святости

Если мы представим, что главный герой Папа Пий XIII действительно человек, находящийся на пути к святости, как об этом постоянно говорится, то, мне кажется, это представлено ярко и цепляюще.

(Оставим за скобками курение Папы или некоторые другие моменты). Не оставляют равнодушными случаи, когда главный герой молится, и это очевидным образом приносит результат.

Есть попытка показать живое непосредственное богообщение.

Поведение Папы в каких-то моментах – поведение человека на грани парадокса или юродства, что напоминает: человек, идущий к святости – не дедушка Мороз, добрый, приятный во всех отношениях. Это человек, с которым всем окружающим может быть трудно.

И чем выше он занимает иерархический пост, тем, может быть, труднее. Причем не только для него, но и для Церкви.

Кадр из сериала «Молодой папа». kinopoisk.ru

Фигура Папы в сериале – неоднозначная. С одной стороны – его называют святым, и по его молитвам происходят чудеса. С другой – можно сказать, что косвенно по его вине гибнут два человека. Так что, мне кажется, надо говорить не о святости, а о духовной и личностной неординарности в рамках церковного существования.

Но, при всем при том, невозможно не согласиться, что для главного героя, со всеми его недостатками, личные вопросы отношений с Богом и Вечностью являются главными.

Сегодня таких людей найти не очень просто, тех, для кого такие вопросы были бы главными не в связи с личностным существованием, не в связи с церковным бытом, не в связи с общественно-политическим, национальным или каким-то еще иным пространством, а действительно – на первом месте. Почти на ветхозаветном уровне, с притягиванием, отталкиванием, с борьбой.

Наверное, начиная с этого святость и выковывается. Сначала такое отношение должно стать на первое место, а потом будет какой-то результат. А он может быть разный – или подняться, или свалиться и шею сломать.

//www.youtube.com/watch?v=r_3S8qG3-RM

Что произойдет с Папой из сериала? Нам оставили более-менее открытый финал. Умер ли Папа или, если будет сниматься второй сезон, мы увидим чудесное выздоровление? Возможна разная динамика развития образа. В кино, как и в жизни, не называй никого блаженным до его смерти.

Источник: //www.pravmir.ru/molodoy-papa-chelovek-k-svyatosti/

«Молодой Папа» глазами пожилого отца: Дмитрий Быков о сериале Соррентино — Статьи на КиноПоиске

«Молодой папа»: рождение отца

Антихрист, Трамп или Гарри Поттер? Трактовки сериала «Молодой Папа» из лекции писателя Дмитрия Быкова, прочитанной в лектории «Прямая речь».

В лектории «Прямая речь» проходит курс лекций, посвященных сериалу Паоло Соррентино «Молодой Папа». 15 февраля очередную лекцию под названием «„Молодой Папа“ глазами пожилого отца» прочел писатель, журналист и кинокритик Дмитрий Быков. КиноПоиск публикует ее содержание в сокращенном виде.

Эпоха Юлиана Отступника

По своей обычной учительской привычке я бы выделил пять возможных подходов к трактовке этого сериала.

Первая позиция, на мой взгляд, очевидная: этот сериал высказывается на тему консервативной революции. Мы привыкли уже, что тренд глобализации не то чтобы переломлен, но на короткое время оставлен.

История человечества ведь развивается вовсе не обязательно по кругу, как в России, не обязательно по спирали, как во всем остальном мире, и не обязательно остается без развития, как на исламском Востоке.

Главный модус ее развития точно обозначил Ленин: «Шаг вперед — два шага назад».

Сначала происходит крупный прорыв, например античность. Потом Темные века, после которых наступает Возрождение. После Возрождения — очередной период реакции. После этого периода реакции — Просвещение. А после него — Наполеон, опять прорыв и эпоха европейских революций, снова реакция. То есть без Юлиана Отступника история не делается.

Вот мы живем в эпоху Юлиана Отступника. Причем не только нашего, российского. А в эпоху коллективного, мирового отступничества. В эпоху, когда распадается ЕС, а Брекзит становится знаком этого кризиса. В этом фильме мы как раз видим реакцию тонко мыслящего, хорошо чувствующего художника на мировой вызов: а как же быть нам все-таки с консерватизмом?

Очень многие — и таких людей миллионы — считают, что христианство не выиграет у ислама, если не обретет его черты, что в наше время нужен папа римский, который бы напомнил, что христианство [тоже] пассионарно. Вот вызов, на который отвечает «Молодой Папа».

«Молодой Папа»

В каком-то смысле, конечно, это очень половинчатый ответ, потому что привести в Ватикан пассионария — это никоим образом не значит привести туда консерватора. Пий XIII, каким мы его видим, — великий путаник. Он совершенно непредсказуем, у него нет четкой программы, он не знает, чего он хочет.

В общем, получается довольно парадоксальный и странный ответ, которого, я уверен, Соррентино не хотел. Читается он очень просто: ответом на вызовы консерватизма может быть только шоумен на троне.

Человека тоталитарного, действительно принципиального, огненного, который ненавидит аборты, будет бичевать гомосексуалистов и закроет Ватиканскую пинакотеку, — такого человека современное общество не выдержит. Оно его хочет, но не выдержит. Соррентино это довольно точно почувствовал.

Вместо сильной руки всем теперь нужен шоумен. Самый простой ответ — это, конечно, Трамп. Он никакой не диктатор, потому что он гедонист, любитель молодого женского тела, вкусной еды и питья. В общем, человек без каких-либо принципов, хотя с очень точным чутьем.

Естественно, этот человек не является никакой сильной рукой. Сегодня он обещает построить стену. Завтра выясняется, что он не может построить стену. Начинает ее строить — бросает. Обещает ограничивать въезд мигрантов — идет на попятный. Он шоумен, который отвечает на запрос толпы.

Толпа хочет неистовствовать, как в Колизее. А в Колизее неистовствуют при виде шоуменства.

Эта поразительная догадка — шоумен вместо тирана — есть и в «Молодом Папе». Джуд Лоу играет, безусловно, шоумена. Сам он далеко не Савонарола, не инквизитор, не фанат веры. Более того, у него с верой серьезные проблемы, что в фильме очень видно. Он постоянно сомневается, у него есть только вера в свое предназначение.

Он прав в одном: сегодня единственным ответом любой христианской веры может быть только оглушительный пиар. Поэтому единственным ответом на террор «Исламского государства» (организация, запрещенная в России — Прим. ред.), увы, становится появление такого продвинутого сериала.

Это очень горько, но никакого другого ответа современная белая цивилизация предложить не может. Иначе она утратит себя.

Фильм об Антихристе

Есть второй подход к этой картине, который мне представлялся поначалу наиболее убедительным. Это фильм об Антихристе. Я понимаю, как больно и горько об этом говорить, особенно если учесть, что Джуд Лоу такая обаяха.

Он курит, любит вишневую колу, ему доставляет физическое наслаждение одеваться в сафьяновые тапки.

Но все, что он говорит и делает, абсолютно точно укладывается в так называемую «Краткую повесть об Антихристе», написанную писателем и философом [второй половины XIX века] Владимиром Соловьевым.

«Молодой Папа»

Появляется человек 33 лет (ну, здесь ему 47), который обладает удивительной способностью притягивать сердца, прекрасно говорит. Он эрудирован, талантлив, даже гуманен, если угодно. Проблема у него одна: он себя любит больше, чем Христа. И, больше того, он считает, что Христос ошибался.

Потому что Христос проповедовал нищету, а надо проповедовать комфорт. «Я, — говорит он, — настоящий сын Бога. Этот был побочный. А вот я — будущее!» И он дает миру такое потребительское, гедонистическое, эгоистическое, удобное христианство. С одними он консерватор, с другими — пассионарий, с третьими — абсолютно плюшевый.

Он такой, какого хотят массы. Кумир миллионов.

Я отнюдь не исключаю того, что «Молодой Папа» задумывался Соррентино как легенда о князе мира сего. Тот папа, которого сыграл Джуд Лоу, вполне годится в мировые лидеры по трем параметрам: он хорошенький, радикальный и непредсказуемый. Тут христианством, кстати говоря, не пахнет, потому что здесь человек упивается своей властью и запретительством.

А христианство — оно же, в общем-то говоря, другое. Персонаж Джуда Лоу никогда не подставляется. Он все время заботится о том, чтобы выглядеть превосходно. Христос может позволить себе сорваться, может позволить себе раздражение. Герой Джуда Лоу — никогда. И если он его себе позволяет, то позирует в это время, он всегда монументален.

Кстати, камера часто показывает его с нижних ракурсов.

«Молодой Папа»Надо быть радикальным, громким и абсолютно бессодержательным. Зададимся вопросом: вот Пий XIII, его концепция в чем заключается? А у него нет концепции. Точнее, у него она одна: сделать так, чтобы церковь вызывала всемерный интерес, а для этого все средства хороши.

Пий XIII гениально, упрямо, постоянно создает информационные поводы и больше не делает ничего. Да, это Антихрист. И когда в финале он начинает помирать, то это можно воспринять, между прочим, и как кару Божью. Это папа-шоумен, выхолостивший христианство, лишивший его содержания.

При этом он мучается, но мучается от точного понимания своего несоответствия эпохе.

Есть третий возможный подход — политический, который мне представляется универсальным.

Есть такой феномен: большинство крупных, великих артистов начинают свою карьеру с того, что их случайно, например из-за болезни коллеги, выводят на главную роль.

Вот ему повезло, вот он сыграл Гамлета один раз на замене, и все увидели, что прежний Гамлет перестал существовать. Наш герой начинает забирать всю власть и сжирает все предоставленное ему пространство. Это такая особенность людей театра.

«Молодой Папа»

Люди, случайно попавшие во власть, поставленные туда в порядке компромисса и с твердым обещанием, что они не наломают дров, остаются там навеки.

Нет ничего более закономерного, чем случайность, и ничего более вечного, чем кратковременный дождь. Совершенно очевидно, что этот персонаж пришел всерьез и надолго.

Соррентино сделал чрезвычайно жестокий шарж, применив политический подход к самому новому типажу, случайно получившему власть и начавшему ею распоряжаться.

Пий XIII — католический «Гарри Поттер»

Четвертый возможный подход — самый сложный и самый важный. Мне много приходилось говорить о том, что мы живем во время реанимации христологического мифа.

И, конечно, этот персонаж обладает всеми пятью чертами устойчивого героя плутовского романа (а первым таким романом, как известно, было Евангелие).

Давайте найдем пять черт, пять сходств с «Гарри Поттером» — главным христологическим мифом нашего времени.

«Молодой Папа» копирует сценарий «Гарри Поттера» по всем параметрам абсолютно.

Нет родителей. Причем у меня есть сильное подозрение, что продолжение сериала будет не столько сиквелом, сколько приквелом. Мы узнаем о его семейной тайне.

Какая черта его матери запомнилась больше всего его другу? Какие глаза у нее были? Равнодушные. Она равнодушно на него смотрела, понимаете? Он подброшен как Антихрист, как девочка Самара в фильме «Звонок».

Он что-то такое в себе несет, что родители знали, а мы не знаем.

«Молодой Папа»

Вторая черта сходства: он избранный, пусть и без шрама. Он умер и воскрес — это важнейшая черта христологического мифа. В финале сериала главный герой умер, и мы уже видим, что душа отлетает, но тут нам говорят: ничего-ничего, будет второй сезон.

Третье. Что еще характеризует Гарри Поттера как человека? Крайняя степень сомнения в себе. Гарри Поттер, который для всех Мальчик-который-выжил, все время занимается страшным самоедством. Он дико не уверен в себе, и понятно почему: он не знает, дотягивает ли он до уровня ожиданий окружающих.

Какая еще важная черта? Чудаковатый рыжий друг, который прекрасно его оттеняет. Наличие этого друга — это очень важная системная черта. У Пия XIII, правда, нет своей Гермионы, но с ее функциями справляется сестра Мэри.

«Молодой Папа»

Пятая системная черта — пародийность. Евангелие — это высокая пародия в лучшем смысле на Ветхий Завет, конечно. «Гамлет» — на «Хроники» Саксона Грамматика, «Дон Кихот» — на рыцарские романы, «Гарри Поттер» — на все английские романы воспитания.

И «Молодой Папа» — это пародия. Это задано в первом же эпизоде, в том сне, когда он говорит свою знаменитую речь про мастурбацию и — жух! — падают три кардинала в обморок. Это сразу делает «Молодого Папу» пародией на огромный пласт католического кино.

Ключевой момент картины — когда этот герой произносит речь перед кардиналами. Он, безусловно, прав: церкви надо перестать быть элементом общественного устройства, надо стать чем-то очень закрытым, чем-то элитным, чем-то отдельным. «Мы должны перестать к себе пускать, и тогда к нам устремятся».

Правда, в ответ ему Войелло произносит великие слова: «С тех пор как мы перестали к себе пускать, площадь Святого Петра опустела». Но вот закройте Сикстинскую капеллу для посетителей. Что вы думаете, они маршировать будут у Сикстинской капеллы? Ничего подобного.

Они смирятся. Сегодня мир очень… какой-то жидкий. Социопсихолог Борис Кочубей как-то заметил: можно сжать в кулаке твердую картошку, но гнилую сжать нельзя — она протекает между пальцев. В сегодняшнем мире тоталитаризм невозможен — он протекает между пальцев.

Трагедия этого молодого папы римского очень проста. Церковь совершенно отчетливо стала секулярной, массовой, в каком-то смысле масскультовой. Что можно с этим сделать? Запретить людям веровать, создать опять вокруг веры такой режим ограниченного доступа? Ничего не получится. Люди переместятся в интернет.

У нас щелястый мир, мы все время уходим от столкновения. Попробовать опять мучеников веры разрывать львами? Люди с удовольствием пойдут на это смотреть, они любят зрелища. Но это не послужит славе христианства. Это послужит популярности львов.

Как же сделать так, чтобы сегодня христианство стало, как когда-то, достоянием масс?

«Молодой Папа»

Мне всегда, кстати, очень трудно объяснить, почему я верю в Бога. «Почему вы верите? Вы же вроде умный человек…» — меня спросила недавно одна замечательная слушательница. Что мне говорить? Потому что он есть. Поэтому и верю. И для меня это очевидно.

Как сказал [писатель Фазиль] Искандер, вера в Бога сегодня — это как музыкальный слух. Это с моралью никак не связано. Либо слышит человек Бога, либо нет. Я знаю, что во мне есть бессмертная душа, и знаю, откуда она есть.

Но как объяснить это чувство, как сделать его общедоступным? И хочу ли я, чтобы оно было общедоступным?

Поэтому я не знаю того ответа, который должен знать для себя персонаж Джуда Лоу. Он отвечает на него очень просто. Он думает, что если он будет пить вишневую колу, курить, непредсказуемо исчезать, непредсказуемо появляться и в разное время острить, то внушит таким образом мысль о бытие Божьем. Может быть, это так.

Может, если я буду верить именно в абсурдного папу, в подобного человека, это намекнет мне, что воля Божья исполнилась в мире. Но весь этот дзен никак не связан с жизненной христианской практикой. Он не заставит никого умереть, не заставит никого пожертвовать собой, не вдохновит и по большому счету не породит великое искусство. Это трикстер, а не Бог.

А вот как заставить сегодня миллионы поверить в Бога, я не знаю.

«Молодой Папа»

Боюсь, что есть только один вариант, и ответ этот мы узнаем очень скоро. В окопах атеистов не бывает. Когда люди забывают Бога и простейшую мораль, он быстро подбрасывает им великую войну. Боюсь, что мы находимся на этой грани.

И сериал «Молодой Папа», даже вторая его часть, нам об этом не расскажет.

Когда Бог обретается очень страшной ценой, то поневоле подумаешь: может быть, лучше людям еще немного побыть агностиками, но по крайней мере сохранить себя?

Вторую лекцию на тему «„Молодой Папа“ глазами пожилого отца» Дмитрий Быков прочтет 9 марта в 19:30 в лектории «Прямая речь» (Ермолаевский переулок, 25). Он расскажет о «Молодом Папе» с точки зрения писателя — «Где Христос в „Молодом Папе“?».

С предыдущими лекциями о сериале «Молодой Папа», прочитанными историком Тамарой Эйдельман, можно ознакомиться на сайте лектория «Прямая речь».

4 апреля в 19:30 в лектории состоится выступление музыкального критика Артемия Троицкого на тему «Лучшая киномузыка всех времен».

Источник: //www.kinopoisk.ru/article/2906502/

И папа, такой молодой..

«Молодой папа»: рождение отца
Сериал «Молодой Папа» был благосклонно принят широкой аудиторией. История американца Ленни Белардо, ставшего самым молодым Папой Римским – Пием XIII, не оставила равнодушной ни верующих, ни атеистов, ни католиков, ни православных.

Его вера оказалась для папского престола слишком революционной, взгляды – слишком консервативными, а жизнь – слишком безупречной. Общество безоговорочно приняло тот неоднозначный, почти скандальный образ Церкви и священства, который представлен в этом сериале.

И это тем более удивительно, если учесть, что сегодня любой информационный повод, связанный с Церковью, раскалывает общество на два непримиримых лагеря: сторонников и противников его «клерикализации». Попробуем разобраться, в чем тут дело.С одной стороны, «Молодой Папа» – это кино типично развлекательное.

Блистательный Джуд Лоу, исполняющий роль главного героя, умопомрачительно красивые съемки, тонкая ирония, остроумные диалоги в духе Хармса делают этот сериал великолепным фоном для интеллектуального отдыха.

С другой стороны, в нем поднимаются сложные вопросы о природе веры и неверия, об отношении современности и традиции, о Церкви и священстве, Боге и человеке, о святости и грехе, которые требуют серьезного отношения, обдумывания и, в конце концов, ответа.

Кто же такой Папа Пий XIII? Прожженный циник, смеющийся над тайной исповеди, или святой, по чьей молитве Бог воскрешает умерших? С первых кадров сериала мы видим, что режиссер пытается нас шокировать двойственностью этого образа – образа человека, который идет по тонкой грани, отделяющий порок от благочестия, веру от неверия, цинизм от принципиальности. Чего стоят хотя бы две проповеди, произнесенные понтификом с балкона на площади святого Петра! Первая звучит в первые минуты первой серии и является настоящей апологией… греха. Новоиспеченный Папа призывает добрых католиков вспомнить о «простых радостях» жизни: блуде, чревоугодии и прочих мерзостях, которые стали «ценностями» современного толерантного миропорядка. Первая речь молодого Папы от начала до конца является злой пародией на политику «открытости миру».

Второй его речи позавидовал бы сам Савонарола (Джироламо Савонарола – итальянский монах, реформатор, проповедник XV века, резко бичевавший людские пороки, призывавший к покаянию и предвещавший Италии Божии кары за грехи народа. - Ред.). Она до того прекрасна и ужасна одновременно, что я позволю себе привести из нее довольно большой отрывок.

«Что мы забыли? Мы забыли Бога! Вы забыли Бога. И мы Ему не интересны – до тех пор, пока сами всецело Им не заинтересуемся, не посвятим себя Ему. Я слышу, что люди говорят: “Освободитесь от Бога!” Но боль от этого освобождения невыносима. И до того остра, что может убить».

В этом пламенном обращении соединены в безумный клубок и горячая вера, и тоска богооставленности, и величайшая гордыня человека, взявшего на себя смелость говорить от имени Господа. Молодой Папа пытается заставить свою теплохладную паству вспомнить о всемогуществе Божием, сбросить иго равнодушия, вновь ощутить трепет перед Его величием.

Но остывшей вере он противопоставляет не чудо Божиего присутствия, а нечто прямо противоположное – «чудо и авторитет» – соблазны Великого Инквизитора, о которых писал Ф. М. Достоевский.

Чудо и авторитет

Мир перестал уважать святыню. Церковь стала для него чем-то вроде клуба по интересам, а Папа, наместник Бога на земле, кем-то вроде известного политика, но не более. Авторитет Церкви нужно восстановить.

Но как? Папа Пий XIII предлагает совершить «медийное самоубийство»: не заигрывать с миром, но придать его анафеме, не искать популярности у светских СМИ, но гордо отвернуться от них. Собрав первую и последнюю пресс-конференцию, Папа даже не удосужился пообщаться с журналистами лично, он передал им, что его совершенно не интересует их мнение о его персоне и его политике.

Он увольняет штатного фотографа Ватикана, потому что у Папы Римского не должно быть никаких фотографий. Папа Римский – никто рядом с Господом Иисусом Христом. Но рядом с простыми католиками, такими несовершенными в вере, Папа Римский – кумир, идол, рок-звезда от католицизма, недоступная, таинственная, вызывающая слухи и кривотолки.

И все это для того, чтобы человек, не способный поклониться чуду, поклонился хотя бы авторитету Римского Папы. В этом проявляется и традиционализм веры главного героя сериала, и его революционность.

Ленни хочет восстановить традицию в ее самом консервативном, самом суровом изводе. Он надевает роскошное облачение, папскую тиару… Понтифика несут на носилках двенадцать кардиналов, а потом каждый из кардиналов униженно лобызает его туфлю. Все это смотрится, по правде говоря, омерзительно. Перед нами не возрождение, а осмеяние традиции.

И даже не потому, что облачение Ленни сопровождает фривольной песенкой вместо молитвы, а потому, что в той Церкви, которую мечтает возродить Пий XIII, есть страх, но нет благодати, есть тоска по Богу, но нет Его присутствия. Все герои сериала так или иначе страдают от религиозных сомнений. Особенно глубока и безысходна тоска священства.

Нам много раз на протяжении всего сериала показывают иерархов Католической Церкви, охваченных страхом, унынием, сомнением, впавших в самые тяжелые грехи. Почему? Что же такого с ними случилось, что все они потеряли веру? Неужели Бог совсем не откликается на их молитвы? Откликается, да еще как! Пий XIII предстает в сериале настоящим чудотворцем.

Но, даже творя чудеса, он признаётся в том, что… не верит в Бога.

Зачем курит Римский Папа?

Папа экстравагантен. Он курит во время молитвы, не уважает тайну исповеди, разводит кенгуру, носит белые тренировочные штаны и темные очки. А еще он молится на дне бассейна.

Экстравагантность, странность, даже некоторая глуповатость – все это, с точки зрения создателей сериала, является неотъемлемыми чертами людей Церкви – маргиналов, смешных чудаков, старых и некрасивых, раздвоенных, сомневающихся, неверных. Несчастных.

Напрасно мы станем искать в сюжете сериала ответ на вопрос о природе религиозного кризиса, поразившего всех его героев. Все дело в том, что, по мнению создателей сериала, только ущербному религиозному опыту готов сочувствовать современный зритель.

Только такая Церковь его, зрителя, не оттолкнет и не испугает. Потому-то и не отталкивают грозные обличения экранного Римского Папы неверующую аудиторию, что обличения его – это всего лишь странные слова симпатичного чудика.

Кризис веры

Авторы сериала не смогли объяснить природу религиозного кризиса. По всей видимости, они и не ставили перед собой такой задачи.

Они говорят со зрителем на языке современного кинематографа, для которого характерны неразрешимая двусмысленность, чисто механическое сочетание противоположных высказываний, метания героя между верой и неверием, холодностью и любовью, между молитвой и кощунством.

И все­таки в сериале мы можем найти не выдуманные, а подлинные признаки кризиса веры. И главный признак заключается в том, что мы не найдем здесь очень важных составляющих церковной жизни. На протяжении всего сериала мы практически не видим богослужения.

Молитва здесь показана не как естественная, неотъемлемая часть жизни христианина, а как нечто экстраординарное, доступное только избранным, молитвенный же экстаз Ленни больше похож на цирковое представление.

В жизни героев отсутствует исповедь как Таинство, а то, что в сериале называется исповедью, почти ничем не отличается от простой беседы по душам. И, может быть, самое главное: в сериале полностью отсутствует понятие греха. Грехом здесь считаются только самые грубые проявления плотских страстей, блуда.

Да, эта страсть совершенно чужда Ленни, зато он полностью порабощен другим, не менее смертоносным пороком – гордыней, которая маскируется под смирение.

Остается только удивляться глухоте создателей сериала, которые не слышат внутренней саморазоблачающей иронии в словах Ленни о том, что священника нельзя напугать грехом, как хирурга нельзя напугать видом крови, ведь он каждый день встречается с грехом в исповедальне. Правильнее было бы, конечно, сказать: встречается в глубине своего сердца…

Церковь изображена в сериале и пугающей, и влекущей, и возвышенной, и смешной. А главный герой показан одновременно и как «свой в доску парень», и как совершенно недоступный иерарх.

Именно такой хочет видеть Церковь и ее служителей современный зритель. Он хочет, чтобы в ней были и чудесные исцеления, и играющие в футбол монашки.

Чтобы в ней была тайна, чудо и авторитет, но чтобы эта тайна не пугала, а развлекала…

Режиссер и автор сценария сериала Паоло Соррентино нигде прямо не высказывался о вопросах веры и не обозначал свою религиозную принадлежность. И все же мне кажется, что этот сериал снят из глубины религиозного сознания, но снят так, чтобы «зацепить» в том числе и неверующих. И даже равнодушных к вере не оставить равнодушными.

Газета «Православная вера» № 07 (579)

Екатерина Иванова

//www.eparhia-saratov.ru/Articles/i-papa-takojj-molodojj

Источник: //ruskline.ru/monitoring_smi/2017/04/2017-04-21/i_papa_takoj_molodoj/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.