Мы покупаем или… нас покупают?

Содержание

«Нейромаркетинг в действии»: Почему мы покупаем ненужные вещи

Мы покупаем или… нас покупают?

Наши исследования показали, что для многих потребителей возможность купить вожделенный модный предмет гардероба по низкой цене рождает в мозгу такой же всплеск, как выигрыш в лотерею или даже вдыхание дорожки кокаина.

Когда выгодная покупка попадает в поле зрения участника исследования, мы обычно наблюдаем активность высокочастотных бета-волн в передних долях его мозга. Это сопровождается резким усилением сердечного ритма, который может вырасти с 70 ударов в минуту до более чем 120.

Кроме того, повышается электропроводность кожи, а это индикатор возбуждения симпатической части вегетативной нервной системы. Такова древняя реакция человеческого организма на необходимость вступить в схватку, убегать или бороться с холодом.

Подобно автопилоту самолёта, она управляет телом человека, контролируя сердечный ритм, кровяное давление и частоту дыхания, в то время как его сознание занято другими вещами.

Анализируя, как именно потребители ищут желанные вещи, и понимая, как это воздействует на их мозг и тело, мы можем помочь розничным фирмам сделать свои предложения ещё более привлекательными.

Большие усилия

Американский гуру маркетинга Эрнст Дитчер одним из первых заметил, что, заставляя потребителей работать на свои покупки, вы легко убедите их, что у них возникло желание-потребность в данном продукте.

В 1930-х фирма General Mills, владевшая брендом Betty Crocker, обратилась к нему, чтобы повысить продажи своих смесей для пирогов. Дитчер посоветовал компании перестать использовать в смесях яичный порошок. Пусть домохозяйки сами добавляют в разведённое тесто яйцо.

Эта уловка отлично сработала и помогла Betty Crocker превратиться в коммерчески успешный бренд, которому стали доверять миллионы домохозяек.

Отведя потребителям свою роль в приготовлении пирога — хоть она и была минимальной, — Дитчер внушил женщинам ощущение, что результат зависит от них, и поэтому они стали ценить его сильнее.

Позволив покупателю поверить, что он обдурил продавца, продавец тешит его самолюбие и заставляет желать свою покупку ещё сильнее

В магазине-дисконте модной одежды покупатели вынуждены долго идти вдоль рядов с вешалками и самостоятельно выискивать самые выгодные покупки. В некоторых лавочках покупатель получает скидку только поторговавшись. Позволив ему поверить, что он обдурил продавца, купив выбранный предмет за более выгодную цену, продавец тешит его самолюбие и заставляет желать свою покупку ещё сильнее.

В наших исследованиях мы, подключая покупателей к аппаратуре и записывая их реакцию на ситуации, в которых им либо давали скидку, либо предлагали поторговаться, отмечали умственный подъём и физическое возбуждение, которые достигали пика в момент заключения сделки.

Более того, мы обнаружили, что так потребители больше ценили покупку, чем если получали её без усилий.

Отчасти это происходит из-за так называемой ошибки атрибуции, которая возникает, когда подогретые эмоции переносятся с вызвавшей их ситуации на другой объект или человека.

Искусственный дефицит

Как-то раз декабрьским днём я наблюдал за двумя элегантно одетыми женщинами средних лет, которые дрались в легендарном магазине игрушек Шварца на нью-йоркской Пятой авеню.

Из-за чего схватились эти ухоженные энергичные женщины? Последняя кукла Кэббедж Патч от Ксавье Робертса — подарок на Рождество, без которого в 1983 году не могла обойтись ни одна девочка. Они обе намеревались её купить.

Когда желание-потребность трудновыполнимо, покупатели готовы пролить кровь, только бы осуществить его.

Прекрасно зная об этом, производители намеренно усиливают напряжение, ограничивая поставки в магазины. Если шум поднялся и в социальных сетях, покупатели пишут о том, что товар кончается, и блогеры обсуждают то же самое, — у дверей магазина начнёт собираться очередь, и люди в ней могут довольно агрессивно выяснять, кто же был первым и кому достанется вожделенный товар.

Лабораторные исследования, которые проводила как моя компания, так и другие учёные, демонстрируют, что нехватка товара, как и заключение сделки, вызывает сильное физическое и умственное возбуждение. Чем больше люди конкурируют за продукт, тем сильнее каждый из них хочет его заполучить.

Потребность в общении

Аэропорты всё больше превращаются из зданий, из которых вы улетаете, в здания, в которых вы ходите по магазинам.

Эти гипермаркеты с движущимися дорожками пользуются тем, что, в отличие от обычных потребителей, пассажирам никуда не деться от того, что их окружает.

Кроме того, людям здесь часто скучно или нужно отвлечься, они нервничают и ищут утешения. В результате они тратят время и деньги на подключение к интернету и покупки.

Зачастую они покупают некую форму дружбы, а не продукт. Здесь возникает такое же желание-потребность в человеческом контакте, как и в том, что продаётся.

Одна моя приятельница, американская журналистка, вспоминает о своём опыте таких «отношенческих» покупок, когда поздно вечером она прилетела в аэропорт Шипхол в Амстердаме. «Рейс отложили, и я уже более десяти часов путешествовала одна.

После приземления у меня была пара часов доследующего полёта — их надо было как-то убить. Мне было одиноко, скучно, я устала», — рассказывала она. Печально шатаясь по аэропорту, она набрела на приятного молодого человека, который продавал косметику.

В результате она купила косметики более чем на 200 долларов. «Мне всё это было не особенно нужно, — вспоминает она, — но я чувствовала, что немного обязана ему: он уделил мне много времени и поднял мне настроение».

Чувство неполноценности

Ежедневно к современному потребителю обращены около 4 тысяч коммерческих посланий, и многие из них говорят о той или иной личной неполноценности.

Нас предупреждают о том, что мы слишком толстые или лысые, слишком прыщавые или морщинистые, что мы рискуем стать плохими родителями, неудачными любовниками, неблагодарными гостями.

Наши личные отношения могут быть разрушены запахом нашего тела, перхотью, слишком сухой или слишком жирной кожей, несварением желудка, изжогой или недостаточно белыми зубами. Другими словами, всё, из-за чего мы недотягиваем до идеала, может нанести нам удар, если мы не купим продвигаемый продукт или услугу.

Хотя продажи через неполноценность по-прежнему работают, многие считают, что этот метод нарушает микроклимат взаимной поддержки и доверия, который создают социальные сети.

Из-за этого люди отвергают рекламу, создающую тревогу, и больше полагаются на рекомендации семьи, друзей и даже незнакомых людей.

Йона Сахс считает, что маркетинг будущего — это «послание, которое наделяет аудиторию новыми полномочиями, делает её героем, напоминает, насколько велик её потенциал».

Игры с ценой

Сегодня компании активно используют стратегию продаж меньшего количества продукта за те же деньги. Благодаря этому им удаётся, не повышая расходов, сохранить или даже увеличить свою прибыль. Подобные манипуляции с ценой проходят успешно, так как потребители, однажды познакомившись с их продуктом, полагают, что его количество остаётся неизменным.

Воздействие конкретных цен может быть невероятно сложным. Представьте себе, что вы заходите в любимую кофейню за углом и видите, что чашка кофе с молоком, которую вы всегда берёте, подорожала с 2,20 до 2,42 фунта. Вы всё равно купите её? Рассмотрим новый скачок цен.

Теперь цена вашего напитка вырастет не до 2,90, как вы ожидали, а до 3,19. Вы и дальше будете покупать кофе здесь или найдёте кофейню подешевле? При первом сценарии левая цифра не меняется — это 2, а при втором она увеличивается с 2 до 3.

Именно это имеет значение для потребителя, а не коэффициент роста цен.

Ассоциации с успехом

В ходе одного исследования людям мельком давали посмотреть на одну из двух фотографий одной и той же школьницы. На одной она была снята в приличном районе, где живёт средний класс, на другой — в бедной части города. Затем участникам исследования раздали результаты экзаменов, которые сдавала девочка.

Ровно половину тестов она решила правильно, во второй половине ошиблась. Испытуемым было предложено оценить IQ школьницы. О фотографиях не упоминали. Тем не менее те участники, что видели её на фоне приличного района, интуитивно оценили её интеллект выше среднего и прочили ей светлое будущее.

Те же, кто считал, что она происходит из бедного района, решили, что её интеллектуальный уровень ниже среднего и что она вряд ли добьётся успеха в жизни.

Подобные ложные связи рождают в нас сильные предубеждения, они распространяются и на то, что мы покупаем. И нет ничего удивительного, что уже больше ста лет их используют в рекламе и маркетинге.

Вот, например, потребители оказывают предпочтение некому бренду энергетического напитка, потому что его рекламирует легендарный спортсмен, или тратят более 3 тысяч долларов на сумку Louis Vuitton, потому что помнят ролик, в котором такая сумка есть у какой-нибудь знаменитости, например у лидера U2 Боно. Среди примечательных примеров — духи Play for Her от Givenchy, которые рекламирует Джастин Тимберлейк, часы Rolex на руке Роджера Федерера и L’Oreal, чьим «лицом» стала Пенелопа Крус. Рекламодатели знают, что в умах многих потребителей подобные ассоциации, пусть и подсознательно, будут рождать уверенность, что и они могут добиться такого же успеха, если купят этот продукт.

Особая атмосфера

В магазине, где хотят создать атмосферу роскоши, утончённости и эксклюзивности, используют атрибуты престижа: красиво одетый и вышколенный персонал, приглушённые пастельные или естественные тона, мягкую классическую музыку и тщательно отобранные ароматы. Для создания моментального впечатления эксклюзивности всё вокруг должно быть скорее утончённым, чем ярким. Атмосфера должна напоминать о готическом соборе, а не о ночном клубе.

В других магазинах — например, торгующих модной одеждой со скидками — яркие лампы, даже прожекторы, показывают товар в лучшем свете.

В супермаркетах освещение используется более тонко, чтобы добиться специфической реакции покупателей: более тёплый свет в отделе выпечки, более холодный — в мясном.

В отделе косметики мягкий свет, смягчающий линии лица и сглаживающий морщины, больше способствует продажам, чем резкие флуоресцентные лампы, подчёркивающие каждый изъян.

Нужные слова

Возьмём слоган «Макдоналдс»: «Вот что я люблю». Эту фразу Пол Тилли придумал для рекламного агентства DDB в 2003 году, и её перевели больше чем на 20 языков.

Но почему «вот что я люблю», а не «вот что вы любите»? Инструктируя людей, чтобы они поступали определённым образом, вы рискуете нарваться на сильную отрицательную реакцию. Вы вызовете психологическое сопротивление, пусть и не на сознательном уровне, и оно заставит человека поступать наоборот.

А вот слова «Вот что я люблю» телезрители припишут актёрам, которые произносят их в рекламном ролике, послание проникнет им в голову и станет «мозговым червём».

Затем, слыша эту фразу снова и снова, как привязчивую песенку, они начнут сами повторять её в уме. Связывая эмоцию любви с брендом «Макдоналдс» и говоря «я» вместо «вы», потребители через аутотренинг дадут себе команду любить «Макдоналдс».

Послание Alka-Seltzer «Буль, буль, пшш, пшш, какое облегчение!» — тонкая игра на эмоциях потребителя

Многие бренды используют размытые формулировки, которые можно применить к любому человеку.

Этот лингвистический трюк, известный как эффект Форера или Барнума, широко используется психологами, чтобы сказать людям то, что кажется очень личным, а на самом деле представляет собой лишь общие слова.

Например, психолог говорит что-то вроде «Вы хотите производить впечатление уверенного в себе и счастливого человека и потому улыбаетесь, но в глубине души вы знаете, что временами сомневаетесь в себе, ощущаете упадок сил и хотели бы оказаться как можно дальше от этого места».

Клиент применит это к своему опыту, ему будет казаться, что психолог хорошо понимает его. В том, что касается брендов, ни посыл Co-op «Вы всегда найдёте это в Co-op», ни обещание ASDA «Экономь деньги каждый день» не имеют большого смысла, однако создают ощущение активности и определённости.

Для того чтобы оказывать мягкое воздействие на людей, некоторые бренды используют подтекст. Он призывает к действию, не вызывая сопротивления, поскольку потребители не замечают, что ими манипулируют. Например, послание Alka-Seltzer «Буль, буль, пшш, пшш, какое облегчение!» — тонкая игра на эмоциях потребителя.

Каждый хочет чувствовать себя хорошо и освободиться от дискомфорта. Не многие заметили, что этот слоган даёт скрытую команду о том, как пользоваться продуктом, сообщая потребителям, что им следует взять две таблетки, а не одну— «буль, буль, пшш, пшш».

Побуждая принимать больше таблеток, Alka-Seltzer, понятное дело, значительно повысил продажи.

«Но и это ещё не всё»

Хотя эта технология продаж возникла намного десятилетий раньше нейромаркетинга, она всё ещё даёт психологам и нейробиологам много возможностей для исследований. Стратегия «это ещё не всё» бывает двух видов. Первый — продавец делает продукт более привлекательным для покупателя, снижая его цену.

Например, банка кофе, которая обычно продаётся за 5 долларов, предлагается за 3,80. Второй метод — ЭеВ: предложить что-то сверху, то есть дать возможность ещё более серьёзно сэкономить. Когда я пишу эти слова, передо мной лежит журнал, целая страница которого посвящена как раз такому предложению.

Лондонский портной рекламирует рубашки, которые обычно стоят от 70 до 80 фунтов стерлингов, всего за 20 фунтов. Но это ещё не всё! Как читатель этого журнала, я могу потребовать дополнительную скидку 15 %.

Но и это ещё не всё! Если я успею купить рубашку до определённой даты, то получу шёлковый галстук в подарок.

ЭеВ — достаточно широко распространённая и, как показывают исследования, эффективная методика превращения необязательного продукта в предмет, без которого невозможно обойтись. Покупаешь один — второй бесплатно, три по цене двух или ручка в подарок, бесплатный обед, который предлагают некоторые страховые компании, — лишь несколько её примеров.

Книга предоставлена издательством «Манн, Иванов и Фербер»

Источник: //www.the-village.ru/village/weekend/books/176547-kniga-neyromarketing-v-deystvii

Как мы покупаем или как нас покупают

Мы покупаем или… нас покупают?
alex_ermakПо данным статистики примерно один из пяти покупателей имеет на руках законченный список того, что нужно купить, но женщины всегда умудряются взять больше, чем указано в списке, и часто, если верить DuPont, восклицают: «Я никак не рассчитывала покупать столько продуктов!».

Почему же в таком случае женщины не составляют предварительный список? DuPont отвечает: «Потому что решение о покупке 70 процентов купленных продуктов приходит к покупателю в магазине!!!».

На протяжении двадцати лет почти каждый год количество таких импульсивных покупок в бакалейно-гастрономических отделах росло.

DuPont связывает это с ростом использования самообслуживания в магазинах на протяжении всех этих лет. Другие исследования показали, что в бакалеях, где покупателей обслуживают продавцы, таких импульсивных покупок в два раза меньше, чем в магазинах с самообслуживанием.

Так как покупатели знают, что им придется высказать свои пожелания продавцу, им приходится продумывать их заранее.

Продукты с выраженным вкусом, которые являются для нас объектами для получения удовольствия и самовознаграждения, например различные сыры, пикули, фруктовые салаты в стеклянных банках и, конечно, конфеты, пирожные, легкие закуски, покупаются импульсивно еще чаще, в 90% случаев.

Другие исследователи получили цифры, подтверждающие те, которые обнаружила компания DuPont. Folding Paper Box Association обнаружила, что примерно две трети всех покупок совершается импульсивно; Progressive Grocer точно воспроизвела в своих исследованиях результат DuPont: 70 процентов покупок совершается импульсивно.

A Printer's Ink сдержанно высказал мнение, что предварительный список товаров, которые нужно купить, практически никто уже не делает,

Джеймс Викари был одним из первых мотивационных аналитиков, который решил узнать, почему люди стали покупать столько товаров не планируя, а руководствуясь сиюминутно возникшими желаниями.

Он подозревал, что у женщин, покупающих товары в супермаркетах, должна быть какая-то особенная психология.

Одним из его предположений было то, что люди, вероятно, испытывают дискомфорт и напрягаются, когда они сталкиваются с необходимостью сделать выбор из такого многообразия товаров, которое представлено в супермаркете. Он решил это проверить.

Наилучшим способом понимания того, что происходит в душе покупателя, было тестирование его с помощью «детектора лжи». Но это невозможно было осуществить на практике. Викари нашел выход из положения. Он установил в супермаркетах скрытые камеры и фиксировал количество морганий каждой женщины, которая входила в магазин.

Частота моргания человека является неплохим показателем его внутреннего напряжения. В среднем, нормальный человек моргает, согласно мистеру Викари, 32 раза в минуту.

Если внутреннее напряжение человека возрастает, то он начинает моргать более часто – 50-60 раз в минуту, Наоборот, если он расслаблен, уровень его морганий может упасть до 20 и ниже.

Мистер Викари установил камеры и начал наблюдать за женщинами, входящими в магазин. Результаты изумили даже его. Уровень морганий женщин, вместо того чтобы увеличиваться, показывая растущее напряжение, все время падал и падал, примерно до 14 морганий в минуту.

Женщины впадали, как считает Викари, в гипнотический транс. Это легкий транс, первая стадия гипноза.

Джеймс Викари заключил, что основной причиной этого транса является тот факт, что супермаркет просто завален такими продуктами, которые некоторое время назад были доступны только королям и королевам, а здесь, в этой волшебной стране, они доступны и им.

Мистер Викари делает из этого следующий вывод: «Каждый человек из этого поколения смог почувствовать себя королем или королевой и мог позволить себе ходить по магазинам, где все продукты говорят ему “купи меня, купи меня”».

Интересен тот факт, что многие женщины впадали в магазине в такой транс, что даже не замечали своих старых друзей и проходили мимо, ничего им не говоря. У некоторых был прозрачный пустой взгляд. Некоторые женщины шатались по магазину, иногда сшибая товары с полок, иногда сталкиваясь с коробками.

Они не замечали щелкавшую камеру, хотя проходили совсем рядом с местом, где она была спрятана (на расстоянии полутора футов). Когда женщины наполняли доверху свои тележки (или покупали нужные им продукты) и шли по направлению к кассе, уровень их морганий увеличивался почти до нормального – 25 морганий в минуту.

Затем, когда они слышали звонок при открывании кассы и голос кассира, требующего предъявить нужную сумму, уровень их морганий резко увеличивался и достигал 45 морганий в минуту – Что превышает норму.

Часто случалось так, что у женщин не оказывалось достаточно денег, чтобы заплатить за все те чудные вещи, которые они положили себе в тележку..
Вот такие дела…

Отсюда: Потрепедия //www.potrepedia.ru/povedenie/uv_potr.htm

alex_ermak

Судя по тому, как откликнулось сообщество Издато, Либрусек стремительно теряет позиции некогда самой популярной пиратской библиотеки. Вот один из отзывов:

«Выкинул уже этот Либрусек из закладок.

Есть тьма других библиотек в рунете, где все читается бесплатно.

Либрусек скоро “ляжет”, ибо нефиг»

Теперь у флибустьеров на первом месте Флибуста. Но в целом наблюдается следующая тенденция – дробление пиратских ресурсов: аудитория перераспределяется по нескольким мелким библиотекам.

Интересно также, что доступ к ресурсам контента в большей степени получают «продвинутые пользователи», умеющие обходить защиты, находить неочевидные ресурсы и т.д. Те же, кто не умеет или не хочет заморачиваться, все чаще переходят на покупки у легальных поставщиков электронного контента.

Таким образом, можно констатировать, что развитие рынка e-книг идет в правильном направлении. Ура, товарищи!:)

Избранное блога «Записки электрического автора»: //www.ermak.su/blog/_blog.htm

Page 3

Источник: //alex-ermak.livejournal.com/773752.html

Вам не нужен «Мерседес». Зачем люди покупают дорогое и ненужное и чего хотят взамен

Мы покупаем или… нас покупают?

Известная история о путнике, который бредет по пустыне, вдруг видит вдали что-то сияющее, но это оказывается не вода, a алмазы — отличный пример того, насколько ценность вещей зависит от ситуации.

Чарльз Чу, редактор The Polymath Project, в блоге на Medium.com рассуждает о том, почему люди покупают так много ненужного и наполняют свою жизнь дорогими, но бессмысленными вещами.

Реальная ценность вещей

— Человек не может прожить без воды, но она стоит сравнительно мало, a во многих странах ее можно получить бесплатно: из-под крана в кафе или даже из фонтанчика на улице. Алмазы, которые совершенно не влияют на вашу способность жить, стоят миллионы долларов.

  Так почему же что-то, что вы не можете есть, пить или носить, стоит в миллиард раз больше, чем необходимая всем вода? Студент экономического вуза ответил бы: «Легко. Это вопрос спроса и предложения. Алмазы редки, и многие люди хотят их, поэтому они стоят много».

Отлично. Тогда возникает другой вопрос: почему так много людей мечтает о бриллиантах?

Это не мои мысли, это мысли окружающих

Психолог Джеффри Миллер уверен, что главная причина, по которой мы покупаем вещи — это необходимость подать сигнал о себе. Купленное нами словно говорит о нас.

Люди развивались в небольших социальных группах, в которых имидж и статус были важны не только для выживания, но и для привлечения друзей и воспитания детей. Сегодня мы украшаем себя товарами и услугами больше чтобы произвести впечатление на чужие умы, но не для собственного наслаждения.

Это факт, который превращает «материализм» в понятие, относительно которого многие серьезно заблуждаются. Многие товары во-первых являются сигналами, и только потом материальными объектами.

Наши мозги социального примата эволюционировали, чтобы преследовать одну главную цель: выглядеть хорошо в глазах других.

Автомобиль «Хаммер» неудобен и непрактичен, но для многих хорош именно тем, что показывает другим: у вас есть деньги, вы можете выбрасывать их на заправке снова и снова. Точно так же и стоимость бриллиантов не в том, что это необходимая вещь, a в том, какой сигнал они несут окружающим.

Потребительский капитализм по своей сути — явление не материалистическое, a семиотическое. Это касается психологического мира знаков, символов, образов и брендов, а не физического мира материальных товаров. Маркетологи понимают, что они продают шипение, а не стейк. Именно шипение дает большую прибыль, тогда как стейк — это просто товар, который может продать любой мясник.

Конечно, иногда мы покупаем товары для получения личной пользы и удовольствия. Но одновременно мы берем в кредит дорогие автомобили, тратим огромные деньги на покупку декоративной косметики и обуви, которая нам не по карману. Этим мы пытаемся отправить сигнал в окружающее нас пространство.

Биологические добродетели

Миллер утверждает, что, хотя кажется, что нас привлекают богатство, статус или эстетический вкус, это не наша истинная цель. Вместо денег или статуса (которые легко теряются) нас привлекают более надежные черты — то, что он называет биологическими достоинствами.

У людей показатели пригодности вряд ли развивались, чтобы рекламировать денежное богатство, карьерный статус или авангардный вкус, потому что эти явления возникли совсем недавно, в эпоху эволюции, в течение последних десяти тысяч лет.

Скорее, ключевыми чертами, которые мы стремимся отображать, являются устойчивые черты, которые отличаются друг от друга в большей степени, и которые наиболее сильно предсказывают наши социальные способности и предпочтения.

 К ним относятся физические черты, такие как здоровье, плодовитость и красота; личностные черты, такие как добросовестность, доброжелательность и открытость к новизне и когнитивные черты, такие как общий интеллект.

 Это биологические добродетели, которые люди пытаются транслировать с бессознательной функцией привлечения уважения, любви и поддержки от друзей, товарищей и союзников.

Мы покупаем дорогие продукты и используем такие марки, как Lacoste, Lancome или Lamborghini для производства и передачи сигналов другим. Мы можем попробовать быть намеренно обманчивыми и сделать поддельный профиль на сайте знакомств. Или мы можем попытаться быть честными, носить одежду из недорогих масс-маркетов и пить растворимый кофе, если не чувствуем разницы во вкусе со свежесваренным.

Небольшой секрет тайны потребительства заключается в том, что люди довольно хорошо оценивают важные черты человека во время обычного разговора. Так что черты, которые мы пытаемся подчеркнуть покупкой тех или иных марок, в значительной степени избыточны, а иногда и контрпродуктивны.

Используя товары для трансляции поддельного сигнала, мы можем обмануть некоторых людей, но лишь в краткосрочной перспективе. В долгосрочной перспективе это не работает. Люди  — животные.

 За миллионы лет мы разработали мощные детекторы лжи, чтобы вычислять обманщиков и шарлатанов, ведь долгое время это было вопросом жизни и смерти.

Наши социально-перцептивные системы для распознавания ключевых человеческих качеств и эмоций трудно ввести в заблуждение, не зря же они развивались тысячелетия. 

Реальные долгосрочные отношения основаны на тех чертах и ​​навыках, которые нельзя купить за деньги, и лучший способ их обнаружить — делать то, что мы всегда делали.

«…

мы, люди, уже потратили миллионы лет, развивая удивительно эффективные способы показать наши ментальные и моральные черты друг другу посредством естественного социального поведения, такого как язык, искусство, музыка, щедрость, творчество и идеология.

 Мы все можем делать это без учетных данных о карьере, кредитных рейтингах или приобретенных товарах. Наши лучшие, самые впечатляющие товары и услуги были предоставлены нам нашей ДНК в форме физических и психологических особенностей», — говорит Миллер.

Фундаментальное заблуждение потребителя

Эксперт рассказывает о фундаментальном потребительском заблуждении, состоящем из двух частей лжи:

1. Продукты могут компенсировать вашу недостаточность. Мы считаем, что можем использовать продукты, чтобы скрыть наши физические и умственные недостатки. Но этот обман при длительных отношениях мгновенно раскрывается

2. Продукты могут лучше показать другим, кто я. Мы считаем, что можем использовать товары, чтобы поддержать собственный сигнал, сделать трансляцию самих себя вдвое сильнее. Однако лучший способ показать другим, кто вы — это делать то, что делали ваши предки: разговаривать, обниматься и сотрудничать с людьми.

Итак, если все идеи Миллера верны и никакая модификация Mercedes-Benz или Maybelline не принесет дружбы, любви или прочного счастья, что делать с временем и деньгами? Вероятно, стоит экономить на покупке дорогих машин и часов, но тем временем учиться лучше разговаривать, шутить, заботиться о слабых или оставаться сильными перед лицом сложностей. Просто прекратить покупать все подряд и начать работать над собой.

Источник: //ekb.dk.ru/news/vam-ne-nuzhen-mersedes-zachem-lyudi-pokupayut-dorogoe-i-nenuzhnoe-i-chego-hotyat-vzamen-237098004

Нас купили, или нас продали?! Манифест эмоционального брендинга

Мы покупаем или… нас покупают?

Пароль:

У вас продается славянский Конь?

Ответ:

Кони кончились, зато подошли танки. Последняя модель. Русифицированные.

Мир товаров, мир марок, мир брендов сегодня меняется гораздо быстрее, чем могли бы предположить трезвые умы теоретического анализа или воспаленные – желающих продать или купить.

Увы, одного художественного мастерства и академической маркетинговой базы сейчас достаточно только для производства добротной торговой марки, потенциала стать брендом у которой сегодня практически не осталось.

Новые бренды и новый потребитель

Что такое бренд? Теперь это знает, вероятно, любой секретарь в рыночно ориентированной компании, по крайней мере в формате одного из расхожих определений.

Бренд – это обещание, которое дается потребителю регулярно, опираясь на потребительские ожидания и, у самых продвинутых, уже предвосхищая их.

Бренд – это стабильность, которой в повседневности во многом не хватает. Бренд – это друг, которому можно верить!

Бренд – так или иначе, торговая марка, но которая легко и определенным образом идентифицируется потребителем по любой из своих составляющих частей, будь то звуковой ряд, слоган, цветокод или графема.

Безусловно, потребитель осознает, что он платит во многом за марку, и товары аналогичного уровня могут иметь цену ниже, иногда значительно – однако можно ли им верить, не обманут ли они, не исчезнут ли, оставив потребителя одного в «пустыне разочарований», – именно за эту уверенность каждый из нас готов доплачивать.

Но сегодня обычных гарантий бренда, распределенных по принципу «сеятеля», уже недостаточно.

Марка, претендующая стать брендом, обязана донести до сознания своего потребителя, что она создана специально для него, более того, она должна найти способ не только продать потребителю товар или услугу под своим лейблом, но и приучить, а фактически, приручить к себе, заставить чувствовать и желать не товар, не услугу, а ощущения себя: комфорта, стабильности, собственной значимости. Бренд должен завладеть сознанием потребителя и добиться введения себя в круг избранных марок, которыми тот постепенно начинает брендировать себя, окружать себя символами, а фактически – брендами. Бренды начинают составлять его жизненную оболочку и становиться идентификаторами его личности в обществе. Человеческий социум, обозванный в свое время Обществом потребления, ведомый брендами (а, вернее, теми, кто их создает) превращается в брендированное общество, в сообщества людей, потребляющих одно и то же и таким образом причисляющих себя к определенному кругу, тусовке, так сказать.

Скажи мне, кто твой друг, и я тебе скажу, кто ты – актуально, как никогда. Скажи мне, что ты носишь, на чем ездишь, что ешь и что пьешь, и я тебе точно опишу твой социальный портрет.

Бренд превращается в зеркало потребителя, представляя миру то изображение, которое хочет представить миру оригинал смотрящегося.

Мой друг – мой бренд, и мы сами не против стать брендами.

Совершенствуя себя, а вернее, мнение окружающих о себе, мы предъявляем все более высокие требования к брендам, которые являются нашей визитной карточкой перед нашим окружением.

Бренд – это уже не просто нарисованная торговая марка или набор ожидаемых качеств товара или услуги.

Это – сложный механизм самоидентификации потребителя, котоым бренды, натягивая на себя желаемые потребителем образы, пользуются в целях приручения этого самого потребителя к себе.

Любой мыслящий о будущем бренд (подразумеваем – его Владелец) сегодня просыпается с мыслью: достоин ли мой продукт/ услуга моего сегодняшнего потребителя?! И поднимается ли мой статус так же быстро, как развивается мой потребитель, устраивает ли его сегодня мой товар/услуга!?

Бренды нервничают, Покупатели мечутся, – Общество озабочено самобрендированием.

Новые вкусы? Новые раскраски? Посмотри, купи!

Экая невидаль! – отвечает облизанный всеми видами внимания потребитель, надув капризно губки. Бренды пускаются во все тяжкие и, томно опустив глазки, говорят Потребителю: «Ты мой единственный! Я создан только для тебя – ты и только ты – мой свет в окошке!»

Лесть – великое искусство! А замаскированная под любовь – практически убойное оружие. Любовь такая искренняя и преданная…., что даже заплатив за нее деньги, мы не хотим задумываться о ее продажности.

Жизнь – игра, и Бренды в ней – Актеры. Сражается мастерство.

Спираль самосозания человечества переходит на новый виток взаимных отношений с миром. Я люблю тебя, потому что так я люблю себя.

Брак по расчету? Почему бы и нет. Во всяком случае, как говорит вековой человеческий опыт, именно эти браки отличаются надежностью.

Именно эту надежность, постоянство потребителя хотят в результате получить бренды. Именно этот мираж привязанности потребителя сегодня является их мечтой. Модные тенденции года превращаются в сезонные и уже межсезонные распродажи, время спрессовывается и превращает жизнь бренда в бесконечную гонку наперегонки с потребителем.

Ну и конечно же, с конкурентами, которые подливают масла в топку, потому что тоже хотят кушать. Если еще 6–7 лет назад достаточно было вычислить вакантную ценовую и позиционную нишу для запуска бренда и сказать себе: «Получилось – теперь стрижем купоны!», то теперь мы (т. е.

бренды) готовы жениться на каждом потребителе в отдельности и на всех вместе, лишь бы удержать его/их хоть на какое-то время возле себя.

Только любовь способна вершить такие чудеса!

Новая пресыщенность

В Россию пришел западный грипп пресыщенности, возвестивший о начале стагнации потребительского рынка.

Ведь брендинг – это искусство продаваться! А чтобы тебя купили – ты должен выделиться.

И когда все стали одинаково красивыми, потребитель потерял лояльность напрочь, охладел к покупкам и перестал – о, ужас! – нас различать: все красивые, все экологически чистые, очищенные, отпаренные и отдраенные хоть молоком, хоть углем – у всех вкус на любой вкус и размер – на любой размерчик сегодняшнего каприза потребителя.

В общем, это случилось как снег зимой – всегда неожиданно и врасплох: «рынок насытился» – как гром среди ясного неба, хотя иначе быть просто не могло. Рынок пресытился – эпоха первичного брендирования прошла.

Да, рынки продолжают быть дифференцированными, и нет единого для всех понятия «брендориентация». Рынки продолжают развиваться откровенно бешеными темпами, но «остановка» игрока уже означает уход его бренда с полки, причем «очень навсегда и почти сразу».

Полки монополизируются, хотя внешне пестрят. Но приглядитесь и пересчитайте Владельцев этой пестроты, не поленившись пока еще перевернуть мордочкой вниз упаковки. Ваше удивление нам понятно – всего 3–5! – и это все, кто остался в живых сегодня на полке!

Остались те, кто слова «брендориентированность», «маркетинг», «брендкоммуникации» начали штудировать еще тогда, когда их более беспечные собратья пребывали в состоянии уверенности, что их талант и амбиции обеспечили им и их брендам пожизненное содержание.

Также, как прошла пора первичного накопления капитала и вчерашние «малиновые пиджаки» сменились умниками «за сорок», так и в среде брендов тихие умники замещали своих бесхитростных, вчера резвых соседей, подсовывая потребителям в собственной уже обложке талантливые находки вчерашних кавалеристов полки.

Талант Создать стал недостаточен, стал необходим талант Управлять. Эпоха «сорения деньгами» сменилась эпохой просчета эффективности их расходования.

Сплошная наука и голый расчет добавились к творческому потенциалу и оригинальным идеям.

Новая страна

Вчерашние ценности вдруг стали превращаться в недостатки (как в сказке про Золушку) – и в ребрендинг бросились те, кто вчера «сочувствовал» еще более старым героям эпохи СССР.

Сегодня и они вдруг стали «немодными», и это стало для них вдруг вопросом и тут же превратилось в проблему, и проблема растет и очень быстро.

Мир несправедлив – изрекли когда-то американцы, возможно, почти по такому же поводу.

Еще вчера мы реставрировали запыленные доблести Брендов имени Великой Страны неуловимого коммунизма – и какими свежими красками они заиграли! Достойно, солидно – и современно, и своевременно. Запас прочности, данный нами этим брендам, перевод капитала нажитых лет в современный марочный капитал – наша гордость и заслуга перед Россией.

Здесь не стоит изобретать велосипед, глупо крушить направо и налево, повторяя ошибки Великой Октябрьской, а на деле «отрывая бабе руки» (как той несчастной Венере в Эрмитаже и, слава богу, что сегодня она прячется в Лувре – подальше от экспериментов с залпами) – для умных все виды и типы ребрендинга выверены и прописаны. В этом вопросе главное – не растерять, а приумножить достигнутое и вывести на передовую новую современную актуализацию.

А вот с созданием брендов, а, вернее, с технологиями их создания, происходит настоящая революция. Хорошо, что бархатная, но не менее жестоко косящая игроков на полке.

Информация и знание – вот что может спасти бренд от неминуемого исчезновения.

Знать, что будет – как все будет меняться и что делать в каждый из моментов и периодов этих перемен, следовать этой логике, этому опыту, перекладывать его на себя.

Какое счастье, что мы живем в России, которая, слава богу, отстает от Европы в развитии, в том числе и рыночном, а значит, можно наблюдать – что там, и успевать подложить свою, адаптированную соломинку.

Маркетинг и классическая аналитика, технологии исследований и нишевого брендинга перешли в учебники, а правильнее сказать, в накопленный опыт, который нужно было получить, – чем больше, тем лучше – чтобы это количество опыта в принципе имело потенциал перейти в новое качественное состояние, которое вместо того, чтобы потакать прихотям потребителя, могло управлять этими прихотями, а иногда и навязывать их. Стагнирующий рынок потребительского восприятия требует искусственного тонизирования: потреблять больше и больше – значит потреблять сверх меры, продиктованной трезвым сознанием необходимости. Пресыщенностью нужно управлять по-другому – и это главное отличие сегодняшнего брендинга от вчерашнего, восполнявшего дефицит потребления.

Стагнация – естественное этапное состояние любого развития, накопившего объем. Все по Марксу – переход количества в качество неминуем и происходит циклически – по закону спирали.

Наш потребительский рынок сегодня переходит в это самое состояние бренд-стагнации.

Такая ситуация исторически обусловлена тем, что все везде происходит так, как должно было происходить: рынок был пуст, появились те, кто стал его заполнять, их становилось все больше, рынок все больше и больше заполнялся, технологии при этом диктовались временем: цвел классический брендинг, бил в цель персонифицированный, упражнялся ситуационный.

Сегодня бренд-ориентированный маркетинг крайне чувствителен к веяниям, иногда практически неуловимым, к тенденциям, которые владельцы брендов не успевают анализировать и отслеживать.

Острый нюх, профессиональное чутье, помноженные на опыт и информационную подпитку «из будущего» – главное и единственное условие востребованности специалистов на рынке ставших сложными брендинговых услуг.

Новый брендинг

Эмоциональный брендинг характеризуется принципиально новым подходом к разработке брендов – бренд работает через ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ скрытое принуждение, базирующееся на манипулировании ценностями бренда и создании особых ценностей, резко отделяющих бренд от конкурентов и полностью нивелируя их по определению.

Главным преимуществом и скрытой целью такого подхода является создание новых жизненных ценностей с последующим переводом их в полностью управляемый и контролируемый новый стиль жизни, который несет в себе и начинает диктовать потребителю бренд.

Бренд формируется не на заслуженно-репутационной базе, моментально нивелирующейся последователями-конкурентами, а на эмоции изначального восприятия бренда как ПРИНЦИПИАЛЬНО отличного от конкурентов.

При этом в задачи разработчика входит: выявление эмоционально востребованной тенденции, способной создать или восполнить новую ЭМОЦИЮ или ее отсутствие в обществе потребления.

Затем следует перевод эмоции в «НОВЫЙ ПРОДУКТ» (ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ БРЕНДИНГ), который получит ПРИНЦИПИАЛЬНОЕ отличие в сознании потребителей от продуктов конкурентов за счет собственной ОСОБОСТИ, сверхактуальной для ЦЕЛЕВОЙ АУДИТОРИИ данного сегмента/ полки/ рынка.

Одной из практик является создание нового сленга SLANG BRAND – новой и эффективной основы для разработки программы продвижения нашего продукта – эмоции. Требования к концепту упаковки меняются принципиально – упаковка из средства «продать продукт» превращается в средство «продать стиль жизни», «создать потребности».

Таким образом, потребитель получает НОВЫЙ ВЗГЛЯД либо на уже знакомую ему марку – бренд (эмоциональный брендинг сегодня превращается в главный инструмент ребрендинга), несущую ему НОВУЮ МОДУ, утверждая вместе с ним НОВЫЕ ЖИЗНЕННЫЕ ЦЕННОСТИ, НОВЫЙ СТИЛЬ ЖИЗНИ, тем самым актуализируя самого ПОТРЕБИТЕЛЯ для его окружения. Эмоциональный брендинг на пике популярности в Европе в технике solution – бренды замещаются принципиально новыми, созданными по современным технологиям бренд-строительства. Точная актуализация такого бренда оказывается тем мощным толчком-ответом, который сразу же дистанцирует такого новичка от ставших «вчерашними» конкурентов. Такая технология и логика создания делают невозможным и простое «клонирование» продукта, активно практикуемое сегодня Сетевыми игроками, превращающимися сегодня в реальную угрозу замещения брендов Производителей собственными, Сетевыми брендами – имитаторами брендов Производителей. Традиционно работающие на замещение устоявшихся марочных капиталов и потребительских ценностях и не имеющие квалифицированного базиса для работы с брендом – эмоцией, они не имеют сегодня потребности и возможности управлять столь специфическим интеллектуальным механизмом, которым является влияние бренда на сознание и интеллект потребителя.

Сегодняшний бренд – это интегрированный продукт, вмещающий в себя множество знаний и умений Разработчика, имитирующий Друга, Любовь. Цель – потребитель должен поверить и отдать другу-бренду и сердце, и лояльность своего кошелька.

Источник: «Рекламодатель: теория и практика» №12, 2006

Источник: //hr-portal.ru/article/nas-kupili-ili-nas-prodali-manifest-emocionalnogo-brendinga

Нас покупают или мы покупаем?

Мы покупаем или… нас покупают?

На следующий день мы встретились на крыше, где я показал Альбизу список домашних вещей, в которых нет особой необходимости. Альбиз не стал даже заглядывать в написанный листок, сказав, что ему нет необходимости его смотреть.

-Дэн, сейчас у тебя в руках то, что когда -то вызывало у тебя положительные эмоции, а сейчас ты к этому относишься нейтрально. Я бы назвал эти вещи отработанной радостью.

—Интересное начало, как это понимать?

-Почему, Дэн, ты купил джинсы, которые в данный момент на тебе?

-Потому что они мне очень нравятся.

-А почему ты взял джинсы именно этой фирмы, этого цвета и за такую именно цену?

-Потому что меня и цвет, и фирма, и цена вполне устраивают. А в чем проблемы-то?

-Проблема твоя и всех Попугаев в том, что ты покупал не джинсы, а эмоции, которые ты от них получаешь. Если бы ты сейчас жил в 18 веке, то ты бы ни за какие деньги не стал  покупать эти штаны.

-Согласен, ведь тогда была совсем другая мода, и меня бы просто никто не понял бы.

-Не то, что не поняли бы тебя, просто ты сам бы долго смеялся над тем, кто их бы надел.

-Это говорит о том, что твои штаны не так уж и важны для тебя. Ты их купил, потому что они вызывают у тебя позитивные эмоции. А стало быть, всё, на что ты тратишь в своей жизни деньги и время — это погоня за положительными эмоциями.

-Во, блин, Альбиз, а я даже как-то и не задумывался об этом.

—Вселенная и жизнь, как ты уже знаешь, состоит из двух противоположностей, а стало быть, гоняясь за одной эмоцией, мы одновременно гонимся за ее противоположностью.

Или точнее будет сказать так: КОГДА МЫ ГОНИМСЯ ЗА ПОЗИТИВОМ, НАС НАЧИНАЕТ ПРЕСЛЕДОВАТЬ НЕГАТИВ, И НАОБОРОТ.

-Тогда, судя по твоим словам, чтобы позитив гнался за мной, я должен гнаться за негативом? Так это же абсурд! Какой дурак будет гнаться за тем, что ему неприятно?

-Вот по этой причине на свете мудрых дураков очень мало. Ты же идешь пломбировать или выдергивать зуб, или тебе это приятно?

-Нет, конечно, но это же необходимость, ради того, чтобы потом не испытывать боль.

-Ты будешь вынужден всегда испытывать боль, даже если этого не хочешь, если будешь гоняться за удовольствиями.

-Ты, Альбиз, мне предлагаешь, чтобы я себя мучил, во имя радости?

-Не мучить, а страдать, но страдать мудро.

-А как это сделать?

-Ты любишь бегать по утрам?

-Не совсем, но иногда могу себя заставить.

-А зачем ты себя заставляешь это делать, ведь продолжать валяться в постели гораздо приятнее?

-Ну, как зачем? Это же полезно для моего организма, да и чувствую я себя после этого прекрасно.

-Вот видишь, ты, делая неприятное действие, в награду получаешь прекрасное ощущение и дополнительную энергию. Закаливание, баня, воздержание от секса, пищи и так далее —  всё это мудрые страдания.

Если посмотреть на счастливого и успешного человека, то результат всех его побед — это подарки за его былые страдания.

-А почему тогда пропагандируют то, что нужно всегда быть на позитиве, только радоваться, и все будет тогда в шоколаде?

-Да, это так. Но как ты сможешь быть на позитиве, если ты избегаешь негатива, то есть страданий? ЭТО НЕВОЗМОЖНО. По крайней мере, в этой Вселенной, и на данный момент её развития.

Когда ты уделяешь время мудрым осознанным страданиям, ты не сможешь не быть на позитиве, он у тебя будет постоянно. Чтобы ты лучше смог меня понять, возьми камешек в ладонь, вытяни руку вперед и кинь его как можно дальше. Чем дальше кинешь, тем грандиознее будет твой успех.

-Я сделал так, как сказал Альбиз, не совсем понимая, что он хочет этим показать, и начал размах для броска, как он резко меня прервал.

-Стоп, Дэн, что ты делаешь?

-Как что? Ты же сказал кидать как можно дальше?

-Я сказал: с вытянутой вперед рукой.

-И как, интересно, я тебе смогу кинуть без размаха? Ты сам-то понимаешь это? Если ты так можешь, то научи меня.

-Я не могу, и ты не сможешь, и никто не сможет.

-Тогда почему ты меня просишь это сделать?

-Потому что размах, то есть отвод руки назад — это противоположность броску. Ты и те, кто думает, что можно с помощью кайфа получить кайф, пытаются сделать именно эту самую глупость.

Размах — это противоположность, без которой бросок просто немыслим. И чем сильнее размах, тем мощнее бросок. Ты не сможешь получить позитивные ощущения, пока не заплатишь за это равноценным страданием.

Поэтому мудрый человек гонится только за страданиями, и его жизнь полна позитивных неожиданностей. Глупец же пытается гнаться за позитивом, и его ожидают впереди только неприятные неожиданности.

Глуп тот, кто надеется получить что-либо взамен, не заплатив за это. А таких на планете подавляющее большинство. Так вот, Дэн, все, что ты покупаешь, это не просто товары, а эмоции, которые ты от них получаешь.

А товар — это вещь второстепенная. И Катенка, свою первую любовь, ты любил не за то, какая она, а за лишь за те радостные эмоции, которые ты получал, находясь рядом с ней. А это уже не любовь, а самоудовлетворение и привязанность.

-Блин, Альбиз, ну, на хрена ты мне это сказал? Я теперь себя за это начну ненавидеть.

Я вспомнил своего Катенка и начал осознавать, что я на самом деле тогда к ней чувствовал, и мне стало жалко себя так, что я чуть не расплакался.

Я осознал свои эгоистичные потребности к ней, да и ко всем, кого я думал, что любил, и мне становилось ещё хуже.

Продолжение

Глава 7 из книги “Мир Попугаев”. Ноэль Бухарметов

Источник: //subscribe.ru/group/10-v-polzu-istinyi/8676142/

Почему мы покупаем или Как заставить покупать. Основы науки продаж

Мы покупаем или… нас покупают?

Книга “Почему мы покупаем” основана на данных, которые были собраны в результате длительных наблюдений за покупателями в торговых центрах, универмагах и супермаркетах Америки.

Пако Андерхилл, названный газетой “San Francisco Chronicle” Шерлоком Холмсом мира торговли, отображает на страницах своей книги борьбу, которую ведут между собой продавцы, специалисты по маркетингу и всё более компетентные покупатели за право контролировать ситуацию в торговле.

Пытаясь выяснить, что движет современными потребителями, автор разъясняет многие феномены торговли, которые часто остаются незамеченными как покупателями, так и продавцами.

Инструменты психолога. Продажа через ценности. Психолог Кристина Кудрявцева

ПараметрЗначение
Автор(ы)Андерхилл Пако

«СкидкаГИД» — это сервис сравнения цен в магазинах, кэшбэк сервис и помощь в выборе товаров, посредством подборки видео обзоров, отзывов и сравнения товаров.

Большинство магазинов, представленных на сайте, осуществляют доставку по России, поэтому выгодно пользоваться онлайн заказом на сайте этого магазина (доставляются ли заказы в ваш регион, можно узнать на сайте выбраного магазина).

Чтобы купить выбранный товар, необходимо кликнуть кнопку «купить» на против выбранного магазина и продолжить покупку на сайте этого магазина. Чтобы получить кэшбэк выполните теже действия предварительно зарегистрировавшись.

Цена от 441 руб до 646 руб в 3 магазинах

МагазинЦенаНаличие
Лабиринт

5/5

Наличные, б/н, visa, qiwi, webmoney, я.деньги

Кэшбэк до 7%

Читай-город

5/5

Кэшбэк до 6.3%

Буквоед

5/5

Минимальная сумма заказа 100 рублей

Кэшбэк 3.5%

OZON

5/5

52246 отзывов

Быстрая доставка!

Беру

5/5

10000 отзывов

Бесплатная доставка от 2 499 ₽

eBay

5/5

100000 отзывов

Заказывайте он-лайн и получайте часть денег обратно, подробнее..

КомпанияПредложение
Утконос

«Утконос» – лидер в области интернет-торговли продуктами питания и сопутствующими товарами.

General Food

General Food – фудтех компания, занимающаяся производством и доставкой здорового питания на весь день (или рациона на 6 дней) в Москве.

Growfood

Мы готовим и привозим вам домой ежедневный рацион правильного питания, разложенный по коробочкам, по доступной цене.

КомпанияПредложение
Карта рассрочки «Совесть»

Беспроцентная рассрочка до 300 000 ₽ на срок до 12 месяцев на любой товар. КИВИ Банк (АО), лицензия Банка России № 2241.

Кредитная карта Альфа-Банк

Беспроцентный период – до 100 дней. Выпуск кредитной карты – бесплатно

Кредитная карта Тинькофф – Platinum

Сумма кредита – до 300 000 рублей. Беспроцентный период – до 55 дней!

Home Credit Карта рассрочки “Свобода”

До 12 месяцев – период рассрочки на покупки у партнеров; 0% – процент на покупки в рассрочку; Бесплатно – оформление и обслуживание карты; 40 000 магазинов партнеров.

Тинькофф (Дебетовая карта)

До 10% на остаток по счету; Бесплатное снятие наличных в любом банкомате мира; Cashback до 30% за покупки по спецпредложениям; Для граждан любых стран.

Совкомбанк

Кредит наличными в Совкомбанк:Сумма кредита – от 5 000 до 100 000 рублей;Срок кредита – 12 месяцев;Процентная ставка – от 12% годовых;Возраст – от 35 до 85 лет.

Райффайзен Банк

Дебетовые карты:Выгодный кэшбэк до 3,9% со всех покупок;До 5,5% на остаток по счету;Бесплатная доставка карты курьером.

Маркетинг Попурри

Категория 352 р. – 529 р.

Все Маркетинг Попурри »

Маркетинг: другие издатели

Источник: //skidka-msk.ru/tovar/1724369_pochemu-myi-pokupaem-ili-kak-zastavit-pokupat-osnovyi-nauki-prodaj-popurri.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.