Не заставляйте их читать!

Содержание

10 ошибок дизайна по мотивам книги Стивена Круга «Не заставляйте меня думать»

Не заставляйте их читать!

По мотивам книги Стивена Круга «Не заставляйте меня думать»

Поговорка о том, что «хороший дизайн очевиден» чертовски стара, и я уверен, что в предыдущие века она звучала иначе, но суть ее была неизменна. Она относилась к хорошей еде, музыке, архитектуре, одежде, философии и всему остальному.

Мы забываем, что человеческий ум изменяется очень медленно, и наши знания о человеческом поведении, не устареют еще как минимум 50 лет или около того. Чтобы вам было легче, нам нужно придерживаться нескольких принципов, которые напоминают нам о том, как создавать отличные продукты. Нам следует хотя бы раз в месяц говорить об этих небольших принципах, пока они не войдут в привычку.

Способности человеческого мозга не меняются от года к году, поэтому результаты исследований поведения человека актуальны очень длительное время. То, что было трудным для пользователя двадцать лет назад, по-прежнему остается трудным и сегодня – Дж. Нильсен

Вспоминая книгу «Не заставляйте меня думать»

После пузыря доткомов еще в 2000 году Стив Круг изложил ряд полезных принципов, которые по-прежнему ценны и актуальны. Даже после переиздания его книги ничего не изменилось.

Да, вы скажете мне, что внешний вид стал современнее, а сайты организованнее и продвинутее (больше никакого flash-плеера!). Но я имею в виду, что в человеческом поведении ничего не изменилось.

Мы всегда хотим, чтобы принцип «не заставляйте меня думать» применялся к любому типу продукта, с которым мы взаимодействуем (будь то микроволновая печь, телевизор, смартфон или автомобиль).

Ваша цель – сделать каждую страницу очевидной для пользователя. Чтобы просто взглянув на нее, средний пользователь смог сказать “Я понял”.

1. Мы не читаем, мы сканируем

Причина в том, что мы выполняем определенную миссию, и ищем только то, что нас интересует. Например, я едва ли могу вспомнить, когда просматривал весь текст на домашней странице веб-сайта продукта.

Почему? Потому что большинство веб-пользователей пытаются выполнить определенную задачу и сделать это быстро. У нас нет времени читать больше, чем нужно. А мы по-прежнему добавляем на сайт много текста, потому что думаем, что люди должны это знать.

Или, как утверждают некоторые дизайнеры, «это добавляет опыт».

  • Используйте множество заголовков – они сообщают вам, о чем разделы или релевантны ли они для пользователя. В любом случае, они помогут пользователю решить просматривать сайт дальше или покинуть его
  • Делайте абзацы короткими – длинные абзацы сложнее сканировать, чем ряд коротких абзацев. В абзаце всегда есть подходящее место, чтобы разбить его на две части.
  • Используйте маркированные списки – почти любой текст может быть маркированным списком. У вас есть предложение, в котором много вещей перечисляется через запятую? Его можно представить в виде маркированного списка. Кроме того, не забудьте оставить пространство между строками списка для оптимального чтения. В качестве примера возьмем Medium.
  • Выделяйте ключевые термины – большая часть процесса сканирования страницы состоит из поиска ключевых слов и фраз. Форматирование самой важной части текста полужирным шрифтом, облегчает ее поиск. Кроме того, не выделяйте слишком много вещей, потому что тогда выделение потеряет свою эффективность.

2. Создание эффективных визуальных иерархий

Другим важным аспектом, который поможет сканировать страницу, является правильная визуальная иерархия. Мы должны дать понять, что внешний вид на странице отображает взаимосвязь между элементами. Для этого есть несколько принципов:

  • Чем важнее что-то, тем оно заметнее. Самый важный материал либо крупнее, либо ярче в отличительной цветовой гамме.
  • Вещи, которые связаны логически, связаны визуально. Например, вещи похожи, если сгруппировать их под одним и тем же визуальным стилем или под одним заголовком.

3. Не изобретайте велосипед

Мы считаем, что люди хотят чего-то нового и большего. Но мы забываем, что на рынке так много приложений и каждое требует нашего времени. Каждое имеет разные взаимодействия, и нам нужно выучить их все. И наш мозг взрывается: «О, чувак, еще одно приложение, которое нужно освоить?!».

Важно помнить следующее:

Когда нас, дизайнеров, просят создать что-то новое, есть соблазн попробовать изобрести велосипед. Потому что делать как у всех, кажется неправильным. Нас наняли, чтобы сделать нечто другое. Не говоря уже о том, что индустрия редко предлагает награды и похвалы за разработку продукта, который «лучше всех использует правила».

Прежде чем изобретать велосипед, вы должны понять ценность (время, усилия, знания), которые есть в том, что вы пытаетесь разрушить и внедрить.

4. Инструкции к продукту должны умереть

Наша задача – сделать вещи понятными и очевидными. Если не очевидными, тогда, по крайней мере, не требующими объяснений.

Главное, что вам нужно знать об инструкциях, это то, что никто не собирается их читать. Мы должны стремиться к устранению инструкций, чтобы сделать все само собой разумеющимся.

Но когда они необходимы, сократите их до минимума (нет, правда, никто не собирается их читать).

Если это не очевидно, мы должны стремиться к самоочевидности.

Возьмем в качестве примера IKEA. Если вы дадите обычному человеку собрать платяной шкаф от IKEA, я уверен, что в большинстве случаев он его соберет. Почему? Зачастую очевидно, как шкаф должен быть собран, если перед нами есть понятная картинка. Но даже в тех случаях, когда покупатели смотрят на инструкции, в них нет слов – только изображения.

5. Нам все равно, как работает ваш продукт

Большинству людей не важно знать или понимать, как работает ваш продукт. Не потому, что они глупы, а просто потому, что им все равно. Поэтому, как только они начнут использовать ваш продукт, они вряд ли переключатся на что-то еще.

Возьмем в качестве примера Apple AirPods. Мы все можем признать, что это самые ужасные, в плане звучания, наушники за такую цену. Но когда я смотрю, как люди взаимодействуют с ними, я понимаю почему их покупают. Они не заставляют вас думать о том, как они работают.

Я смотрю, как моя мама взаимодействует с ними, и она никогда не спрашивала меня, какие технологии лежат в основе их работы. Она знает, что всякий раз, когда вы открываете футляр наушников возле своего айфона, они подключаться к нему. Это так просто.

6. Люди не смотрят на «ненавязчивые информационные сигналы» —  мы торопимся

Мой любимый пункт. Мы, дизайнеры, любим давать пользователям ненавязчивые эффекты и добавляем визуальные украшения. Правильно? Что, если я скажу вам, что вашим пользователям все равно? Сколько бы они не говорили вам, что это не так – это так. В первый раз? Да. Во-второй? ОК. В третий? Нет, правда, сколько раз мне придётся видеть их?

Почему это происходит? Жизнь – это гораздо более напряженная и требовательная среда, чем прелестные и ненавязчивые эффекты приложения.

Например, вы отец, а ваш ребенок плачет, потому что он хочет мороженого, собака лает, потому что кто-то звонит в дверь, и вы пытаетесь заказать билет на поезд, который отправляется через 40 минут.

В этот конкретный момент людям похер на ненавязчивые информационные сигналы. С другой стороны, мы должны использовать их, но не тогда, когда они убивают юзерфлоу.

7. Фокус-группы – это не юзабилити тесты

Фокус-группа – это небольшая группа людей, которые сидят за столом и обсуждают вещи. Они говорят, что думают о продукте, прошлом опыте, чувствах и реакции на новые концепции. Фокус-группы отлично подходят для определения того, чего хочет ваша аудитория.

Тест юзабилити – это наблюдение за одним человеком, когда он пытается использовать ваш продукт. В этом случае вы просите его выполнить определенные действия, чтобы увидеть нужно ли вам что-то исправить в своих концепциях. Так что фокус-группы – это значит слушать пользователя, а тесты юзабилити – это смотреть за его взаимодействием с вашим продуктом.

8. Мы позволяем личным чувствам превалировать над процессом

У всех, кто разрабатывает цифровые продукты, бывает момент, когда они говорят: «Я тоже пользователь, поэтому я знаю, что хорошо, а что плохо». И из-за этого мы склонны испытывать сильные чувства по поводу того, что нам нравится, а что нет.

Нам нравится использовать продукты с ______,или мы считаем, что _____ – большая проблема.

И когда мы работаем в команде, бывает трудно оставить эти чувства за дверью. Результатом является комната, полная людей с сильными личными чувствами в отношении того, что нужно для создания отличного продукта.

Мы склонны думать, что большинство пользователей похожи на нас.

9. Вы задаете неправильные вопросы

Это не продуктивно и не добавит ценности, если вы зададите такие вопросы, как: «Нравится ли людям раскрывающиеся меню?». Правильный вопрос: «Разве это раскрывающееся меню с этими словами в этом контексте на этой странице создает хороший опыт для людей, которые могут использовать этот сайт?»

Мы должны оставить в стороне «нравится ли это людям?» И углубиться в стратегический контекст дизайна.

Причина кроется в том, что, если мы сосредоточимся на том, что нравится людям, мы потеряем фокус и энергию. Тестирование юзабилити стирает любые «симпатии» и покажет вам, что нужно сделать.

10. Когда человек использует ваш продукт, вы забываете, что он не должен тратить время на размышления о том…

  • Где я?
  • С чего начать?
  • Куда они, ****ь, это засунули?
  • Что самое важное на этой странице?
  • Почему они это так назвали?
  • Это реклама или часть сайта?

Дело в том, что каждый вопрос, который появляется у пользователя в голове, при использовании вашего продукта – это увеличение когнитивной нагрузки. Это отвлекает внимание пользователя от «почему я здесь» и «что мне нужно делать». И, как правило, людям не нравится решать головоломки, когда они просто хотят знать, кликабельна эта кнопка или нет.

И каждый раз, когда вы заставляете пользователя нажимать на не кликабельный элемент, похожий на кнопку / ссылку, то вы создаете плохой опыт пользователя. И это происходит потому, что тот, кто создал продукт, не слишком заботился о нем.

Источник: https://ux.pub/10-oshibok-dizajna-po-motivam-knigi-stivena-kruga-ne-zastavlyajte-menya-dumat/

«Не будут они читать, и заставлять их бессмысленно»

Не заставляйте их читать!
Представителям поколения Z пока не больше 16 лет, но уже сейчас «цифровые» дети вызывают у родителей удивление и тревогу.

Почему гаджеты заменили им книги, стоит ли опасаться интернет-зависимости, как возникает синдром дефицита внимания? Об этом рассказывает кандидат психологических наук, член правления Общества семейных консультантов и психотерапевтов, академический руководитель магистерской программы «Системная семейная психотерапия» НИУ ВШЭ, член IFTA (Международная ассоциация семейных психотерапевтов), член EFTA TIC (Тренинговый комитет Европейской ассоциации семейных психотерапевтов) Анна Варга.

Проблемы разные, но суть одна — потеря контакта с ребенком, отсутствие взаимопонимания и сложности с контролем. Так было во все времена, но сейчас, может быть, это ощущается острее, потому что родители и дети принадлежат не только к разным поколениям, но и к разным коммуникативным системам. Дети уже полностью в компьютерном мире, а родители еще иногда грешат книгами.

Что же делать? Заставлять детей читать?

Нет, конечно. Не будут они читать. И заставлять их бессмысленно, только приведет к ссорам. В истории человечества периодически происходит смена коммуникативных технологий. Это естественный процесс, просто сейчас мы находимся в самом его начале. Поменялась сенсорная модальность — дети уже не читают, а смотрят.

Во время чтения вы должны воображать, то есть представлять все то, о чем читаете. А когда вы смотрите, воображение не нужно. Сигнал идет непосредственно в затылочную кору головного мозга, это другое восприятие. Дети уже ­принадлежат к новой коммуникативной культуре.

Максимум, что могут сделать родители, — читать сами, пользуясь тем, что детям нравится находиться рядом. Или давать им аудиокниги.

Что вы понимаете под коммуникативной культурой?

Представители Торонтской школы теории коммуникаций считают, что коммуникативные технологии определяют тип культуры и менталитет людей. Например, человек Средневековья отличается от представителя Нового времени, у них разная картина мира и ценности. Сознание зависит от устройства социума, все-таки мы социальные животные.

А социум определяется тем, как люди взаимодействуют друг с другом. Появление нового способа коммуникаций всегда ведет к серьезным изменениям в личности, культуре и обществе. Исследователи выделяют три стадии развития коммуникаций — устную, письменную и аудиовизуальную.

Так, в Средневековье люди использовали для общения речь и слух, здесь главное — понимать язык друг друга. И в этом обществе не было детства как социальной категории. Лет с пяти, как только ребенок встал на ноги, научился разговаривать, он становится полноценным членом общества. Его кормят и одевают как взрослого.

Он еще будет расти, станет сильнее, но никаких скидок ему уже не делают.

Когда же появилось детство в современном понимании?

Концепция взрослости и детства появилась благодаря изобретению книгопечатного станка. Грамоте человек должен сначала научиться, и этот информационный разрыв разделил людей на тех, кто мог получать информацию из книг, и тех, кто не умел этого делать. Ребенка уже не воспринимали как маленького взрослого, его стали воспитывать специальным образом.

Чтобы стать взрослым, ребенок должен был приложить усилия, а ответственность за выращивание и воспитание детей лежала на родителях. В обществе сложились определенные представления, что такое хороший ребенок, хороший родитель, чему надо учить ребенка, за что его можно бить, за что награждать.

Почитайте, например, роман Фрэнсис Бёрнет «Маленький лорд Фаунтлерой», там про это много написано. Так продолжалось более 300 лет.

А что происходит с детством сейчас, в информационную эпоху?

Мы постепенно отказываемся от воображения и переходим на зрительный регистр. Зрительному восприятию не нужно учиться, соответственно, детство вновь исчезает, как и взрослость. Исчезли общепринятые стандарты, что такое хороший ребенок и чему его надо учить. Объем знаний настолько вырос, что никто не в состоянии запомнить все, что человечество накопило к настоящему моменту.

Видимо, поэтому родители школьников жалуются на синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) — дети не способны сосредоточиться, не могут, как раньше, усваивать информацию большими кусками.

Это не совсем так. Просто школа не дает информацию в том виде, в каком ее может усвоить ребенок.

То есть это проблема не конкретного ребенка, а школы?

Конечно. Школа не готова приспосабливаться к современному ребенку и к тому типу общества, в котором ему придется жить. В школьников по-прежнему запихивают объем информации, а сегодня надо учить компетенциям, трекам, по которым ребенок сможет добывать знания сам.

Продвинутые учебные заведения не заставляют ничего учить, они стимулируют дискуссии, используют игры, онлайн-образование, дети готовят доклады и презентации. Синдром дефицита внимания — это следствие того, что современный ребенок попал в щель между старым и новым поколением.

И взрослые сейчас в большой тревоге по поводу детей и их будущего.

Тем не менее многие родители требуют успеваемости, а дети в результате теряют всякий интерес к учебе.

Школа требует произвольного внимания, а ребенок не готов произвольно внимать — он сегодня захвачен экраном телевизора, компьютера или смартфона.

Значит, надо отнимать у детей гаджеты?

Нет. Детей нужно учить, опираясь на их непроизвольное внимание. Это объективная данность, и вы ничего не сможете с этим сделать. Видимо, когда придут учителя из нового поколения, они уже будут пользоваться новыми методами и учить детей правильно.

А пока ребенок вынужден учиться в системе, которая не приспособлена к его способу восприятия и коммуникации. Каждый день из семьи он выходит в какой-то другой мир, инобытие, поэтому родителям придется ему помогать.

Школа, кстати, прекрасно понимает, что не справляется, поэтому дает задания не столько для ребенка, сколько для его родителей.

Домашние задания — отдельная тема. Даже взрослые не всегда способны в них разобраться. Это нормально?

Дело не в заданиях, а в том, что школа пытается подтягивать семью к решению школьных проблем. Надо правильно к этому относиться.

Правильно — это как?

Быть на стороне ребенка, помогать ему с учебой и уповать, что, пройдя через довольно бессмысленные школьные годы, он найдет свой интерес и научится развивать произвольное внимание.

Выходит, надо забыть о хороших оценках в школе?

Если родители будут бороться с ребенком дома, учителя — в школе, то его ждет не только СДВГ, но и тяжелая невротизация, потеря познавательной мотивации.

Дети — это маленькие марсиане, сегодня именно они идут на острие прогресса, поэтому мир должен приспособиться под них. Сейчас предыдущие поколения ничего не могут дать последующим.

Лет через 10—20 эта щель между поколениями закроется, но пока нам будет очень трудно.

Что еще отличает современных детей и подростков от их родителей в том же возрасте?

У нынешних детей социализация происходит в интернете, тогда как родители в их возрасте общались лично.

Дети сейчас почти не гуляют, дворы пустые. Откуда взяться личному общению?

Взрослым мир кажется очень опасным, но это не значит, что он реально опасен. Вне школы современные дети общаются лично разве что летом, когда их берут в поездки или отправляют в лагеря.

Или если они занимаются командными видами спорта. Но им больше нравится общаться онлайн. Не стоит этому ужасаться. То, что вы не понимаете своего ребенка, — нормально.

Он будет лучше понимать своих детей.

Интернет тоже бывает опасен.

Раньше родители переживали, что ребенок до ночи пропадает на улице, связался с плохой компанией. Сейчас психологическим аналогом стал интернет. Конечно, должен быть родительский контроль, какие-то ограничения. Можно поставить фильтры, договориться с провайдером, чтобы в ночное время не было интернета.

Проблемы возникают и в онлайн-общении. Помните историю мальчика Степы? Друзья смеялись над его страничкой в соцсети, называли маленьким. Тогда мама Степы попросила знакомых «полайкать» его страничку и картинки динозавров. И Степа вдруг стал мегапопулярным. Мама поступила правильно?

Конечно, правильно, детям надо помогать. Мама воспользовалась коммуникациями, которые необходимы ее ребенку. Родители всегда вмешивались, если у детей не складывалось общение, просто раньше помощь была в другой форме.

Мама приглашала друзей ребенка домой, угощала вкусненьким, папа предлагал поиграть в футбол. Сегодня можно с ребенком обсудить, как украсить свою страничку в интернете, красиво выступить.

И потом, интернет-сообществ сейчас огромное количество, можно вместе поискать подходящее.

В соцсетях дети нередко используют мат. Что с этим делать?

Родители и учителя от этого в ужасе, я и по своим внукам знаю. Но запретами ничего не добьешься. В юном возрасте многие употребляли обсценную лексику, но между собой.

А теперь дети общаются в соцсетях, и родители могут все это прочитать. Подростки пытаются поднять свою популярность, и обязательно находится кто-то, кто начинает использовать мат. Как к этому относиться? Спокойно.

Вообще, общение в интернете довольно жесткое, потому что оно во многом анонимное.

Многие дети часами сидят в онлайне. Как распознать интернет-зависимость?

Если вы видите, что ребенок не расстается с гаджетом, а если его отобрать, впадает в ярость или отчаяние, это уже зависимость.

Грозный признак, когда ребенок не выходит из комнаты, ­входить к нему нельзя, а еду надо оставлять под дверью. Пора обращаться за профессиональной помощью.

Если же он ходит в школу, справляется с учебой, общается с родными, а в остальное время сидит за компьютером — ничего страшного, это теперь нормально.

Вряд ли родители смирятся с тотальным увлечением ребенка компьютером.

Могу им только посочувствовать — у них будет трудный родительский путь. Знаете, есть выражение «родители — это люди, которые дают мне карманные деньги». Так вот, родитель — это тот, кто может приласкать, утешить, поддержать. В интернете ребенок этого не найдет. Будет неправильно, если вместо поддержки мы начнем учить, упрекать, орать и наказывать.

Чему еще должны научиться родители «цифровых» детей?

Отказаться от собственных амбиций. Тип культуры изменился, и наши знания детям не пригодятся. Но мы можем помочь эмоционально.

Подкорковые зоны мозга развиваются медленнее, чем кора, поэтому эмоциональное функционирование ребенка, как и взрослого, не меняется — мы чувствуем так же, как и первобытные люди.

Ребенку пригодится психическое здоровье, которое дети получают в семье с высоким психотерапевтическим потенциалом. Это семья, где люди спокойны, проводят время вместе и поддерживают друг с друга. Так создается эмоциональная опора, которая важна для ребенка.

А что вы думаете о наказаниях —стоит ли их применять?

К наказаниям современные дети мало восприимчивы. Потому и надо выстраивать с ребенком эмоциональную связь, чтобы дистанция в этой зоне создавала у него дискомфорт, страх потери эмоциональной теплоты. Это главный рычаг. Других уже нет никаких.

Дети из обеспеченных семей сегодня имеют все, что пожелают. Как в этих условиях мотивировать ребенка на достижения?

Это сложный вопрос. У меня есть клиенты, которые выросли в бедных семьях и стали богатыми, они хотят, чтобы их дети тоже имели мотивацию и страсть к успеху. А детям, естественно, ничего этого не нужно. Чтобы был интерес, надо создавать так называемый развивающий дискомфорт.

Что это такое?

Нельзя исполнять желания ребенка по первому требованию — потребности должны сформироваться. Не стоит лишать ребенка гаджетов, потому что он существует в цифровом мире, но заваливать его всем остальным необязательно.

Начиная с определенного возраста, ребенок может сам зарабатывать. И надо давать ему такую возможность, иногда даже требовать. В обществе, где деньги давно заработаны, так и поступают.

Не важно, богатые у тебя родители или бедные, на каникулах все идут подрабатывать.

Неужели обеспеченные российские родители готовы на это?

Да. Мы детально обсуждаем программу, где и как заработать ребенку. Хочет получить последнюю версию телефона — пусть потрудится.

Некоторые дети работают в компаниях своих родителей, у родственников и знакомых, иногда выполняют домашнюю работу. Даже маленький ребенок может помочь бабушке, загрузить и разгрузить посудомойку, сделать бутерброды маме с папой.

Ребенок должен усвоить идею обмена — я от вас получаю, если, в свою очередь, тоже даю вам что-то.

А как научить ребенка ставить цели и достигать их, если его ничего особо не интересует?

Цели возникают, если есть потребность в чем-то. Нужен дефицит. Дети сейчас поздно взрослеют, потому что у нас теперь нет детства и нет взрослости. Если бы не армия, которая многих дико пугает, то стоило бы оставить своего ребенка в покое. Если он не знает, чем заняться по окончании школы, — пусть поработает, потом поймет.

И надо еще в школе пробовать разные возможности. Не сложилось с футболом — бросай, иди на робототехнику. Не понравилось — ищем дальше. Смотрите, куда ходят друзья вашего ребенка. Мальчики обычно редко чего-то хотят, а с девочками проще — по крайней мере, им хочется быть вместе с по­дружками.

И еще многое зависит от педагога или тренера.

Представителей поколения Z намного больше, чем их предшественников, «игреков». Видимо, их ждет более жесткая конкуренция за место под солнцем, придется толкаться локтями?

Это так. Другое дело, что новые коммуникативные технологии смягчают ситуацию. Такого количества людей с высшим образованием, зарабатывающих головой, обществу не нужно. Но в интернете они все равны, у всех есть возможности делать здесь бизнес и зарабатывать.

Сегодня родители сражаются за лучшие школы и вузы. Разве кто-то из них смирится с тем, что ребенок останется без высшего образования?

Это не дело родителей, они — уходящие поколения. Или, как говорит один мой коллега, «это все навоз». Надо ориентироваться на детей, а не на родителей. Если ребенок не сдаст ЕГЭ или не осилит высшее образование, значит, у него будет другая судьба. И как-то она сложится. Надо объяснить ребенку, что главное — найти дело по душе. А все остальное он сам сделает.

Юлия Фуколова

старший редактор «Harvard Business Review — Россия»

Источник: https://archive.smiruponitke.info/article/ne-budut-oni-chitat-i-zastavlyat-ih-bessmislenno

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.