От воли к свободе

СВОБО́ДА ВО́ЛИ

От воли к свободе

Авторы: А. А. Столяров (В греческой философии), А. В. Апполонов (Эпоха Реформации), Ю. Н. Попов (Эпоха Просвещения), Б. М. Величковский (В современной науке)

СВОБО́ДА ВО́ЛИ, по­ня­тие ев­роп. мо­раль­ной фи­ло­со­фии, оз­на­чаю­щее спо­соб­ность ин­ди­ви­да к нравств. са­мо­оп­ре­де­ле­нию. Сам тер­мин «С. в.» мож­но рас­смат­ривать как ис­то­ри­ко-фи­лос. ме­та­фо­ру, в ко­то­рой ак­цен­ти­ру­ет­ся смысл по­ня­тия сво­бо­ды, а во­ля мо­жет быть за­ме­не­на «ре­ше­ни­ем», «вы­бо­ром» и т. п.

эк­ви­ва­лен­та­ми. Центр. про­бле­ма С. в. – во­прос об ав­то­но­мии во­ли и её пре­де­лах как ус­ло­вии мо­раль­но­сти и спо­соб­но­сти к по­ро­ж­де­нию вне­при­род­ной при­чин­но­сти, т. е.

о том, как со­от­но­сит­ся при­род­ный или бо­же­ст­вен­ный де­тер­ми­низм с ин­тел­лек­ту­аль­но-нрав­ст­вен­ной сво­бо­дой и от­вет­ст­вен­но­стью субъ­ек­та.

В ис­то­рии фи­ло­со­фии мож­но вы­де­лить 2 осн. спо­со­ба вы­ве­де­ния по­ня­тия о С. в. В пер­вом (Ари­сто­тель, Фо­ма Ак­вин­ский, но­во­ев­ро­пей­ский ра­цио­на­лизм) С. в. вы­во­дит­ся из са­мо­го по­ня­тия во­ли как при­су­щей ра­зу­му спо­соб­но­сти к са­мо­оп­ре­де­ле­нию и по­ро­ж­де­нию осо­бой при­чин­но­сти.

Вто­рой спо­соб (про­сле­жи­ва­ет­ся от Пла­то­на че­рез Ав­гу­сти­на и б. ч. пред­ста­ви­те­лей схо­ла­сти­ки вплоть до во­люн­та­риз­ма 19–20 вв.) – по­сту­ли­ро­ва­ние С. в. как не­за­ви­си­мой от к.-л.

внеш­ней (при­род­ной или бо­же­ст­вен­ной) при­чин­но­сти и как пред­ше­ст­вую­щей ра­зу­му спо­соб­но­сти к са­мо­оп­ре­де­ле­нию.

В греческой философии

В греч. фи­ло­со­фии мо­раль­ность вы­сту­па­ла как од­на из ха­рак­те­ри­стик «вклю­чён­но­сти» ин­ди­ви­да в те­че­ние кос­мич. со­бы­тий: кос­мич. воз­дая­ние, вы­сту­пав­шее в об­ли­ке ро­ка или судь­бы в ка­че­ст­ве вы­ра­же­ния без­лич­ной спра­вед­ли­во­сти, не пред­по­ла­га­ло С. в.

как не­пре­мен­но­го ус­ло­вия от­вет­ст­вен­но­сти. У Со­кра­та и Пла­то­на вме­не­ние свя­зы­ва­ет­ся уже с про­из­воль­но­стью ре­ше­ния и дей­ст­вия, а сво­бо­да по­ни­ма­ет­ся как спо­соб­ность к до­б­ру.

Че­ло­век у Пла­то­на от­вет­ст­вен по­то­му, что об­ла­да­ет зна­ни­ем нрав­ст­вен­но-долж­но­го; при этом ка­ж­дая ду­ша са­ма вы­би­ра­ет свой жре­бий и от­ве­ча­ет за не­го, «бог не­ви­но­вен». У Ари­сто­те­ля «во­ле­вое» по­ни­ма­ет­ся как са­мо­оп­ре­де­ле­ние ра­зу­ма, яв­ляю­ще­го­ся ис­точ­ни­ком спе­ци­фич.

при­чин­но­сти, от­лич­ной от др. ви­дов – при­ро­ды, не­об­ходи­мо­сти, слу­чая, при­выч­ки; доб­ро­воль­ное – это «то, что от нас за­ви­сит». В раз­ви­той стои­циз­мом де­тер­ми­ни­стич.

кар­ти­не ми­ра един­ст­вен­ное, что «от нас за­ви­сит», – на­ше «со­гла­сие» при­нять или от­верг­нуть то или иное «пред­став­ле­ние»; на­ша доб­ро­де­тель, по­ня­тая как «ра­зум­ность», оз­на­ча­ет при­ня­тие сво­ей судь­бы как про­яв­ле­ния бла­го­го про­мыс­ла.

В средние века

В сред­ние ве­ка во­прос о С. в.

, точ­нее о «сво­бод­ном ре­ше­нии» (liberum ar­bit­rium), рас­смат­ри­вал­ся в кон­тек­сте бо­го­слов­ских про­блем пре­до­пре­де­ле­ния (осно­ван­но­го на су­ве­рен­ной во­ле Бо­га опре­де­ле­ния че­ло­ве­ка к спа­се­нию или осу­ж­де­нию) и бо­же­ст­вен­ной бла­го­да­ти, не­об­хо­ди­мой для со­вер­ше­ния че­ло­ве­ком нрав­ст­вен­но бла­гих и спа­си­тель­ных дей­ст­вий.

Пред­ло­жен­ное Ав­гу­сти­ном в хо­де по­ле­ми­ки с Пе­ла­ги­ем (см. Пе­ла­ги­ан­ст­во) уче­ние о сво­бод­ном ре­ше­нии до­ми­ни­ро­ва­ло (с оп­ре­де­лён­ны­ми мо­ди­фи­ка­ция­ми) на про­тя­же­нии все­го Сред­не­ве­ко­вья.

При этом «”сво­бод­ным” ре­ше­ние на­зы­ва­ет­ся по­столь­ку, по­сколь­ку от­но­сит­ся к во­ле, ведь во­ля сво­бод­на и её нель­зя при­ну­дить… “Ре­ше­ние” же от­но­сит­ся к ра­зу­му, ведь ра­зум рас­по­зна­ёт то, че­го за­тем же­ла­ет во­ля. Во­ля – гос­по­жа, а ра­зум – слу­га, по­ка­зы­ваю­щий ей вер­ный путь» (Пётр Пик­та­вий­ский. Sent., II, 22).

Сво­бод­ное ре­ше­ние – это не воз­мож­ность вы­би­рать ме­ж­ду бла­гом и злом, но спо­соб­ность «со­хра­нять пра­вед­ность ра­ди пра­вед­но­сти» (Го­но­рий Ав­гу­сто­дун­ский).

Со­глас­но Ав­гу­сти­ну, по­сле гре­хо­па­де­ния че­ло­ве­че­ская при­ро­да на­столь­ко по­вре­ж­де­на гре­хом, что «без бла­го­да­ти лю­ди не мо­гут де­лать доб­ро, будь то в мыш­ле­нии, в во­ле­нии и люб­ви, или в дей­ст­вии» (De corr. et gratia, 2). С. в. ока­зы­ва­лась т. о. в за­ви­си­мо­сти от бла­го­да­ти – да­ра, по­сы­лае­мо­го Бо­гом че­ло­ве­ку вне за­ви­си­мо­сти от его за­слуг и его же­ла­ния. Сво­бо­да в этой си­туа­ции па­ра­док­саль­ным об­ра­зом ока­зы­ва­лась не сво­бо­дой от гре­ха, а сво­бо­дой гре­шить: по­лу­чив бла­го­дать, че­ло­век мо­жет со­хра­нять её в те­че­ние всей зем­ной жиз­ни, но мо­жет и ут­ра­тить, ес­ли по собств. во­ле со­вер­шит смерт­ный грех.

Эпоха Реформации

В эпо­ху Ре­фор­ма­ции про­изо­шёл спор о со­от­но­ше­нии С. в. и бла­го­да­ти ме­ж­ду Эраз­мом Рот­тер­дам­ским и М. Лю­те­ром. Эразм вы­сту­пил в за­щи­ту ре­аль­ной С. в., пред­по­ла­гая воз­мож­ность «со­труд­ни­че­ст­ва» ме­ж­ду че­ло­ве­ком и Бо­гом в во­про­се спа­се­ния при на­ли­чии у че­ло­ве­ка сво­бод­но­го со­гла­сия на это.

На­про­тив, Лю­тер, до­ве­дя про­ви­ден­циа­ли­ст­скую по­зи­цию Ав­гу­сти­на до ло­гич. за­вер­ше­ния, объ­я­вил С. в. «ил­лю­зи­ей че­ло­ве­че­ской гор­ды­ни»: во­ля че­ло­ве­ка во­об­ще не мо­жет быть сво­бод­ной, она на­хо­дит­ся в без­ус­лов­ном раб­ст­ве (servum arbitrium) ли­бо у Бо­га, ли­бо у дья­во­ла, и всё про­ис­хо­дя­щее в ми­ре пре­до­пре­де­ле­но Бо­гом.

В по­ле­ми­ке с этой про­тес­тант­ской кон­цеп­ци­ей пре­до­пре­де­ле­ния Л. Мо­ли­на и Ф. Суа­рес ак­цен­ти­ро­ва­ли зна­че­ние С. в. че­ло­ве­ка в при­ня­тии или от­вер­же­нии бла­го­да­ти.

Мо­ли­на вы­дви­нул по­ня­тие «без­раз­лич­ной сво­бо­ды» (libertas indifferentiae), со­глас­но ко­то­ро­му да­же при на­ли­чии всех пред­по­сы­лок к со­вер­ше­нию дей­ст­вия че­ло­век мо­жет со­вер­шить или не со­вер­шить его, а так­же сде­лать не­что про­ти­во­по­лож­ное.

Эпоха Просвещения

Р. Де­карт счи­тал, что С. в. по­сти­га­ет­ся без до­ка­за­тельств, од­ним на­шим «внут­рен­ним опы­том», это при­су­щая нам вро­ж­дён­ная спо­соб­ность со­гла­шать­ся или не со­гла­шать­ся с чем-ли­бо. Аб­со­лют­ный ха­рак­тер С. в. оз­на­ча­ет не толь­ко её не­за­ви­си­мость от чув­ст­вен­ных по­бу­ж­де­ний (ин­стинк­тов, стра­стей и т.

 п.), но и сво­бо­ду по­сту­пать да­же во­пре­ки оче­вид­ным по­ня­ти­ям о бла­ге и нравств. тре­бо­ва­ни­ям. Т. Гоббс, на­про­тив, счи­тал пред­став­ле­ние о С. в. ил­лю­зи­ей, по­сколь­ку че­ло­век не зна­ет си­лы, оп­ре­де­ляю­щей его дей­ст­вия. Со­глас­но Г. В.

Лейб­ни­цу, во­ля ве­дёт нас «к вы­бо­ру то­го, что пред­став­ля­ет­ся наи­луч­шим», од­на­ко это «соз­на­ние пре­вос­ход­ст­ва благ скло­ня­ет, а не при­ну­ж­да­ет», ре­ше­ние во­ли все­гда ос­та­ёт­ся «слу­чай­ным» и по­то­му сво­бод­ным. В эти­ке И. Кан­та С. в. по­сту­ли­ру­ет­ся как «свой­ст­во быть са­мой се­бе за­ко­ном».

В ка­че­ст­ве не­пре­мен­но­го ус­ло­вия нрав­ст­вен­но­сти С. в. от­но­сит­ся к сфе­ре прак­тич. ра­зу­ма, ав­то­ном­но­го по от­но­ше­нию к ра­зу­му тео­ре­ти­че­ско­му. Она не мо­жет быть вы­ве­де­на из дан­ных чув­ст­вен­но вос­при­ни­мае­мо­го ми­ра, с его при­чин­но-след­ст­вен­ны­ми за­ко­но­мер­но­стя­ми.

Под­хо­ды Лейб­ни­ца и Кан­та во мно­гом за­да­ли кон­текст рас­смот­ре­ния про­бле­мы С. в. в раз­лич­ных вер­си­ях по­сле­кан­тов­ско­го идеа­лиз­ма (во­ля как «ис­точ­ник сво­бод­но­го дви­же­ния оди­на­ко­во к до­б­ру и к злу» у Ф. В. Шел­лин­га, сво­бо­да как из­на­чаль­ная ха­рак­те­ри­сти­ка во­ли у Г. В. Ф.

 Ге­ге­ля, сво­бо­да вы­бо­ра как акт кон­сти­туи­ро­ва­ния лич­но­сти че­ло­ве­ка у С. Кьер­ке­го­ра и т. д.) вплоть до фе­но­ме­но­ло­гии и эк­зи­стен­циа­лиз­ма 20 в.

В современной науке

В совр. пси­хо­ло­гии и ког­ни­тив­ной нау­ке на пер­вый план вы­дви­га­ет­ся про­бле­ма обос­но­ва­ния про­из­воль­но­сти по­ве­де­ния, воз­мож­но­сти ра­цио­наль­но­го вы­бо­ра, а так­же кон­тро­ля на­ших дей­ст­вий со сто­ро­ны соз­на­ния, бес­соз­на­тель­ных мо­ти­вов и ней­ро­фи­зио­ло­гич. ме­ха­низ­мов, в т. ч.

мес­та по­след­них в про­цес­сах при­ня­тия ре­ше­ний. Пред­ска­за­ние ха­рак­те­ра дей­ст­вия на ос­но­ве дан­ных объ­ек­тив­ных из­ме­ре­ний ак­тив­но­сти моз­га час­то ока­зы­ва­ет­ся воз­мож­ным до то­го, как че­ло­век соз­на­тель­но от­да­ёт се­бе от­чёт об ини­циа­ции, ка­за­лось бы, про­из­воль­но­го дей­ст­вия.

Объ­яс­не­ние этих экс­пе­рим.

фак­тов в рам­ках де­тер­ми­ни­ст­ских, ста­ти­сти­ко-ве­ро­ят­но­ст­ных и ли­бер­та­риан­ских (по­сту­ли­рую­щих аб­со­лют­ную сво­бо­ду ин­ди­ви­ду­аль­но­го вы­бо­ра) пред­став­ле­ний со­став­ля­ет суть ак­ту­аль­ных меж­дис­ци­п­ли­нар­ных дис­кус­сий о при­ро­де лич­ной от­вет­ст­вен­но­сти че­ло­ве­ка за со­вер­шае­мые им дей­ст­вия и по­ступ­ки.

Источник: https://bigenc.ru/philosophy/text/3541415

Свобода воли это миф

От воли к свободе

Приветствуем вас, обладатели свободы воли! Вы никогда не за­ду­мы­ва­лись о том, насколько мы на самом деле са­мос­то­я­тель­ны в нашем выборе? Су­щест­ву­ет ли свобода воли? На­с­коль­ко мы себя конт­ро­ли­ру­ем? Дей­ст­ви­тель­но ли наши желания при­над­ле­жат нам? И, вообще, что такое «я»? Всё это совсем не праздные вопросы! В конце концов, как учил Сократ: «Поз­най самого себя и познаешь весь мир»! Но мы разберём проблему соб­ст­вен­но­го «я» и свободы воли не столько с фи­ло­соф­с­кой точки зрения, сколько с точки зрения пси­хо­ло­гии и фи­зио­ло­гии. Именно поэтому даже, если вас не впе­чат­лят фи­ло­соф­с­кие рас­суж­де­ния, вы всё равно сможете узнать много ин­те­рес­ных фактов. А чтобы вы не сом­не­ва­лись в их спра­вед­ли­вос­ти, мы раз­мес­ти­ли ссылки на научные ис­сле­до­ва­ния вни­зу ста­тьи.

Вопрос наличия свободы воли мучал людей с не­за­па­мят­ных времён [1]. О нём писали целые фи­ло­соф­с­кие трактаты, вели ре­ли­ги­оз­ные про­по­ве­ди и спорили на форумах [2]. Но особенно остро этот вопрос стал мучать людей в XVIII веке.

Это была пора фан­тас­ти­чес­ких научных открытий! Сэр Исаак Ньютон уже написал «Ма­те­ма­ти­чес­кие начала на­ту­раль­ной фи­ло­со­фии» [3], в которых убе­ди­тель­но под­твер­дил тезис Им­ма­ну­и­ла Канта о том, что «в любой науке ровно столько истины, сколько в ней ма­те­ма­ти­ки» [4].

И это оказало ко­лос­саль­ное влияние на мир! С помощью ма­те­ма­ти­ки доказали ша­ро­об­раз­ность Земли, пе­ре­вер­ну­ли пред­став­ле­ние че­ло­ве­чест­ва о Сол­неч­ной системе и придали науке сов­ре­мен­ный вид.

Но, что имеет значение для нас, ма­те­ма­ти­ка ещё раз под­черк­ну­ла про­ти­во­ре­чие между де­тер­ми­низ­мом и свободой воли [5].

Апофеоза это противоречие достигло в работах Пьера-Си­мона Лап­ла­са. Он ут­верж­дал, что можно сос­та­вить такое диф­фе­рен­ци­аль­ное уравнение, которое, при верных вводных данных, могло бы пол­нос­тью пред­с­ка­зать все грядущие события. Это ут­вер­ж­де­ние вошло в историю под наз­ва­ни­ем «демон Лапласа» [6].

И с ним, по­нят­ное дело, были сог­лас­ны не все! А со временем в защиту свободы воли стали призывать принцип не­оп­ре­де­лён­нос­ти Гей­зен­бер­га, пред­с­тав­ляя мозг в качестве кон­г­ло­ме­ра­та эле­мен­тар­ных частиц [5]. Но это всё пафосная лирика, а ак­ку­рат­ные ис­сле­до­ва­ния говорят в пользу де­тер­ми­низ­ма.

И первым, кто вбил гвоздь в крышку гроба свободы воли, был Бенд­жа­мин Либет [7].

Что такое свобода воли?

Прежде чем перейти к рас­смот­ре­нию ис­сле­до­ва­ний свободы воли, следует дать оп­ре­де­ле­ние предмету дискуссии.

Дей­ст­ви­тель­но, что следует понимать под свободой воли? Согласно оп­ре­де­ле­нию, свободу воли ха­рак­те­ри­зу­ют три критерия: (1) наличие аль­тер­на­тив­но­го выбора, (2) от­сут­с­т­вие при­нуж­де­ния и (3) осоз­на­ние причины своего выбора [8]. И такой свободы воли не су­щест­ву­ет [9]. Мы в своём выборе не свободны! Больше того, вы­би­ра­ем не мы.

Та частичка «я», которую мы вос­при­ни­ма­ем, как своё са­мо­соз­на­ние, яв­ля­ет­ся лишь частью нашей лич­нос­ти. На самом деле, решение за «нас» при­ни­ма­ет мозг, а наше са­мо­соз­на­ние лишь получает решения в виде го­то­во­го ответа [10].

Альберт Эйнштейн как-то сказал: «Если бы Луна, совершая бес­ко­неч­ный цикл вра­ще­ния по орбите Земли, вдруг была одарена са­мо­соз­на­ни­ем, то она бы тут же решила, что вра­ща­ет­ся так по соб­ст­вен­ной воле… Точно так же существо, с более высоким уровнем сознания, улыб­ну­лось бы, глядя на бес­ко­неч­но суе­тя­щих­ся людей, ос­леп­лён­ных ил­лю­зией собст­вен­ной свободы» [11]. И люди, на самом деле, об этом до­га­ды­ва­ют­ся, но не приз­на­ют­ся себе в этом насчёт себя. Именно поэтому многие считают, что у ок­ру­жа­ю­щих меньше свободы воли, чем у них [12]. Хотя это и не значит, что наши поступки пре­доп­ре­де­ле­ны, просто у нас не­кор­рек­т­ное пред­с­тав­ле­ние о де­тер­ми­низ­ме [13]. Как, соб­ст­вен­но, и о самих себе!

Данные исследований свободы воли

Как уже говорилось выше, первым гвоздь в крышку гроба свободы воли вбил Бенд­жа­мин Либет [7]. Он ус­та­но­вил, что мозг при­ни­ма­ет решение о движении ещё до того, как мы ус­пе­ва­ем его осоз­нать. И сегодня всё больше ис­сле­до­ва­ний [14]–[19] под­т­вер­ж­да­ют этот ре­зуль­тат.

Поэтому де­тер­ми­низм бук­валь­но стал «догмой» [9], или, лучше сказать, стан­дарт­ной теорией. Хотя, конечно, если вы по­тру­ди­лись оз­на­ко­мить­ся с про­то­ко­ла­ми ис­сле­до­ва­ний, то могли заметить, что в них речь идёт о принятии сию­ми­нут­ных решений. Двигать ли пальцем, наступать ли ногой и всё в таком духе.

Но и гораздо более сложные решения так же де­тер­ми­ни­ро­ва­ны нашей генетикой [11], экс­прес­сией ней­ро­тран­с­мит­те­ров [20] и куль­тур­ной средой [21].

Исследования Хелен Фишер интимных вза­и­мо­от­но­ше­ний между людьми и жи­вот­ны­ми од­ноз­нач­но де­монст­ри­ру­ют де­тер­ми­ни­ро­ван­ность любовных чувств экс­прес­сией ней­ро­тран­с­мит­те­ров, сти­му­ли­ру­ю­щих оп­ре­де­лён­ные зоны го­лов­но­го мозга [22], [23].

Так что это не мужчины вы­би­ра­ют женщин или женщины выбирают мужчин, это нервная система реагирует на внешний раз­дра­жи­тель и сти­му­ли­ру­ет мозг принять то или иное решение. И тем же самым ме­ха­низ­мом обус­лов­ле­на деп­рес­сия [24], [25], к сожалению, нередко яв­ля­ю­ща­я­ся причиной са­мо­убийст­ва [26]–[28].

Человек сам принял решение уме­реть? Нет! Его принял мозг под воз­дейст­ви­ем гор­мо­наль­но­го фона.

В тоже время, следует понимать, что мозг никто не зас­тав­ля­ет принимать какие-либо решения [10].

Он свободен и принимает их сам! Но решения эти про­дик­то­ва­ны культурной средой, в которой он раз­ви­вал­ся [21], ге­не­ти­чес­ки­ми осо­бен­нос­тя­ми человека [11], сос­то­я­ни­ем гор­мо­наль­но­го фона [20] и огромным ко­ли­чест­вом других факторов.

Например, если человек родился с хо­ро­ши­ми фи­зи­чес­ки­ми данными и рос в бла­го­по­луч­ной семье, то его мозг будет ре­а­ги­ро­вать на внешние раз­дра­жи­те­ли не так, как мозг инвалида, вы­рос­ше­го в не­бла­го­по­луч­ной семье.

Хотя соз­на­тель­но эти люди могут схо­дить­ся во мнении о том, как следует себя вести в какой-то ситуации. Но вести себя будет каждый по своему, в со­от­вет­с­т­вии с тем, как пос­чи­та­ет пра­виль­ным мозг.

Что же такое «я»?

Самым главным заблуждением в рас­суж­де­ни­ях о свободе воли яв­ля­ет­ся вос­при­я­тие своего са­мо­соз­на­ния в качестве соб­с­т­вен­но­го «я». Это тщес­лав­ное заб­луж­де­ние! Каждый из нас яв­ля­ет­ся не только своим са­мо­соз­на­ни­ем.

Са­мо­соз­на­ние – это только малая часть нашего ор­га­низ­ма. Он гораздо сложнее! Организм принимает во внимание огромное ко­ли­чест­во факторов, упус­ка­е­мых из виду нашим соз­на­ни­ем.

Затем весь набор данных пос­ту­па­ет в мозг, который об­ра­ба­ты­ва­ет их и при­ни­ма­ет решение, вос­при­ни­ма­е­мое соз­на­тель­ным.

Но де­тер­ми­ни­ро­ва­но ли чем-то при­ня­тие са­мо­соз­на­ни­ем вы­дан­но­го мозгом решения? Нет, но пос­коль­ку наше са­мо­соз­на­ние является лишь тусклым от­ра­же­ни­ем нашего мозга, причин отклонить решение прак­ти­чес­ки не остаётся. По край­ней мере, не сегодня, так завтра мозг возьмёт своё!

P.S. Бла­го­да­рим за вни­ма­ние! На­де­ем­ся, что ста­тья бы­ла ин­те­рес­на и поз­на­ва­тель­на.

Ес­ли у вас ос­та­лись ка­кие-ли­бо воп­ро­сы, есть за­ме­ча­ния или вы хо­ти­те выс­ка­зать сло­ва бла­го­дар­нос­ти, то для все­го это­го мож­но вос­поль­зо­вать­ся фор­мой ком­мен­та­ри­ев ни­же.

Оце­ни­вай­те ста­тью, де­ли­тесь ею с друзь­я­ми в со­ци­аль­ных се­тях, до­бав­ляй­те сайт в из­бран­ное и бо­ри­тесь с мра­ко­бе­си­ем во всех его про­яв­ле­ни­ях, аминь!

Источники

[1] ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC5345790/

[2] ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC5810915/

[3] britannica.com/topic/The-Mathematical-Principles-of-Natural-Philosophy

[4] plato.stanford.edu/entries/kant-science/

[5] ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3639403/

[6] sciencedirect.com/science/article/pii/S0039368115000370

[7] ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4747633/

[8] ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4887467/

[9] ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2942748/

[10] ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4938720/

[11] ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2842067/

[12] ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3012523/

[13] tandfonline.com/doi/full/10.1080/17588928.2014.934215

[14] sciencedirect.com/science/article/pii/S0010027714001462

[15] ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3479453/

[16] nature.com/articles/nn.3826

[17] ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3625266/

[18] nature.com/articles/nn.2112

[19] ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC1693457/

[20] ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4911849/

[21] ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC5670693/

[22] ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4861725/

[23] ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC1764845/

[24] ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4471964/

[25] ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC5542678/

[26] ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3392294/

[27] ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3057910/

[28] ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4539867/

[свернуть]

Загрузка…

Источник: https://pop-science.ru/svoboda-voli

Cуществует ли свобода воли у человека?

От воли к свободе

Как-то в осеннюю ночь я не мог заснуть: мои мысли были заняты тем, как я начну эту статью. Мне представлялись различные варианты первого предложения, за ним еще двух. Затем я обдумал, как связать предложения со следующим абзацем и с остальной частью статьи.

В моей голове крутились все плюсы и минусы придуманных вариантов, что не давало мне забыться сном. Нейроны буквально гудели у меня в голове. Бесспорно, именно эта активность нейронов объясняет, почему я придумал все эти варианты и написал именно такие слова.

Но кроме того она объясняет, почему я обладаю свободной волей.

Все чаще и чаще нейробиологи, психологи и другие ученые мужи говорят, что я ошибаюсь. Они утверждают, ссылаясь на некоторые широко цитируемые исследования, что мной управляют бессознательные процессы, заставляющие меня выбирать именно те слова, которые я напишу.

Согласно таким взглядам, сознательное обдумывание и принятие решений происходят уже после того, как был сделан выбор на бессознательном уровне.

У сторонников этой точки зрения вывод таков: поскольку «наши мозги делают все за нас», совершая какой-либо выбор, следовательно, свободная воля — не более чем иллюзия.

Самая цитируемая работа, показывающая, что наш мозг тайно нами распоряжается, была выполнена еще в конце 1980-х гг. Бенджамином Либетом (Benjamin Libet) из Калифорнийского университета в Сан-Франциско. Он разместил на поверхности головы испытуемых электроды и попросил их согнуть руку в запястье тогда, когда захочется.

Примерно за полсекунды до совершения движения отмечалась особая электрическая реакция мозга, называемая потенциалом готовности. Однако сами участники эксперимента осознавали свое намерение согнуть руку примерно за четверть секунды до совершения действия, т.е. мозг принимал решение прежде, чем сам человек его осознавал.

Оказалось, что руководящую роль играют бессознательные процессы, происходящие в мозгу. Более поздние исследования, проведенные с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ), показали, что решение зарождается на бессознательном уровне еще раньше.

Джон-Дилан Хайнес (John-Dylan Haynes), сотрудник Центра вычислительных нейронаук им. Бернштейна в Берлине, вместе с коллегами опубликовал в 2013 г. работу, в которой оценивалась активность мозга в то время, когда человек принимал решение: сложить два числа или вычесть одно из другого.

Оказалось, что по изменению активности мозга можно предсказать, каким будет решение испытуемого, за четыре секунды до того, как он это осознает. А это уже значительно больший временной разрыв.

Естественно, оба исследования вместе с другими аналогичными работами привели к радикальным заявлениям, что у нас нет свободы воли.

Хайнес в интервью для журнала «New Scientist» отметил, что «наши решения предопределены бессознательными процессами задолго до того, как их узнает наше сознание», и «по всей видимости, мозг принимает решение раньше, чем личность человека». Другие исследователи разделяют такое мнение.

Эволюционный биолог Джерри Койн (Jerry Coyne) пишет, что «так происходит со всеми нашими … выборами, ни один из них не может возникнуть в результате свободного и осознанного принятия решения с нашей стороны». Нейробиолог Сэм Харрис (Sam Harris) пришел к заключению, что мы «биохимические марионетки».

По его словам, то, что мы смогли обнаружить активность в мозге людей, обеспечивающую их осознанный выбор, за секунды до того, как они сами узнали об этом, ставит серьезный вопрос о статусе человека как сознательной личности, контролирующей свою внутреннюю жизнь.

Однако разве исследования действительно показали, что все наше сознательное обдумывание и планирование — всего лишь побочный продукт бессознательных процессов в мозге, не имеющий никакого влияния на наши дальнейшие действия? Вовсе нет. Другие люди, в том числе философ Альфред Меле (Alfred Mele) из Университета штата Флориды и я, по многим причинам убеждены, что ученые, настаивающие на том, что свободная воля — лишь мираж, вводят нас в заблуждение.

Основные положения:

  • Нейроны, принимающие решение, активируются в нашем мозгу задолго до того, как мы осознаем сделанный выбор.
  • Один из главных и широко обсуждаемых вопросов нейронауки и философии заключается в том, есть ли у нас свобода воли. Если окажется, что ее нет, то многие наши юридические и моральные установки потребуют серьезного пересмотра.
  • Сомнение возникло из-за ряда хитроумных экспериментов, в которых было показано, что наш мозг запускает по меньшей мере некоторые действия раньше, чем мы осознаем принятие решения. Если это действительно так, существует ли свободная воля и в чем она заключается?
  • Человеческая воля действительно может быть менее свободна, чем нам казалось раньше, но это не означает, что ее нет вообще. Несколько недавних социально-психологических экспериментов показали, что наше поведение сильно зависит и от сознательных причин и намерений.

Не будем торопиться

К аргументам противников свободы воли человека можно относиться настороженно по многим причинам.

Во-первых, нейробиология не обладает достаточной технической оснащенностью, чтобы точно определить, как нейронная активность, обеспечивающая способность к предположениям и оценке будущего выбора, связана с тем, что мы будем делать спустя несколько минут, часов или дней. А в исследованиях, широко обсуждаемых антагонистами свободной воли, наоборот нельзя четко провести границу между сознательной и бессознательной деятельностью.

Рассмотрим эксперимент Либета. Прежде всего, испытуемые сознательно приготовились сделать несколько однотипных и незапланированных действий. Когда эксперимент начался, они сгибали руку в запястье тогда, когда им этого хотелось.

Можно предположить, что нейронная активность, определяющая сознательное планирование, влияла на последующее бессознательное начало движения рукой.

Это свидетельствует о тесном взаимодействии сознательной и бессознательной активности мозга.

Точно так же и исследование Хайнеса, в котором испытуемые должны были много раз выбирать (сложить два числа или вычесть одно из другого), не предоставляет нам надежных доказательств отсутствия свободной воли. Активность мозга, наблюдаемая за четыре секунды до того, как участник эксперимента осознает свой выбор, может отражать бессознательное предпочтение одного или другого варианта.

Более того, такая активность мозга позволяла предсказать выбор с точностью всего на 10% выше, чем с помощью подбрасывания монетки.

В целом нейронная активность не может однозначно определить наш выбор за четыре секунды до самого действия, поскольку мы способны реагировать на какие-то изменения в ситуации за гораздо меньшее время.

Если бы это было не так, мы давно бы уже разбились в автомобильной аварии! Нейронная активность на бессознательном уровне может подготавливать нас к сознательному контролю и адаптации нашего поведения.

Ученые, отрицающие свободную волю, ссылаются на ряд психологических исследований, показывающих, что сознательный контроль наших действий гораздо слабее, чем нам кажется. И это действительно так.

Мы невольно подвержены влиянию окружающей обстановки, наших эмоциональных или когнитивных предубеждений. Пока мы не осознаем подобных влияний, мы не можем им препятствовать. Это одна из причин, почему я считаю, что свободной воли у нас меньше, чем многим кажется.

Но согласитесь, есть большая разница между «иметь, но меньше» и «не иметь вовсе».

В работах Либета и Хайнеса изучается выбор, который люди делают без сознательного обдумывания в процессе действия. Все мы выполняем повторяющиеся или привычные, в том числе и очень сложные действия, не задумываясь, просто потому, что мы их уже хорошо выучили. Вы вставляете ключ в замок. Бейсболист ловит мяч. Пианист погружается в исполнение «Лунной сонаты» Бетховена.

Рефлекторный поворот ключа, бросок за мячом или нажатие черных и белых клавиш зависят от психической активности определенного типа.

То, чем я занят бессонной ночью (сознательное рассмотрение разнообразных вариантов написания статьи), радикально отличается от выполнения хорошо изученных рутинных действий.

В психологических исследованиях показано, что сознательное и целенаправленное обдумывание действительно влияет на то, что мы делаем.

Данные работы свидетельствуют о том, что если намерения сформулированы, то повышается вероятность, что мы завершим запланированное поведение. Такой эффект называется реализацией намерений.

Психолог из Нью-Йоркского университета Петер Голльвитцер (Peter Gollwitzer) вместе со своими коллегами провел научное исследование, в котором было показано, что люди, придерживающиеся диеты, которые сознательно решили игнорировать мысли о соблазнительной, но запрещенной еде, в итоге съели ее меньше, чем те, кто просто захотел сбросить вес.

Психолог Рой Баумейстер (Roy Baumeister) из Университета штата Флорида вместе со своими коллегами выявил, что сознательные рассуждения улучшают решение логических и лингвистических задач, а также помогают учиться на ошибках прошлого опыта и сдерживать импульсивное поведение. Кроме того, психолог Уолтер Мишел (Walter Mischel) из Колумбийского университета показал, что для самоконтроля имеет решающее значение способность удерживаться от соблазнов усилием воли.

Мы каждый день совершаем те действия, которые сами сознательно запланировали.

Конечно, не исключено, что отвечающая за планирование нейронная активность на самом деле не влияет на наши действия или же что мозг придумывает истории задним числом, чтобы объяснить нам и окружающим то, что мы уже сделали.

Однако с точки зрения эволюции в этом мало смысла. Наш мозг занимает только 2% от веса всего организма, но при этом потребляет 20% всей энергии.

Должно существовать сильное давление отбора, препятствующее возникновению нервных процессов, обеспечивающих сложные сознательные мысли, которые не имеют никакого отношения к нашему поведению. Более вероятно, что именно нейронные цепочки, позволяющие мне вообразить, как лучше написать эту статью, привели к ее написанию именно в том виде, как она получилась.

Свободная воля в мозге?

Распространено мнение, что верящие в свободу воли люди должны быть дуалистами, убежденными в том, что наша психика существует отдельно от мозга как нефизическая субстанция. Нейробиолог Рид Монтегю (Read Montague) в 2008 г.

писал, что «суть свободной воли заключается в том, что мы думаем и делаем какой-либо выбор независимо от всего, даже отдаленно напоминающего физический процесс». И Джерри Койн также утверждал, что «истинная свободная воля …

требует от нас выйти за пределы мозга, чтобы оттуда модифицировать его работу».

Некоторые люди думают о свободной воле именно так. На самом деле, для этого нет ровным счетом никаких оснований. В большинстве философских теорий представление свободной воли согласовано с научными взглядами на человеческую природу.

И все же большинство людей, как показывают исследования, считают, что у нас есть свободная воля, даже если вся наша психическая деятельность обеспечивается только активностью мозга.

Проверить на прочность человеческие убеждения о свободе воли можно, если описать возможность создания технологии, которая позволит идеально прогнозировать действия, руководствуясь только наблюдением за активностью мозга. Сэм Харрис предположил, что такой рассказ должен «разоблачить ощущение свободной воли, показав, что на самом деле это иллюзия».

Мы с Джейсоном Шепардом (Jason Shepard) из Университета Эмори и Шейном Ройтером (Shane Reuter) из Университета Вашингтона в Сент-Луисе недавно провели серию экспериментов. Мы хотели проверить, действительно ли вера людей в свободную волю поколеблется, если они узнают, что поведение можно точно предсказать, наблюдая, как мозг обрабатывает бессознательную информацию.

Испытуемые, сотни студентов из Университета штата Джорджия, ознакомились с детализированным рассказом о фантастических технологиях сканирования мозга в будущем. В рассказе говорилось о женщине из далекого будущего по имени Джилл, которая в течение месяца носила на голове специальное устройство, считывающее всю активность ее мозга.

С помощью этой информации нейробиологи могли предсказать все ее мысли и поступки, даже когда Джилл пыталась обмануть систему.

Рассказ заканчивался выводом: «Данные эксперименты подтверждают идею, что вся психическая деятельность человека — не что иное, как активность его мозга, и, следовательно, по ее изменению можно предсказать все, о чем человек подумает или что он сделает в ближайшее время».

Более 80% испытуемых сказали, что верят в возможность создания подобной технологии в будущем, при этом 87% из них ответили, что Джилл обладала свободной волей. Их также спросили, означает ли существование такой технологии, что воля людей менее свободна.

С этим согласились около 75%.

Дальнейшие результаты показали, что подавляющее большинство участников эксперимента считают, что пока технологии не позволят контролировать человеческий мозг и управлять им извне, люди будут обладать свободной волей и нести моральную ответственность за свое поведение.

По-видимому, большинство испытуемых решили, что гипотетический сканер мозга всего-навсего записывал активность нейронов Джилл в процессе сознательного мышления и обдумывания разных вариантов для принятия решения.

Таким образом, вместо того, чтобы рассматривать мозг Джилл как орган, заставляющий ее что-то делать (в этом случае она не обладала бы свободной волей), они склонны были полагать, что сканирующее устройство выявляет, как свободная воля расположена в мозгу.

Так почему же люди, отрицающие свободную волю, считают иначе? Возможно, это связано с текущим уровнем развития человеческого знания. Пока в нейробиологии не будет решена проблема сознания, идеи противников воли будут очень привлекательны: если наш мозг делает все сам, то для сознательного мышления работы не остается.

Развитие технологий регистрации активности мозга поможет более точно оценить, насколько сознательны наши действия и в какой степени наше поведение управляется бессознательными процессами, которые мы не можем контролировать. Поиск ответов на вопросы о свободе воли чрезвычайно важен. Для правовой системы и для моральной основы нашего общества требуется лучше понимать, в каких ситуациях человек ответствен за свои действия, а в каких нет.

Автор публикации: Эдди Намиас (Eddy Nahmias) —профессор факультета философии и Института нейронаук при Университете штата Джорджия (США)

Источник: neuromont.ru

Источник: https://intalent.pro/article/cushchestvuet-li-svoboda-voli-u-cheloveka.html

Чем «воля» отличается от «свободы»

От воли к свободе

Известные в древнерусском языке с XI века слова «воля» и «свобода» в определенном контексте могли сближаться по семантике настолько, что становились синонимами. Но сегодня между двумя русскими словами обнаруживается заметная, хоть и не всегда очевидная разница.

Похожи или нет?

Если свести трактовку к лаконичным определениям, то свобода — это некое состояние, тогда как воля — определенное качество. Сравните: свобода выбора — воля к победе.

Постановка двух слов в один синонимичный ряд связана с тем, что свободный и вольный человек действует так, как считает нужным, нередко следуя правилу: разрешено все, что не запрещено. Фактическое равенство двух лексем встречается в словаре 1863—1866 гг.

Владимира Даля, который определяет свободу как «собственную волю, простор, возможность действовать по-своему». В современном значении свобода нередко определяется как наличие внешних условий для реализации воли человека.

О том, что концепт «свобода-воля» может рассматриваться как единый, говорит и лингвист Нина Арутюнова. Она считает, что две лексемы находятся «в постоянной борьбе и делят между собой языковое пространство».

В своей монографии «Воля и свобода» Арутюнова пишет, что различия между «свободой» и «волей» проявляются тогда, когда речь заходит о характеристиках человека. Живущих вне социума называют «вольными».

Тех, кто может поступать по своему усмотрению, но с учетом общественных законов, считают «свободными».

Разная этимология

По мнению Макса Фасмера, «свобода» этимологически восходит к церковнославянскому «свобство», где корень «своб-» употребляется в значении «свой». Таким образом, свобода обозначала «положение своего» в обществе.

При этом в древнерусских текстах «свободити» часто употребляется вместе со словом «рабство», а «свобода» воспринимается как противоположность состояния раба и приписывается всякому, кого освободили, сделали своим.

Воля принадлежит к индоевропейскому словарному фонду. Слово образовано в результате чередования гласных и семантически связано с «велеть», при этом в значении интегрируются такие признаки, как «желание» и «выбор». В древнерусском языке «воля» обозначало осознанный выбор между несколькими возможностями, некое усилие разума для принятия наиболее разумного решения.

Свой — чужой

В диссертации кандидата филологических наук А. Лисицына «Анализ концепта “свобода-воля-вольность” в русском языке» лексемы «свобода» и «воля» противопоставляются по принципу «свой-чужой».

По мнению ученого, изначально «свобода» и «слобода» были почти синонимами и обозначали состояние человека, и место его проживания — обособленное, где живут только свои.

Противопоставлением «свободе-слободе» становилась «воля», которая ассоциировалась с чужим миром, тем, что находилось за пределами слободы.

О деньгах и птицах

Оригинальный вариант семантического расхождения «свободы» и «воли» приводит в своей монографии Н. Петровых.

По мнению исследовательницы, «воля» в русском сознании — это полет, простор, ветер, птица, свет, счастье, жизнь, раздолье, стихия. Тогда как свобода ассоциируется с законом, деньгами, равенством, братством, творчеством, демократией.

Важно, что при рассмотрении психологической составляющей, свобода — это ответственность, а воля — независимость, сила, решительность.

Воля и произвол

Интересное исследование провела А. Вержбицкая. В монографии «Понимание культур через посредство ключевых слов» она указывала на явную связь «воли» и феномена массовых крестьянских побегов, когда воля воспринималась как способ «жить не в заключении».

Отсюда сближение «воли» со стихийностью, разгулом, беззаконием, произволом. Как пишет Н. Петровых, воля для русских — это душевное состояние, которое овладевает человеком настолько, что он не боится нарушить любые законы.

Воля может быть эгоистичной, и крайним ее проявлением становится русский бунт.

Интересно, что в романе «Я пришел дать вам волю» Василий Макарович Шукшин ставит волю на границе с «языческой безумной стихией», а проявление воли — это тот самый русский бунт, отрицающий законную власть, кровавый и беспощадный.

Неслучайно движущими силами разинского бунта в романе становятся беглые бесправные крестьяне и вольные казаки. Первые хотят обрести законную свободу, вторые — освободиться от социального рабства.

По мнению автора, в финале романа бунтовщик Разин достигает абсолютной свободы духа, веря, что «дал людям волю».

Свобода и смирительная рубашка

По мнению А. Вержбицкой, в русском сознании «свобода» на протяжении всей истории противопоставлялась «стесненности и ограничениям», поэтому обретая свободу, человек словно «освобождался от своего рода смирительной рубашки, материальной или психологической».

Что русским ближе

Большинство исследователей сходятся во мнении, что русскому сознанию «воля» ближе. Семантически она связывается с «желанием», «удовольствием», «простором» и «русским полем».

«Свобода», как пишет русский религиозный мыслитель и историк Георгий Федотов, «все еще кажется переводом с французского liberté».

Это приводит к тому, что «свобода» ассоциируется у русских с законом, властью, независимостью и демократией.

«Свобода» трактуется многими философами как часть европейского сознания. Например, у Канта она выступает как состояние нравственного сознания, тогда как в проявлении мыслей, чувств и желаний в отношении «других явлений природы» человек не свободен. По мнению И.

Фихте, свобода заключается в добровольном подчинении исторической необходимости через ее познание. Г. Гегель считал, что путь к свободе долог и тернист, и прежде чем человек станет по-настоящему свободен, пройдут века. При этом философ не отрицал свободу духа и мысли.

На Руси идея свободы была испокон связана с православием и верой. Такое понимание излагали и мыслители Серебряного века — В. Соловьев, Н. Бердяев, Л. Шестов. В их работах свобода определялась как состояние духа, а воля — как состояние души.

В русском менталитете воля — это безграничный простор для личности, для поступков, отсутствие границ. Воля — это движение, готовность действовать вопреки, отрицание любой власти и одновременно покой и умиротворенность, потому что «душа не болит от тоски и тесноты». Свобода же находится вне пространства и времени, но ее обретение никогда не выходит за рамки действующих правил и законов.

Источник: https://cyrillitsa.ru/history/120839-chem-volya-otlichaetsya-ot-svobody.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.