Отчаяние и бессилие: есть ли выход?

Отчаяние и бессилие: есть ли выход?

Отчаяние и бессилие: <nobr>есть ли выход?</nobr><br />” width=”300″ height=”200″ class=”alignleft size-medium” /></p><p>Когда-никогда мы чувствуем отчаяние и бессилие, в таком случае задаем себе вопрос: насколько долголетие еще имеет смысл? Как век вековать дальше, если совсем нет сил? Держи что мы можем опереться? Отсчёта) экзистенциального аналитика Альфрида Лэнгле.</p><p>Альфрид Лэнгле <br /> психотерапевт</p><p>Начнем с того, фигли такое отчаяние. Это стесненность, ахилия выхода, решения. Например, студент знает: будущее экзамен, но он уже отнюдь не успевает подготовиться.</p><p> Или человек попадает в глухую пробку согласно пути в аэропорт. Времени все не столь, и, если не произойдет чудо, возлюбленный не успеет на самолет.</p><p> Может ли быть человек построил дом, взял в банке ипотеку, его долги шабаш увеличиваются, а отдавать их нечем.</p><p>Кое-когда возникает отчаяние, мы понимаем, чего больше ничего не можем проделать. В отчаянии мы всегда испытываем немощность. До тех пор, пока да мы с тобой еще что-то можем, айда к цели, отчаяние не наступает. Отчаянность. Ant. надежда приходит, когда мы замечаем, будто уже поздно: несчастье уже приключилось. Оно разрушает то, что престижно.</p><h3><span class=Два полюса: отчаяние и надежда

В случае если наводнением смыло дом, если умер мальчуга, если я пережил насилие, если в моих отношениях неусыпно происходят ссоры, если я вел такую питание, которая привела к неправильным решениям (разлуке, аборту, алкоголю…), так как мне жить дальше? Бытие сломана, наполнена страданием.

Отчаявшийся люда близок к самоубийству, потому что все на свете, что представляет опору, ценность, — ломается. Либо еще сломано, либо я наблюдаю, как оно приходит в падение и исчезает. Я испытываю боль, когда вижу, чего вещи, которые важны, разрушаются.

Аль я стою посреди руин разрушенной жизни. Превыше нет никакой надежды. Что до сего часа может быть? Будущего нет, действительность. Ant. прошлое — это руины, пропасть. У меня в помине (заводе) нет возможности вмешаться и что-то обделать, принять решение. У меня нет выбора.

Я подхожу близешенько к стене. Я бессилен.

Противоположный полюс отчаяния — Надя. Если у меня есть надежда, раз уж на то пошло есть жизнь. Пока существует Надя, не все потеряно.

Может разыгр какой-то поворот, потому яко хорошее еще не исчезло: семья еще стоит на месте, связи еще проживаются, ребенок, хотя и нездоров, может выздороветь.

Человек надеется, какими судьбами диагноз, который ему поставлен, мало-: неграмотный самый серьезный. Он надеется, что же скоро найдет работу и погасит долги.

У надежды и отчаяния примечательно сходство: у них одна и та а структура. Если я надеюсь, я тоже переживаю чего-то, похожее на бессилие. «Я надеюсь» означает, почему я больше уже ничего не могу отгрохать. Я привез ребенка в клинику, я забочусь о нем, нахожусь вблизи с ним, врачи делают то, а они могут сделать… И постоянно же я могу надеяться.

Как такое вроде? Когда я надеюсь, я связан с ребенком и его жизнью. И я приставки не- откажусь от ценности этих отношений. Осуществимо, я просто сижу сложа руки и сделано больше ничего не могу совершить, но я сохраняю связь. Парадоксальным образом я остаюсь активным. Я желаю лучшего. У меня до этого часа пока осталось немного доверия.

Только что факты исключают возможность. Надежда направлена для будущее

Установка надежды — разумная прибор. В надежде несчастье еще не случилось, а в том, что не произошло, опять нет полной уверенности. Может последовать что-то неожиданное, и самое надежное — надеяться, что положительный исход не отпадает. Это возможно: ребенок поправится, я сдам боевое крещение, я не болен, я найду работу.

Чуть только факты исключают возможность. Надежда направлена бери будущее. Я держусь за свое (по)хотение, интенцию, надеюсь, что все может находиться (в присуствии) хорошо. Я остаюсь верным этой сокровище. Для меня важно, чтобы хлебогрыз был здоров, потому что я его люблю. И я остаюсь в отношениях. Я держу эту важность высоко в руке.

Надежда — это умение. Это духовное искусство. Рядом с собственной немощью, взамен того чтобы впадать в бессилие может ли быть летаргию, можно еще что-в таком случае делать, а именно — не отказываться с того, что ценно. При этом «делать» означает без- внешние действия. Это дело внутренней установки.

Посереди надеждой и отчаянием существует еще одно мысль, которое близко отчаянию, а именно: «сдаться». Когда-когда я говорю: «Это больше не имеет смысла», в этом случае я отказываюсь от ценного.

Это неподалёку к депрессии. Когда человек сдается, у него значительнее нет надежды. В равнодушии еще остается каплю опоры — пока человек не попадает в улетучиться отчаяния.

В отчаянии же происходит точно по-другому: я уже нахожусь в пропасти.

За исключением. Ant. с надежды я теряю связь с ценностью, утрачиваю несущую почву

Уныние не означает, что я сдался. Люда, который отчаялся, — это человек надеющийся. Сие тот, кто еще связан с ценностями, который хочет, чтобы ребенок поправился.

У того, кто такой надеется, остается возможность положительного исхода. Отчаявшемуся человеку требуется видеть, что та ценность, следовать которую он держится, разрушается тож уже разрушена.

Тот, кто отчаялся, переживает, на правах умирает надежда. Разрушается то, что такое? важно для его жизни.

Уныние — это боль. Датский философ Серен Кьеркегор в избытке размышлял об отчаянии и сам переживал его. В (видах него отчаяние — это неправильное внутреннее связь. Это внутреннее расстройство приходит наруже, от чего-то другого. Кьеркегор расширил сие и связал с Богом: тот, кто приставки не- хочет жить в согласии с Богом, оный отчаивается.

С точки зрения психологии отчаянность. Ant. надежда означает «не чувствовать надежды». Сие значение наглядно прослеживается в романских языках (despair, désespoir, disperazione, desesperación).

Лишенный чего надежды я теряю связь с ценностью, утрачиваю несущую почву. Сие подобно страху. Чувствуя страх, ты да я переживаем утрату почвы, несущей опоры. В надежде сия почва — любовь к чему-то ценному.

У отчаяния композиция страха и бессмысленности — больше нет контекста, какой-нибудь мог бы задавать мне ориентиры.

«Дотянуться до жизни… Экзистенциальный испытание депрессии» Альфрида Лэнгле

Депрессия — самое распространенное неполадки психики. Оно знакомо примерно 30% взрослых мужчин и женщин. А у детей мало-: неграмотный бывает депрессии. Хотя они могут воздыхать и грустить. Почему так? Потому по какой причине у них «хорошие отношения» с самой жизнью, отнюдь не нарушено переживание бытия — так считает экзистенциальный психотерапевт Альфрид Лэнгле.

Чего означает бессилие?

Бессилие формирует отчаянность. Ant. надежда. Слово «бессилие» означает, что я ни чер не могу сделать.

Но сие не тождественно выражению «ничего далеко не мочь делать», потому что остается беда сколько вещей, которые я не могу засобачить, даже если бы и хотел. Взять, я не могу влиять на погоду, нате политику, на головную боль.

Я могу что такое?-то сделать с этим косвенно, а не напрямую. Бессилие означает «не мочи) делать что ничего сделать, но хотеть».

На этом месте две причины: ограничивающие обстоятельства неужели что-то, связанное со мной собственнолично. Когда я отказываюсь от волнения, желания, исчезает и слабосилие. Это открывает возможности для работы.

Читайте на Stellanews:  Из США в Россию. Возможно, на ПМЖ

Идеже мы переживаем бессилие? В отношении к самому себя. Например, я могу чувствовать, что бессилен в отношении зависимости, вдоль отношению к опухоли, которая растет, к бессоннице, к приступам мигрени.

Я могу изведать бессилие в отношениях с другими: я не могу (до неузнаваемости) другого человека.

Но мне важны сии отношения! А теперь они больше похожи получай тюрьму: я не могу их переменить, но я не могу и расстаться — пусть бы меня постоянно ранят, обесценивают.

В бессилии возникает испуг и паника — я чувствую себя отданным жизни возьми растерзание

Я могу чувствовать бессилие в семье, в которой происходят постоянные ссоры, растет надсада, непонимание. Я уже все испробовал, говорил — и ни плошки не меняется. Конечно же, я переживаем бессилие и в крупных сообществах: в школе, в армии, в компании, в области отношению к государству — здесь часто появляется отношение «я ничего не могу сделать», ты да я привыкаем к нему.

Мы переживаем неумение и в отношении природы, когда случаются наводнения, землетрясения, и в отношении экономических процессов, изменений моды. Ослабление — когда я заперт: в лифте, еще невыгодно отличается от — в горящем автомобиле.

Тогда возникает ужасть и паника — я чувствую себя отданным жизни в растерзание. Я бессилен по отношению к депрессии. Я бессилен, от случая к случаю чувствую себя одиноким, раненым, обиженным, отчужденным. Иль когда вся жизнь кажется ми бессмысленной.

Что я должен тут исхреначить?

Снова посмотрим на противоположный точка — «могу».

Что это означает? У «могу», не хуже кого и у бессилия, двойная структура: оно, с одной стороны, зависит с обстоятельств, а с другой стороны, от моей силы и моих способностей.

На этом месте соединяются мир и мое собственное дни. В «могу» мы соотносимся с обстоятельствами, и (вследствие препятствия могут возникать извне. Примерно сказать, я попал в пробку и не смог примчаться вовремя на лекцию.

Настоящее «могу» навсегда связано с «отпустить». Это базовое, основополагающее «могу»

Так препятствия могут существовать и внутри. Хоть (бы), я, к сожалению, не могу говорить вдоль-русски. Это делает меня бессильным, оттого что я бы очень хотел уметь русский язык.

Конечно, я мог бы научиться чему его, тем самым вывести себя изо состояния бессилия. Ответ на спрос «могу?» зависит от моей силы и способностей. Они дают механизм, с которой я могу распоряжаться обстоятельствами.

Ежели я научился водить автомобиль, я могу делать распоряжение им.

У понятия «могу» огромное экзистенциальное цена: оно не только соединяет с гуртом, но и раскрывает пространство для «быть». В этом пространстве я могу дрожать.

Настоящее «могу» всегда связано с «отпустить». Когда я что-то могу, то я могу сие и отпустить. Я могу позволить существовать чувствам, в надежде я мог с ними обходиться. Я должен знать делать паузы, перерывы. Это следует в ситуациях, когда я не знаю, что же делать. Отпустить — это базовое, основополагающее «могу».

Отчаявшийся двуногий не может отпустить. Какая засада в бессилии? Почему бессилие наполнено страданием?

Нет слов-первых, бессилие делает нас пассивными, оно нас парализует. Конкретнее, оно не парализует, а заставляет. Наша сестра чувствуем, как что-то заставляет нас туда-сюда не делать.

Именно там, идеже я мог бы что-то исхреначить, я вынужден бездействовать. Бессилие — это докучливость, это сила, это мощь. Сие похоже на изнасилование.

Я должен отпустить, так не хочу — и это делает меня жертвой.

Болезнь отнимает достоинство. Когда я жертва, я лишен добродетели и ценности. Я наблюдаю со стороны

Кайфовый-вторых, бессилие отнимает основу экзистенции — реализация. В бессилии я уже не могу ни аза создавать, быть где-то, затрачивать отношения, реализовывать что-то важное. В бессилии меня сильнее нет: моя личность больше маловыгодный развивается, утрачивается смысл моего бытия.

В-третьих, истощение отнимает достоинство. Когда я жертва, я лишен добродетели и ценности. Я наблюдаю со стороны. Немощность связано с отчаянием. Эта комбинация придает отчаянию такую но структуру, как при травме.

Тяжелое самострел, переживание приближающейся смерти лишает человека опоры. Возлюбленный утрачивает почву, а ценности утрачивают свою силу.

Муж (совета) уже не знает, что с целью него важно, не видит больше масштабной системы взаимосвязей, которой возлюбленный может довериться.

Две причины отчаяния и бессилия

Первая — героев слишком сильно сфокусирован на который-то цели, от которой возлюбленный не может отказаться, оставить, отпустить.

Вторая — отсутствуют взаимоотношения с глубокой структурой экзистенции. Это отсюда следует, отсутствует чувство ценности жизни, осязание собственной глубины и собственной ценности что Person. Больше нет смысла, кто определяет существование.

Важно осознание, по какой причине и смерть — часть жизни. Если я малограмотный могу умереть, то я снова буду пробовать отчаяние

Этот анализ причин отчаяния и бессилия дает основу исполнение) помощи. Вместо того чтобы распространять. Ant.

прекращать судорожно удерживаться, хвататься за в таком случае, что было ценностью, я должен расстаться и отпустить.

Например, в отчаянии, что болезненное состояние оказалась смертельной, остается только совершить ее. Сказать: «Да, это так». И всмотреться, что я могу сейчас с этим предпринять.

Если мы не можем отпустить, автор этих строк остаемся в отчаянии. Впоследствии можно сидеть за работой над тем, чтобы снова читать в душе глубинные структуры экзистенции. Чтобы я был способным снова почувствовать опору. Важно самоосознание, что и смерть — часть жизни. Коли я не могу умереть, то я с начала буду испытывать отчаяние.

Что творить?

Мы можем работать с темами отчаяния и бессилия с через четырех базовых структур экзистенции.

    Разве что кто-то переживает отчаяние, не фунт изюма помочь ему принять ситуацию, которую нет возможности изменить. Принять означает «я могу санкционировать этому быть». Такая установка возможна точию, если я увижу опору, пойму, будто, несмотря ни на что, могу жить(-быть самим собой.Если речь ну что ж о безысходности, помогает грусть. Слезы грусти способны опять двадцать пять соединить нас с жизнью. Бывает, я переживаю отчаянность. Ant. надежда, мне кажется, что я сам испортил свою дни, и я не могу себе этого помиловать. Тогда важно снова понять, кто такой я. Сожалеть означает посмотреть, что я есть, и при этом почувствовать, какую одонтагра мне это причиняет.Если не имеется возможности изменить что-то, имеет большое значение учиться жить в новых условиях. Задайте себя вопрос: что хочет от меня сия ситуация? Если у меня сейчас краб, то что хочет от меня канцер? Как я могу продолжать жить с этой болезнью, ради моя жизнь оставалась полноценной? Еще бы, это будет другая жизнь, а она может быть не далеко ему до той, где я был здоров. Где-то я снова найду опору.Важно нюхать то, что позволяет испытывать внутреннее дозволение. Когда я буду доволен тем, как делаю, в мою жизнь придет парестезия наполненности.

Источник

Источник: https://stellanews.ru/otchaianie-i-bessilie-est-li-vyhod.html

Альфрид Лэнгле. Отчаяние и бессилие

Отчаяние и бессилие: <nobr>есть ли выход?</nobr><br />” width=”300″ height=”199″ class=”alignleft size-medium” /></p><p>Между надеждой и отчаянием есть еще одно понятие, которое близко к понятию отчаяния, а именно: «сдаться». Когда я говорю: «Это больше не имеет смысла», тогда я отказываюсь от ценности. Это близко к депрессии.</p><p> Когда человек сдается, у него больше нет надежды. В равнодушии еще есть немного опоры — пока человек не попадает в пропасть отчаяния.</p><p> В отчаянии же происходит по-другому: я уже нахожусь в пропасти, но не отказываюсь от ценности.</p><p>Отчаяние не означает, что я сдался. Человек, который отчаялся, — это человек надеющийся. Это тот, кто еще связан с ценностями, кто хочет, чтобы ребенок поправился, чтобы был сдан экзамен.</p><p> Но в отличие от надеющегося, где остается возможность того, что все еще будет хорошо, отчаявшемуся человеку приходится видеть, что та ценность, за которую он держится, разрушается или уже разрушена. Тот, кто отчаялся, переживает, как умирает надежда.</p><p> Разрушается то, что важно для его жизни, за что держится его жизнь.</p><p>Отчаяние — это боль. Датский философ Серен Кьеркегор много размышлял об отчаянии и сам переживал его. Для него отчаяние — это неправильное внутреннее отношение. Это внутреннее расстройство приходит извне, от чего-то другого. Кьеркегор расширил это и связал с Богом: тот, кто не хочет жить в согласии с Богом, тот отчаивается.</p><blockquote><p> Если говорить с точки зрения психологии, то мы можем сказать, что отчаяние означает «не иметь надежды». Это значение наглядно прослеживается в романских языках (despair, désespoir, disperazione, desesperación). Без надежды я теряю связь с ценностью, тем самым я утрачиваю несущую почву.</p></blockquote><p> И тогда моя жизнь не может прийти к исполнению. Это похоже на то, как это происходит в страхе. В страхе мы переживаем утрату почвы, несущей опоры. В надежде эта почва — это любовь к ценности и отношения с ней. У отчаяния тоже есть структура страха.</p><p> У отчаяния есть структура бессмысленности — потому что уже больше нет контекста, который мог бы задавать мне ориентиры.</p><p><iframe title=

Бессилие формирует отчаяние. Слово «бессилие» означает, что я ничего не могу сделать. Но все-таки это не тождественно выражению «ничего не мочь делать», потому что есть много вещей, которые я не могу сделать, даже если бы и хотел. Например, я не могу влиять на погоду, на политику, на головную боль.

Я могу что-то сделать с этим косвенно, но не напрямую. Бессилие означает «не мочь ничего сделать, но хотеть». Я хочу, но не могу сделать. И здесь есть две причины: с одной стороны, это могут быть обстоятельства, которые мне не позволяют, а с другой стороны, причина может быть связана со мной. Я чего-то хочу, чего-то желаю.

Когда я отказываюсь от волнения, от желания, тогда исчезает и бессилие. Мы видим тут некоторые дверцы, которые открывают нам возможности для работы. Где мы переживаем бессилие? Мы переживаем его в отношении к самому себе.

Например, я могу переживать, что я бессилен в отношении зависимости, которая у меня есть, или по отношению к опухоли, которая растет, к тому, что я не могу заснуть, что у меня бывают приступы мигрени.

Я могу чувствовать себя бессильно в отношениях с другими: в связи с тем, что я не могу изменить другого человека, что отношения принимают ужасный ход. Но я хотел бы иметь хорошие отношения! А теперь я нахожусь в отношениях как в тюрьме: я не могу их изменить, но я не могу и расстаться — хотя меня постоянно ранят, обесценивают.

Или я могу быть бессильным в семье, в которой происходят постоянные ссоры, растет напряжение, непонимание. Я уже все испробовал, говорил — и ничего не меняется.

Конечно же, мы переживаем бессилие и в крупных сообществах: в школе, в армии, в фирме, по отношение к государству — здесь у нас часто бывает чувство «я ничего не могу сделать», мы привыкаем к нему.

Мы переживаем бессилие и в отношении природы, когда случаются наводнения, землетрясения, и в отношении экономических процессов, и в отношении изменений моды. Бессилие — когда я заперт в каком-то месте, в лифте, еще хуже — в горящем автомобиле. Тогда возникает страх и паника.

Она возникает, если я чувствую себя отданным жизни на растерзание. Я бессилен по отношению к депрессивным чувствам, которые ко мне приходят. Я бессилен, когда чувствую себя одиноким, раненым, обиженным, отчужденным. Или когда вся моя жизнь переживается мной как бессмысленная. Что я должен тут сделать?

Давайте снова посмотрим на противоположный полюс. Противоположный полюс –это «мочь». Что такое «мочь»? У «мочь», как и у бессилия, двойная структура: «мочь», с одной стороны, зависит от обстоятельств, которые мне это позволяют, а с другой стороны, от моей силы и моих способностей. Тем самым здесь соединяются мир и мое собственное бытие.

В «мочь» мы все время соотносимся с обстоятельствами, и поэтому для «мочь» препятствия могут возникать извне (например, я попал в пробку и не смог приехать вовремя на лекцию). Но препятствия могут существовать и внутри. Например, у меня, к сожалению, нет способности говорить по-русски. Это делает меня немного бессильным, потому что я бы очень хотел знать русский язык.

Конечно, я мог бы больше поучиться, и тогда я бы мог себя из этого бессилия вывести. То есть «мочь» в большой степени зависит от моей силы и способностей, которые дают мне определенную власть, чтобы я мог распоряжаться обстоятельствами. Если я научился водить автомобиль, тогда я могу распоряжаться им. «Мочь» имеет огромное экзистенциальное значение.

«Мочь» не только соединяет нас с миром, но и раскрывает нам пространство для «быть». В этом пространстве я могу двигаться.

Настоящее «мочь» всегда связано с «отпустить». То есть то, что я могу, я должен также мочь это отпустить. Отпустить — это базовое «мочь» человека. Мочь дать быть.

«Мочь» дать быть моим чувствам, моему страху — для того чтобы я мог с ними обходиться. Я должен уметь делать паузы, перерывы, а в перерыве я оставляю свою деятельность.

Я должен мочь прерваться, прекратить что-то делать, если я не могу и не знаю, что делать. Отпустить — это базовое, основополагающее «мочь».

Отчаявшийся человек не может отпустить. Какая проблема в бессилии? Почему бессилие наполнено страданием?

Во-первых, бессилие делает нас пассивными, оно нас парализует. Собственно говоря, оно не парализует, а заставляет. Мы чувствуем, что что-то заставляет нас ничего не делать.

То есть именно там, где я мог бы что-то сделать, я вынужден ничего не делать. Бессилие — это навязчивость, это сила, это мощь. Это похоже на изнасилование.

Я должен отпустить, но не хочу — и это делает меня жертвой.

Во-вторых, бессилие отнимает у меня основу экзистенции — действие. В бессилии я уже не могу ничего формировать, создавать, я не могу уже быть где-то, я не могу проживать отношения.

Я не могу реализовывать то, что для меня является важным. Я не могу осуществлять ценности и быть участником созидания смысла. В бессилии меня больше нет — хотя я еще здесь есть.

Моя личность больше не развивается, не проживается смысл моего бытия.

В-третьих, бессилие отнимает у меня достоинство. Когда я являюсь жертвой, я лишен достоинства и ценности. Я как бы оттеснен в сторону, а ситуации наступают на меня. Бессилие спаяно с отчаянием. Эта комбинация придает отчаянию такую же структуру, как при травме.

Тяжелое ранение, чем является травма, переживание приближающейся смерти, к которой ты не готов, имеет своим следствием то, что человека выбрасывает из его внутренней закрепленности. Он утрачивает почву, а ценности утрачивают свою силу. Человек уже не знает, что для него является важным.

Он не видит более масштабную систему взаимосвязей, которой он может довериться.

Что делать?

Мы можем работать с темами отчаяния и бессилия в аспекте четырех базовых структур экзистенции.

  1. Если есть отчаяние в связи с какой-то силой, насилием, то речь идет о том, чтобы помочь человеку, поддержать его в том, чтобы он принял эту ситуацию, которую нельзя изменить, и смог ее удерживать. Принять означает «я могу дать этому быть». Такая установка для меня возможна только в том случае, если я посмотрю на то, что меня держит, и увижу, что я, несмотря ни на что, могу быть. Я могу быть самим собой. Я могу дать этому быть, потому что это дает быть мне.
  2. Если речь идет о неумолимости жизни, обстоятельств, то помогает грусть. В грусти мы посвящаем себя чувству, которое приобретаем из-за утраты, и слезы снова соединяют нас с жизнью. А если я отчаялся в связи с самим собой, потому что я сам как бы испортил свою жизнь, потому что я не могу себе этого простить, потому что я стыжусь этого, то здесь работа заключается в том, что я должен посмотреть на себя и дать другим посмотреть на меня, чтобы я снова приобрел картину себя. Кто я есть, собственно говоря? И речь идет о проживании сожаления. Сожалеть означает посмотреть на то, что я сделал, и при этом почувствовать, какую боль мне это причиняет. «Мне жаль, мне это причиняет страдание».
  3. Если я не могу осмысленно изменить что-то в моем будущем, тогда я буду учиться жить с новой ситуацией. Задам себе вопрос: что хочет от меня данная ситуация? Если у меня сейчас рак, то что хочет от меня рак? Например, чтобы я что-то создал, сделал, чтобы мочь вести жизнь с этой болезнью, и чтобы эта жизнь тоже была хорошей. Это будет другая жизнь, но это может быть хорошая жизнь. Это то, как я отвечаю на новую ситуацию. На глубине структур экзистенции снова установится чувство того, что тебя что-то несет, держит. Что в конечном итоге меня удержит, если все рухнет?
  4. Смотреть на новую почву, на новое начало. Что есть в моей жизни, где я могу испытывать чувство внутреннего согласия? Исполненность придет в жизнь снова тогда, когда у меня будет внутреннее согласие с тем, что я делаю.

Подробнее см. на сайте издания Тезис.

http://www.psychologies.ru

Источник: http://lifeyes.info/otchayanie-i-bessilie-est-li-vyihod/

Что означает бессилие?

Бессилие формирует отчаяние. Слово «бессилие» означает, что я ничего не могу сделать.

Но это не тождественно выражению «ничего не мочь делать», потому что остается много вещей, которые я не могу сделать, даже если бы и хотел.

Например, я не могу влиять на погоду, на политику, на головную боль. Я могу что-то сделать с этим косвенно, но не напрямую. Бессилие означает «не мочь ничего сделать, но хотеть».

Здесь две причины: ограничивающие обстоятельства или что-то, связанное со мной лично. Когда я отказываюсь от волнения, желания, исчезает и бессилие. Это открывает возможности для работы.

Где мы переживаем бессилие? В отношении к самому себе. Например, я могу чувствовать, что бессилен в отношении зависимости, по отношению к опухоли, которая растет, к бессоннице, к приступам мигрени.

Я могу чувствовать бессилие в отношениях с другими: я не могу изменить другого человека.

Но мне важны эти отношения! А теперь они больше похожи на тюрьму: я не могу их изменить, но я не могу и расстаться — хотя меня постоянно ранят, обесценивают.

В бессилии возникает страх и паника — я чувствую себя отданным жизни на растерзание

Я могу чувствовать бессилие в семье, в которой происходят постоянные ссоры, растет напряжение, непонимание. Я уже все испробовал, говорил — и ничего не меняется. Конечно же, мы переживаем бессилие и в крупных сообществах: в школе, в армии, в компании, по отношению к государству — здесь часто появляется чувство «я ничего не могу сделать», мы привыкаем к нему.

Мы переживаем бессилие и в отношении природы, когда случаются наводнения, землетрясения, и в отношении экономических процессов, изменений моды. Бессилие — когда я заперт: в лифте, еще хуже — в горящем автомобиле.

Тогда возникает страх и паника — я чувствую себя отданным жизни на растерзание. Я бессилен по отношению к депрессии. Я бессилен, когда чувствую себя одиноким, раненым, обиженным, отчужденным. Или когда вся жизнь кажется мне бессмысленной.

Что я должен тут сделать?

Снова посмотрим на противоположный полюс — «могу».

Что это означает? У «могу», как и у бессилия, двойная структура: оно, с одной стороны, зависит от обстоятельств, а с другой стороны, от моей силы и моих способностей.

Здесь соединяются мир и мое собственное бытие. В «могу» мы соотносимся с обстоятельствами, и поэтому препятствия могут возникать извне. Например, я попал в пробку и не смог приехать вовремя на лекцию.

Настоящее «могу» всегда связано с «отпустить». Это базовое, основополагающее «могу»

Но препятствия могут существовать и внутри. Например, я, к сожалению, не могу говорить по-русски. Это делает меня бессильным, потому что я бы очень хотел знать русский язык.

Конечно, я мог бы выучить его, тем самым вывести себя из состояния бессилия. Ответ на вопрос «могу?» зависит от моей силы и способностей. Они дают власть, с которой я могу распоряжаться обстоятельствами.

Если я научился водить автомобиль, я могу распоряжаться им.

У понятия «могу» огромное экзистенциальное значение: оно не только соединяет с миром, но и раскрывает пространство для «быть». В этом пространстве я могу двигаться.

Настоящее «могу» всегда связано с «отпустить». Если я что-то могу, то я могу это и отпустить. Я могу позволить существовать чувствам, чтобы я мог с ними обходиться. Я должен уметь делать паузы, перерывы. Это необходимо в ситуациях, когда я не знаю, что делать. Отпустить — это базовое, основополагающее «могу».

Отчаявшийся человек не может отпустить. Какая проблема в бессилии? Почему бессилие наполнено страданием?

Во-первых, бессилие делает нас пассивными, оно нас парализует. Точнее, оно не парализует, а заставляет. Мы чувствуем, как что-то заставляет нас ничего не делать. Именно там, где я мог бы что-то сделать, я вынужден бездействовать. Бессилие — это навязчивость, это сила, это мощь. Это похоже на изнасилование. Я должен отпустить, но не хочу — и это делает меня жертвой.

Бессилие отнимает достоинство. Когда я жертва, я лишен достоинства и ценности. Я наблюдаю со стороны

Во-вторых, бессилие отнимает основу экзистенции — действие. В бессилии я уже не могу ничего создавать, быть где-то, проживать отношения, реализовывать что-то важное. В бессилии меня больше нет: моя личность больше не развивается, утрачивается смысл моего бытия.

В-третьих, бессилие отнимает достоинство. Когда я жертва, я лишен достоинства и ценности. Я наблюдаю со стороны. Бессилие связано с отчаянием. Эта комбинация придает отчаянию такую же структуру, как при травме.

Тяжелое ранение, переживание приближающейся смерти лишает человека опоры. Он утрачивает почву, а ценности утрачивают свою силу.

Человек уже не знает, что для него важно, не видит более масштабной системы взаимосвязей, которой он может довериться.

Состояние отчаяния, или Экзистенциальный кризис

Отчаяние и бессилие: <nobr>есть ли выход?</nobr><br />” width=”300″ height=”200″ class=”alignleft size-medium” /></p><p>Я чужой в этом мире. Мне нужен только смысл. Но где его найти? Вокруг все глупые, все поголовно, поговорить не с кем на такие темы. Книги все перечитаны, все семинары прослушаны, даже музыка уже противна, фильмы пресны. Где же ответы?</p><p> 0 6899 25 Сентября 2017 в 23:23</p><p>Состояние отчаяния очень сложно описать. Так плохо, что кажется, если умру, легче не станет. Ну, как об этом говорить? Одна бесконечная боль.</p><p>Сильнейшее отчаяние, безысходность прожгла изнутри. Невыносимое непонятное чувство. Запутанность. Бессилие. Уныние. Подавленность. Где начало и где конец? Потерянность. Слабость. Бьюсь о стенки своего разума и не могу вырваться наружу. Все попытки тщетны.</p><p>Кто я? Зачем живу? Где ответ на все вопросы? Как привести свою жизнь в порядок, что делать с отчаянием?</p><p>Я чужой в этом мире. Мне нужен только смысл. Но где его найти? Вокруг все глупые, все поголовно, поговорить не с кем на такие темы. Книги все перечитаны, все семинары прослушаны, даже музыка уже противна, фильмы пресны. Где же ответы? Такая пустота внутри. Отчаяние. Серое, глухое, безнадежное, глубокое отчаяние.</p><p><iframe title=

Я готов отдать ВСЁ за мельчающую крупицу прозрения. Только вокруг всё одно и то же. Ничто не имеет смысла. Я хочу заснуть и никогда больше не просыпаться. Я так устал. Устал думать. Устал искать. Устал жить. Я на грани. Я в отчаянии, что мне делать?!

Отчаяние: что делать, где выход

Экзистенциональное отчаяние у человека ощущается как квинтэссенция душевной боли всего человечества внутри одной головы. Хочется только вечного покоя, тишины и безмятежности. Хочется умереть. Но страшно.

Нет, вряд ли человек, охваченный состоянием экзистенционального отчаяния, боится физической боли. Душевная боль в сотни раз превосходит физическую и, когда болит душа, все остальное становится неважным. Но такой человек боится, что не использует свой шанс жить.

Экзистенциональное отчаяние характерно тем, что человек постоянно себя спрашивает: «Ведь зачем-то я есть? Зачем-то мне все это дано… Возможно, я являюсь частью чего-то большего, возможно, есть причина, по которой я здесь, но ответ находится за пределами моего понимания, и я страдаю оттого, что не могу наполнить свои вопросы. Почти не осталось сил бороться. Кто я? В чем смысл моей жизни? И почему, в конце концов, мне так больно?»

Человек постоянно пытается построить мостик к реальности, преодолеть свое отчаяние. Но не может.

Нужно понимать, что экзистенциональное отчаяние – это не грусть, не тоска, не плохое настроение. Оно может тянуться годами, не давая жить полноценной жизнью.

Признаки отчаяния

Такое состояние практически всегда сопровождается сопутствующими явлениями, такими как:

  • депрессия;

  • бессонница;

  • головные боли;

  • чувство одиночества, потерянности;

  • утрата объективного восприятия событий;

  • желание изолироваться от общества;

  • неспособность концентрировать внимание;

  • спутанность мыслей;

  • постоянное желание спать;

  • слабость;

  • уверенность в том, что жизнь не имеет цели;

  • потребность в алкоголе и наркотиках;

  • ощущение иллюзорности происходящего;

  • избирательный контакт с людьми;

  • снижение умственной и физической работоспособности;

  • суицидальные мысли.

Когда в одном человеке проявляются все или большинство из приведенных выше симптомов, общее состояние ощущается как практически не совместимое с жизнью. Это и есть отчаяние в высшей степени.

Экзистенциальный парадокс

Человеку, который пребывает в столь тяжелом душевном состоянии, очень трудно поверить, что существует еще хоть одна душа в этом мире, так же страдающая, как и он. И уж совсем невозможно поверить, что из этого состояния можно найти выход и решить проблему навсегда.

На тренинге «Системно-векторная психология» Юрий Бурлан с уверенностью говорит: вы не один, и выход есть.

Эта статья направлена на то, чтобы помочь понять механизм работы вашей психики, раскрыть причинно-следственные связи и подвести вас к осознанному пониманию решения проблемы.

Сперва разберемся, каковы причины вашего отчаяния.

В действительности, каждый на протяжении своей жизни способен испытать отчаяние. Причины могут быть разные: утрата любимого человека, возникшая реальная угроза жизни, потеря материальных накоплений, общая длительная неудовлетворенность собой или своей жизнью и тому подобное.

Но из всех людей только 5% населения целой планеты имеют объективные предпосылки для состояния экзистенциального отчаяния или, как его еще называют, к экзистенциальному кризису. Это люди, получившие от природы свойства звукового вектора. Они далеки от всего материального, главное для них – понимать смысл своего существования, задача у них такая – раскрывать первопричины.

У них особое чувствительное ухо, оно улавливает тонкие вибрации, подхватывает интонации, тембр голоса, замечает акценты, интересные обороты речи. Но самое главное, для звуковика не так важны произнесенные слова, как важен смысл сказанного. В то же время для абсолютного большинства звуковиков самый приятный звук – это тишина.

Отчаяние у человека со звуковым вектором

Часто, к сожалению, нежное ухо звуковика попадает под воздействие нежелательного шума. Будь то шум большого города, крик родителей или оскорбительные смыслы, обращенные к звуковику. Все это травмирует слух.

Звуковик теряет желание вслушиваться во внешний мир – ему попросту больно. В результате возникает неспособность реализовать свои врожденные свойства. И так будучи интровертом, тут он полностью замыкается на себе, начинает вслушиваться внутрь себя, в свои состояния. Невозможность выйти из замкнутого круга своих мыслей влечет за собой отчаяние и нежелание жить.

Шесть тысяч лет назад звуковик, оставшись один на один с тишиной и бескрайним ночным небом, впервые сформулировал в своем сознании первый экзистенциальный вопрос: «Кто я?» Один этот вопрос положил начало развития всей мировой философии, религии, литературы, музыки и впоследствии всех точных наук. Звуковик стремился ответить на этот вопрос и понять суть своего существования в мире, понять суть экзистенции, бытия.

Экзистенциальные вопросы не пропали, не исчерпали себя и до наших дней. Наоборот, они усилились и повергают большинство звуковиков в полное отчаяние.

Каждый звуковик сталкивается с тяжело переносимым внутренним противоречием. С одной стороны, он знает: ему дана жизнь, и он очень хочет верить, что она важна, он как индивидуум важен и уникален. С другой стороны, он думает, что его существование не имеет ни заданного предназначения, ни объективного смысла.

Этот конфликт повергает человека в состояние экзистенциального отчаяния, отрешения от реальности и приводит его к желанию избавиться от физического тела (относительно медленно через наркотики или прямым путем через суицид).

Отчаяние – когда я обвиняю всем сердцем родителей, общество, бога, все силы, известные мне и даже не известные, и не нахожу сил хоть что-либо оправдать.

Звуковику очень хочется понять весь этот процесс жизни, принять, полюбить, быть счастливым. Но в звуковом понимании любить – не значит любить цветы, животных или конкретного человека. Это означает – осознать все процессы, понять себя и понять других, как бы слиться с ними разумом, принять полностью все, что есть. Невозможность это сделать влечет за собой отчаяние.

Отчаяние заполнило собой все

Мы не раз слышали от других, что отчаяние наступает, потому что у человека нет силы воли. Потому что он боится трудностей или испытывает жалость к самому себе. Знакомы такие слова?

Только мысль о том, что ты жалеющий себя безвольный трус, еще никого не вывела из тяжелого состояния.

Также люди любят говорить, что отчаяние у человека возникает от негативных мыслей, опять же подчеркивая, что это вина человека, тем самым только ухудшая состояние.

В интернете можно увидеть целый перечень советов о том, как побороть состояние отчаяния, для сравнения приведем некоторые из них.

Советуют:

  • укрепить силу воли за счет разных техник;

  • избавиться от своих страхов;

  • принять жизненные трудности;

  • улыбаться, быть в приподнятом настроении, быть оптимистом;

  • не бояться сделать первый шаг к изменениям;

  • изменить свое отношение к себе;

  • начать воспринимать проблему с мудростью, чтобы она становилась не препятствием, а уроком;

  • взять себя в руки и начать действовать;

  • любить себя;

  • открыться Вселенной и так далее.

Это советы людей с другими свойствами психики, для людей со зрительным вектором. Они обязательно скажут, что любовь – самое главное в жизни, что нужно помогать, жить для других. Что если вам плохо, нужно успокоиться, прислушаться к своему сердцу. Нужно медитировать, заниматься йогой, молиться за себя и близких, быть в согласии с собой и с природой.

Только все эти советы остаются в материальной плоскости этого мира. Земная любовь, гуманизм – ценности зрительного вектора. Сколько ни повторяй эти советы, для звуковиков они не работают, их отчаяние не уходит. Нельзя бороться с отчаянием, пытаясь думать позитивно, читая аффирмации типа «я все смогу». Может, и хотелось бы поверить в это, но себя нельзя обмануть.

Звуковой человек стремится вырваться за пределы этого мира, прикоснуться к бесконечности, услышать вибрации Вселенной. Но не через эмоции, а всем своим существом, он как бы желает вобрать в себя все, что есть.

Поэтому звуковое желание доминантно над всеми другими желаниями этого мира. Ничто не способно его наполнить: ни деньги, ни секс, ни почет и уважение, ни самая любимая работа или семья.

Для реализации такого огромного желания звуковику дан абстрактный интеллект и самый большой в потенциале объем психического.

Раньше звуковик был способен себя наполнить музыкой, религией, наукой, литературой, поэзией, но желание растет. И теперь этого недостаточно – наступает отчаяние: что делать, мозг эволюционирует, возникает потребность в складывании все более сложных мыслеформ.

Отчаяние у человека пройдет навсегда

Выйти из состояния экзистенционального отчаяния можно только путем изучения человеческой психики. В буквальном смысле того, какими мы созданы и для чего.

Тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана дает возможность понять этот процесс изнутри в полном объеме.

С помощью знаний системно-векторной психологии вы раскрываете все свои особенности, осознаете, почему вас не понимают другие, в чем ваше предназначение и как его реализовать.

Осознание того, как устроена психика других людей, позволяет звуковику на отличиях от других глубже познать и себя. Это влечет за собой невероятное объемное наполнение и позволяет выйти из плохих состояний.

Как следствие раскрытия психики полностью меняется восприятие себя и мира вокруг.

Звуковик начинает видеть математически точные причинно-следственные связи между всеми процессами прошлого и настоящего и их развития в будущем, как снаружи, так и внутри. Складывая свое восприятие из постепенно приходящих осознаний, звуковик приобретает совершенно новую объективную и точную картину мира.

Понимать свое отчаяние. Вопросы «Кто я?» и «В чем смысл моей жизни» начинают наполняться, как следствие уходят плохие состояния. А потом начинают приходить все новые и новые открытия, большое наслаждение от каждой новой мысли. Этот процесс ничем нельзя остановить.

Звуковик рожден, чтобы постичь бесконечность, но не эзотерическую, а реальную. Живя в этом мире, среди других людей.

У звуковика очень важная роль в этом мире. В своем потенциале он способен испытать самое большое наслаждение из всех от реализации своих природных свойств и задач. А именно от познания себя и раскрытия бессознательного.

Состояние отчаяния уйдет из вашей жизни

Горькое экзистенциональное отчаяние уйдет навсегда, а с ним навсегда уйдут депрессия, тяга к наркотикам, и самое главное, уйдут суицидальные мысли. Тысячи результатов-исповедей людей, которые раскрыли тайну человеческой души, доказывают, что это возможно. Отчаяния больше не существует в их жизни.

«Были жуткие состояния безмолвного крика, отчаяния, невыносимости бытия и даже самого себя, всех людей вокруг.

Воспринимал людей как «Они», как стаю тупых зомби… Жизнь превратилась в какой-то момент в ожидание конца, и с каждым днем мысль прекратить этот бред немедленно звучала все заманчивее.

Эти мысли стали гораздо реже посещать после дополнительного занятия по звуковому вектору и окончательно погасли уже ВО время тренинга Первого уровня. Изменилось и мое отношение к людям.

Прекратилась эта бесконечная болтовня в голове, несмолкаемый внутренний диалог, от которого я прятался в основном в компьютерных играх или в чем-то посерьезней – алкоголь… Благодаря этому тренингу разгрузилась голова от всякой путаницы, лишней шелухи. Просто все встало на свои места и не разрывает больше мне голову».

Александр Г., Нижнекамск Читать полный текст результата

Нет, вы не перестанете чувствовать, иногда грустить, заботится о насущных вещах, но вы научитесь ощущать все состояния в полном диапазоне. Вы научитесь быть Человеком Осознанным, а отчаяние станет чем-то инородным. Когда жизнь наполнена смыслом, хочется жить. Жить в полном смысле этого слова.

Получить помощь и первый навык сосредоточения на психике и раскрытия бессознательного можно уже на бесплатном онлайн-тренинге «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана. Регистрируйтесь по ссылке.

P.S. Если бы вам, как в фильме «Матрица», предложили на выбор две таблетки: синюю и красную, то есть остаться в нынешнем состоянии или окунуться в неизвестное и найти истину, – какую бы таблетку выбрали вы?

Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология»

Источник: https://www.YBurlan.ru/biblioteka/sostojanie-otchajanija-ili-jekzistencialnyj-krizis

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.