Почему на нашем ТВ столько криминала?

Телевидение – это большой супермаркет, где каждый может приобрести нужный ему товар. Если всех интересуют энергетические напитки и чипсы, то такая продукция занимает лучшие полки и просторные помещения.

“Я не смотрю азербайджанские каналы” – заявляет почти каждый второй молодой человек в стране в возрасте от 17 до 40 лет. Стало вроде модно об этом громогласно заявлять, и в соцсетях также принято всячески ругать азербайджанские телеканалы.

Местные телеканалы 29% населения республики смотрит посредством обычных телеантенн. Об этом говорится в распространенной на днях информации Государственного комитета статистики. Согласно данным, 38,4 % пользуются спутниковыми антеннами, а 32,5 % – услугами кабельных телеканалов.

Причем по сравнению с аналогичным периодом 2017 года, количество смотрящих телевизор посредством обычных антенн сократилось на 0,4 %.

Спутниковыми и обычными антеннами пользуются в основном в сельской местности. То есть 55,8 % сельчан пользуются спутниковыми, 44,2 % – обычными антеннами. Фактически услуг кабельного телевидения в селе нет.

В крупных городах к кабельным телеканалам подключено 59,5 % населения.

“Я не смотрю азербайджанские каналы”

Скорее всего процент “посещаемости” азербайджанских каналов выше этого показателя. Ведь и в спутниковой, и в кабельной сетке вещания наши каналы присутствуют. По теории случайностей, хочешь не хочешь, а на местные каналы таки попадешь.

Конечно, никто не хочет отставать от остальных и высказывается критически в отношении местного телевидения. Продукцию телеканалов обычно большая часть молодежи потребляет через интернет, просматривая небольшой по времени видеоконтент.

Скажем, видеосюжеты продолжительностью в 1-2 минуты очень популярны в молодежной среде.

Молодежь не хочет, да и не мжетт подолгу сидеть перед голубым экраном, слушая долгую и нудную речь каких-то “экспертов”, говорящих в скучном и монотонном стиле.

В Азербайджане начался прием заявок для проекта “Голос. Дети” >>

Ежедневно молодежь потребляют огромное количество информации и сил на нудные передачи у нее просто нет.

Одна из самых главных причин отказа от местных телеканалов – это отсутствие динамизма, который очень важен для современного телевидения. Мало острых и динамичных сюжетов, ритм передач зачастую замедленный и скучный.

Людей умных и интеллектуальных возмущает непрофессионализм и отсутствие понимания телевизионного дела.

“Людей, не имеющих даже среднего образования, приглашают на телевидения в качестве экспертов. Как можно гадальщика выдавать за психолога? Перестаньте демонстрировать бездарей на телепередачах и пропагандировать безнравственность”, – пишет один из пользователей соцсети .

“Телевидение – это витрина”

О проблеме низкого качества телепередач в одном из интервью высказался телекритик, заслуженный журналист, профессор Гулу Магеррамли.

“Телевидение – это витрина. На витрину обычно выставляют лучшие товары. К сожалению, уровень у нас настолько низок, что сегодня на экранах мы видим определенную группу представителей шоу-бизнеса, у которых нет никакого авторитета в обществе. У каждого общества есть свои ценности.

Не может быть, чтобы ценностью нашего народа были шоумены. Это неправильное направление для нового поколения, аудитории, самого общества. Это оказывает обратное воздействие.

Вот почему общество отворачивается от наших телеканалов, ищет информацию на других, в том числе совершенно недружественных Азербайджану”, – заявил Магеррамли.

К сожалению, наше телевидение не пытается заполучить в качестве зрителей те 59,5 % горожан, которые нуждаются в качественной телепродукции, а скорее всего, ориентируется на 29% сельского населения, которым нужны развлекательные передачи. Но ведь эта низкопробная продукция разлагает сельское население, не оставляя места каким-либо традиционным ценностям.

В результате, мы сегодня имеем ужасающие сцены с бытовым насилием, поджогами и убийствами на почве семейных разногласий. Достаточно открыть любой телеканал, как с экрана ежедневно из криминальной хроники звучат новости о насилии на бытовой почве.

По мнению медиаэксперта Зейнала Мамедли, телевидение – это рынок рекламы, который требует профессионального подхода.

“Нужно определить, чего хочет телезритель. Для этого необходимо провести социологический опрос. Если каждый телеканал выделит хоть немного денег на это, то он сможет изучить аудиторию. Для этого нужно обратиться к профессионалам.

Однако до сих пор не появилось ни одной подобной инициативы. Когда аудитория расширяется, телеканал становится авторитетным. Я огорчен тем, что сегодня самая большая аудитория одной передачи – 300 тысяч. Для 10-миллионной страны это очень низкий показатель.

Первый шаг для увеличения аудитории – это узнать ее желания”, – утверждает медиаэксперт.

С развитием технологий каналам будет еще сложнее привлекать аудиторию

В азербайджанском сегменте соцсети есть страничка Televiziya səhvləri, где частенько выставляются скрины телесюжетов с орфографическими ошибками. Их огромное количество.

Вопрос просмотра наших телеканалов – это палка о двух концах. Во-первых, азербайджанскому телевидению действительно нужно меняться и развиваться. Нежелание анализировать потребности зрителей, отсутствие должного уровня телепродукции – это неоспоримый факт. Над решением этих проблем должны трудиться настоящие профессионалы телеэфира, медиаэксперты и аналитики.

А появление IPTV с возможностью смотреть передачи по интересам, записывать любимые передачи, переключаться на архив телеканала создает для телевидения огромные проблемы в плане адаптации к новым условиям цифрового времени. Не вы диктуете зрителю свое видение мира, а он решает, какой вид телеуслуг выбирать. Зачем смотреть скучную передачу, когда, зная русский и английский языки, можно заходить на любую платформу по интересам?

Так что,с развитием технологий и увеличением доступа к интернету во всех регионах Азербайджана местным каналам будет еще сложнее привлекать аудиторию.

Телевидение нуждается в серьезной реконструкции и изменениях

С другой стороны, самим людям нужно менять отношение к местным телеканалам. Всем понятно, что в Европе расположены лучшие театры мира. И что? Если не посещать наши театры, они просто исчезнут из театрального пространства. Если все время потреблять в пищу заграничные товары, то что станет с нашим местным производителем? Банкротство гарантировано.

Хорошее телевидение нужно строить всем нам. Нужно требовать, подавать в суд на телеканал за нарушение законов, жаловаться соответствующим структурам за ошибки в телеэфире, вносить идеи для обсуждений. Нужно смотреть более или менее достойные передачи и полностью бойкотировать низкопробный контент.

Телевидение – это большой супермаркет, где каждый может приобрести нужный ему товар. Если всех интересуют энергетические напитки и чипсы, то такая продукция занимает лучшие полки и просторные помещения. Таков закон жизни.

Наше телевидение нуждается в серьезной реконструкции и изменениях в концептуальном порядке. Оно должно служить паровозом для технологических изменений.

А паровоз, как известно, не может идти позади состава…

Источник: //az.sputniknews.ru/life/20190908/421676458/Ya-ne-smotryu-nashi-kanaly-Pochemu-v-obschestve-prinyato-rugat-mestnoe-TV.html

«Зло притягательно. Но мы учим его избегать» # Почему на ТВ столько жестокости? Интервью

Почему на нашем ТВ столько криминала?

Ведущая программы «Телевизионная служба безопасности» расскажет нашим читателям о себе, а также отчего криминал занимает столь большое место на ТВ и почему жестокий герой Карпова из «Глухаря» все равно нравится людям.

Справка: Елена Крайт

«Зло притягательно. Но мы учим его избегать»«Сцен насилия много…» «Хочется испытать… страх»

Криминальный журналист, ведущая программы «Телевизионная служба безопасности».

Окончила факультет международных отношений СПБГУ, факультет ГиМУ РАНХиГС, факультет телерадиожурналистики СПБГУП.

В 2010 году начала журналистскую карьеру на канале 100 ТВ в программе «Хроника происшествий», затем была автором программы «Область безопасности» на канале ЛОТ, после стала ведущей программы «ТСБ», которая в последующем выходила на 5-м канале, РЕН-ТВ и 47-м канале.

По ее словам, «по-настоящему стала ощущать себя журналистом после того, как пришла в программу „ТСБ“. Многому я научилась у главного редактора Игоря Александровича Обленова, который на Ленинградском телевидении начал работать еще в конце 60-х годов прошлого века.

Именно Игорь Александрович в свое время и „дал добро“ на выход передачи „600 секунд“ Александра Невзорова. Его школу прошла Светлана Сорокина и многие другие журналисты российского ТВ»

Интервью

– Елена, многие говорят, что на российском ТВ слишком много криминала, считая художественные фильмы. Мол, в этом есть некая его пропаганда. А каково ваше мнение?

Действительно, криминальная ниша на российском телевидении занята огромным количеством криминальных программ и палитра их разнообразна. Это и криминальные новости, и журналистские расследования, и целые фильмы о громких преступлениях.

Подсматривая за коллегами с других каналов, я отмечаю, что порой журналисты, стремясь подать материал более зрелищно, показывают слишком откровенные сцены насилия, беспощадных расправ и преступлений.

И у нашего зрителя, охваченного потоком негативной информации, создается ощущение, что он живет в небезопасной стране, где все давно куплено, на улицах кругом наркоманы и маньяки, полиции доверять не стоит и повлиять на ход событий в этой стране обычному человеку – невозможно.

СМИ оказывают влияние на зрителя, и речь не только о пропаганде, но и о профилактике… профилактике преступлений. Наша программа «ТСБ» – это школа выживания в большом городе. Люди должны знать, что происходит вокруг, с какими опасностями они могут столкнуться.

Информировать общество об уровне преступности нужно объективно, чтобы люди вели себя адекватно, исходя из существующих угроз.

Преступники каждый день придумывают изощренные способы обмана, мы о них рассказываем, предостерегаем и предупреждаем людей, как не стать жертвой.

В «ТСБ» наши эксперты и юристы объясняют, как работает закон – повышается уровень правосознания, люди узнают о своих правах – происходит ликвидация правовой безграмотности.

Говорим о том, что недопустимо решение своих личных проблем криминальными способами, неэффективно и опасно заниматься нелегальным бизнесом.

Конечно, отрицательных героев в моей программе достаточно много и криминальная хроника насыщенная, поэтому вот уже как год в рамках программы мы ввели рубрику под названием «Хороший человек» -о тех, кто по зову сердца, по своим душевным порывам, бескорыстно совершает добрые дела, помогает другим, кто в помощи нуждается. Женщина, которая записывает воспоминания блокадников. Или предприниматель, который дает рабочие места инвалидам. О тех, кто сдает свою кровь, чтобы спасти чужие жизни.

Поступки этих людей нужно прославлять, делать их героями, а не преступников, образ которых в 90-х был овеян таким романтизмом.

– Какие «профильные» передачи вы сами смотрите по ТВ? Вот, к примеру, «Следствие вели с Леонидом Каневским» идут на НТВ уже более 10 лет. В чем тут феномен?

Основа эмоций – страх. В основу «Следствие вели с Леонидом Каневским» положены реальные истории преступлений, совершенных в советский период, и ведь тогда информацию о них не распространяли, а сейчас грифы секретности сняты.

Зрители щекочут себе нервы, понимая, что речь идет о реальных людях, о реальных кровопролитиях, но при этом просмотр – это развлечение, которое позволяет ощутить ужас в подконтрольной среде, где вред щекочет нервы, но нисколько не реален, не происходит лично с вами.

Наблюдая за ходом расследования, зритель может сам поиграть в детектива, предугадывать ход событий, провести собственное следствие в мыслях, строить догадки и вычислять убийцу. Зло притягательно. А вот к концу фильма, когда виновный оказывается на скамье подсудимых, – тут срабатывает другой механизм.

Дело в том, что человек обладает чувством справедливости когда происходит ее торжество, человек испытывает от этого удовлетворение.

– Есть психология влечений человека, то есть у каждого из нас в мозгу заложена потребность переживать эмоции. Криминальные программы, в том числе и «Следствие вели», дают человеку сполна удовлетворить эту потребность – испытать одну из самых сильных человеческих

«За что на нас подали в суд…»

– Расскажите, как строится работа «ТСБ»: откуда в первую очередь в редакцию поступает информация, часто ли звонят граждане и с чем? Какой сюжет, случай, происшествие вам больше всего запомнился?

Так вот, в результате одного из них были задержаны около 20 человек с подозрением в употреблении – их в бессознательном состоянии выносили сотрудники Наркоконтроля и грузили в автомобили скорой помощи, также обнаружены «сбросы», «закладки» наркотиков. Мероприятие снимали не мы, а пресс-служба Наркоконтроля. Все зафиксировали официально. После чего генерал, замначальника комментировал, а мы в «ТСБ» все показали!!!

– Информация поступает из разных источников. В первую очередь – умелое сотрудничество с пресс-службами правоохранительных структур. Либо они предоставляют нам материалы, либо мы совместно готовим рейды, мероприятия, съемки. Информация может поступать не только от силовых структур. Однажды нам давал интервью самый настоящий угонщик (лицо по его просьбе было скрыто).

Мы всегда соблюдаем правила, свято храним имя информатора и ради сенсации не нарушаем договоренности ни с криминальным миром, ни с силовыми структурами. Кроме того, мы сотрудничаем со стрингерами – очевидцы и самостоятельные корреспонденты снимают видео и продают его нам. Многие со своими проблемами обращаются ко мне напрямую в соцсетях.

Есть ябеды – это своеобразный тип людей, получающих удовлетворение от информирования кого бы то ни было. У нас постоянная обратная связь с телезрителями, они подсказывают наиболее острые интересные истории.

Не один случай был на моей практике, когда к нам обращались люди, чьим жизням угрожает опасность, они просили заявить об этом общественности, чтобы обезопасить себя, имена тех, кто им угрожает. Граждане звонят с проблемами не только личными, но и с затрагивающими общественно-значимые темы.

В последнее время к нам обращается очень много пострадавших от деятельности микрофинансовых организаций и от деятельности коллекторов. После чего родился целый телевизионный минисериал, вызвавший огромный интерес, – «Капкан для заемщика». Если вспоминать интересные случаи, которые происходили на «ТСБ», то представьте себе задержание преступника.

ОМОН вламывается в квартиру, все в масках, лиц не видно. С группой задержания – корреспондент «ТСБ» – без маски. Один-единственный. После задержания преступник говорит нашему корреспонденту – а вот твое лицо я хорошенько запомню! После этого наш корреспондент быстро обзавелся маской. Случается, мы сталкиваемся с ситуациями, когда на нас подают в суд. Госнаркоконтроль регулярно проводил рейды по клубам.

– Если говорить о Санкт-Петербурге и Ленобласти, на которые работает ваша программа, – есть в этих регионах какая-то своя криминальная специфика? К примеру, есть порт, обилие мигрантов, граница.

Полиция Санкт-Петербурга работает в определенной среде, исторически присущей тому или иному району города. Например, возьмите район Сенной площади – традиционно исторически место, где благоухала «Вяземская лавра».

Средоточие преступного мира Санкт-Петербурга -рынки, притоны, бордели, Наследственность сохраняется и сегодня. Или, например, Невский район, который длительное время являлся рассадником наркомании.

И конечно, своя специфика в портовых зонах Ленинградской области – контрабанда наркотиков, оружия, предметов искусства. И конечно здесь же расцветает и коррупция!

Санкт-Петербург – развитый транспортный узел, приграничный, имеющий протяженные границы, он становится центром притяжения самых разных преступников. У нас много туристов в городе, а это раздолье и для карманников и мелких разбойников.

Если говорить об организованной преступности, то, конечно, она существуют и сейчас, но в гораздо меньших масштабах, чем в 90-х. Никто сегодня уже не будет говорить о Петербурге как о криминальной столице.

Тем более что Петербург по статистике не входит даже в 10 криминальных городов России по уровню преступности.

– Лично по вашим ощущениям, насколько сейчас в России безопасно? Возможно, в сравнении с другими странами, где вы бывали?

– Основываясь на своих личных ощущениях, я не чувствую себя в безопасности. Тем более безопасность для меня – понятие широкое и комплексное.

Я подразумеваю здесь и уровень медицины, и аварийность на дорогах, и экологию, и уровень преступности, и здесь же уверенность в завтрашнем дне и в будущем своих детей – все это в совокупности определяет мое ощущение безопасности.

Если вернуться к рейтингу стран по безопасности, Россия на 109-м месте из 136 анализируемых стран, несмотря на то что соседняя Финляндия на 1-м месте.

– Последний вопрос. Уже о вкусах, но в нашей тематике. Ваши любимые детективы, в кино и в литературе?

– Достоевский и Диккенс – великие мастера детектива. В их романах всегда присутствуют не только преступления, но и торжество справедливости. Что касается кино – то в фаворе экранизация романа Андрея Константинова «Бандитский Петербург» – обаятельные герои, захватывающая интрига.

Еще запомнился образ героя Станислава Карпова из сериала «Глухарь». Карпов – начальник оперов, возглавляет службу криминальной полиции.

Несмотря на то что персонаж отрицательный,так как «крышует» доходные места, но он настолько харизматичный, властный, решительный; человек, следующий своим принципам, а самое главное, он знает, что такое ответственность и верность слову. Своих в беде он не оставит.

Кто не с нами, тот против нас – такова его позиция. Да, он циничный и жесткий, но и справедлив одновременно. Он сам преступает закон, но при этом отличный оперативник.

Будем благодарны за лайк. Обязательно Подпишитесь, у нас еще столько интересного!

Источник: //zen.yandex.ru/media/id/5afe8ea95a104f9cc2916858/5b45e77fa2e4e400a9222ef5

«Телевизионные мерзости скоро закончатся». Кремль готовит новую повестку для ТВ

Почему на нашем ТВ столько криминала?

Отечественное телевидение в ближайшее время должно изменить тематику своих программ, чтобы сохранить доверие зрителей. Более того, от этого будет зависеть и уровень доверия к власти.

Сейчас российское политическое ТВ сравнивают с порнопродукцией, полностью отвечающей запросам власти, но совершенно не отражающей пожелания рядовых граждан.

Почему от современного телевидения в шоке даже сами телевизионщики – в материале «ФедералПресс».

Подождите до выборов

В ближайшее время тематика политических шоу на российском телевидении кардинально поменяется. Она, как ожидается, станет более народной.

По мнению директора Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павла Салина, сегодня «телевидение, а вместе с ним и власть, находятся в опасной ситуации: как поздний СССР, когда тематика передач не соответствовала запросам населения». «Это опасно для власти, поэтому она отреагирует в ближайшее время», – резюмировал эксперт.

Новая повестки программ отечественных телеканалов будет полностью подчинена предстоящим в 2018 году выборам президента.

«Телевидение у нас гораздо жестче контролируется, чем другие виды СМИ, поэтому когда последует команда сверху, тематика изменится.

Команда последует, когда будет определенность относительно кандидата от власти, соответственно, будет определенность относительно тематики президентской кампании, подачи и всего прочего», – отметил Павел Салин.

При этом политолог уверен, что телеформат останется прежним – он полностью отвечает запросам аудитории. «Подавляющему большинству населения нужна упрощенная форма подачи, – уверен эксперт. – Кроме того, у зрителей есть запрос на то, чтобы информация подавалась эмоционально – это позволяет вовлекать телевизионную аудиторию и вызывать у нее чувство сопричастности».

«ТВ компрометирует власть»

Слова политолога полностью подтверждает нашумевшее исследование под названием «Социология российского телевидения», которое провел Центр социального проектирования «Платформа». Документ вызвал неподдельный интерес у политологов, которые буквально за считанные часы широко распространили в социальных сетях ссылки на аналитичку.

Исследование Центра «Перспектива» представляет собой резюме глубинных интервью с экспертами, тележурналистами и телевизионными аналитиками, проведенных в течение года.

Среди опрошенных (помимо рядовых зрителей) – представители как провластных, так и оппозиционных кругов, поэтому сомневаться в объективности анализа было бы несправедливо. Большинство респондентов считают телевидение важнейшим медийным инструментом власти.

В то же время сами медийщики констатируют, что «сегодня ТВ компрометирует власть», а «телезрители испытывают по отношению к показанному им по телевизору «сложные чувства».

Один из респондентов оказался особенно красноречив, правда, высказался он не в пользу отечественных политических телевизионщиков: эффект от продуктов их деятельности он сравнил с просмотром продукции порножанра. «Порно ведь не про ценности. Его воздействие в том, что это происходит прямо сейчас», – сказано в докладе.

Фактически тональность сегодняшнего политического телевидения, по мнению респондентов, характеризуется «установкой на манипуляцию», «враждебностью к интеллекту» и «культом единственной, и при этом клишированной точки зрения» (равно точки зрения власти). Особенно этим грешат политические ток-шоу, которые, как резюмируют авторы исследования, вызывают основную массу критики. Однако выигрывают от этого все: власть получает «правильный» информационный фон своей деятельности, телеканалы – рейтинги.

//www.youtube.com/watch?v=DFLWFnGeXX4

Сложнее с содержательной стороной политических ток-шоу: во-первых, не все ведущие оказываются готовы к дебатам на серьезные политические темы, во-вторых, список этих тем оказывается крайне ограничен, что приводит к тому, что в программе изо дня в день обсуждается одна и та же повестка с одними и теми же экспертами. При этом и вопросы, и герои передач плавно переходят с одного канала на другой. Респонденты винят в такой ситуации ведущих, а вот участников политических ток-шоу считают «жертвами».

За что досталось Соловьеву

Авторы исследования делают довольно жесткий вывод относительно двух самых громких телерупоров власти. «Формат политического ток-шоу вобрал в себя самые отрицательные черты ТВ.

«Человек смотрит [ведущего ток-шоу на телеканале «Россия»] Володю Соловьева или [экс-ведущего итоговой программы на Первом канале, ныне вице-спикера Госдумы] Петю Толстого и кожей чувствует большую неправду», по выражению тележурналиста», – говорится в докладе Центра «Платформа».

Больше всего досталось Владимиру Соловьеву – «мэтру жанра». Один из респондентов сравнил модель его программ с моделью детского анекдота про русского, немца и поляка, где все персонажи представлены анекдотично.

Но анекдот от Соловьева удивительным образом растягивается во времени на час и больше и «воспринимается парадоксальным образом: одновременно и как «невыносимое пережевывание», и как эмоциональный вал, «поглощающий в зрителе всякую критическую реакцию». Это, считают эксперты, «находка Соловьева».

«Усилия выдать буффонаду за мнение общества – это вклад Соловьева в «политическое вещание». «Орущий дирижер крика» принес на российское телевидение «вопиющее убожество», – отмечают авторы исследования.

ТОП-менеджерам ТВ на заметку

Выводы, сделанные экспертами по результатам исследования, неутешительны.

То, во что превратилось российское телевидение, вызывает ряд неприятных для высшего менеджмента телеканалов вопросов: «Зачем нужно государственное телевидение, за которое гражданам страны стыдно?», «Кто дал право унижать страну, с каждым выпуском «популярной телепередачи» сбрасывая в общество все, что «авторы успеют собрать по сточным канавам?», «Почему «вечно живые легенды» во френчах, как тираннозавры, вытаптывают вокруг себя ценности воспитанного ума, хороших манер, современного кругозора и, наконец, просто уважения к лицу человека?».

Результатом такой реализации повестки дня зачастую становится отказ зрителей от просмотра программ государственного телевидения.

Аналитики полагают, что настала пора «провести ревизию среднего ТВ-менеджмента и ведущих», а также «восстановить жанровое и тематическое разнообразие ТВ» (скажем, многие дискуссионные темы из сферы экономики, культуры, социальной политики просто не затрагиваются в эфире).

«Наступил момент подумать о переформатировании повестки под новые задачи государства. Любая тема, возникающая на ТВ, так или иначе отражает реальное напряжение во власти», – делают выводы эксперты.

Политические ток-шоу как новогодние огоньки

В сравнении политических и развлекательных телевизионных ток-шоу, в том числе новогодних огоньков, в общем-то, нет ничего удивительного. В первые дни 2017 года известный музыкант Максим Фадеев разместил в своем Instagram пост, в котором жестко высказался по поводу увиденного в новогоднюю ночь на федеральных каналах.

«Я не смог досмотреть ни одно музыкальное «шоу» на федеральных каналах. Такое ощущение, что, по мнению руководства Первого и Второго каналов, мир застыл в 1993 году. Невозможный репертуар, лубочная картинка, жуткие шутки и все вместе это – просто погружение в АД! – написал Фадеев.

– Жаль наших артистов, которые по привычке соглашаются участвовать в бале у Сатаны!»

Сразу после этого поста на сайте Change.Org появилась петиция под названием «Остановите новогоднее телебезобразие», которая всего за несколько дней набрала более 10 тысяч .

//www.youtube.com/watch?v=3DFqyRl0Kzo

Анекдотичные политические и безобразные развлекательные шоу все чаще сравнивают с порнографией и даже проституцией. И никто не дает гарантию, что в обозримой перспективе отечественное телевидение откажется от такого формата.

По мнению директора Института политических исследований Сергея Маркова, все российские политические ток-шоу «будут в кризисе». «Там есть и общественные лидеры, и де-факто актеры, и фрики-клоуны. Большинство украинских участников искренне верят в то, что говорят, кстати.

Но их фактически можно считать актерами, потому что их позиция и ее радикальная форма согласованы», – объясняет политолог.

Источник: //perepostil.ru/blog/43928022760/prev

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.