Почему религия вызывает такие сильные чувства?

Содержание

Религиозные чувства – Психологос

Почему религия вызывает такие сильные чувства?

В религиозной сфере чувства играют особенную роль. Христианские богословы, начиная с «отца церкви» Августина (IV-V вв.), подчеркивали значение религиозных чувств и настроений.

Многие богословы утверждают, что всякому человеку присуще некое врожденное религиозное чувство, особое стремление, тяготение к Богу и что это религиозное чувство отличается от всех других эмоциональных процессов, которые испытывает человек, своей уникальностью.

Богословы и философы-идеалисты подчеркивают при этом, что религиозное чувство по существу своему непостижимо для разума. Источник религиозного чувства они видят в Боге.

Специфика религиозных чувств с точки зрения психологии

Есть и другое мнение – нет никакого врожденного религиозного чувства, принципиально отличного от обычных человеческих эмоций.

Эмоциональные состояния верующих людей с точки зрения их физиологической основы и основного психологического содержания ничего уникального в себе не содержат.

С религиозными верованиями связываются самые обычные человеческие чувства и страх, и любовь, и ненависть, и гнев, и восхищение и т. п.

Тем не менее, опираясь на религиозные представления, эмоции верующих приобретают свою специфику.

Своеобразие психологии верующих людей следует искать не в области их нервно-физиологических механизмов.

Физиология высшей нервной деятельности бессильна вскрыть особенности религиозного сознания, но ответы на некоторые вопросы можно найти в рамках социальной психологии. особенность религиозных чувств, состоит в том, что они направлены на сверхъестественный объект.

Это определяет специфическую социальную направленность религиозных эмоций, их роль в жизни общества и отдельного человека. Объектом религиозных чувств верующих являются Бог, духи, нечистая сила и тому подобные образы.

Если принять верным утверждение, что объект религиозных чувств реально не существует, то все чувства, испытываемые верующим, направлены в пустоту, представляют собой бесплодную растрату энергии, душевных и физических сил.

В случаях, когда религиозные чувства, казалось бы, направлены на реально существующий объект, например на какого-либо человека (святой, праведник) или на материальный предмет (чудотворная икона, святой источник и т.п.), они в действительности всегда связаны не с самим объектом, как таковым, а лишь с приписываемыми ему сверхъестественными свойствами – способностью творить чудеса, исцелять больного и т.п.

Есть мнение, что религия направляет эмоции человека в сторону вымысла, которому приписывается реальность. Именно это и ведет к деформации обычных человеческих чувств.

Взгляд на религиозные чувства с точки зрения верующих

Сами верующие считают, что религиозные эмоции приносят им определенное облегчение, «забвение тягот жизни», помогают преодолевать жизненные трудности и невзгоды.

Cубъективно, психологически религиозные чувства выступают как средство преодоления конфликтов в сознании человека, они создают известную психологическую устойчивость к внешним травмам, дают в ряде случаев особую эмоциональную разрядку накопившимся отрицательным впечатлениям. Но подобное преодоление жизненных конфликтов и трудностей имеет особеннось – религиозные эмоции не способствуют изменению реальных условий жизни людей, а лишь временно выключают человека из окружающего мира. Религиозные чувства уводят человека от действительности и тем самым мешают ее преобразованию, затушевывают социальные антагонизмы и противоречия.

Религиозные чувства и социально-психологические механизмы

Быстрое распространение религиозных чувств и настроений во многом связано с действием социально-психологических механизмов подражания и внушения. Механизмы психологического внушения и подражания умело использовались и используются в целях усиления религиозных эмоций.

Особую роль играют указанные механизмы в коллективных молениях, где религиозные чувства искусственно возбуждаются с помощью некоторых специальных средств психологического воздействия (в ходе молитвы практикуется, например, длительное коллективное повторение отдельных слов, ритмичные телодвижения и т. д.). В результате подобных исступленных молений человек иногда доходит до экстаза, он перестает воспринимать окружающее, выкрикивает бессмысленные слова. Пятидесятники именно такое состояние человека и считают его высшим духовным озарением, нисхождением на него святого духа.

Чувства верующих разных вероисповеданий, разных исторических эпох существенно отличаются друг от друга. Тем не менее, если иметь в виду современные монотеистические религии, и в частности современное христианство, то можно выделить несколько эмоций, которые играют главенствующую роль в переживаниях типичного верующего.

Религиозный страх

Страх можно испытывать по самым различным поводам. Если человек испытывает страх в связи с реальной опасностью, которая ему угрожает, то этот страх в какой-то мере оправдан, он играет роль сигнализатора, мобилизует человека. При этом обычно вступают в действие другие чувства, которые должны как-то нейтрализовать чувство страха, вытесняя его.

Религиозный страх – страх перед Всевышним, перед загробной жизнью, страх перед муками в аду и т.д., то есть страх перед тем, существование чего нельзя не подтвердить, не опровергнуть.

Скорбь

«Есть два рода скорбей», – говорит Ефрем Сирин: “Скорбь по Богу и скорбь мирская; скорбь мирская тяжела, и не обещает вознаграждения; а скорбь по Богу с собою приносит утешение и, еще паче укрепляет в обетовании жизни вечной. Подвергаясь первой, поспешай превратить ее во вторую”.

С точки зрения христианина: cкорбь ради Бога лучше великого дела, совершаемого без скорби.

Любовь как религиозное чувство

В молитвенных домах баптистов можно видеть надпись, которая гласит: «Бог – есть любовь». Распространена идея о том, что только христианство дает любовь, что только в сфере христианской религии можно обрести подлинную любовь человека к человеку.

Главный объект любви верующего – это Бог. В Евангелии от Матфея подчеркнуто: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всей душой твоей, и всем разумением твоим. Сия есть первая и наибольшая заповедь».

Любовь разделяется на два вида: любовь к Богу и любовь к человеку, к ближнему, к брату своему.

В силу этого любить ближнего религиозный человек может лишь в той мере, в какой эта любовь не противоречит любви к Богу.

Возможно поэтому в христианстве любовь может сочетаться с враждой к людям другой веры или неверующим.

Источник: https://www.psychologos.ru/articles/view/religioznye-chuvstva

Об уважении к чувствам верующих и неверующих

Почему религия вызывает такие сильные чувства?

Print PDF

Церковь и мечеть в Рамалле, Палестинская Автономия

В продолжение «защиты богоборчества«

«Увидел в Цайт-онлайн очень своевременную статью. Сначала подумал, что она слишком резкая для российских условий, но узнав про готовящийся законопроект, сажающий за оскорбление религиозных чувств, понял, что резкости еще недостаточно. Не поленился перевести на русский.

Уважение к чему?

Немецкий писатель и философ Михаэль Шмидт-Саломон считает неправильным придавать слишком большое значение чувствам верующих.

Это выглядит как условный рефлекс: стоит религиозным фанатикам в очередной раз забраться на баррикады, как западные политики и журналисты уже тут-как-тут со своими требованиями уважения к религиозным чувствам.

Так было шесть лет назад в ходе истории с карикатурами, так происходит и сейчас в связи с протестами против трэшовой киношки из ю-туба «Невинность мусульман». На первый взгляд, требование может показаться разумным.

Не было бы лучше, если бы мы все немного уважительнее относились друг к другу?

Однако, при более внимательном рассмотрении становится ясно, что эта вроде бы дружелюбная позиция диаметрально противоположна просвещенческой культуре спора, на которой основывается современное правовое государство. «Пожалуйста, больше уважения!» — этот смертельный аргумент парализует любую разумную дискуссию.

Слово «уважение» означает внимание и почтение по отношению к другой личности, её действиям и убеждениям. Для просвещенного современника это, бесспорно, само собой разумеется — уважать в другом человека. Но относится ли это также к любым убеждениям, проявляемым этим человеком? Определенно нет.

Как можно с нашей просвещенной точки зрения уважать религиозные убеждения, исходя из которых сегодня, в 21 веке, ведется агитация против геев и нарушительниц супружеской верности? [см. «Почему я не могу иметь канадских рабов?»]

Нет, за таким уважением обычно скрывается лишь невежество или трусость, воспетые в поговорках: «Уступает тот, кто умнее.» Как часто это помогало глупости победить!

Уважение к не уважающим?

Абсурдность нынешних дебатов проявляется не в последнюю очередь в том, что уважения требуют по отношению именно к людям, давно доказавшим, что им самим совершенно чуждо уважение к любому инакомыслию. И это неуважение к инакомыслию совершенно не удивляет, если знать Святые Писания.

Так, согласно Корану, «неверных» ожидает не просто «вечный огонь».

Их ожидает «Геенна», в которой их будут поить «гнойной водой» и «кипятком» (Суры 14:16 и 78:25), им уготованы «кипящее питье и мучительные страдания» (Сура 6:70), удары «железными палицами» (Сура 22:21) и «oдeжды из oгня», а на их головы «пpoльется кипятoк» (Сура 22:19) и многое другое.

В Коране то и дело акцентируется, как сильно Аллах ненавидит «неверных».  Для Него они «злейшие из животных» (Сура 8:55), а дать неверному почувствовать Божий гнев на себе является для правоверного мусульманина святым долгом (Суры 8:15-16). Вряд ли это хорошая основа для уважительного отношения к людям иных взглядов.

Но и в Библии «Божьи враги» не могут рассчитывать на сочувствие, не говоря уже об уважительном отношении, ибо сказано: «…и истребишь все народы, которые Господь, Бог твой, дает тебе: да не пощадит их глаз твой» (Втор. 7:16).

Да и Новый Завет рисует картины наказания «плохих» самыми яркими красками.

Так Евангелие от Матфея увещевает: «…пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и преступающих закон Его и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов» (Матф. 13:41-42).

Не лучше обстоит дело с отношением к неверующим и неправильно верующим у Павла. Вот слова апостола о не принимающих (христианского) Бога:

«…предал их Бог превратному уму — делать непотребства, так что они исполнены всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, исполнены зависти, убийства, распрей, обмана, злонравия, (…) самохвалы, горды, изобретательны на зло, (…) делающие такие дела достойны смерти» (Рим. 1:28-32)

В сравнении с тем, сколь неистово оскорбляются «неверные» в основополагающих религиозных писаниях, вся (анти)религиозная сатира последних десятилетий, вместе взятая, выглядит невинными шуточками.

В этом свете у нерелигиозных людей оказывается куда больше оснований чувствовать себя оскорбленными в своих мировоззренческих чувствах. Очевидно, их мировоззренческие чувства все же значительно менее подвержены травмам, чем чувства религиозные .

Нужно ли в связи с этим придавать особое значение душевному состоянию верующих? Ни в коем случае. Это лишь ухудшит клиническую картину.

Это как с фобией против пауков. Тот, у кого пауки вызывают патологический, смертельный страх, сможет его преодолеть, только постоянно сталкиваясь с источником своего страха. Так же обстоит дело и с фобией на критику у хардкор-верующих.

Здесь тоже поможет только систематическая десенсибилизация.

А потому мы должны снабдить их таким количеством критики и сатиры, чтобы они в какой-то момент сами поняли, какой это бред — из-за безобидного рисуночка взлетать на воздух или, что намного хуже, взрывать других.

Рисунок Олега Куваева

 Виновных и жертв — поменять местами

Идеология ложного уважения, я считаю, вредна во многих отношениях.

Во-первых, она усиливает религиозную критикофобию — из-за отсутствия аверсивного раздражителя.

Во-вторых, она побуждает фанатиков к еще более ожесточенным протестам, направленным на полное пресечение критики религии в любой форме.

В-третьих, лишая фундаменталистов «подарка критики», она ставит мировоззренческую ограниченность и узколобость под охрану на правах исторического памятника.

В-четвертых, эта идеология парадоксальным образом особенно неуважительна по отношению к верующим, потому что обращается с ними как с маленькими  детьми, которым определенные вещи лучше не показывать.

В-пятых, она ведет к чрезмерному акцентированию интересов людей и кругов, отстающих по своему образу мышления и поведению от времени и еще не «добравшихся» до 21 века.

В-шестых, она побуждает политиков к тому, чтобы поменять местами преступников и жертв и приписывать вину в нарушении общественного спокойствия художникам, а не фанатикам, не умеющим адекватно реагировать на критику.

В-седьмых, идеология ложного уважения приводит к выветриванию свободы слова, прессы, творчества и академических свобод.

И наконец в-восьмых, она является предательством принципов просвещенческой культуры спора, которая как раз потому и столь продуктивна, что способствует дебатам, в которых традиционные взгляды бесстыдно попираются.

Так что, упаси нас Бог от идеологии ложного уважения! И представить себе трудно, где бы мы были сегодня, если бы просветители прошлого проявляли больше уважения к религиозным чувствам. Быть может, в Европе до сих пор горели бы костры с еретиками и ведьмами

 Социальная опасность религиозности как таковой

Добавлю, что снижение градуса религиозности в обществе, неблагоговение его перед религией полезно в первую очередь для самих верующих – именно среди них террористы убивают больше всего.

Как преступники страдают от криминализации собственной среды обитания, так большинство жертв исламистов – мусульмане; не зря наиболее разумные из них выступают за то, чтобы своими руками призвать добровольных цензоров и оскорбляющихся к ответу.

Беда в том, что рост религиозности, с одной стороны, возможен лишь в обществе, считающем религию чем-то большим, чем частное дело, «уважающем» её, «охраняющем чувства верующих».

Он идёт лишь усилием государства и общества (а без них чахнет), и никогда – силой собственно религиозных идей.

А с другой, этот рост социально опасен – чем выше религиозность, тем сильней и неуязвимей фанатики, устанавливающие единомыслие и готовые убивать неверующих, не так верующих и пр.

Вера, сгущаясь и усиливаясь, начинает убивать

Так что про случившееся в Брюсселе можно лишь повторить сказанное осенью про аналогичную трагедию в Париже (ещё раньше – в Дижоне, Копенгагене, Тулузе, снова Париже, сегодня — над Египтом…), ибо здесь – новая реализация прежней схемы.

Как только религиозность поднимется до некого предельного уровня, она в этот момент начнёт побуждать своих адептов к массовым убийствам инаковерующих и неверующих, также как в предшествующий ему — к созданию организаций, подготавливающих это событие путём пропаганды, собирания особо склонных, распределению обязанностей и пр. Исламисты, убивающие в Европе, на Ближнем Востоке и в Африке, здесь мало отличимы от правых христиан, убивающих в США; индуистов, убивающих мусульман и устанавливающих порядки «Хиндутвы» среди племён; «мирных» буддистов, убивающих иноверцев в Мьянме и пр.

Здесь религия смыкается с национализмом, адепты которого также естественным образом побуждаются к подавлению и убийствам «врагов нации» или критиков национализма. Но религия кровоядней, в силу универсальности и сверхценности идеи бога. Скажем, «Тигры освобождения Тамил Илама» практиковали, пожалуй, более страшный террор, но только в своей локальности.

Если террор мотивирован не национальными, а религиозными чувствами, он найдёт себе человеческую «подпитку» по всему миру.

Увы, религиозность обычных людей, не террористов, имеет к нему прямое отношение – ибо толкает их собираться вместе, и подпитывать религиозность друг друга, одновременно практикуя обычаи, настраивающие их против инаковерующих и неверующих.

При таком «саморазогревании» критический уровень, за которым начнутся преследования и убийства, рано или поздно будет превзойден. Поэтому важно «снижать градус горения» Просвещением и атеистической пропагандой, и использовать «охлаждающую» силу государства против фанатиков. Это выгодно всем, и верующим в первую очередь – см.выше.

В потенции социально опасна любая религия. Реализуется эта потенция или нет, зависит всего от двух факторов:

1) степени убеждённости мирных и законопослушных (на данный момент) адептов этой религии, что их собственная традиция должна возобладать над законами, восходящим к революциям 1789-1917, свободе-равенству-братству, т.е.

фундаментализма. Понятно, что при отсутствии противодействия, связанного с традицией прогресса (пп.

1-7), любая религия зарегулирует жизнь человека так, что личность его будет полностью стёрта, а социальное освобождение невозможно.

Источник: http://www.socialcompas.com/2016/05/15/ob-uvazhenii-k-chuvstvam-veruyushhih-i-neveruyushhih/

Симптомы любви, доказанные наукой

Почему религия вызывает такие сильные чувства?
Невероятные факты

Действительно ли человек влюблен или его пассия является всего лишь объектом вожделения и страсти, можно определить путем научных исследований. Ученые убеждены, что существуют так называемые “симптомы”, которые выдают любящих людей.

Специалисты обнаружили, что мозг влюбленного отличается от мозга человека, испытывающего простое сексуальное притяжение. Мозг человека, находящегося с долгосрочных серьезных отношениях, также имеет свои отличительные особенности.

Хелен Фишер (Helen Fisher), антрополог из Университета Рутгерс, является одни из ведущих специалистов по изучению биологических основ любви. Фишер провела целый ряд исследований, которые доказали, что мозг “в любви” представляет собой нечто особенное, а также, что существует 13 явных признаков того, что человек влюблен.

Чувство влюбленности

1. Он/она особенный/-ая

Когда человек влюблен, ему кажется, что его вторая половинка особенная. У влюбленного прослеживается неспособность испытывать столь романтические чувства к кому-нибудь еще.

Фишер и её коллеги пришли к выводу о том, что так происходит, благодаря повышенному уровню центрального дофамина, вещества, которое находится в мозге человека и участвует в фокусе внимания.

Идеализация человека

2. Он/она идеальный/-ая

По настоящему влюбленные люди, как правило, видят исключительно положительные качества своего возлюбленного и не способны замечать его минусов. Их внимание сосредоточено на памятных событиях, подарках, связанных с объектом любви.

Ученые объясняют это тем, что в мозге, действительно, протекают особые реакции, концентрация некоторых веществ становится значительно выше, когда у человека появляется стимул в виде любимого человека.

Любовь или зависимость

3. Ощущение разбитости

Как известно, влюбленность часто приводит к эмоциональной и физической нестабильности. Если у вас наблюдаются следующие симптомы: возбуждение, эйфория, приток энергии, бессонница, потеря аппетита, дрожь, сердцебиение, ускоренное дыхание, а также чувство тревоги и паники, то это почти наверняка означает, что вы влюблены.

Такие эмоции сильно изматывают человека и выбивают его из привычной колеи. Ученые сравнивают чувство влюбленности с наркотическим состоянием.

Любовь – это одна из самых сильных зависимостей, от которой также сложно избавиться, как от алкогольной или наркотической.

4. Преодолеть проблемы вместе

Вероятность зарождения романтических чувств резко возрастает, когда два человека проходят через какое-нибудь тяжелое испытание вместе. Исследования показывают, что нейроны, вырабатывающие дофамин, становятся более продуктивными в такие моменты.

Одержимость человеком

5. Одержимость объектом любви

Специалисты подсчитали, что человек, находящийся в состоянии влюбленности, тратит на размышления об объекте своей страсти более 85 процентов своих мыслей. Такое состояние схоже с одержимостью.

Ученые говорят о снижении уровня центрального серотонина в мозге человека, что влечет за собой так называемое обсессивно – компульсивное расстройство психики.

6. Желание всегда проводить время с любимым

Влюбленным людям свойственно проявление некой зависимости от отношений, желание находиться рядом с возлюбленным – вполне понятное чувство.

Всегда вместе всегда рядом

7. Желание навсегда быть вместе

Зачастую влюбленным нравится мечтать о совместном безоблачном будущем. В первую очередь, девушки часто рисуют радостные картины о том, как они будут счастливы до того момента, “пока смерть не разлучит их”. 

8. Уверенность в том, что “ради любимого человека можно горы свернуть”

Влюбленным людям также свойственно себя переоценивать. Зачастую они чувствуют себя настолько сильными, что им кажется, они готовы сделать всё ради второй половинки.

Им также присуща некая жертвенность, то есть они готовы пожертвовать всем, только бы любимому было хорошо.

Стараться угодить

9. Стараться угождать любимому человеку

У влюбленных присутствует желание угодить своей второй половинке вплоть до того, чтобы он оценил наряд, прическу, приготовленную пищу. Хочется, чтобы любимый человек остался доволен теми действиями, которые вы проделываете радии него.

10. Неуверенность в том, что ты единственный

Когда человек испытывает по настоящему сильные чувства ко второй половине, ему хочется быть единственным и неповторимым для своей пассии.

Однако вместе с сексуальным влечением к возлюбленному начинает появляться ревность и чувство собственности. Нередко партнера начинают подозревать в неверности, даже когда нет никакого повода.

Такое поведение ученые объясняют результатом эволюции человека, когда самцу свойственно отгонять других особей мужского пола, чтобы партнерша принадлежала исключительно ему одному.

11. Не просто секс

Хотя сексуальное влечение является одним из самых сильных чувств человека, эмоциональный аспект любви также немаловажен. Исследование показало, что 64 процента опрошенных влюбленных пар не согласилось с высказыванием о том, что “секс является самым важным составляющих любых отношений”.

Стоит отметить, что не только женщины, но и мужчины говорят о том, что эмоциональный аспект важен не меньше. Поэтому не нужно считать, что мужчинам нужен исключительно секс.

12. Потеря контроля над собой

Обычно окружающие начинают отмечать изменения в поведении, происходящие в человеке, который влюбился. Порой страсть влюбленного просто неконтролируемая. Друзья и коллеги начинают отмечать некоторую потерю контроля над собой.

Искра любви

13. Искра появляется и гаснет

Любовь не всегда чувство на годы или на всю жизнь. Психологи говорят, что очень часто люди путают понятие любви и привязанности. Такие созависимые отношения специалисты называют простой привычкой. Любовь проверяется временем и расстоянием.

Источник: https://www.infoniac.ru/news/Simptomy-lyubvi-dokazannye-naukoi.html

Религиозное чувство

Почему религия вызывает такие сильные чувства?

Религио́зное чу́вство — 1) естественное для человека стремление к Богу как к своему Творцу, Промыслителю; 2) чувства, формируемые и раскрываемые в человеке в процессе религиозно-нравственной деятельности (как то: любовь к Богу и ближним; ревность о Господе, благоговение перед Богом или святыней, радость о Господе, страх Божий и др.).

Основные виды религиозных чувств: благоговение, благодарность, преданность, почитание, ревность, радость, страх Божий, смирение, вера, надежда, любовь. «Всех благ, или нравственных доброт начало, средина и конец, если хочешь, и хороводитель и главарь – вера, надежда и любовь – сия триплетная и боготканная вервь, – паче же всех любовь…» [Каллист и Игнатий Ксанфопулы. 1900, с.195].

Чем религиозное чувство отличается от религиозных чувств?

В отличие от частных религиозных чувств, возникающих, проявляющихся и формируемых в человеке в связи с его верованием, естественное религиозное чувство свойственно всем людям вообще, вне зависимости от мировоззрения и отношения к той или иной вере.

Религиозное чувство обнаруживается в общем стремлении человека к Богу как к Источнику жизни, Подателю всяческих благ. Оно также естественно для человека, как и любые другие стремления, вызванные проявлением сущностных свойств; по значимости же занимает приоритетное место (Деян.17:27).

В той или иной степени религиозное чувство проявляется через разные сферы и силы души, как правило же: чрез разум, совесть и сердце.

Так, разуму всякого человека свойственно иметь представление о некоей Высшей Силе, Верховном Могущественном Существе. Поэтому Истории неизвестно ни одного безрелигиозного народа.

Другое дело, что под влиянием негативных факторов, связанных с общей и личной греховностью, прирожденная человеку идея об этом Существе может уродоваться, приобретать злохудожные очертания (так, язычники верят во множество богов, материалисты — в самосущую материю; пантеисты же отождествляют Бога с природой).

В голосе совести все люди, без исключения, ощущают требования нравственного закона. Голос совести нельзя отождествлять ни с личными желаниями, ни с частными, субъективными представлениями о морали, ведь нередко он звучит даже и вопреки нашим мыслям, нашему произволению. Через совесть человек познаёт Бога как Доброго и Справедливого Творца, познаёт его волю.

Сердцем все люди стремятся к счастью. Человек неверующий ищет счастья в мирском. Однако в мире нет ничего, что бы могло удовлетворить этому запросу сполна. Всецело реализовать сердечную потребность в радости и блаженстве может только Господь.

Именно к Нему, как к Подлинному, Неисчерпаемому Источнику благ стремится сердцем каждый человек: верующий — осознанно; неверующий — как бы блуждая и спотыкаясь во тьме (поиск счастья в мирских удовольствиях может лишь на короткое время затмить, приглушить этот высокий порыв).

Религиозное чувство побуждает человека искать Бога. В должной мере и в правильном русле оно реализуется только в рамках подлинной веры (Ин.15:5). Такой верой является Православие.

От этого естественного религиозного чувства следует отличать частные чувства, вырабатываемые в процессе общения с Богом, при содействии благодати. Эти чувства свойственны верующим.

Помимо прочих к ним относятся: страх Божий, любовь, благоговение, богоугодная ревность, готовность к самопожертвованию.

По мере развития этих чувств, человек уподобляется своему Первообразу и в конце концов удостаивается вселения в Высшие Небесные обители.

Следует ли государству защищать религиозные чувства верующих?

Особо активному и широкому обсуждению в нашем обществе этот вопрос подвергся относительно недавно, в связи с законопроектом о защите чувств верующих.

Кто-то изначально поддерживал этот законопроект всею душой, кто-то выказывал сдержанное или нейтральное отношение, равнодушие, наконец, кто-то находил в нём повод для недовольства и даже для грубой иронии (мол, а почему бы не издать закон о защите чувств неверующих?).

Одна из причин недовольства связана с неясностью или несогласием с критериями для оценки степени оскорбления верующих.

Что вообще означает понятие «оскорбление чувств»? Где та грань, преступив которую человек вынужден будет предстать перед гражданским или уголовным судом? Положим, какому-нибудь христианину оскорбительным может показаться сам факт отрицания Божественного достоинства Христа, неверие в Его Воскресение, Вознесение и восседание одесную Отца. Кто-то может оскорбиться непристойным поведением священника.

В свою очередь чувства мусульманина могут оскорбиться от отрицания кем-либо истинности ислама, чувства иудея — от критики иудаизма, буддиста — от критики буддизма. Неужели каждый подобный эпизод, в случае поступления жалобы со стороны оскорбленного, должен рассматриваться как преступление, нарушение юридического закона?

Но ведь у этого вопроса есть и другая сторона, в чём, собственно, и усматривается целесообразность законопроекта. Как известно, государство обязано защищать права и свободы своих граждан.

В перечень этих прав входит и право религиозного выбора, право на исполнение тех или иных религиозных обязанностей (не противоречащих требованиям Гражданского и Уголовного кодексов).

Между тем, встречаются случаи, когда те или иные люди не просто оппонируют представителям той или иной веры, но глумятся и издеваются над «святынями», грубо препятствуют совершению «богослужений».

Разве в подобного рода обстоятельствах государство не вправе вмешаться в ситуацию?

Несмотря на то, что Царство Христа — Царство не от мира сего (Ин.18:36), этим положением не исключается возможность взаимодействия Церкви и государства.

 Так, в эпоху Вселенских Соборов светские власти способствовали созывам и организации Соборов, борьбе с ересями и расколами (правда, такое вмешательство не всегда приводило к положительным результатам, но это было связано не с неуместностью сотрудничества гражданских и церковных властей как такового, а со злоупотреблениями). Истории Церкви известно немало случаев помощи светских властей в основании и поддержке храмов, монастырей, защиты верующих от набегов врагов. И это не противоречит Божьему закону.

В какой мере религиозная вера должна быть основана на чувствах?

Чувственная сила является одной из главных сил человеческой души (наряду с умственной, желательной (волевой), раздражительной). Стало быть, использование чувственной сферы души в религиозно-нравственной деятельности не только уместно, но и необходимо, как необходимо проявление других её сфер: разумной, раздражительной, волевой.

В отличие от разума, сознающего те или иные действия, подлежащие нравственной оценке, как полезные, бесполезные или вредные для спасения, через чувства человек оценивает их несколько иначе, а именно: как нравящиеся или не нравящиеся, доставляющие радость или вызывающие скорбь.

При правильном функционировании чувственной сферы, как было бы, если бы человек не был греховным, но пребыл бы в первозданной нравственной чистоте, чувственная сфера проявлялась бы в нём в полном согласии с разумом и волей, которые, в свою очередь, устремляли бы человека к Добру.

Таким образом, человек стремился бы к тому, что соответствует его естеству и высшему предназначению, что согласно с замыслом Божьим о нём. Удовлетворение этим стремлениям сопровождалось бы радостью и довольством.

Совершенно иначе обстоит дело с греховными людьми. Для грешника очень часто приятным и радующим представляется не то, что полезно относительно спасения, но напротив, что вредно и разрушительно для тела и души.

В видах спасения чувственная сфера души должна подлежать такому же исцелению от последствий греха, как и прочие. По мере нравственного совершенствования человека, осуществляемого при содействии Божьем, преображаются все его душевные силы, возрастает степень их согласованности между собой. Так жизнь человека становится более возвышенной и целостной, цельной.

Формируемые в рамках истинной веры религиозные чувства, такие как любовь, страх Божий, ревность и радость о Господе, способствуют более правильной организации жизни, более тесному единению с Богом и ближними.

Относительно непосредственного ответа на заявленный в заголовке вопрос следует заметить, что чрезмерное акцентирование внимания на удовлетворении запросов чувственной сферы, при ненадлежащем контроле над разумом, волей и раздражительной силой, может приводить к печальным последствиям.

Так, непомерно высокая жажда радости может побуждать к неоправданному уклонению от скорбей, испытаний и трудностей (что в итоге может побуждать к ослаблению постов, сокращению длительности ежедневных молитв и пр.).

Чрезмерная ревность может перерастать в «ревность не по разуму», грубый фанатизм.

Страх Божий может смениться паническим страхом, ужасом перед Богом (подобно тому страху, какой испытал согрешивший Адам (Быт.3:8)).

Чрезмерное увлечение мистическими ощущениями, погоня за высшими созерцаниями может закончиться погружением человека в ложный, богопротивный мистицизм (такого рода мистицизм практиковали представители ереси (см.: Ересь) мессалиан).

алфавитный указатель

Религиозным может считаться человек, который в своей жизни сделал хотя бы один поступок по религиозным соображениям. Не по моральным принципам, а именно ради Бога.

Православный же человек – это тот, кто судит себя по заповедям Евангелия и Церкви.
Человеку неверующему рассуждать о религии – это всё равно, что слепому рассуждать об особенностях Рембрандта.

Религия – это мир опыта.
диакон Андрей

Всё, что совершается в видимом мире, имеет в себе некую духовную сущность: прп. Амвросий говорил, что всё нужно оценивать взглядом оттуда, а святитель Николай Сербский – что весь видимый мир является символом невидимого.

Источник: https://azbyka.ru/religioznoe-chuvstvo

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.