Почему так раздражает слово «кушать»?

Содержание

Кушать или есть: как правильно говорить и писать

Почему так раздражает <nobr>слово «кушать»? </nobr><br />” width=”300″ height=”158″ class=”alignleft size-medium” /></p><p>Лингвистические споры нередко затрагивают уже, казалось бы, устоявшиеся и привычные слова. Всё чаще люди уделяют внимание грамотности, работают над собой, и это не может не радовать.</p><p> «Кушать» или «есть» — как правильно говорить, в каких ситуациях уместно использовать и стоит ли поправлять других, если они употребляют неверный, по-вашему, вариант слова? Филологи уже дали пояснения, а спорить люди продолжают уже по инерции, или же отстаивая личные взгляды.</p><h3><span class=Можно есть, а можно кушать

Существует ли какая-то принципиальная разница между этими словами? По большому счёту, это «принимать пищу», «питаться». В смысловом значении это абсолютно равноправные слова, почему же некоторые люди так возмущаются, когда слышат не подходящий, по их мнению, вариант? Так кушать или есть, как правильно говорить, чтобы никого не раздражать и не выглядеть смешным?

Возможно, секрет кроется в области применения каждого отдельного слова. Если мы едим, это процесс повседневный и даже рутинный, не представляющий собой ничего экстраординарного. Но когда детей зовут к столу, обычно употребляют именно «кушать». Можно предположить, что речь идёт о своеобразном уменьшительно-ласкательном варианте более приземлённого «есть».

Стилистические синонимы

Данные слова относятся к стилистическим синонимам и не являются в полной мере взаимозаменяемыми. Несмотря на абсолютно одинаковое смысловое наполнение, стоит разобраться — так всё-таки кушать или есть? Как правильно говорить и в каких ситуациях?

Особенность стилистических синонимов заключается в том, что они используются для эмоциональной окраски выражения в разных случаях.

Например, всем известное выражение «Кушать подано» может звучать излишне торжественно или даже пафосно, но это уместный случай применения данного слова.

Если же два бизнесмена, собираясь на ланч, говорят «Пойдём, покушаем», это звучит странно и режет слух. Но та же фраза, обращённая к маленькому ребёнку, наиболее органично вписывается в ситуацию.

Правильно ли говорить «кушать»

«Бабочка-красавица, кушайте варенье». Цитата из «Мухи-Цокотухи» Чуковского как нельзя лучше иллюстрирует ситуацию, в которой слово употребляется абсолютно правильно. Кушать или есть, как правильно говорить? Если речь идёт о приглашении гостей к столу, то уместно будет предложить именно кушать, а не есть, и уж, конечно, не питаться.

Традиционно очерчивается круг лиц, по отношению к которым не возбраняется применять это слово. Кушать могут гости, в том числе и гости ресторана, дети и женщины. Мужчины кушать не могут, и это может даже показаться дискриминацией. А вот говорить о себе «я кушаю» могут только маленькие дети или лица, желающие подчеркнуть свою слабость, инфантильность и трепетность.

Как правильнее говорить, «пойдем кушать» или «пойдем есть»? Если вы говорите это маленькому ребёнку, то можно использовать первый вариант, но если беседа идёт со взрослым человеком, то второй.

Если вы испытываете к собеседнику покровительственные и даже отеческие (или материнские) чувства, то употребление фразы «пойдём кушать» стилистически и эмоционально оправдано, но будьте готовы к тому, что это может покоробить вашего визави.

Есть — грубо или естественно?

Возражения, которые обычно можно услышать от поклонников слова «кушать», заключаются обычно в предполагаемой грубости и приземлённости слова «есть». Действительно ли это звучит до такой степени грубо?

У процесса приёма пищи существует множество названий разной степени экспрессивности, среди них имеются и грубые, и откровенно сленговые выражения.

Как правильно, есть или кушать? А ведь можно ещё жрать, рубать, хряцать, жевать, топтать, хавать, чавкать, глотать, питаться.

И все эти синонимы отличаются только степенью экспрессии и стилистической уместностью. Так что «есть» — это самый нейтральный из вариантов.

Еда и кушанья

Возможно, суть дела кроется не в самих едоках, а в том, что лежит в тарелке? В самом деле, чем еда отличается от кушаний? И то и другое — пища.

Однако тарелка гречки с котлетой это, скорее, еда, а вот деликатес, подаваемый по особому случаю дорогим гостям, скорее, кушанье.

Разумеется, это разделение несколько устарело, сейчас употребляется заимствованное иностранное слово «деликатес», оно прочно заняло место «кушанья» на праздничных столах, покрытых белоснежной накрахмаленной скатертью.

Ещё в начале прошлого века, каких-то сто лет назад, на столы подавались именно кушанья, причём сюда входили не только блюда, но и напитки. Вряд ли тогда кто-то задумывался на тему, как правильно — есть или кушать. Однако после революции в октябре 1917 года была объявлена война всему дворянскому и мещанскому. Так при большевиках народ перестал кушать и принялся питаться более прозаически.

Откушайте чаю

Сейчас довольно забавно слышать о том, что кому-то предлагали откушать чаю, кофе, а то и водочки. «Выкушал рюмку водки» — так говорили о том, что с видимым удовольствием и даже, пожалуй, со смаком выпил горячительного. Можно предположить, что стилистически близким словом является «лакомиться», есть или пить с удовольствием.

Рассуждая о том, как правильно говорить, «есть» или «кушать», можно легко забыть о том, что многие слова в нашем лексиконе сохранили на себе некий отпечаток времени. Например, немало нашумевшее недавно известие о том, что теперь кофе можно считать существительным среднего рода, послужило поводом для жарких лингвистических баталий.

Эмоциональная окраска речи

претензия к слову «кушать» заключается в том, что оно часто окрашивает контекст в подобострастные и какие-то угоднические нотки.

В большинстве случаев это неуместно, однако есть варианты, когда ради эмоционального акцента можно пойти и не на такие жертвы. В спорах о том, как правильно говорить, «есть» или «кушать», совершенно упускается важный нюанс.

С помощью лексикона человек бессознательно рисует свой психологический портрет, сигнализирует окружающим, как его нужно воспринимать.

Мужчины, чтобы подчеркнуть свою маскулинность, стараются исключить из словарного запаса все уменьшительно-ласкательные словечки, это «сюсюканье», недостойное настоящего воина.

И как потом суровый викинг, охотник и вообще патриарх будет кушать? Кушают только дети и лёгкие воздушные дамы, рацион которых состоит только из засахаренных лепестков и медовой росы.

Легко понять, что женщины, считающие слово «есть» слишком грубым и каким-то физиологическим, стремятся с помощью лексикона сконструировать некий мысленный облик идеальной представительницы прекрасной половины человечества, а именно бабочки-красавицы, которой можно кушать варенье тоненькой серебряной ложечкой.

Тем не менее ещё в прошлом веке фраза «я кушаю» из уст взрослого человека считалась смешной и неуместной. Поскольку в адрес гостей это слово свидетельствует о почтении, то получается, что говорящий выражает почтение в свой собственный адрес.

Однако если в вербальной речи эмоциональную окраску можно придать только интонацией и мимикой, не прибегая к стилистическим синонимам, то письменная речь лишена такой возможности.

Интонация текста и литературные приёмы

В художественной литературе стилистика требует пристального внимания, особенно если нужно подчеркнуть особенности персонажа.

Разбираясь, как правильно говорить, «кушать» или «есть», многие забывают о том, что кроме вербальной речи существуют и другие способы передачи информации. Даже в письме, желая передать заботливую интонацию, уместно будет спросить, не как адресат питается, а хорошо ли он кушает.

Разумеется, не стоит задавать такой вопрос начальству или деловому партнёру, но подруге вполне можно, даже если она суровая и эмансипированная женщина.

На страницах художественного произведения с помощью слова «кушать» можно сформировать интонацию, которая прозвучит в голове у читателя. Это помогает более ярко показать персонаж. Если же герой предлагает пожрать, то вряд ли при этом он будет восприниматься, как любезный, обходительный и предупредительный человек.

«Есть» или «кушать», как правильно говорить, писать — зависит от ваших целей и стилистической окраски информационного сообщения, передаваемого письменно или вербально. Именно в этом кроется ключ понимания уместности выбора синонимов.

Источник: //FB.ru/article/239407/kushat-ili-est-kak-pravilno-govorit-i-pisat

Скажите: Какие слова вас бесят?

Почему так раздражает <nobr>слово «кушать»? </nobr><br />” width=”300″ height=”171″ class=”alignleft size-medium” /></p><p>Поговорили, блин, с читателями и как бы узнали, что им не ok.</p><p>Кто-то терпеть не может звук шуршащей бумаги, кого-то раздражают немытые чашки и разбросанные повсюду носки, а кого-то до белого каления могут довести неправильные слова.</p><p> Еще недавно самым большим раздражителем был «олбанский» язык, который, и правда, ужасен. Сегодняшним граммар-наци и просто тем, кто старается говорить на литературном русском, тоже есть, из-за чего психовать.</p><p> Мы провели опрос среди читателей и узнали, какие слова и фразы раздражают их больше всего.</p><h3><span class=казначей

— Меня раздражают некоторые слова по своему звучанию. Это «ананас», «кулёк» или «кукушка».

На первом месте в топе слово «кушать». Отвратительное мещанское слово. Как говорил кто-то из классиков «больно пышное», а по отношению к себе это особенно мерзко звучит. Бесит, когда говорят «кушать хочу». Прямо передергивает даже!

Ещё очень не нравится, когда просишь о чём-нибудь человека, а он в ответ: «оки». В смысле «оки»? Что значит «оки»? Или ещё, когда вместо спасибо говорят «спос» или «спасибки.

Бесит, когда используют обращение «детка», особенно пошло звучит в абсолютно любом контексте. И если я слышу слова-раздражители, то я сразу говорю человеку о том, что мне это режет слух, и наш диалог не сможет продолжаться, если он не прекратит.

архитектор

— Я спокойно отношусь к современному сленгу в интернете, но, когда молодые люди начинают использовать такие укороченные фразы как «оки», «чмоки», «чмафки», «ска» или коверкать даже нецензурные слова в реальной жизни, это невыносимо раздражает.

Всегда приятно общаться с человеком, у которого правильно поставлена речь и четкая дикция. Чувствую себя неловко, когда взрослый человек ставит неправильно ударение и вместо «звонИт» говорит «звОнит», а вместо четкого «г», «гэкает», иногда даже и «шокает». В такие моменты хочется вручить словарь русского языка.

pr-специалист

— Меня бесят некоторые слова, которые употребляются исключительно в нашем замечательном городе.

«Варёнка». Будучи приезжим человеком никогда бы в жизни не догадался, что так называют свеклу. Главный вопрос – почему? Картошку тоже варят, но называют именно этот клубень «варёнкой».

«Жмать». Меня поддёргивает, когда я слышу это слово, в особенности от молодых.

«Курей». Речь идёт чаще всего о том, что надо купить «курей».

«Пади сюда» или, как вариант «пади сюды». Без комментариев.

«С Курска». «Ну ты, типа, с Москвы, а я с Курска».

«Лянь». «Лянь какая лань».

Можно долго ещё перечислять. За собой похожего не замечал. Я всегда говорю димИтрова, сУмская, но при этом никогда не скажу фОльга или йогУрт.

юрист

— Меня не раздражают и тем более не бесят слова-кривляния, т.к. это свобода решения личности человека. На сегодняшний день их довольно много, всех и не перечислишь. Взглянув в историю, наверняка можно заметить, что слова изменялись.

К примеру, слово «деньги» в России было взято у иранских торговцев и путешественников, у которых тогда в ходу были серебряные монеты под названием «тенгэ» (ср.-перс. dāng «монета»), или от татаро-монголов, чуть позже надолго завоевавших территорию нынешней России.

Поэтому в некотором смысле «деньги» — тоже слово-кривляние.

флорист-дизайнер

— Я терпеть не могу уменьшительно-ласкательное коверканье слов. Это чемпион среди раздражителей!

Раздражают аниме-словечки: «тяночка», «кавайный, «ня». Или адаптированный под русский, английский: «юзать», «манагер», «бэбик». Вот таких слов очень много!

А еще у русских есть лингвистический чудо-прием в разговоре на английском. Не зная перевод русского слова, они произносят его по-русски, но с сильно наигранным английским акцентом. Недавно услышала вместо «grandparents» «бабУшька и дедУшька», у меня аж мороз по коже побежал.

режиссёр

— Очень не люблю, когда человек становится попугаем телевизора. Повторяет то, что ему разжевали и запихнули в рот, даже не задумываясь. Фейсбука это тоже касается — непростительна неразборчивость в источниках.

Ну а если по мимолётно-актуальному, то после баттла Окси с Гнойным пошёл небольшой перебор с употреблением в компанейских беседах слов «изи», «риал ток», «антихайп». Прям хоть открывай завод по сжиганию баттлеров!

экономист

— Я стараюсь не обращать внимания на ошибки в ударении или слова-кривляния, никому не делать замечаний, а тем более — не осуждать. Раздражителей итак вокруг нас тьма, поэтому я стараюсь абстрагироваться и оценивать, кто и как излагает свои мысли, главное смысл уловить.

Конечно, безумно режет слух и «нормик», и «споки-ноки», но, видимо, все хотят подражать интернетовской моде общения, что забывают, как со стороны это смешно и нелепо выглядит.

При слове «ихний» – сворачивается кровь и скрипят зубы, но со смиренностью улыбаюсь и продолжаю разговор с собеседником.

инструктор по йоге

— Мне очень неприятно слышать мат, но такого, чтобы что-то раздражало или бесило в чужой речи, у меня нет.

Сама очень хочу избавится от слов «короче» и «давай». «Ну ладно давай пока». Кому что давай?
И слово «как бы». «Ну это как бы». Что это значит? Эти слова-паразиты так прилипли, что мама не горюй.

актриса театра, воспитатель

— Я стараюсь лояльно относиться к различным выражениям и сленгам. Каждому поколению свойственны новые обороты и словечки, и каждый человек имеет право выражаться так, как ему нравится и как ему удобно.

Но в последнее время в речи моей дочери стали появляться слова «споки-ноки»,«оки-доки», «целовашки», «обнимашки», «няшки» . Все эти слова какие-то приторно-противные и даже какие-то притворные, не выражающие подлинных чувств.

Меня слегка выворачивает, когда со мной начинают общаться в такой манере.

И конечно, я не приемлю в речи мат — просто хочется одернуть людей, которые разговаривают на нем в общественных местах. Хотя бывает, что в некоторых жизненных ситуациях я и сама могу ругнуться простым русским словом.

фотограф

— Недолюбливаю, когда в русскую речь вставляют заимствованные иностранные слова, типа «оk». Зачем? Ведь в русском есть слова «хорошо», «договорились», «ладно».

педагог дополнительного образования

— Для меня русский язык, действительно, велик и могуч, поэтому меня много чего раздражает: неправильные ударения в «звонит», «каталог» или курское «г», например.

Но больше всего выводят из себя переделанные заимствованные слова: «бро», «чика», «гёрла», «шо» и т.д. Было время, когда делала замечания, сейчас моя реакция на услышанное стала менее активной.

Взрослых людей, привыкших к чему-то определенному, можно переделать только при их желании.

студент

— Я отношусь к тому числу людей, которые хоть иногда, но сделают ошибку в ударении или в самой форме слова. Знаю, что это безумно раздражает моих друзей и стараюсь исправиться.

Именно поэтому не могу кого-то осуждать или поправлять их речь. Иногда выводят из себя слова-обращения: «детка», «лапушочек», «зайка», «малышка». Ужасно пошлые и приторные слова.

Их спокойно можно заменить одним единственным словом: «любимый».

Источник: //morsmagazine.ru/lifestyle/skazhite-kakie-slova-vas-besyat/

Извольте откушать чаю

Почему так раздражает <nobr>слово «кушать»? </nobr><br />” width=”300″ height=”225″ class=”alignleft size-medium” /></p><p>≡  12 Октябрь 2018</p><p>Есть или кушать? Класть или ложить? ЗвонИт или звОнит? На этих словах сегодня спотыкаются абсолютно все русскоговорящие люди. Вне зависимости от возраста, страны проживания и образования.<br /> Некоторые люди подобные ошибки в речи друг друга напрочь игнорируют. А некоторым они настолько режут слух, что способны даже всерьёз и надолго оттолкнуть от собеседников.</p><p>Говорить, конечно, надо правильно. И родной язык, конечно, надо беречь. А для этого как минимум надо контролировать собственную речь.</p><p>Красивая и правильная речь всегда считалась одним из самых главных показателей развития человека.</p><h3><span class=Кушать или есть?

Эти два слова означают одно и то же — принимать пищу. Тем не менее интеллигентные люди считают слово “кушать” лакейским и использование его в разговорной речи расценивают как дурной тон, проявление слащавости и манерности.

Специалисты-языковеды считают, что “кушать” — это ложно понимаемая форма вежливости. То есть человек из ложной боязни выразиться грубо, прослыть невоспитанным начинает включать в свою речь вместо глагола “есть” глагол “кушать”, который, по его мнению, относится к числу вежливых и не имеет грубого оттенка.

Так, запоминаем: кушать могут только дети. Взрослые люди едят, завтракают, ужинают, обедают, трапезничают.

В соответствии с нормами современного русского языка употребление глагола “кушать” допустимо только в речи детей и только в настоящем или прошедшем времени (“Мама, я кушал/кушаю”) или по отношению к детям и только в повелительном наклонении (“Кушай, Олечка, кашку!”).

Во всех остальных случаях менять глагол “есть” на “кушать” недопустимо.

Кстати, представителям сильного пола произносить слово “кушать” считается вообще неприличным. Мужчинам надо просто исключить его из своего лексикона и забыть.

“Извольте откушать чаю”

К истории вопроса

В старом русском языке глагол “кушать” вообще имел особый смысл: он означал “попробовать, отведать всего понемногу”, “немного поесть”.

Помните у Пушкина: “Не нужно мне твоих шатров, ни скучных песен, ни пиров, не стану есть, не буду кушать, умру среди твоих садов!”

В дореволюционном просторечии глаголы “кушать”, “покушать”, “выкушать” стали применять не только к еде, но и к питью, а также с оттенком подобострастия и вежливости к гостям или важным особам: “Пожалуйте кушать!”, “Извольте откушать ухи!”, а также в обращении слуг.

Возникает вопрос: почему же в наше время современные русские люди пользуются этим устаревшим глаголом? С чем связана эта ошибка, откуда она берёт своё начало?

Начнём с того, что в русском языке XIX века глагол “кушать” встречался исключительно в речи прислуги, причём употреблялся он не просто с оттенком вежливости, а скорее всего, имел оттенок учтивости, предупредительности и даже особо униженной вежливости. И, как правило, слуги, обращаясь к господам, говорили: “Кушать подано!” или “Извольте кушать!”.

И точно так же говорили лакеи или слуги о своих отсутствующих господах: “Клара Петровна сегодня дома не кушали”. И ещё заметим, что в нашем старинном просторечии (то есть исключительно в речи прислуги) применялись даже такие выражения, как “чай кушать” или “кофей кушать”.

Очень интересное замечание на этот счёт сделал в одной из своих статей Герцен. А именно — он вспомнил, как лакей его отца-помещика учил мальчишек — будущих лакеев: “Он их таскал за волосы и при это приговаривал: “А ты, мужик, знай: я тебе даю, а барин изволит тебя пожаловать; ты — ешь, а барин изволит кушать; ты спишь, щенок, а барин изволит почивать…”

Вывод прост: глагол “кушать” проник в разговорную русскую речь из языка необразованной прислуги, из лакейского лексикона. И этим всё сказано.

Класть или ложить?

Глагол “класть” всегда употребляется без приставок.

Глаголы “положить”, “разложить”, “уложить” — только с приставками. Разумеется, ударение ставится на последнем слоге — положИть.

Когда надевать, а когда одевать?

Почему одни говорят “надеть пальто”, “надеть костюм”, а другие — “одеть пальто”, “одеть костюм”? На самом деле многие просто неправильно употребляют глаголы “надеть” (“надевать”) и “одеть” (“одевать”).

Необходимо, чтобы каждый школьник знал о том, что глагол “надеть” (“надевать”, “надеваю”) употребляется в тех случаях, когда действие обращено на того, кто его производит (надеваю пальто, надеваю сапоги), а также в предложениях с предлогом “на” (надеваю платье на куклу, надеваю наволочку на подушку).

Глагол же “одеть” (“одевать”), означающий “облачить кого-нибудь во что-нибудь”, употребляется тогда, когда действие обращено на другого человека или предмет (одеваю сестрёнку, одеваю куклу).

Наш бич — ударения

Иногда легче запомнить, чем понять

ЗвонИт или звОнит?

В последнее время чуть ли не 90 процентов русскоязычных людей именно звОнят, а не звонЯт. И отнюдь не потому, что в привычной нашему уху латышской речи ударения чаще всего падают на первый слог. ЗвОнят и москвичи, и нижегородцы, и русские в Литве и Белоруссии.

Вдаваться в расследования не будем. Надо просто раз и навсегда запомнить: правильно говорить “звонЯт”, “звонИт”, “перезвонИт”, “созвонИмся” и т. д.

ТортЫ или тОрты?

Правильно — тОрты. В качестве наглядной проверки можно использовать слово “тОртик”.

НоворОждённый или новорождЁнный?

Правильно — новорождЁнный.

ТуфлЯ или тУфля?

Правильно — тУфля.

Отчего или почему?

В первые годы жизни, едва научившись говорить, ребёнок начинает допытываться у взрослых: “Почему идёт снег?”, “Почему маму зовут мама?”, “Почему надо спать?”.

Будучи взрослыми, отвечая на вопросы “отчего?” и “почему?”, люди совершают открытия и делают изобретения.

Слова “отчего” и “почему” — синонимы. Смысловые различия между ними очень-очень тонкие.

Если вам задают вопрос “отчего?”, желательно использовать в своём ответе предлог “от” в сочетании с родительным падежом того или иного существительного. Например: “Отчего у вас такое сияющее лицо?” — “От радости”.

И, соответственно, задавать вопрос “отчего?” желательно в случае, когда в ответе на него собеседник сможет логично использовать предлог “от”. Так, например, нелогично спрашивать: “Отчего ты заболел?” или “Отчего сегодня не работает Интернет?”. Логичнее: “Почему ты заболел?” или “Почему сегодня не работает Интернет?”.

Вопросительное слово “почему?” значительно шире по своему употреблению. Оно обозначает следование за чем-либо как за основанием.

Если в некоторых случаях вместо “отчего?” мы можем спросить “почему?”, не искажая при этом смысла вопроса (отчего вы грустите? почему вы так грустите?), то заменить слово “почему” словом “отчего” иногда просто невозможно. Почему (а не отчего) вы с ним поссорились? Почему (а не отчего) вы так думаете?

Наш бич — ударения

Иногда легче запомнить, чем понять

ЗвонИт или звОнит?

В последнее время чуть ли не 90 процентов русскоязычных людей именно звОнят, а не звонЯт. И отнюдь не потому, что в привычной нашему уху латышской речи ударения чаще всего падают на первый слог. ЗвОнят и москвичи, и нижегородцы, и русские в Литве и Белоруссии.

Вдаваться в расследования не будем. Надо просто раз и навсегда запомнить: правильно говорить “звонЯт”, “звонИт”, “перезвонИт”, “созвонИмся” и т. д.

ТортЫ или тОрты?

Правильно — тОрты. В качестве наглядной проверки можно использовать слово “тОртик”.

КрасИвее или красивеЕ?

Правильно — красИвее.

КвартАл или квАртал?

Многие считают, что ударение в этом слове ставится на первый слог, когда речь идёт о временных рамках, а на второй слог, когда речь идёт об обозначении места. Подобное мнение ошибочно!

В слове “квартал” ударение всегда на второй слог — квартАл.

ЗавИдно или зАвидно?

Правильно — завИдно.

ФеномЕн или фенОмен?

Правильно — фенОмен.

НоворОждённый или новорождЁнный?

Правильно — новорождЁнный.

ТуфлЯ или тУфля?

Правильно — тУфля.

интересно • как говорить • познавательно • правильно • речь • русский язык

Источник: //oppps.ru/izvolte-otkushat-chayu.html

«Ненавидят годовасиков, пузожителей, глагол “кушать” и слово “улыбнуло”»

Почему так раздражает <nobr>слово «кушать»? </nobr><br />” width=”300″ height=”236″ class=”alignleft size-medium” /></p><p>Лингвист Максим Кронгауз в интервью Anews рассказал, почему никогда не стоит указывать собеседнику на ошибки в его речи, отчего в интернете господствует «язык вражды» и почему мы так люто ненавидим некоторые слова.</p><p>Максим Кронгауз – лингвист, доктор филологических наук, заведующий лабораторией лингвистической конфликтологии и современных коммуникативных практик. Автор ряда популярных книг о русском языке («Русский язык на грани нервного срыва», «Самоучитель Олбанского», «Слово за слово. О языке и не только») и 200 научных работ,</p><h3><span class=«В СССР сделать карьеру можно было, только если ты хорошо владел русским»

– В одном из своих выступлений вы сказали, что русский язык сегодня перестал быть престижным. Что это значит и в чем проявляется?

– Речь идет о том, что в бывших республиках СССР изменилась языковая ситуация. В СССР в этих республиках русский язык имел больший престиж, чем язык местный. Потому что это был язык всей страны. Скажем, сделать карьеру можно было только в том случае, если ты хорошо владел русским.

Это касалось всех республик Средней Азии, Прибалтики, этот механизм работал везде. Сегодня совершенно очевидно, что в этих странах государственный язык имеет не меньший, а скорее больший престиж, чем русский. Это может быть уравновешено только ситуацией  экономических связей, когда русский язык нужен для работы.

Но в стандартных ситуациях престиж государственного не меньше, а больше, чем русского языка.

«Советские школьники  были зажаты. Они проигрывают современным в смысле раскованности и свободы речи»

– Справедливо ли «детей эпохи ЕГЭ» обвиняют в том, что они стали менее грамотны, а современные отличники владеют языком хуже советского троечника? 

– Здесь проблема в том, что вы называете «владеть языком».

Если мы говорим о грамотности в самом узком смысле слова – знание орфографии и пунктуации, умение правильно написать, что человек произнес, то здесь действительно грамотность упала, особенно грамотность орфографическая.

И это связано не столько с ЕГЭ, сколько с ранней эпохой интернета, с играми с орфографией, с размыванием графического облика слова. У сегодняшнего абитуриента, даже студента, поступившего в литературный университет, с этим дело обстоит гораздо хуже.

РИА Новости/Павел Лисицын

Но если мы говорим о владении языком в целом, то есть умении говорить увлекательно, красиво, не думаю, что сегодня с этим дело обстоит хуже. Наоборот, у советских школьников присутствовала определенная зажатость. Они выигрывают в грамотности орфографической, но проигрывают современным школьникам в смысле раскованности и свободы речи.

Так что я не думаю, что стоит употреблять слова «владеет языком». А что касается орфографии и пунктуации, это факт, с этим действительно дело обстоит хуже.  Но надо сказать, что и престиж этот навык потерял.

Если раньше сделать ошибку в каком-нибудь тексте считалось катастрофой, то сегодня это не так.  Скажем, в интернете на это никто особо внимания не обращает, к ошибкам стали относиться гораздо легче.

Молодых людей это не очень смущает, но и не очень стимулирует к тому, чтобы стать более грамотным.

«Граммар-наци превратились в троллей, но они еще поживут в своеобразном гетто»

– А что касается яростных борцов за грамотность «граммар-наци»… Стало быть, их время уходит?

– Я думаю, они поживут еще в таком  своем узком загончике, грамматическом гетто. Но, конечно, как течение они сегодня показали свою бесперспективность. Они превратились в троллей – людей, которые разрушают коммуникацию.

Люди говорят на какие-то серьезные темы, вдруг врываются граммар-наци и начинают говорить, что «вы вот тут написали А вместо О».

Естественно, такого человека стараются сразу вытеснить из коммуникации, потому что важнее поговорить содержательно, чем рассуждать о какой-то орфографической ошибке.

При этом все время делаются попытки создания похожих сообществ. Одно из последних – предложение создать лингвистическую полицию, уже вне интернета. Попытки объединить усилия воинствующих грамотных людей все еще существуют. 

«Русский язык сохранится при любом ударении глагола “звонить”»

– А для чего это делается? Для сохранения русского языка?

– Русский язык сохранится при любом ударении глагола «звонить». Иногда ударение перемещается, иногда не перемещается, иногда это является показателем грамотности, иногда нет. Можно привести примеры глаголов, где ударение переместилось:  вАрит, а раньше говорили варИт. Русский язык не стал от этого хуже.

Для чего нужны такие точки борьбы за грамотность? Язык нужен не только для передачи информации, но и для установления социальной иерархии. Тот, кто владеет литературной нормой, он в каком-то отношении выше того, кто не владеет.

В стабильных государствах знание литературного языка и нормы было обязательным для того, чтобы делать карьеру, например, политическую. Сегодня это, наверное, не совсем так. Но все же язык устанавливает определенную социальную иерархию. И для этого нужны точки проверки – к кому ты относишься.

Ты говоришь «их» или «ихний», «звонИт» или «звОнит». Тот, кто проходит эту проверку, получает более высокий социальный статус, определяемый с помощью языка. 

«Поправлять речь взрослого человека бессмысленно»

– Вы сами как реагируете на ошибки в речи или на письме?  

– Я стараюсь не реагировать. Мне кажется, вежливо не замечать ошибок собеседника, если это не маленький ребенок, которого я могу поправить,  он станет говорить иначе. Хотя и маленьких детей, своих внуков, я стараюсь не поправлять, а показывать на своем примере, как говорить правильно. 

А поправлять взрослого человека, с моей точки зрения, бессмысленно, потому что это прерывает и иногда разрушает коммуникацию. Говорящему становится стыдно и неприятно. А научить взрослого человека чему-то сложно,  невозможно, потому что привычка сильная…

– Выходит, если человек всю жизнь говорил звОнит, а не звонИт, переучить его невозможно? 

– Даже если он захочет мне понравиться, я  буду достаточно авторитетен, в разговоре со мной он может усилием воли соблюсти правильность ударения. Но это отвлечет его от разговора и тоже причинит неприятные ощущения. Так что эта правка – самоутверждение. Вот я знаю, как правильно, а ты не знаешь.  

– Вы неоднократно говорили, что язык меняется постоянно, и осуждать или одобрять эти перемены – не дело ученого. Что меняется в русском языке прямо сейчас? Что кажется вам самым интересным?

– Самым очевидным, неинтересным, является изменение лексики – появление новых слов. Менее заметен уход слов из языка.

Ловить уходящие слова намного интереснее, потому что мы берем не какие-то старые слова из древнерусского языка, какая-нибудь «пака», а наши слова, которые на наших глазах начинают исчезать. Есть люди, которые их произносят, но их все меньше.

И слово становится менее частотным, а потом почти неупотребимым. Вот этот процесс очень интересный и не очень заметный, в отличие от прихода нового слова, когда мы просто спотыкаемся на нем.

Не менее интересно, что происходит в семантике – в значении слова. Часто мы не заимствуем новое слово, а  в уже существующем слове появляется новое значение, иногда оно появляется робко.

Второе, третье, четвертое значение, а иногда оно появляется очень нахально, резко и становится первым значением, потихоньку вытесняет все остальные. Например, слово «откат» – довольно редкое слово, означающее откат пушки, выстрелили и назад.

В 90-е годы появилось жаргонное значение – отдача части денег за получение какого-то проекта. И оно стало настолько популярным, что практически вытеснило другие значения.

РИА Новости/Виталий Аньков

«Между письменным и устным общением возникла конкуренция»

Сейчас почти все – от школьников до пенсионеров – общаются в соцсетях и пишут друг другу в мессенджерах. Это как-то сказывается на устном общении, языке в целом?

–  Возникла конкуренция. Письменное общение не может вытеснить устное, но то, что частично вытесняет – факт. Смотрю по моим молодым коллегам, которые предпочитают письменное общение. При этом какой-то баланс сейчас уже найден. И я думаю, что он сохранится.

Дальше экспансии письменного общения вроде бы не должно быть. Но, конечно, много раз описанная и виденная ситуация, когда в кафе сидит пара,  вместо разговора каждый уткнулся в свой смартфон, показывает, что устное общение явно сузило свою сферу применения.

– В свое время вы изучали «падонковский язык» Рунета. С тех пор прошло уже немало лет. В какую сторону эволюционировал русский интернет-язык?

– Он стал спокоен. В нем стало меньше игры, потому что вся начальная эпоха российского интернета – это бесконечные игры и эксперименты с языком.

Сегодня можно сказать, что в интернет пришло огромное количество людей, понятно, что сегодня интернет уже не только и не столько площадка для игр, сколько площадка для общения. Разных видов общения.

И это означает, что язык выполняет все больше свою основную функцию, передачи информации, а не функцию игровую. 

– Стоит ли в будущем ожидать такого же яркого явления как «падонковский язык»?

– Трудно оценить. Это отчасти зависит от внешних условий.

Будет ли взрыв технологический, который произошел при появлении блогосферы, соцсетей, смартфона… Поэтому здесь вопрос в том, будут ли изменены условия, появится ли что-то революционное.

Мне кажется, мы будем иметь дело  с языком в интернете без новых революций. Но еще раз повторяю – все зависит от внешних революций. Если они состоятся, то и язык на них отреагирует. 

«Легко говорить человеку гадости, когда не смотришь ему в глаза»

–  Язык в интернете кажется агрессивнее обычного. Например, «ватники» и «колорады» сражаются против «либерастов» и «креаклов» – и так почти в любой области. Это новая норма?

– А это никуда не денется. Так и останется. Когда-то интернет был более агрессивен, потому что был довольно долгий период анонимности, а анонимность раскрепощает человека. И если собеседник не знает твоего имени, ему гораздо легче нахамить.

Сегодня анонимность уходит. Мы, как правило, знаем имя собеседника, это сдерживает нас. Но все равно сказать грубость, гадость гораздо легче, если ты не смотришь собеседнику в глаза, а пишешь ему.

Это создает ощущение защищенность для говорящего, кажется, он может позволить себе большее. 

Мы видим, что это не совсем так.  Скандалы, конфликты в интернете переходят в реальную жизнь, в драку, через судебное воздействие – подачу на оскорбление. Но все-таки интернет позволяет высказываться более резко со слабыми последствиями.

Скажем, можно с кем-то переругаться, но на следующий день прекрасно беседовать на другую тему.  Это стало признанным общением в интернете. Люди понимают, что в интернете можно вести себя иначе.

Думаю, пока предпосылок к тому, чтобы интернет-стиль сблизился с обычным общением, нет.

«Для современного общения характерен язык ненависти и вражды»

– Часто приходится слышать признания людей в ненависти определенным словам. Одни пишут, что ненавидят «мамочек» с их «годовасиками», другие – «хипстеров» и «вейперов». Когда и почему в русском языке стали появляться слова, вызывающие ненависть?

– Я много занимался этим вопросом. Мне кажется, что речь идет не о словах. Вы сами в вопросе это сказали. В действительности ненавидят «годовасиков», «пузожителей». Глагол «кушать» по отношению к себе, уменьшительные суффиксы, слово «улыбнуло» и так далее. Список можно продолжать бесконечно.

Но за каждым словом стоит социальная область. Ненавидят не слово, а человека за ним стоящего, некий социальный тип, который это слово употребляет. Если это просторечие, ненавидят менее образованных людей.

Если это язык мамочек, то ненавидят тех самых сентиментальных мамочек. Для сегодняшней коммуникации характерен так называемый язык вражды и ненависти. Это ненависть к людям через слова.

То, что она проявляется так сильно и ярко, свидетельствует о том, как мы относимся друг к другу. 

«По выбору обращения мы много узнаем о человеке»

 – Наш речевой этикет часто обвиняют в отсутствии нейтральности. Есть ли какие-то предпосылки для изменения существующей ныне ситуации? И как наш разговорный этикет ломается под влиянием Запада?

– Нет. Не думаю. Потому что почти все попытки внедрить какие-то слова оказываются неудачными. Русский язык обладает сложным этикетом.

Одна из главных проблем, которые приписывают ему  – отсутствие нейтрального обращения к незнакомому человеку. Ни «сударь-сударыня», ни «господин-госпожа» не стали нейтральным способом.

Поэтому  мы в этой ситуации используем слова «простите», чтоб привлечь внимание. Кто-то выбирает слова «мужчина» или «женщина», кто-то считает это вульгарным.  

Но по выбору обращения мы много узнаем о человеке. Например, если человек обращается к незнакомой женщине «мать», мы сразу можем нарисовать его языковой портрет. Наш этикет достаточно сложный. Каждый раз мы должны выбирать из набора вариантов.

Что касается влияния Запада… Да, этикет, конечно, меняется. Могу привести примеры, которые не всегда заметны. Есть несколько заимствованных форм, которые проявились путем перевода.

Например «пока-пока», это появилось в 90-е годы под влиянием английского «бай-бай», в таком же убыстренном темпе речи. Или, например, такая очевидная калька «берегите себя!». Это калька take care.

Поэтому некоторое сближение после перестройки с западным этикетом произошло.

Люди стали много ездить, мы увидели, какой этикет в других странах, частично он пришел к нам. Но это лишь сближение, у русского этикета очень много специфических черт. Я не вижу условий, которые бы эти черты отменяли. 

Источник: //www.anews.com/p/58561577-nenavidyat-godovasikov-puzozhitelej-glagol-kushat-i-slovo-ulybnulo/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.