С. А. Шефов «Психология горя»

Горе – психология

С. А. Шефов «Психология горя»

Психологические особенности

Умение управлять своими эмоциями — важное условие для достижения желаемых целей. Сильные переживания, испытываемые, например, при утрате близких, являются серьезным испытанием для каждого.

С точки зрения психологии существует 5 стадий переживания горя, которые необходимо пройти, чтобы вернуться к прежней жизни.

Каждый самостоятельно выходит из тяжелого состояния, затрачивая на тот или иной этап нужное количество времени, и от первого (отрицания) до последнего (принятия) лежит большая пропасть. Ряд психологических методов поможет восстановить полноценное восприятие действительности.

Следует обозначить этапы, которые приходится преодолевать на пути к восстановлению душевного равновесия после расставания, утраты или страшного известия о неизлечимом заболевании. Специалисты выделяют следующие 5 стадий переживания горя:

  1. 1. Отрицание и шок.
  2. 2. Гнев.
  3. 3. Вина.
  4. 4. Депрессия.
  5. 5. Принятие.

Некоторыми психологами 5 стадий горя были дополнены шестой: «развитие». В результате прохождения всех этапов переживаний человек получает потенциал для развития, обретает зрелость.

Человек не верит в происшедшее, особенно если узнает об этом неожиданно. Подсознательный страх противостоит приятию действительности.

Для этой стадии характерна бурная реакция в виде крика, возбуждения, заторможенности вследствие защиты от шока, отрицания неизбежного, но она не затягивается надолго, ведь рано или поздно приходится признать факты.

Человек всеми силами пытается уточнить правду, надеясь на то, что известие ошибочно.

Страдающий избегает реальности, прерывает взаимодействие с окружающим миром и самим собой. Решения, которые он принимает, неадекватны, а поведение внушает сомнения относительно его психической полноценности. Например, тот, кто узнал о смерти родственника, может продолжать вести себя так, будто он еще жив.

Следующая стадия переживания горя — агрессия, гнев или обида. Негативные эмоции могут проявляться стремительно или нарастать постепенно.

В конструктивном варианте негатив сконцентрирован на работе с причиной, повлекшей утрату. Такое поведение служит своеобразной формой защиты: наказание врагов, причинивших зло.

Агрессия не является конструктивным средством переживания горя и направлена на себя, окружающих, судьбу, умершего.

Проявление гнева приносит временное облегчение: психика освобождается от нахлынувшего давления, и человеку становится легче. Известны случаи самоистязания, морального или физического — это гнев, направленный внутрь себя.

На этой стадии человек пытается взвалить вину за произошедшее на себя. Он словно сражается с судьбой, выпрашивая у высших сил иной итог событий. Возникает необходимость уйти в мир иллюзорного спасения, дождаться чуда, исключения, подарка судьбы. Вследствие этого человек склонен к занятию духовными практиками, поиску помощи в церкви.

Если близкие находятся в опасности, человек считает, что его поведение имеет какое-то отношение к случившемуся. В случае смерти дорогого человека наказывает себя и «ради искупления вины» готов на несвойственные ему действия — повышенное внимание к окружающим, занятие благотворительностью, уход в монастырь и тому подобное.

На этом этапе человек осознает неотвратимость потери. В состоянии скорби исчезает интерес к происходящему, на заботу о себе и близких нет энергии, повседневные дела игнорируются.

Для депрессии свойственны снижение социальной активности, апатия, раздражительность. Жизнь утрачивает смысл, возникает потребность в антидепрессантах, решения принимаются под влиянием разрушительных эмоций.

Не исключена попытка самоубийства.

Независимо от тяжести страданий, принятие неизбежно. Осознание неотвратимости утраты происходит внезапно. Мышление человека проясняется, он становится способен посмотреть назад и проанализировать течение жизни, обсудить проблему с окружающими. Еще не наступает преодоление горя, но благодаря принятию человек близок к нормальному состоянию.

Восстанавливается привычный образ жизни, которая вновь начинает обретать смысл. Человек становится восприимчивым к радости и возвращается к повседневным делам, восстанавливает социальные контакты.

Для неизлечимых больных наступает период спокойного наслаждения благами, которые оставляет им жизнь. Они направляют свои ресурсы на завершение дел, общение со значимыми для них людьми. Пережившие смерть или расставание вспоминают тяжелое событие без острой боли. Горе сменяется грустью, благодарностью ушедшему за то хорошее, что было с его участием.

Указанная последовательность этапов переживания горя условна.

Не все проходят ее в описанном порядке, кто-то останавливается на определенной фазе, и для улучшения состояния ему требуется квалифицированная помощь специалиста.

А первый шаг в этом направлении — открытое общение по душам, проявление доверия, умение выслушать, а не увести человека от горя: прежде чем отпустить боль, ее нужно прожить.

На стадии компромисса страдающий ищет пути влияния на ситуацию, и специалисты в благих целях могут скрывать истинное положение вещей, но с этим нельзя переборщить: наступит время, когда потребуются силы для работы над собой, восстановления вместо веры в чудо.

На стадии депрессии, позволяя человеку выговориться, осознать, что он не один, важно внести в его жизнь новый смысл.

Депрессия — неотъемлемый этап переживания горя, но близкие могут позаботиться о том, чтобы он не стал патологическим.

Если человек начинает обдумывать самоубийство, нужно обратиться за психологической помощью и медикаментозным лечением, которое может назначить только врач.

Не стоит игнорировать физиологические последствия для организма: возможна бессонница, потеря аппетита, нарушение функций ЖКТ и сердечно-сосудистой системы, из-за чего снижается иммунитет.

Когда сильный всплеск эмоций все-таки произошел, нельзя снова закрываться от внешнего мира — надо идти навстречу новому, пребывать на природе, общаться с людьми и животными. Тогда горе постепенно начнет исчезать из жизни страдающего человека, уступая место созидательным процессам.

Боль — это естественная эмоция, и иногда только после тяжелых испытаний человек принимает произошедшее, отказывается от ненужного и понимает, что тратил время и энергию впустую, когда мог продолжать жить.

Источник:

Сергей Шефов — Психология горя

Сергей Шефов

Психология горя

Есть восточная история про женщину, потерявшую своего горячо любимого сына. Скорбь ее была столь велика, что она была на грани отчаяния и свою последнюю надежду возложила на мудреца, про которого в народе говорили, что он может творить чудеса. Убитая горем мать упала к его ногам и умоляла вернуть ей сына.

Тронутый ее мольбой, мудрец сказал, что сделает это, но только после того, как она покажет ему три дома, в которых никто не умирал. Женщине задание мудреца показалось несложным, она немного воспрянула духом и отправилась искать семью, которую не посещала смерть.

Но вот она зашла в один дом, в другой, третий, пятый, и в каждом хозяева ей говорили, что они похоронили или сына, или сестру, или отца, или деда, или даже нескольких родных. Обойдя свой город, женщина отправилась странствовать по другим селениям, надеясь все же отыскать дом, который смерть обошла стороной.

Однако сколько она ни ходила, ни одного такого дома не нашла. Тогда постепенно она стала понимать, что смерть близких — это неизбежная сторона жизни, и смогла примириться с потерей своего сына.

Да, утрата близких — увы, неизбежный спутник жизни. И, что особенно важно, смерть близкого — это одно из самых трагичных событий в жизни человека и тяжелейшее испытание, оставляющее глубокий след, а иногда шрам в его душе. В известной Шкале жизненных изменений Т. Холмса и Р.

Рэйха (1967) события, связанные с утратами, уверенно занимают лидирующие позиции по степени стрессогенности. Вместе с тем, как и любой экзистенциальный опыт, переживание горя заключает в себе значительный позитивный потенциал. Рассказывают, что «когда знаменитый советский психолог А. Н.

Леонтьев спросил у философа Мераба Мамардашвили: „С чего начинается человек?“, — тот, не задумываясь, ответил: „С плача по умершему“» [23, с. 201–202].

Данная книга целиком посвящена этому важнейшему человеческому переживанию — горю.

Нам предстоит выяснить, как оно проявляется и протекает, каковы его внутренние механизмы и сокровенный личностный смысл.

Поговорим также о том, что мы в состоянии сделать для скорбящего человека, как он может по-настоящему пережить утрату, пройти через выпавшее на его долю испытание и при этом стать человечнее.

Глава 1. Теоретические вопросы психологии горя: виды, феноменология, динамика

В психологии горе обычно понимается как переживание потери, утраты. К. Изард отмечает, что «утрата может быть временной (разлука) или постоянной (смерть), действительной или воображаемой, физической или психологической» [12, с. 266].

Иными словами, это очень многоликое явление, и в дополнение к перечисленным видам можно представить еще одну классификацию утрат, созданную по объектному основанию.

«Они бывают социальными (утрата работы или учебы), психическими и физическими (утрата соответствующих способностей или возможностей), духовными или материальными» [23, с. 201].

Каждый из нас непременно что-то теряет в жизни, однако самое острое горе возникает, когда из жизни уходит любимый, дорогой сердцу человек. Именно этот, наиболее тяжелый вид утраты и сопровождающие его переживания будут предметом нашего обсуждения.

Начиная разговор о горе, вызванном смертью близкого человека, стоит соотнести это понятие со скорбью и трауром. В русском языке «горе» и «скорбь» являются, скорее, словами-синонимами, означающими сильное душевное страдание, глубокую печаль.

Вместе с тем некоторые зарубежные авторы различают их как два компонента поведения, связанного с тяжелой утратой. Так, Дж. Эйврил определяет «скорбь как конвенциональное поведение, определенное и предписанное социокультурным влиянием» [цит. по: 12, с. 267]. Похожим образом A. D.

Wolfelt различает «grief» (горе) и «mourning» (траур, скорбь, рыдание). По его определению горе — это внутреннее переживание потери, связанные с ней мысли и чувства, которые человек испытывает внутри себя. Траур же является внешним выражением горя.

Он может приобретать различные формы, включая плач, разговоры об умершем, отмечание памятных дат и годовщин [75].

В русском языке слово «траур» имеет сходное значение и означает внешнее проявление горя, скорби по умершему в каких-либо общепринятых знаках, действиях. Можно сказать, что траур — это лицо горя, имеющее выражение, предписанное культурной традицией.
Раньше его можно было разглядеть по особенностям одежды: близкие родственники умершего в знак скорби одевались в черное, носили на протяжении всего периода траура определенные аксессуары, например, женщины покрывали голову черным платком.

В наши дни еще можно встретить на улице женщину в траурном головном уборе (как правило, пожилую), но в целом этот обычай все меньше соблюдается.

Безусловно, траур, будучи социокультурным явлением, имеет также немаловажное психологическое значение.

Однако нас будет в первую очередь интересовать собственно психологическая сторона реакции на утрату — переживание горя.

Причем рассматривать будем не только внутреннюю его сторону, но и внешние проявления в той мере, в какой они служат отражением внутреннего состояния, а не следованием традиции.

Горе встречается в жизни в разных обличьях, поэтому есть основания говорить о различных видах горя. Оно может быть классифицировано по нескольким основаниям, например, по субъекту переживания. В таком случае получаем множество видов горя, из числа которых отметим наиболее примечательные:

• Детское горе характеризуется трудностями осмысления потери и сильным стрессом из-за несформированности адекватных психологических защит.

• Супружеское горе является реакцией на утрату самого близкого (при нормальных отношениях) человека и, как следствие, нагружено многими сложными чувствами.

• Родительское горе является реакцией на смерть ребенка, обычно воспринимаемую как противоестественное событие; переживается особенно интенсивно и долго, как правило, с сильными чувствами возмущения, протеста, вины и депрессии.

Здесь уместно будет рассмотреть некоторые дифференциально-психологические аспекты горевания. За рубежом проведено немало исследований, фиксирующих различия в переживании утраты между разными группами испытуемых. В большинстве случаев осуществляется сравнение групп, отличающихся по половому признаку. Р. Моуди и Д.

Аркэнджел, опираясь на накопленные наукой данные, констатируют: «Женщины сразу же дают волю чувствам, рыдая и оплакивая своих близких. Мужская скорбь имеет скорее длительный или отложенный характер: мужчины загружают себя работой, хобби и разными делами.

…Многие мужья отмечают, что их горе столь же сильно, как и у их жен, просто они предпочитают не проявлять его открыто — хотя бы для того, чтобы еще больше не отягощать состояние своих жен» [22, с. 118—119].

Источник:

Что такое горе? Стадии горя

Горе — это реакция на потерю близкого, любимого человека после невозвратной разлуки с ним или его смерти*. Возможно, психологический смысл горя состоит в выражении любви, которую человек, понесший утрату, чувствует к умершему или потерянному близкому человеку.

Горе также является и процессом, в течение которого человек переживает боль утраты, прощается с ушедшим, учится сохранять память о нем и в то же время жить в настоящем.

Процесс переживания горя можно условно разделить на несколько стадий, которые считаются общими для перенесших утрату, хотя реакции людей индивидуальны и каждый переживает горе по-своему.

К тому же, процессу переживания свойствен циклический характер, то есть он состоит из множества болезненных возвращений на ранние стадии. Тем не менее, знание признаков, характерных для той или иной стадии переживания горя, и понимание их психологического смысла позволяют оказать помощь страдающему человеку.

Источник: https://obu4ayka.ru/obshhenie/gore-psihologiya.html

Преодоление страха смерти. Сергей Шефов «Психология горя»

С. А. Шефов «Психология горя»

В этой статье мы рассмотрим сразу два вопроса: проанализируем книгу Сергея Шефова и затронем проявление аспектов горевания в повседневной практике. Книга затрагивает важные практические стороны помощи горюющему, фактически учит нас конструктивным стратегиям совладания с горем – так, чтобы это не приводило к депрессии или неврозу.

…На вопрос: «С чего начинается человек?» М. Мамардашвили ответил: «С плача по умершему». И эту цитату, приведенную в книге С. Шефова «Психология горя», стоит поставить эпиграфом и к ней самой, и к нашей статье. Действительно, то, как справляется человек с потрясением, является своеобразной лакмусовой бумажкой и проверкой его на стойкость.

Проблема переживания страха смерти, формирования адекватного к ней отношения сегодня приобретает поистине огромные масштабы.

В нашей культуре нет нормальных механизмов совладания с горем – ведь если бы они были, то мы бы знали, что и как говорить человеку, недавно потерявшему близкого, а не выдавливали бы из себя скупое «Соболезную» или «Держитесь».

Онкопациенты или смертельно больные так не боялись бы признаваться близким в наличии проблемы, а после обнародования своего диагноза не оставались бы в пугающей изоляции.

Часто окружающие теряются, не понимая, можно ли говорить о грядущей смерти и как это делать, и тогда ведут себя в присутствии ракового больного либо как ни в чем не бывало, обесценивая тем самым факт болезни, либо поддерживая лицемерно-оптимистичный тон, что еще больше отдаляет, не позволяет выйти на нормальный уровень контакта. Что и говорить, тема смерти табуирована в нашем обществе, и это приводит к нарастанию тревог и страхов, с ней связанных, провоцирует культивирование вечной молодости и красоты в глянцевых изданиях, стремление быть всегда моложе своих лет, шок от известий о серьезных болезнях близких или своей. Смерть для нас всегда неожиданна, мы всегда не готовы к ней и не знаем, как корректно себя вести с тем, кто потерял родного человека.

Как справиться с потерей близкого?

В книге Сергея Шефова «Психология горя» дается ряд значительных рекомендаций, которые важны как для специалистов, кризисных психологов, так и для всех остальных, тех, кто хоть когда-то переживал потерю – а таких абсолютное большинство.

Самое главное – это иметь в виду, что все чувства – подавленности, отчаяния, боли – вполне естественны. Нужно дать им право быть и время на то, чтобы они переживались со всей интенсивностью. Со смертью близкого весь уклад жизни, самоощущение оставшихся уже никогда не будут прежними.

Это нелегко принять, но, тем не менее, необходимо. Поможет вера в новые цели и в то, что период скорби и тоски обязательно сменится иным, более ровным состоянием. Горе нужно отгоревать – не заталкивая его внутрь, не консервируясь в нем, не превращая квартиру в мемориал.

Это очень непросто, но только так можно прийти к уравновешенности и возвратиться к обычному ритму жизни.

Переживая уход близкого, важно сохранять обычный жизненный стиль: «Избегайте принятия кардинальных решений и больших жизненных перемен (переездов, смены работы или значимых взаимоотношений) в течение первого года после утраты. Это поможет вам сохранить свои корни и чувство безопасности», – пишет С. Шефов.

Хорошим выходом из погружения в тему смерти, опыта похорон и всего, что требовала ситуация, хотя бы на время, может стать помощь другим или нечто, что приносит радость и отвлекает (хобби, поездка, временная смена впечатлений). Здесь самое основное – позволить своему состоянию быть.

Часто в обыденном сознании существует страх сильных эмоций (он есть и у детей), и недостаточный уровень зрелости личности иногда гонит человека прочь от страданий и боли, воспринимая это как «отклонение от нормы».

На самом деле, нормой является весь спектр чувств, и ненормально, скорее, отсутствие тех чувств, которые традиционно считаются «негативными», некомфортными. Но, как ни странно, именно через боль можно почувствовать истинного себя, ощутить себя – живым, настоящим, признать свою связанность с другими.

Погружаясь в горе, нужно просто оглянуться и увидеть, что есть рядом те, кто готов помочь: это члены семьи, друзья, коллеги, психолог или психотерапевт. Не стыдно обращаться за поддержкой, наоборот, так можно дать и другим почувствовать свою значимость и свой потенциал. «Горевание вместе» облегчает состояние оставшихся.

Кризисная психология: восстановление после потери

Если говорить о специалистах-психологах, имеющих дело с гореванием в силу своей профессии, то базовыми принципами терапии клиента здесь выступают следующие:

1. Разрешение на разговор об умершем. Чем больше клиент говорит об ушедшем, тем эффективнее будет терапия. Будут уместны вопросы, поощряющие воспоминания: о качествах и чертах характера умершего, о его достоинствах и недостатках (во избежание идеализации, которая часто случается), о его привычках, способах выражения чувств и так далее.

2. Разрешение на разговор о смерти: как произошла смерть, каковы были последние мгновения совместности, получилось ли проститься.

Важно проработать недоделанное: клиент нередко может винить себя в том, что чего-то не сделал, часто срабатывает принцип магического мышления: «если бы я сделал то-то и то-то, он бы не умер» – так формируется база для комплекса вины перед умершим, а это отравляет годы и годы жизни. Здесь эффективен метод «пустого стула», о котором знают психологи.

3. Поощрение разговоров о похоронах – как они прошли, о посещении могилы, о том, что стало с имуществом умершего.

Если смерть повергла в шок

Пребывающего в состоянии шока легко узнать по замедлению реакций, ощущению «нездешности», эмоциональной притупленности. Тогда поможет следующее:

4. Называние по имени, чтобы вернуть к реальности, простые вопросы.

5. Привлечение внимания с помощью значимых раздражителей (например, вещей умершего).

6. Прикосновения к потерпевшему утрату.

В состоянии шока человек «замораживается» и перестает адекватно оценивать происходящее, и это вполне понятная и эффективная защита от сильного потрясения.

Но слишком долгое пребывание в подобном состоянии еще более усугубляет ситуацию – после «заморозки» интенсивность приостановленных чувств еще сильнее обрушивается на человека, и нередко тогда, когда остальные уже отгоревали, и тогда не совсем уместными для окружающих могут показаться такие интенсивные эмоции. Человек рискует остаться в одиночестве. Поэтому «принцип реальности» помогает постепенно обрести способность нормально функционировать.

Вина перед умершим

Это чувство очень распространено: давно доказано, что тем труднее переживается смерть близкого, чем сложнее были взаимоотношения. И это понятно: ведь человек всегда горюет и о себе тоже – именно о своем одиночестве, о том, что никогда уже не будет испытывать того, что давал ему значимый близкий.

Гармоничные отношения с умершим дают ресурс нормально перенести утрату – ведь весь потенциал отношений был верно использован еще при жизни ушедшего.

Но когда отношения оставляли желать лучшего, тогда начинается скорбь не только о нем, но и о нереализованном потенциале, о собственной загубленной или впустую потраченной жизни, и эта потеря для человека, конечно же, ничем невосполнима. Что делать?

С. Шефов предлагает следующее:

7. Помочь этому чувству выплеснуться. Еще в самом начале очень важно признать наличие вины. И, кстати, ее переживание еще не свидетельствует о ее объективности.

8. На следующем этапе должен прозвучать важный вопрос: что хотелось бы сделать со своей виной? И здесь психологу важно замедляться вовремя: отнюдь не всегда чувство вины нужно убирать, предупреждает С.

Шефов, хотя очевиден первый импульс помогающего психолога – как можно быстрее облегчить состояние клиента.

Иногда клиент бессознательно даже сопротивляется терапии, потому что личности важнее пока сохранить эту вину как базу для дальнейшего развития.

9. На третьем этапе работы важно определиться, какая именно вина гложет клиента: невротическая либо экзистенциальная. В первом случае всегда налицо несоответствие объема переживаний действительному содержанию «ошибок». Невротическая вина проявляется тогда, когда кто-то из окружения клиента склонен обвинять его в чужой смерти.

Экзистенциальная вина – это та, с которой человек подсознательно еще не созрел расстаться, она, как ни парадоксально, несет некий позитивный для клиента смысл.

Вы спросите: какой же? Это может быть важный жизненный вывод о том, что лучше использовать весь потенциал конструктивных отношений при жизни человека, лучше концентрироваться не на временном, но на вечном – испытывать чувство благодарности за то, что человек – каким бы он ни был – рядом, за то, что он, как умел, выражал свои чувства, поддерживал, и тогда стоит пересмотреть уровень своих ожиданий от других, еще пока живых людей. Иногда вина не просто не мешает – она необходима, и именно в таких случаях может произойти интенсивный рост самосознания и совести человека, выработка новых моральных критериев.

Культура горевания

Несмотря на негласный запрет в нашем обществе на выражение сильных эмоций, выплакаться горюющему нужно обязательно. Неслучайно на Руси издревле приглашались на похороны бабки-плакальщицы, причитания и голошения которых помогали всем присутствующим выразить свое горе в слезах и тем самым облегчить свое состояние.

Сегодня эта традиция практически умерла (разве что в некоторых деревнях еще поддерживается), но тогда необходимо понимать, что важны какие-то катализаторы, которые могли бы способствовать выходу всех эмоций, переживаемых в связи со смертью близкого.

Помимо этого, не стоит забывать, что подрастают дети и жадно впитывают от взрослых разные схемы поведения, в том числе и модель горевания. Если взрослые предпочитают скрывать, подавлять свои эмоции, «чтобы не расстраивать детей», то дети бессознательно усваивают неприемлемость выражения эмоций, и тогда, подрастая, не умеют грамотно совладать с ними.

Очень многие свои страхи мы бессознательно транслируем детям, поэтому у них обязательно должен быть опыт прощания с умершим близким, как своеобразное приучение к смерти и к ее адекватному восприятию.

Если близкий умер далеко и ребенка не могут взять на похороны, стоит сделать несколько фото похорон и потом показать ребенку, чтобы он понял: смерть состоялась и никто не «уехал командировку навсегда» – замалчивание факта смерти еще больше стимулирует страхи, как и любая таинственность.

Очень помогают и взрослым, и детям ритуалы, связанные со смертью и похоронами: посещение могилы и уход за ней, отмечание годовщин, связанных с покойным, посещение храма, если это принято в семье. Любой ритуал упорядочивает жизнь, порождает ощущение повторяемости и стабильности, помогает убрать иррациональные переживания.

И чем меньше страхов и тревог по поводу смерти у взрослых, тем более здоровой будет психика детей.

Дети интересуются смертью, спрашивают о ней (где-то с 4-5 лет) – даже тогда, когда прямого опыта переживания чужой смерти у них нет, и здесь родители оказываются в затруднительной ситуации: как объяснить этот феномен ребенку? Тут бы самому понять, что такое смерть и что происходит потом.

И уже не столь важно, во что верит родитель: в реинкарнацию, христианский рай или в невозможность загробной жизни как таковой – важно не что, а КАК он сообщает об этом ребенку. Если со страхом – ребенок тут же считывает это и заражается страхом от взрослого.

Если спокойно, рассчитывая на детский возраст, не драматизируя, но и не упрощая чрезмерно, – ребенку легче будет воспринимать эту тему. Вот почему так важно соблюдение экологии горевания не только для нас самих, но и для наших детей. Остается только мечтать о том, что с течением времени и с изменением культурного канона, который мы наблюдаем уже сейчас, появятся новые механизмы совладания с горем и сильными эмоциями и помогут нам обрести целостность и психическое здоровье.

Павловская Гражина, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Купить книгу в Литрес Купить книгу на ОЗОН Купить книгу в Лабиринте

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + EnterНе понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Источник: https://PsychoSearch.ru/teoriya/problemy/377-preodolenie-strakha-smerti-sergej-shefov-psikhologiya-gorya

Психология горя

С. А. Шефов «Психология горя»

Шефов Сергей
Жанр: Психология

Утраты случаются в жизни каждого из нас. Потеряв любимого близкого, человек переживает горе, которое зачастую становится для него тяжелым испытанием.

Что же такое горе и как оно протекает? Где кончается нормальное горе и начинается патологическое? В чем заключается психологическая помощь горюющему человеку и как ее оказать? Каким образом горюют дети и как вести себя взрослому по отношению к ребенку, потерявшему близкого человека?

На эти и многие другие вопросы читатель найдет ответы в предлагаемой книге. Для практикующих психологов и психотерапевтов она станет спутником и помощником в работе с горюющими людьми. Книга рассчитана также на педагогов, врачей, работников ритуальных и социальных служб и самый широкий круг читателей, желающих глубже понять суть горя и пути восстановления после утраты.

Введение

Есть восточная история про женщину, потерявшую своего горячо любимого сына. Скорбь ее была столь велика, что она была на грани отчаяния и свою последнюю надежду возложила на мудреца, про которого в народе говорили, что он может творить чудеса. Убитая горем мать упала к его ногам и умоляла вернуть ей сына.

Тронутый ее мольбой, мудрец сказал, что сделает это, но только после того, как она покажет ему три дома, в которых никто не умирал. Женщине задание мудреца показалось несложным, она немного воспрянула духом и отправилась искать семью, которую не посещала смерть.

Но вот она зашла в один дом, в другой, третий, пятый, и в каждом хозяева ей говорили, что они похоронили или сына, или сестру, или отца, или деда, или даже нескольких родных. Обойдя свой город, женщина отправилась странствовать по другим селениям, надеясь все же отыскать дом, который смерть обошла стороной.

Однако сколько она ни ходила, ни одного такого дома не нашла. Тогда постепенно она стала понимать, что смерть близких — это неизбежная сторона жизни, и смогла примириться с потерей своего сына.

Да, утрата близких — увы, неизбежный спутник жизни. И, что особенно важно, смерть близкого — это одно из самых трагичных событий в жизни человека и тяжелейшее испытание, оставляющее глубокий след, а иногда шрам в его душе. В известной Шкале жизненных изменений Т. Холмса и Р.

Рэйха (1967) события, связанные с утратами, уверенно занимают лидирующие позиции по степени стрессогенности. Вместе с тем, как и любой экзистенциальный опыт, переживание горя заключает в себе значительный позитивный потенциал. Рассказывают, что «когда знаменитый советский психолог А. Н.

Леонтьев спросил у философа Мераба Мамардашвили: „С чего начинается человек?“, — тот, не задумываясь, ответил: „С плача по умершему“» [23, с. 201–202].

Данная книга целиком посвящена этому важнейшему человеческому переживанию — горю.

Нам предстоит выяснить, как оно проявляется и протекает, каковы его внутренние механизмы и сокровенный личностный смысл.

Поговорим также о том, что мы в состоянии сделать для скорбящего человека, как он может по-настоящему пережить утрату, пройти через выпавшее на его долю испытание и при этом стать человечнее.

Глава 1. Теоретические вопросы психологии горя: виды, феноменология, динамика

В психологии горе обычно понимается как переживание потери, утраты. К. Изард отмечает, что «утрата может быть временной (разлука) или постоянной (смерть), действительной или воображаемой, физической или психологической» [12, с. 266].

Иными словами, это очень многоликое явление, и в дополнение к перечисленным видам можно представить еще одну классификацию утрат, созданную по объектному основанию.

«Они бывают социальными (утрата работы или учебы), психическими и физическими (утрата соответствующих способностей или возможностей), духовными или материальными» [23, с. 201].

Каждый из нас непременно что-то теряет в жизни, однако самое острое горе возникает, когда из жизни уходит любимый, дорогой сердцу человек. Именно этот, наиболее тяжелый вид утраты и сопровождающие его переживания будут предметом нашего обсуждения.

Начиная разговор о горе, вызванном смертью близкого человека, стоит соотнести это понятие со скорбью и трауром. В русском языке «горе» и «скорбь» являются, скорее, словами-синонимами, означающими сильное душевное страдание, глубокую печаль.

Вместе с тем некоторые зарубежные авторы различают их как два компонента поведения, связанного с тяжелой утратой. Так, Дж. Эйврил определяет «скорбь как конвенциональное поведение, определенное и предписанное социокультурным влиянием» [цит. по: 12, с. 267]. Похожим образом A. D.

Wolfelt различает «grief» (горе) и «mourning» (траур, скорбь, рыдание). По его определению горе — это внутреннее переживание потери, связанные с ней мысли и чувства, которые человек испытывает внутри себя. Траур же является внешним выражением горя.

Он может приобретать различные формы, включая плач, разговоры об умершем, отмечание памятных дат и годовщин [75].

В русском языке слово «траур» имеет сходное значение и означает внешнее проявление горя, скорби по умершему в каких-либо общепринятых знаках, действиях. Можно сказать, что траур — это лицо горя, имеющее выражение, предписанное культурной традицией.

Раньше его можно было разглядеть по особенностям одежды: близкие родственники умершего в знак скорби одевались в черное, носили на протяжении всего периода траура определенные аксессуары, например, женщины покрывали голову черным платком.

В наши дни еще можно встретить на улице женщину в траурном головном уборе (как правило, пожилую), но в целом этот обычай все меньше соблюдается.

Безусловно, траур, будучи социокультурным явлением, имеет также немаловажное психологическое значение.

Однако нас будет в первую очередь интересовать собственно психологическая сторона реакции на утрату — переживание горя.

Причем рассматривать будем не только внутреннюю его сторону, но и внешние проявления в той мере, в какой они служат отражением внутреннего состояния, а не следованием традиции.

Горе встречается в жизни в разных обличьях, поэтому есть основания говорить о различных видах горя. Оно может быть классифицировано по нескольким основаниям, например, по субъекту переживания. В таком случае получаем множество видов горя, из числа которых отметим наиболее примечательные:

Одним из пионеров изучения психологии горя принято считать Эриха Линдеманна. В результате наблюдения более ста пациентов, потерявших близких, он выдвинул несколько основных положений, касающихся переживания острого горя:

1. «Острое горе — это определенный синдром с психологической и соматической симптоматикой.

2. Этот синдром может возникать сразу же после кризиса, он может быть отсроченным, может явным образом не проявляться или, наоборот, проявляться в чрезмерно подчеркнутом виде.

3. Вместо типичного синдрома могут наблюдаться искаженные картины, каждая из которых представляет какой-нибудь особый аспект синдрома горя.

4. Эти искаженные картины соответствующими методами могут быть трансформированы в нормальную реакцию горя, сопровождающуюся разрешением» [17, с. 224]. Если острое горе — это некий синдром с определенной симптоматикой, то каковы же его проявления? Э. Линдеманн перечисляет шесть признаков или симптомов острого горя [17, с. 225–226]:

Перейдем к развернутой характеристике динамики переживания утраты. За основу возьмем ставшую классической модель Э. Кюблер-Росс, так как подавляющее большинство других моделей либо отталкиваются от нее, либо перекликаются с ней.

В зарубежной литературе сделана попытка соотнести ее этапы с названиями стадий горя, предложенными другими авторами [47].

Мы пойдем похожим путем с намерением представить единую картину горя во временной перспективе, привлекая наблюдения и мнения различных исследователей.

1. Стадия шока и отрицания

. Во многих случаях известие о смерти близкого, любимого человека оказывается сродни сильному удару, который «оглушает» потерпевшего утрату и приводит его в шоковое состояние. Сила психологического воздействия потери и, соответственно, глубина шока зависит от многих факторов, в частности, от степени неожиданности случившегося.

Однако даже учитывая все обстоятельства события, бывает сложно предвидеть реакцию на него. Это может быть крик, двигательное возбуждение, а может быть, наоборот, оцепенение. Иногда люди имеют достаточно объективных причин, чтобы ожидать смерти родственника, и достаточно времени на то, чтобы осознать ситуацию и подготовиться к возможному несчастью.

И тем не менее кончина члена семьи оказывается для них неожиданностью.

Состояние психологического шока характеризуется недостатком полноценного контакта с окружающим миром и с самим собой, человек действует подобно автомату. Временами ему кажется, что все происходящее сейчас с ним он видит в страшном сне. При этом чувства непостижимым образом исчезают, словно проваливаются куда-то вглубь.

Такое «равнодушие» может казаться странным для самого человека, потерпевшего утрату, а окружающих его людей нередко коробит и расценивается ими как эгоизм.

На самом же деле эта мнимая эмоциональная холодность, как правило, скрывает под собой глубокую потрясенность утратой и выполняет адаптивную функцию, защищая индивида от непереносимой душевной боли.

На данной стадии нередки различные физиологические и поведенческие расстройства: нарушение аппетита и сна, мышечная слабость, малоподвижность либо суетливая активность. Наблюдаются также застывшее выражение лица, невыразительная и немного запаздывающая речь.

Шоковое состояние, в которое на первых порах повергает человека утрата, также имеет свою динамику. Оцепенение ошеломленных потерей людей «может время от времени нарушаться волнами страдания.

В течение этих периодов страдания, которые часто запускаются напоминаниями об умершем, они могут чувствовать себя возбужденными или бессильными, рыдать, заниматься бесцельной активностью или становиться поглощенными мыслями или образами, связанными с умершим.

Ритуалы траура — прием друзей, подготовка к похоронам и сами похороны — часто структурируют это время для людей. Они редко бывают одни. Иногда ощущение оцепенения упорно сохраняется, из-за чего человек чувствует, что он как будто механически проходит через ритуалы» [45].

Поэтому для потерпевших утрату наиболее тяжелыми часто оказываются дни после похорон, когда вся связанная с ними суета осталась позади, а наступившая вдруг пустота заставляет острее ощущать утрату.

Что же представляет собой этот феномен, являющийся отклонением от нормального, здорового переживания утраты? По мнению З. Фрейда, «скорбь становится патологической, когда „работа скорби“ неудачна или не завершена» [цит. по: 14, с. 211]. Аналогичной позиции придерживаются и другие авторы. Так, А. Н.

Моховиков пишет, что осложненное горе возникает, если его переживание «замедляется, приостанавливается, и появляются сложности с интеграцией утраты и приобретением нового опыта» [23, с. 206]. Е. М.

Черепанова высказывает идею, что «нормальная „работа горя“ может стать патологическим процессом, если человек „застревает“ на одной из фаз» [34, с. 51]. Похожей позиции придерживается и Р. Моуди.

Двумя основными проявлениями дисфункционального, разрушительного горя он считает длительное отрицание утраты и фиксацию на горестных ощущениях. Обе реакции на утрату: и отрицание, и страдание являются нормальными до тех пор, пока человек не «застревает», не фиксируется на них.

Одним из возможных проявлений дисфункционального отрицания Р. Моуди и Д. Аркэнджел считают фиксацию на памятных предметах, связанных с покойным.

«Когда скорбящие вкладывают слишком много чувства в свои памятные предметы, те обретают жизненно важное значение и тогда уже не могут приносить благо скорбящему.

Предметы начинают считаться „жизненно важными“ при трех условиях: будучи сохраняемыми для покойных, которые „могут возвратиться“; они сами олицетворяют покойных (в воображении скорбящих); либо когда эмоциональная составляющая столь велика, что утрата этих вещей приравнивается к настоящей человеческой утрате» [22, с. 182]. Здесь стоит отметить, что тот же самый «культ покойного», уже описанный ранее как проявление этапа отрицания утраты, может рассматриваться как вполне понятное и нормальное явление, если он со временем сходит на нет или, по крайней мере, возвращается в приемлемые рамки.

Для того чтобы переживание горя пошло по болезненному, а не по здоровому руслу, обычно имеются определенные основания или причины. Таковыми, как пишет Е. М. Черепанова, могут быть [34, с. 51–54]:

1. конфликты или ссоры с близким человеком перед его смертью;

2. невыполненные по отношению к умершему обещания;

Источник: https://litra.pro/psihologiya-gorya/shefov-sergej

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.