Склонны к депрессии? Причина — творческие способности

Содержание

Депрессия как реакция на реальность

Склонны к депрессии? Причина — творческие способности

В современном западном обществе эмоциональные страдания считаются патологией, нуждающейся в коррекции, а их отсутствие — здоровьем. Такая логика продиктована доминирующим сегодня медицинско-терапевтическим дискурсом. Ее основания редко подвергаются сомнению.

Мы сосредоточены на том, как защититься или избавиться от душевных страданий, не задумываясь, почему считаем их патологическими.

А что если поставить это под вопрос? Ведь тот факт, что эти эмоциональные состояния неприятны их носителю и окружающим, еще не говорит о том, что они патология.

Существует несколько течений мысли, в которых разработано альтернативное понимание депрессии. Например, в социальной психологии есть исследования о том, как связаны депрессия и реалистическое восприятие реальности.

В плену иллюзий и счастливы

В 1980-е годы профессор психологии Калифорнийского университета Шелли Тейлор ввела термин «позитивные иллюзии».

В это понятие входит иллюзорное превосходство — завышенные нереалистичные представления человека о самом себе, так называемый «эффект лучше среднего». Абсолютное большинство людей склонно переоценивать себя в сравнении со среднестатистическими окружающими.

Тейлор предположила, что позитивные иллюзии крайне полезны для психического здоровья и положительно влияют на продолжительность и качество жизни.

Это явление также называют «эффект Лейк-Уобегон» в честь вымышленного одноименного города из американской радиопередачи A Prairie Home Companion. Утверждалось, что в этом городке «все женщины — сильные, мужчины — красивые, а дети — талантливые», и способности каждого ребенка «выше средних».

Эксперименты, подтверждающие наличие эффекта Лейк-Уобегон, очень часто воспроизводят в психологических исследованиях. Тесты всегда дают приблизительно одинаковый результат, что позволяет назвать иллюзию превосходства универсальным свойством нашей психики.

75–80 % людей считают, что они лучше, чем большинство, по почти любым признакам: дружелюбие, щедрость, ум, здоровье, академические способности, восприятие информации, образ жизни.

Но они обманываются: статистически это невозможно, ведь все не могут быть выше среднего.

Социальная психология утверждает, что единственная группа людей, которая объективно оценивает себя по сравнению с другими и довольно точно определяет уровень своих способностей, — это те, у кого диагностирована депрессия. Психически здоровые люди, у которых такого диагноза нет, больше руководствуются позитивными иллюзиями и поэтому менее точны в отношении себя.

Люди в состоянии депрессии видят мир более реалистично, остальные — это подверженные иллюзиям оптимисты.

Австралийский социальный психолог Джо Форгас доказывает, что у тех, кто испытывают эмоциональные страдания, более развито критическое мышление, в то время как счастливые люди более легкомысленны. Когда человек находится в депрессивном состоянии, он дает более объективные прогнозы будущего.

«Принимая во внимание тот факт, что положительные эмоции настраивают на творческий лад, лояльность, способствуют налаживанию контактов, спусковые механизмы, отвечающие за здравый смысл, блокируются. Таким образом, будучи расстроенным, человек становится своего рода занудой, углубляется в размышления, обращает внимание на любые мелочи вокруг себя, запоминает их, анализирует».

В ходе экспериментов Форгас установил, что участники с подавленным настроением более склонны к альтруистическому поведению, что, по мнению ученого, является проявлением их дальновидности. Люди в депрессивном состоянии реже принимают поспешные решения, мало доверяют слухам и в меньшей степени склонны основывать свои выводы на религиозных или расовых предубеждениях.

«Несмотря на то что люди в прекрасном настроении кажутся более достойными собеседниками, на практике это не так. Пребывая во власти собственных мыслей, они порой не слышат даже того, что им говорят. Витая в облаках, они хуже справляются с поставленными задачами, забывают о мелочах, работают спустя рукава».

В данном случае приятный и хороший собеседник не одно и то же. Сплетничать, основывать свои суждения на предрассудках и коллективно витать в облаках может быть приятным занятием, полезным для психического здоровья и даже продлевающим жизнь. Но это тот случай, когда количество прожитых годов не переходит в качество.

Быть как все или жить в депрессии?

Алиса Хольцхей-Кунц, одна из ведущих экзистенциальных аналитиков современности, предлагает онтологическую интерпретацию психических страданий. Она исходит из философской антропологии Хайдеггера, который разграничивал аутентичный и неаутентичный способы существования.

Ведя неаутентичную жизнь, человек стремится укрыться от реальности своего существования — признать его ничтожность, бессмысленность и трагичность. Столкновение с реальностью неизбежно вызывает у людей тревогу.

Люди поглощены неаутентичным (онтическим) измерением, то есть предпочитают жить «как все», руководствуясь общепринятым неотрефлексированным пониманием мира и выбирая способ жизни, свойственный их окружению и культуре.

По большей части все мы живем неаутентично, это наше среднестатистическое состояние — следовательно, оно является нормой и не может считаться патологией.

Соприкосновения с реальностью собственного бытия редки и непродолжительны, потому что слишком болезненны. Больше того, подлинное существование мешает успешно справляться с повседневными заботами и быть приемлемым членом общества.

Успешная социализация и повседневная жизнь фактически требуют забвения в общности.

Опыт эмоциональных страданий — это разочаровывающее соприкосновение с реальностью существования, которая основана в том числе на потере способности разделять общепринятые смыслы и формы существования и соответствовать требованиям общества.

По мнению Алисы Хольцхей-Кунц, депрессия связана с разочаровывающим изобличением ничтожества человеческого существования.

Человек, находящийся в депрессии, утратил веру в общепринятые иллюзии о ценностях и идеалах. Хольцхей-Кунц связывает опыт эмоциональных страданий с особой чувствительностью к реальности (то есть к онтологическому измерению), когда люди уже не могут руководствоваться иллюзиями.

По ее словам, депрессивное состояние обусловлено «сверхчувствительностью к онтологическому значению онтических событий и действий.

Тот, кто таким образом сверхчувствителен, в повседневной жизни постоянно подвергается нагруженному тревогой онтологическому опыту положения человека […] из-за этой особой чувствительности повседневная жизнь таких людей перегружена онтологическим смыслом, что затрудняет, если не делает невозможным, надлежащую оценку и решение конкретных онтических задач».

Проще говоря, зачем вести здоровый образ жизни, если мы всё равно умрем, и искать отношений, если любовь — это иллюзия и мы обречены на одиночество?

На радость Хайдеггеру, современному человеку всё сложнее укрыться от онтологического осмысления реальности. Он лишен Бога и других форм коллективных иллюзий, защищающих от реальности, поэтому испытывает небывалые эмоциональные страдания и ностальгию по вере в иллюзии.

Впрочем, доминирующие сегодня медицинский и терапевтический дискурсы, которые обещают избавить нас от эмоциональных страданий механическим путем, не являются полной противоположностью религии. Им тоже свойственна предвзятость в исповедании иллюзий.

Фуко утверждал, что медицинский дискурс является прямым наследником религиозного и не лишен его предрассудков. Аппарат церкви превратился в аппарат медицины, христианского пастора заменили медицинские клерки.

Как и церковь, медицина сулит секулярную форму спасения, при этом невзначай определяя, от чего именно нас следует спасать. Идеал неземного рая сменился образом рая на земле, где люди навсегда избавлены от эмоциональных страданий.

Согласно Хайдеггеру и Хольцхей-Кунц это предполагает, что человек надежно защищен от рефлексии и связи с реальностью.

Зачем человеку страдать?

Канадский ученый Пол Эндрюс и американский биолог Джеймс Томсон проанализировали эволюционную роль депрессии. С их точки зрения, при депрессивном расстройстве активизируется деятельность того отдела мозга, который отвечает за концентрацию внимания, и чем сильнее депрессия, тем выше активность отдела. Работа этой части мозга также стимулирует аналитическое мышление.

Эндрюс и Томсон пришли к выводу, что эволюционная функция депрессии — развитие аналитических способностей и сосредоточение на решении сложных мыслительных задач.

Если бы мы не впадали в депрессию, мы бы не находили выход из сложных ситуаций. Мудрость дается недешево: за нее платят эмоциональными страданиями.

К сожалению, выбирая между эмоциональными страданиями и их отсутствием, мы часто делаем выбор не между здоровьем и патологией, а между самообманом и мышлением, чреватым столкновением с реальностью.

Источник: https://knife.media/objective-depression/

Психические расстройства человека: творческие люди в группе риска | Системно-векторная психология — антидот против информационного яда

Склонны к депрессии? Причина — творческие способности

 / Наука / Психические расстройства человека: творческие люди в группе риска

12 609

Портал globalscience.ru (http://globalscience.ru/article/read/21268/) сообщает о результатах исследования ученых Каролинского института, которые сообщили о том, что творческие личности чаще остального населения становятся жертвами психических расстройств.

Человека творческого подстерегает множество опасностей, среди которых депрессия, шизофрения, нервная анорексия, синдром беспокойства, аутизм. Исследователи говорят о склонности к алкоголизму, наркомании, о злоупотреблении психоактивными веществами.

В частности, в результатах исследования говорится о том, что писатели являются теми людьми, которые наиболее подвержены шизофрении.

По информации шведских исследователей, повышен риск психических расстройств и у родственников творческих людей. Причем, в ходе исследования было выявлено, что в группу риска попадают ученые, художники, фотографы, танцоры, писатели.

Психические расстройства человека

Помимо психических расстройств творческого человека подстерегает еще одна серьезная проблема. Среди таких людей, по информации всё тех же шведских исследователей, самоубийства встречаются на 50% чаще, нежели у остального населения.

Ученые надеются, что собранные ими сведения помогут обеспечить тем, кто болен расстройствами психики, более качественное и комплексное лечение.

В свете приведенных исследований интересны статистические данные, которые показывают риск самоубийства в зависимости от профессиональной принадлежности человека. В частности, по информации (http://nnm.

ru/blogs/triny2008/socialnyy-fenomen-suicida-i-suhaya-statistika/) суицидальный риск для некоторых профессий (оценка в баллах от 1 до 10) выглядит следующим образом: на первом месте – музыкант (8,5 балла), далее – медсестра (8,2), зубной врач (8,2), психиатр (7,2) и другие.

Очевидно, первое место в этом списке занимают люди, вся профессия которых – творчество. Результаты различных исследований указывают на то, что человек, которого мы называем «творческим» подвержен риску психических расстройств, и, кроме того – риску суицида.

Использование при анализе вышеприведенных данных методов системно-векторной психологии Юрия Бурлана позволяет выявить более глубокие сходства между теми, кто подвержен риску психических расстройств человека.

Дело в том, что все те люди, о профессиональной принадлежности которых мы говорили выше, относятся либо к обладателям звукового вектора, либо – к обладателям зрительного вектора, либо – к людям, имеющим звуко-зрительное смешение векторов.

Так, например, музыкант и ученый – типичная реализация для обладателей звукового вектора. Танцоры, врачи, фотографы, художники – типичные представители зрительного вектора. Типичный психоаналитик – яркий пример человека, обладающего звуко-зрительным смешением. К этому же смешению относятся многие писатели и поэты. Это – устойчивая тенденция.

И тот и другой вектора, вследствие недостаточного уровня наполнения врожденных желаний, способны давать состояния, которые обычно диагностируются как психические расстройства человека.

 Психические расстройства человека и звуковой вектор

Так, особенностью звукового вектора является заложенная в человеке от рождения тяга к познанию себя и познанию мира.

Такие люди часто становятся учёными – через исследования они пытаются ответить на свой главный внутренний вопрос: «Кто я?».

Похожим образом происходит становление музыкантов – в самом широком смысле – здесь могут быть и исполнители, и композиторы. Музыкант ощущает, что его творчество способно приоткрыть тайну его собственного устройства и устройства мира.

Психические расстройства человека

Звуковой вектор задаёт, в потенциале, мощный абстрактный интеллект. Для правильного развития этих задатков критически важно соответствующее воспитание звукового ребенка в детстве. В частности, этому ребенку противопоказаны шумы, противопоказано всё, что «сбивает его с мысли».

Если такой ребенок не имеет возможности спокойно размышлять (например, над чем-то, прочитанным в книге), если его постоянно отвлекают, кричат на него, как итог уже в подростковом возрасте он попадает в группу риска. Характерные состояния здесь – апатия, депрессия, чувство давящей пустоты, отсутствие смысла.

В таких тяжелых депрессивных состояниях звуковики заканчивают жизнь самоубийством.

Психические расстройства человека и зрительный вектор

Зрительный вектор характеризуется, в развитом и реализованном состоянии, тягой к прекрасному (фотографы, художники), высоким уровнем сострадания к другим людям (врачи, медсестры), образным интеллектом.

Здесь тоже многое зависит от воспитания такого ребенка. В частности, когда в зрительном ребенке не развивают сострадание (например, один из шагов по развитию сострадания – чтение ребенку соответствующей литературы), читают страшилки, то не дают свойствам его психического развиться.

Зрительник, оставшийся в архетипичном состоянии, всю жизнь будет именно через страх наполнять свою врожденную эмоциональную амплитуду, никогда не сможет испытать обратное страху чувство – любовь.

Зрительные страхи обеспечивают повышенную нервозность, они, фактически, являются различными проекциями страха смерти – страха за себя. В то время как сострадание – это страх за других.

Если зрительного ребенка воспитывали в соответствии с его внутренними особенностями, определить которые можно с помощью методов системно-векторного психоанализа, то он гораздо более устойчив на ландшафте, а жизнь приносит ему гораздо большее удовольствие.

Единственное, что способно выбить такого зрительника в страх – сверхстресс, то есть сверхдавление на его свойства. Но это всегда временное событие. Чем выше уровень развития его основных качеств в детстве, чем выше уровень их реализации во взрослом возрасте – тем легче такой человек преодолеет сверхстресс.

Там же, где наблюдается недобор развития или реализации, даже небольшие проблемы способны довести человека до явно диагностируемых психических расстройств. Для негативных состояний в зрении характерны демонстративные попытки самоубийства.

Это для зрительника в состоянии страха иногда единственный способ привлечь к себе внимание. Такому человеку хочется требовать внимания окружающих. Ему кажется, что его недостаточно любят, что его недооценивают, им недостаточно интересуются.

Психические расстройства человека

Эти состояния, естественно, имеют разную тяжесть – от вполне невинных, но постоянных вопросов: «Ты меня любишь?», до шантажа свести счеты с жизнью.

При этом зрительник в чистом виде никогда не ставит себе целью именно уйти из жизни. Он хочет как следует испугать окружающих, показать им – как ему плохо, показать, как ему нужно их внимание.

Однако часть из них все же погибает. Не пришла вовремя мама, чтобы откачать дочь, наглотавшуюся таблеток. Никто не заметил, что она ушла в ванну и долго не возвращается. Хотя по закону жанра – должны были. Так и уходят несчастные зрительники из жизни.

Психические расстройства человека и звуко-зрительное смешение

Когда врожденные желания звукового и зрительного векторов сосуществуют в одном человеке, он обладает одновременно мощным абстрактным и образным интеллектом.

Психоаналитики в этом плане представляют собой яркий пример. Желания зрительного вектора тянут их к помощи другим людям. Желания звукового и врожденный звуковой страх сойти с ума толкает к изучению этого явления.

Однако факт остается фактом – у современной психиатрии нет эффективных методов борьбы с депрессией. Медикаментозное лечение приносит временное облегчение, а антидепрессанты и вовсе вредят психике. Именно поэтому даже маститые специалисты в области психиатрии иногда кончают с жизнью.

Психические расстройства человека

Психические расстройства человека: родственные связи

Ученые, как мы упомянули выше, указывают на то, что родственники творческих людей так же подвержены психическим расстройствам человека.

Такие выводы, с точки зрения системно-векторной психологии, вполне закономерны, так как творческие люди обычно обладают смешением из 3-6 векторов. Ребенок, обладающий подобным врожденным набором желаний, обычно появляется в семье, где родители примерно соответствуют такому набору векторов.

Это же касается и родственников, которые так же, вероятнее всего, будут иметь звуковой либо зрительный вектора. Вероятность того, что, скажем, дядя великого музыканта будет обладать зрительным или звуковым вектором, весьма высока.

Мы можем здесь говорить о стойкой тенденции к подобному соотношению векторного набора родственников.

В итоге, например, если некий музыкант страдает психическим расстройством – это не причина, по которой проблемы подобного уровня могут возникать у его родственников. Это – лишь следствие наличия у него звукового вектора и проявление нехваток в данном векторе.

Однако, то, что перед нами – обладатель звукового вектора, позволяет с высокой долей вероятности предполагать наличие звукового вектора у некоторых из его родственников.

Как результат, исследования выявляют склонность к психическим расстройствам человека не только творческих людей, но и их родственников.

Выводы

Мы считаем, что исследования, касающиеся психических расстройств человека, следует дополнять системным анализом тех, кого касаются эти исследования, а так же – их родственников. Диагностика должна включать в себя определение векторного набора испытуемых и их состояния.

Это позволит, если говорить о перспективах практического применения подобных исследований, с одной стороны – помогать людям, испытывающим проблемы, эффективно выводить их из негативных состояний, а с другой – проводить профилактику развития психических расстройств среди тех людей, которые могут быть склонны к их проявлению.

Статья написана с использованием материалов тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана

Александр Заика

Источник: http://svpjournal.ru/nauka/psixicheskie-rasstrojstva-cheloveka-tvorcheskie-lyudi-v-gruppe-riska/

Креативность и стресс: как нервное напряжение вляет на творчество

Склонны к депрессии? Причина — творческие способности

Мы все считаем, что нервное напряжение вредно, но мы редко пытаемся выяснить, что же такое стресс. Ганс Селье – венгерский врач, который сформулировал концепцию стресса в 1930-х годах, и выявил, как человек реагирует физически, мысленно и эмоционально на потребности (или стрессоры), возложенные на нас. Но даже он не смог дать определение данному явлению.

Стресс имеет реальные последствия, поэтому не важно, насколько нечетким может быть само понятие.

Фактически, одной из причин быстрого распространения этого термина было то, что врачи в начале 1950-х годов рассматривали стресс как ключевую причину появления эпидемии сердечных заболеваний среди белых мужчин среднего класса.

К 1970-м годам стресс как синоним напряженности и беспокойства стал недугом современного ритма жизни. И теперь мы знаем, что хроническая стадия этого заболевания может вызывать гипертонию и артериосклероз, а также повышает риск появления диабета, болезни Альцгеймера и депрессии.

Не удивительно, что у стресса плохая репутация. Творческие люди считают, что стресс сопоставим с проживанием рядом с радиоактивной свалкой и лишает вас креативности.

Это суждение вполне разумно. Поскольку бремя, будь то ментальное или физическое, отвлекает. Скорее даже – отнимает энергию, создавая ощущение всепоглощающей безысходности. Поэтому очевидно, что стрессовое состояние может стать причиной творческого кризиса.

Ущерб, который стресс наносит творческим способностям, подтвержден научно

Значительная часть существующих исследований, несмотря на то что они несколько примитивны, ориентированы в основном на традиционное деловое сообщество. Особое внимание они уделяют тому, как люди продвигаются по карьерной лестнице. Эти исследования также поддерживают широко распространенное мнение о том, что стресс разрушает творческое мышление.

В одном широко известном исследовании 2002 года, Тереза Амабиле (профессор делового администрирования в Гарвардской бизнес-школе) и двое других исследователей, попросили 177 сотрудников, работающих в семи разных компаниях США, сохранять журналы записей их рабочего дня, чтобы оценить, как на них влияет спешка. Больше 9 000 записей, которые они собрали, привели исследователей к выводу, что «когда творчество находится под прицелом, обычно его убивают». В статье Harvard Business Review исследователи объяснили, что:

«Временные рамки могут заставить людей работать больше и выполнить больше работы, даже могут заставить их чувствовать себя более креативными, то на самом деле, они заставляют их думать более приземленно».

Такое открытие должно было вызвать тревогу в мире искусства, потому как укоренилось такое понятие как крайние сроки выполнения работы.

Раньше, когда у успешного художника или скульптора была «свобода», он мог делать выставку каждые два или три года, у него было достаточно времени, чтобы визуализировать и творить.

Как всем хорошо известно, художники зачастую прибегали к большому количеству алкоголя, чтобы справиться с напряжением.

Дедлайн – основная причина стресса

Теперь, с дедлайнами выполнения работ для круглогодичного арт-ярмарка, не говоря уже о международных галерейных выставках, известные художники испытывают своего рода давление, схожее с тем, что ощущают рабочие на конвейере.

Ярмарки не закрываются из-за нехватки произведений, поэтому определенное количество картин все же пишут.

Но исследование Терезы Амабиле и ее команды поднимает вопрос о том, влияет ли стресс постоянных сроков на общее качество произведений искусства. 

Конечно, дедлайн является лишь одним из многих возможных источников тревоги. Другим типичным источником стресса является смещение ролей, которые сегодня возложили на себя художники, например факт, что они носят много шляп и часто работают во всех мыслимых средах. Таким образом, это только умножает задачи, которые необходимо выполнить, не говоря уже о проблемах, характерных для них.

Как же справиться со стрессом?

Однажды я посетил художника Джей-Джей Пита в то время, когда он использовал складское помещение в качестве своей студии. У него было несколько небольших комнат и кладовок, каждая из которых была посвящена одному типу проекта: видео, живописи, фотографии или скульптуре.

Каждый из них был оснащен кухонным таймером, чтобы Пит мог работать с предустановленными интервалами (скажем, 12 минут) на одном проекте, прежде чем переходить к следующему. Его стратегия подтверждена наукой.

Несколько исследований показали, что переход между задачами с определенными интервалами более эффективен для творческого процесса, чем когда люди переключаются между задачами по собственной инициативе.

Но если таймеры мешают вам, и смена локации каждую четверть часа отвлекает, то метод Пита вам не подойдет. Задача заключается в определении того, что вызовет наибольшее напряжение. Происхождение стресса, как известно, трудно определить.

Причиной может стать надвигающийся срок, который давит на вас, что-то, что вы съели, какие-то другие глобальные проблемы, или же комбинация всех этих проблем.

Но если мы рассматриваем влияние стресса на творчество, как мы определим, на какие факторы следует обратить внимание, и как мы определим их последствия?

Одно из недавних и самых инновационных исследований упускает вопрос того, что вызывает стресс, рассматривая эффективность выздоровления и выхода их этого состояния.

В исследовании приняли участие 62 предпринимателя, исследовательская группа, возглавляемая Евой Вайнбергер, а также кафедра менеджмента и инноваций факультета бизнес-управления и экономики Дрезденского технического университета. Объединив записи журналов, опросы и данные, полученные с помощью устройств для контроля сна, ученные пришли к довольно противоречивым выводам.

С одной стороны, более качественный сон наблюдался в соотношении с высоким уровнем ежедневного творчества, и стресс был чем-то, от чего нам нужно прийти в себя. С другой стороны, мысли о рабочих проблемах в нерабочее время также привели к повышению уровня ежедневного творчества.

Итак, нужно ли нам снимать стресс, чтобы делать нашу работу успешнее, или для этого нужно находиться в стрессовом состоянии большую часть времени? Ответ, я думаю, заключается в том, что нам нужно лучше разобраться в природе самого стресса.

Источник: https://say-hi.me/vdohnovenie/kreativnost-i-stress-kak-nervnoe-napryazhenie-vlyaet-na-tvorchestvo.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.