Угодливость — следствие насилия

Содержание

Как доказать изнасилование

Угодливость — следствие насилия

Наказание за изнасилование предусмотрено ст. 131 УК РФ. При наличии отягчающих обстоятельств преступник может быть осужден к пожизненному заключению. Но чтобы злоумышленник был наказан, потребуется доказать факт изнасилования. Как это сделать, и что для этого потребуется, расскажем далее.

Как доказать факт изнасилования?

Для того, чтобы подтвердить слова потерпевшей, потребуется провести ряд исследований, в ходе которых можно найти доказательства совершенного преступления. Это следующие экспертизы:

  • биологическая;
  • судебно-медицинская;
  • трасологическая;
  • судебно-психиатрическая;
  • судебно-химическая.

Обратите внимание! Огромную роль для сбора нужных доказательств по делам об изнасилованиях имеет своевременное проведение судебно-медицинской экспертизы. Ее назначают сразу же, как стало известно о преступлении. Крайне важно до осмотра не устранить случайно возможные вещественные доказательства.

Что является доказательством изнасилования?

Можно предъявить вещественные доказательства, а также показания свидетелей. К первым относятся любые следы преступления, оставленные на месте происшествия, теле пострадавшей, предметах одежды или обуви. Такими следами могут быть:

  • клочки волос, одежды преступника;
  • частицы кожи под ногтями;
  • следы крови, биологических материалов;
  • следы борьбы на теле жертвы;
  • отпечатки пальцев насильника на предметах интерьера;
  • другие доказательства, позволяющие установить причастность подозреваемого к совершению преступления.

К свидетельским показаниям относятся любые рассказы лиц, которые находились вблизи места совершения деяния и слышали крики о помощи, звуки борьбы, угрозы пострадавшей и т.п.

Также свидетелями являются лица, которые помешали насильнику завершить преступление («спугнули» его, проходя мимо или поспешив на помощь жертве).

Свидетели обязательно вызываются на допрос, их показания подробно записывают и фиксируют в протоколе.

Обратите внимание! Изнасилование считается совершенным с момента начала полового акта. Его завершения в физическом плане не требуется для того, чтобы считать это преступление оконченным.

По этой причине, если насильнику помешали довести дело до конца, его действия не будут расценены как покушение, а значит, наказание не будет смягчено в соответствии с положениями ст. 30 УК РФ.

Помимо предъявления вещественных доказательств и свидетельских показаний, факт совершения преступления доказывается в ходе проведения очных ставок, опознаний и следственных экспериментов.

В первом случае предполагаемый преступник отвечает на вопросы следователя в присутствии жертвы.

Аналогичные мероприятия могут проводиться в отношении свидетелей в том случае, если их показания значительно различаются.

Очные ставки проводятся для того, чтобы определить, какие показания являются правдивыми, а значит, составляют базу для дальнейшего ведения следствия.

Опознание необходимо в том случае, если жертва не знает нападавшего, т.е. видела впервые в момент совершения преступления.

В этих целях эксперты составляют фотороботы на основе описания примет насильника, которые запомнились потерпевшей или свидетелям преступления.

Обратите внимание! Следственные эксперименты проводятся для того, чтобы установить хронику и детали произошедшего. По следам на месте преступления специалисты могут определить многое: как было совершено нападение, оказывала ли жертва сопротивление, долго ли продолжалась борьба и т.п.

Вещественные доказательства изнасилования

В рамках расследования уголовного дела об изнасиловании следователь собирает все возможные вещественные доказательства. Для этого он назначает экспертизы, а также выезжает на место преступления.

Во время осмотра места следователь при помощи специального оборудования (кварцевые и ультрафиолетовые лампы, марля и ватные тампоны, пропитанные специальными реагентами, и т.п.) исследует все предметы и поверхности.

При обнаружении следов крови, биологических жидкостей образцы материала берутся для проведения экспертизы. Если такие следы находятся на мягких поверхностях габаритных предметов (обивка мебели, ковры и т.п.), то часть материала вырезается.

Мелкие предметы интерьера, одежда, обувь, на которых были обнаружены следы преступления, следователь тщательно упаковывает и забирает для проведения экспертизы. При этом обязательно берутся чистые образцы материала, на котором были обнаружены следы преступления.

Если деяние было совершено вне помещения (в лесном массиве, парке и т.п.), специалист внимательно изучает почвенные и травяные покровы. На земле могут остаться фрагменты одежды (пуговицы, застежки, перчатки и т.п.), а также украшения, заколки жертвы, ее волосы. Не исключено, что и сам преступник обронил что-то из своих вещей. Все эти предметы помогут доказать факт совершения преступления.

Помимо этого, на месте происшествия будет проведена трасологическая экспертиза. Это исследования по характеру следов, найденных на земле, позволяет определить, что происходило. Эксперты внимательно изучают не только сами следы, но и их характер, устанавливают углы наклона, расположение тел.

Обратите внимание! При изъятии вещественных доказательств с места преступления необходимо обращаться с ними крайне осторожно, чтобы случайно не уничтожить следы.

Следователи знают об этом, а вот участники событий – нет, поэтому самостоятельное посещение места преступления и сбор вещественных доказательств не рекомендуется, если рядом нет сотрудника правоохранительных органов.

Если сексуальное насилие сопровождалось физическим, то фиксируется причиненный здоровью жертвы вред («снимают» побои). По характеру ссадин и ушибов можно определить, как произошло нападение, как именно потерпевшая оказывала сопротивление преступнику.

Судебно-медицинская экспертиза при расследовании дела

Судебная медицинская экспертиза проводится для того, чтобы доказать наличие на теле жертвы преступления следов насилия. Для этого потерпевшую осматривает врач-гинеколог, уролог, хирург (при наличии следов побоев). Гинеколог берет мазки, осматривает половые органы.

Полученные материалы исследуют на наличие следов преступления, биологических веществ преступника. Даже если мужчина не был известен потерпевшей, в результате проведения судебной медицинской экспертизы можно многое о нем узнать.

В частности, по результатам исследования мазка можно определить группу крови злоумышленника, его примерный возраст и т.п.

Кроме того, в ходе гинекологического осмотра врач удостоверяется в том, что жертва насилия не была заражена венерическим заболеванием или ВИЧ-инфекцией. Если это произошло, то наказание будет назначаться в соответствии с ч. 2 или ч. 3 ст. 131 УК РФ и будет более суровым.

Помимо судебно-медицинской экспертизы, доказать причастность того или иного лица к совершению изнасилования помогут биологическая и судебно-химическая экспертизы.

В целях их проведения у предполагаемого преступника и жертвы берутся для изучения образцы биологических жидкостей.

Изучив их, эксперты могут с большим процентом вероятности установить, участвовал ли подозреваемый в совершении преступления.

Обратите внимание! Вполне понятно желание жертвы изнасилования побыстрее избавиться от следов, в том числе на своем теле. Но если требуется доказать факт совершения преступного деяния, то не следует стирать одежду и белье, принимать ванную и душ и т.п. до тех пор, пока не будет проведена судебно-медицинская экспертиза.

Во многих случаях насильники так и остаются не наказанными. Связано это не только с тем, что жертвы зачастую не заявляют о произошедшем из-за чувства стыда и отвращения. В некоторых ситуациях доказать факт совершения преступления весьма сложно без помощи хорошего адвоката.

Именно этот специалист в ходе проведения следственных мероприятий следит за тем, чтобы все имеющиеся вещественные доказательства были учтены и приобщены к уголовному делу. Кроме этого, в случае необходимости он направляет следователям ходатайства о проведении различных экспертиз.

Если вы пережили изнасилование, и вам нужна юридическая помощь, обращайтесь к нам. Наши опытные юристы, действуя деликатно и уважительно, помогут вам привлечь преступника к ответственности. Зло не должно оставаться безнаказанным. Звоните нам или оставляйте свое сообщение, используя онлайн-форму на сайте.

Источник: //lawofficesp.ru/articles/kak-dokazat-iznasilovanie/

Смертельная ошибка. Как казнили невиновных людей

Угодливость — следствие насилия

10 октября отмечается Всемирный день борьбы со смертной казнью. Несмотря на то что во второй половине XX века многие страны отказались от вынесения смертных приговоров, кое-где эта высшая мера наказания ещё действует. Правда, история знает немало примеров, когда казнили невиновных. Лайф вспомнил несколько случаев несправедливого правосудия.

Всемирный день борьбы со смертной казнью учреждён в 2003 году и с тех пор отмечается ежегодно 10 октября. Почему этот день так важен для борцов за справедливость? Многие полагают, что лишение жизни осуждённого не поможет сокращению преступности. Более того, не раз людей казнили по ошибке. Понимали это спустя десятилетия, но жизнь невиновного нельзя было уже вернуть.

Александр Кравченко

В 1978 году в городе Шахты Ростовской области рядом с мостом через реку Грушевку обнаружен труп девятилетней девочки. На её теле были найдены следы сексуального насилия, ножевые раны. Смерть наступила в результате удушения.

Под подозрение попал Александр Кравченко, который жил недалеко от места гибели девочки. Ранее он уже отбывал тюремный срок за похожее деяние и избежал смертной казни только потому, что на момент совершения преступления был несовершеннолетним.

В этот раз признанный виновным Кравченко 5 июля 1983 года был расстрелян. Позже следствие вновь возобновило дело — под подозрение попал и серийный убийца Андрей Чикатило.

На одном из первых судебных заседаний он признал себя виновным в убийстве девятилетней девочки, но потом отказался от своего признания. В 1994 году Чикатило казнили. Однако до сих пор неизвестно, кто на самом деле виноват в расправе над ребёнком.

Колин Кэмпбелл Росс

В 1921 году в Мельбурне, Австралия, изнасиловали и убили 13-летнюю девочку по имени Альма Тиршке. Подозреваемым стал Колин Кэмпбелл Росс, у которого был свой кабак. Одним из доказательств его причастности к убийству стала найденная на его кровати прядь волос погибшей.

Росс до конца утверждал, что невиновен, но суд это не убедило. В 1922 году он был повешен. Лишь в 1994-м исследователь Кевин Морган решил рассмотреть это дело заново. С помощью уже на тот момент более современных технологий он установил, что та самая прядь волос не принадлежала погибшей Альме.

Генпрокурор штата Виктория признал обвинительное заключение ошибочным.

Тимоти Эванс

В 1950 году гражданина Великобритании Тимоти Эванса приговорили к повешению за убийство его беременной жены Берилл и маленькой дочери Джеральди. На протяжении всего судебного процесса осуждённый твердил, что убийца — их сосед Джон Кристи, но доказать это Эванс не мог.

Через три года после того, как Тимоти Эванс был казнён, выяснилось, что Кристи является серийным убийцей. На его счету оказались убийства четырёх женщин. Их тела он прятал в шкафу, который заколотил перед продажей дома. Уже новый владелец дома обнаружил ужасную находку, когда собирался выкидывать старую мебель. Он сообщил об этом в полицию.

Джона Кристи удалось задержать, на допросе он сознался во всех своих жестоких преступлениях.

Лео Франк

В 1913 году управляющему Национальной фабрикой по изготовлению карандашей в Атланте Лео Франку было предъявлено обвинение в изнасиловании и убийстве 13-летней Мэри Фэган. Ещё совсем юная девочка работала на этой фабрике — присоединяла ластики к карандашам.

Её тело было найдено в подвале. В суде работник фабрики Джим Конли заявлял, что видел, как Франк совершает расправу над девочкой. Его слова были единственным доказательством преступления.

В итоге Лео Франка приговорили к смертной казни, но благодаря губернатору штата это решение было пересмотрено и ему дали пожизненное. В 1915 году возмущённые граждане выкрали его из тюрьмы и публично повесили. А убийцей как раз оказался Джим Конли.

В тот роковой день друг Мэри видел, как Конли убил её на фабрике и отнёс тело в подвал. На тот момент он боялся рассказать об этом из-за угроз.

Стинни Джордж

В 1944 году 14-летнего Стинни Джорджа обвинили в убийстве двух девочек в Южной Каролине. По версии следствия, он был последним, с кем общались девочки. Следствие шло три месяца, и на последнем заседании присяжные, посовещавшись всего десять минут, признали мальчика виновным.

В июне 1944 года его казнили на электрическом стуле. Он стал самым юным казнённым в XX веке. Лишь в 2013 году следствие почему-то вернулось к этому делу. Cокамерник рассказал о невиновности Джорджа. В 2014 году в ходе повторного судебного процесса Стинни Джордж был посмертно оправдан.

Хууджилт

В 1996 году жителя городского округа Хух-Хото в Китае по имени Хууджилт задержали за изнасилование и убийство посетительницы общественного туалета. Он дал признательные показания, после чего ему вынесли смертный приговор. Вскоре он был казнён. Спустя почти десять лет следователи снова взялись за это дело.

А всё потому, что на тот момент был задержан серийный маньяк Чжао Чжихун. На допросе он признался в десяти преступлениях, в том числе и убийстве девушки в туалете, за которое казнили Хууджилта. В декабре 2014 года приговор отменили.

Родственникам Хууджилта выплатили денежную компенсацию в размере 30 тысяч юаней (288 тысяч рублей).

Смерть, как пытка

Как показывает практика, далеко не всегда удавалось казнить людей с первого раза. Например, 17-летний афроамериканец Вилли Францис был приговорён к смертной казни на электрическом стуле за убийство работодателя. Когда пустили ток, он закричал: “Снимите капюшон, дайте мне подышать! Я жив!” Смертный приговор отложили на год. Лишь на второй раз ему удалось умереть.

А вот Аллена Ли Дэвиса из Флориды замучили до смерти. Он весил 130 килограммов, и казнь на электрическом стуле превратилась для него в пытку. Во время этого процесса Дэвис сильно кричал от боли, из его грудной клетки брызнула кровь, лицо посинело, а тело распухло.

Согласно статистике Amnesty International, в 2017 году зафиксировано 993 казни в 23 странах, что на 4% меньше, чем в 2016 году (1032 казни), и на 39% меньше, чем в 2015-м (когда организация сообщила о проведении 1634 казней, рекордного числа с 1989 года). Большая часть казней проведена в Китае, Иране, Саудовской Аравии, Ираке и Пакистане.

Также, по статистике Amnesty International, на конец 2017 года 106 стран отменили смертную казнь законодательно за все преступления и 142 страны отменили её законодательно или на практике. В России смертная казнь не отменена, однако с 1996 года на высшую меру наказания наложен мораторий.

Источник: //life.ru/1159519

«Сама виновата»: В чём принято обвинять жертв насилия

Угодливость — следствие насилия

Татьяна Никонова, автор секс-блога Sam Jones’s Diary

Флешмоб под хештегом #ЯНеБоюсьСказать, где женщины (и иногда мужчины) рассказывают о пережитом сексуальном насилии и домогательствах, напомнил, почему столько женщин боялись заговорить.

Смелость и открытая дискуссия о проблеме, которую многим не хочется замечать, вызвали не только массовую эмпатию и поддержку, но и избитую обвинительную реакцию: сама виновата, кто держал свечку, зачем об этом вообще говорить.

Татьяна Никонова — не только секс-блогер, но и создательница проекта о повседневном сексизме и мракобесии «Пони и радуги» — объясняет, что на самом деле стоит за столь популярными негативными высказываниями в адрес жертв, которые только на первый взгляд кажутся логичными.

Не знаю, со мной такого никогда

не случалось

Подразумевается: разумный человек обладает множеством инструментов для защиты от нападения, но пострадавший почему-то ими не воспользовался.

На самом деле: если бы контролировать агрессоров было реально, насильники давно бы перевывелись. Это типичное перекладывание ответственности за произошедшее на пострадавшую, часто звучащее в адрес жертв от самих же женщин, продиктовано и внутренней мизогинией.

Во многом это стремление убедить себя и окружающих, что обвиняющая — благоразумная и достойная, и с ней ничего плохого не случится, а пострадавшая — нет, поэтому наверняка заслужила всё, что с ней произошло.

Уловка в том, что намерения и возможности насильников при такой постановке вопроса вообще не учитываются и не рассматриваются: есть только абстрактное «насилие» и «жертва».

В действительности корнем проблемы является поведение насильников — именно его необходимо изучать и анализировать, чтобы выяснить, как заниматься профилактикой насильственных действий и обучать людей не допускать сексуальную агрессию и эксплуатацию.

Подразумевается: жертва наступает на одни и те же грабли, так как существуют черты личности, заставляющие человека раз за разом подвергаться насилию.

На самом деле: в этой логике жертву рассматривают как активного участника, создающего ситуацию, — насильнику в итоге якобы не остаётся ничего другого, как реагировать на «провокацию» соответствующим образом, поэтому основная вина лежит на пострадавшем.

Само по себе понятие «виктимность» современные психологи не используют: оно подразумевает, что жертва в той или иной степени несёт ответственность за насилие.

На самом же деле такой объясняющей все черты нет, а единственное, что объединяет подавляющее большинство переживших сексуальное насилие, — они дети и подростки любого пола или женщины любого возраста. Существующие группы особого риска — люди, находящиеся в близком контакте с агрессорами, например их знакомые или дети.

Важно запомнить, что не имеет никакого значения, как вела себя пострадавшая от сексуального насилия. У человека всегда есть возможность выбора — действовать или остановиться, поэтому вся ответственность всегда лежит на том, кто выбрал насилие.

А чего она хотела, когда так

оделась?

Подразумевается: насильники ориентируются на общепринятые маркеры сексуальной открытости и привлекательности и теряют волю и разум, когда видят короткую юбку.

На самом деле: выбор одежды никак не снижает уровень домогательств, это показывают и исследования, и жизненный опыт большинства из нас.

Если бы один только вид женского тела в короткой юбке или красивом декольте делал из любого мужчины невменяемого перевозбуждённого сатира, то самым опасным местом на свете был бы пляж.

Более того, если мужчины действительно настолько не в состоянии контролировать себя (хотя им почему-то выдают водительские права и ядерный чемоданчик), полиция и суд автоматически должны становиться на сторону заявительницы о сексуальном насилии.

Но в реальности обвинение жертвы в недостаточной скромности — один из методов укрепить традиционное право мужчин на сексуальное использование женщин. Это типичный двойной капкан: или ты выглядишь привлекательно и к тебе будут приставать, или не выглядишь и тебя никто не полюбит (хотя всё равно пристанут).

Подразумевается: существуют универсальные правила, при соблюдении которых человек надёжно убережён от сексуального насилия или хотя бы заметно снижает риски.

На самом деле: это попытка уговорить себя, что соблюдение некой универсальной «техники безопасности» гарантирует безопасность. Никаких безотказных правил, увы, нет: они формулируются после каждого конкретного случая и годятся только в этой уже закончившейся конкретной ситуации и совершенно не подходят для других.

Тревожная кнопка на смартфоне не поможет, если насилует муж или бойфренд, находиться с незнакомцами, по статистике изнасилований, безопаснее, чем со знакомыми, отказ от алкоголя не спасает от выпившего встречного, а путь в обход тёмных подворотен не защитит от облапывания в переполненном освещённом троллейбусе.

Требования соблюдать осторожность предполагают, что жертва должна постоянно быть начеку и ограничивать себя, точно зная, в какую ситуацию вот-вот попадёт, — и поэтому способна превентивно защититься.

Подобная картина мира предполагает существование некоего неизбежного, неконтролируемого зла, где пожар в квартире от случайного замыкания и изнасилование — вещи одного порядка: их невозможно искоренить, поэтому нужно адаптироваться к обстоятельствам и просто всячески пытаться избегать беды. Как говорится, ***** так жить.

В моей среде такой

проблемы нет

Подразумевается: существуют сегменты общества, где сексуальное насилие не происходит.

На самом деле: насилие есть везде, но точно так же повсеместно оно замалчивается.

Это понятно и из результатов флешмоба: беда может случиться с бедными и богатыми, образованными и не очень, детьми и взрослыми, «оторвами» и «заучками», в любых городах, любое время суток и в самых неожиданных ситуациях, и причина его — системное угнетение женщин во всём мире, от которого никакая любящая и доброжелательная прослойка не спасет. Даже если бы существовали оазисы с полным отсутствием преступлений против личности, женщине пришлось бы не покидать его границ — то есть не изучать мир на личном опыте, не путешествовать дальше своего квартала и никогда не встречаться с новыми людьми. Но чаще люди не знают о бедах окружающих просто потому, что те боятся реакции: «Да не может этого быть, в нашем-то кругу такого не случается никогда, значит, ты не из нас, иди отсюда». Отказ в принятии — чуть ли не худшее, что может случиться с любым человеком. Изгнание — худшее из наказаний.

Подразумевается: пострадавшей не повезло с одним отдельным насильником, не надо очернять мужчин.

На самом деле: пострадавшей неважно, кем является её обидчик — мужчиной или женщиной. Просто чаще всего, по статистике, он является мужчиной. Проблема, конечно, не в некой звериной сути всего мужского рода, а в патриархальной системе, подразумевающей власть мужчин над женщинами.

Подавляющее большинство женщин не страдало отсексуального насилия со стороны других женщин и, рассказывая об опыте пережитого насилия, они чаще всего говорят об агрессоре-мужчине. Конечно, если вы тоже мужчина, не очень-то приятно оказаться в такой компании, но это не повод обвинять женщину, пострадавшую от вполне конкретного насилия.

В конце концов, репутацию мужчин портит не она своим рассказом, а насильники. Вместо переоценки действий мужчин (и, давайте это признаем, множества мужчин) мы часто видим попытки заставить замолчать женщин, переживших сексуальное насилие и имевших смелость заявить правду о собственной жизни.

А надо доносить до мужчин, что определённое поведение недопустимо, привлекать к ответственности виновных и формировать в обществе привычку осуждать насильников, а не жертву.

А чего в полицию

не пошла?

Подразумевается: что-то тут нечисто, небось обманывает.

На самом деле: полицейские точно такие же люди, как и все остальные, только ещё и с профдеформацией от ежедневных встреч с преступниками. Они тоже считают, что женщины сама виноваты и подозревают их в обмане, оговоре и намеренно неправильном поведении.

В полиции с пережившими сексуальное насилие ведут себя грубо и издевательски и заставляют страдать дополнительно — как это происходит, подробно описала адвокат Ирина Хрунова. Хуже всего то, что полицейский и сам может изнасиловать — просто потому, что он власть, а защитить пострадавшую некому, даже если она сама работает в полиции.

А ведь мы знаем только о случаях, когда уголовное дело всё-таки было возбуждено.

Ну да, приставали,
но не изнасиловали же

Подразумевается: травмирует только насильственный половой акт, а всё остальное — проблемы, никак не связанные с сексуальным насилием.

На самом деле: изнасилование — это пытка, а домогательства или прерванное изнасилование — прелюдия к пытке, во время которой пострадавшая испытывает весь спектр чувств от ужаса до отвращения.

Душевная боль остаётся с ней надолго, даже если повезло и фаллоцентрированного «главного» не случилось.

Мужчинам обычно льстят сексуальные авансы (при условии, конечно, что они от человека подходящей сексуальной ориентации, молодого и привлекательного, либо статусного и уважаемого), поскольку намекают на возможность получить удовольствие и удовлетворение — причём решение остаётся за самим мужчиной.

Женщине или подростку приставания обещают, что ими могут воспользоваться как захотят, а их воля и желания останутся за кадром. Поэтому приставания, домогательства и даже наглые «раздевания глазами» так сильно ранят: это напоминание, где «наше место» и как это может продолжиться в любой момент.

Это всё истерические

выдумки

Подразумевается: женщина получает какие-то выгоды, рассказывая о выдуманных домогательствах или изнасилованиях, и любое заявление надо сначала проверить на правдивость.

На самом деле: количество выявленных ложных заявлений об изнасиловании ничтожно мало даже на фоне того, что до заявления в полицию не доходит и половины реальных случаев, а инициатива исходит зачастую от родителей молодых девушек.

Жертве сексуального насилия требуется огромная смелость, чтобы рассказать о пережитом, потому что одна только огласка подобной истории может сломать ей жизнь.

К женщине начинают больше приставать, могут уволить с работы, близкие от стыда за случившееся перестают с ней общаться, к мужу или бойфренду хуже относятся окружающие, мужчина станет парией, подросток лишится поддержки сверстников.

Пострадавшим с точки зрения существования в обществе гораздо выгоднее молчать и постараться забыть обо всём. А действительно выдуманные и опубликованные истории крайне редки и не указывают на конкретных людей как обидчиков, поэтому вообще никак не меняют общую картину.

Что-то ты слишком

страшная

Подразумевается: не вызываешь у комментатора сексуальный интерес — значит, и никакой насильник на тебя не мог позариться, а ты обманщица.

На самом деле: уравниваются секс и сексуальное насилие. По этой логике красота даёт возможность быть желанной, сексуально привлекательной и изнасилованной.

Соответственно, женщину, которую наблюдатель считает недостаточно привлекательной, подозревают, что она таким образом пытается заявить о своей сексуальной привлекательности хоть для кого-то и, следовательно, наличии какой-то своей ценности.

Но насилие тем и отличается от добровольного сексуального взаимодействия, что жертва рассматривается как объект для приложения власти и доминирования.

Увы, на её месте может оказаться кто угодно, от её внешнего вида не зависит ничего: Google по запросу «изнасилование пенсионерки» выдаёт полмиллиона страниц, а среди участниц акции #ЯНеБоюсьСказать были женщины совершенно разной внешности.

С такой распущенностью

ничего удивительного

Подразумевается: сексуальная активность женщины означает её согласие на сексуальное использование.

На самом деле: мужчина может сколько угодно похваляться звёздочками на фюзеляже, и если одна из приглашённых в гости женщин подмешает ему клофелину и вынесет из дома пианино, мужчине явно посочувствуют и без проблем заведут уголовное дело.

Женщине же полагается сочувствие, только если она «чиста и непорочна»: она девственница или замужем, с минимальным количеством половых партнёров за всю жизнь (желательно не больше одного), а её поведение любой желающий может описать как высокоморальное с патриархальной точки зрения. Во всех остальных случаях возникают вопросы «а чего она хотела при таком поведении?».

Идея, что женщина хотела жить и наслаждаться жизнью по собственному усмотрению, не принимается: за подобные желания ей полагается расплата.

Надо учить девочек
самообороне

Подразумевается: любая женщина при должной подготовке способна отбиться от морально подготовленного агрессора.

На самом деле: мы знаем достаточно историй о женщинах, которым действительно удалось защитить себя, но ещё больше знаем о сопротивлявшихся, которых за это убили, а также о женщинах, попавших в тюрьму после гибели насильника.

Вообще, физическая подготовка — это отлично, но женщины в среднем слабее мужчин, не все любят спорт, некоторая одежда и обувь совершенно неудобны для драки, групповые изнасилования не редкость, а рефлексы самообороны, чтобы они срабатывали даже в ситуации, когда ты растеряна, надо тренировать всю жизнь.

Получается, что для защиты от потенциального насилия женщине предлагается полностью менять образ жизни и посвящать этому свободное время, которое любой человек имеет право тратить в своё удовольствие — на книги, концерты или ужины с друзьями.

Разумнее и эффективнее стемиться к тому, чтобы одни люди перестали насиловать других, а общество прекратило закрывать на это глаза или воспринимать как должное.

Изображения: DHX Media, Hasbro Studios

Источник: //www.wonderzine.com/wonderzine/life/life/219519-victim-blaming

Пострадавшие от суда и следствия

Угодливость — следствие насилия

В США ДНК-экспертиза позволила доказать невиновность заключенного, который к этому моменту провел за решеткой 38 лет.  В 1980 году Крейг Ричард Коули был приговорен к пожизненному сроку по обвинению в убийстве своей девушки и ее четырехлетнего ребенка.

Пересмотр дела начался около года назад, по данным американских СМИ, инициатором стал детектив, высказавший сомнения в справедливости первоначального приговора. Экспертиза, проведенная с использованием недоступных в то время технологий, показала, что образец ДНК, содержавшийся на главной улике в деле, осужденному не принадлежал.

После этого Коули был освобожден — в тюрьме он провел больше половины жизни, сейчас ему 70 лет. 

Как судебные ошибки рушат жизни людей и в каких случаях восстановление справедливости даже через десятки лет позволяет помочь сотням других людей, разбирался портал iz.ru. 

Казнь по ошибке 

В 2008 году власти Австралии объявили о реабилитации человека, повешенного за 86 лет до того. В 1922-м на одной из улиц Мельбурна было обнаружено тело задушенной 12-летней Альмы Тришке со следами изнасилования.

В преступлении был обвинен Колин Кэмпбелл Росс, владелец расположенного неподалеку питейного заведения. Главной уликой против Росса стала прядь светлых волос, похожих на волосы убитой девочки, обнаруженных в его постели.

Росс настаивал на своей невиновности с самого начала расследования и вплоть до момента казни.

Но суд не принял во внимание его слова, точно так же, как и показания нескольких свидетелей, утверждавших, что в момент предполагаемого убийства обвиняемый находился в своем заведении.

Дополнительной уликой против Росса стали показания его сокамерника, который утверждал, что тот признался в убийстве во время личного разговора. Правда, сам сокамерник ранее был осужден за лжесвидетельство.

Расследование и суд заняли чуть больше 100 дней, после чего обвиняемого приговорили к виселице. Однако прядь волос, послужившая главной уликой, сохранилась в архивах — в начале 2000-х специалисты провели ее исследование и установили, что волосы не принадлежали Альме Тришке. Дело было пересмотрено, а Колин Росс — оправдан посмертно.

26 лет тюрьмы и 240 пересмотренных дел 

Самый длительный несправедливый приговор в истории Великобритании пришелся на долю Шона Ходжсона, в 1982 году обвиненного в жестоком убийстве и изнасиловании 22-летней Терезы де Симон. Убийство произошло в Саутгемптоне в декабре 1979-го на парковке паба, в котором девушка подрабатывала барменшей.

Сначала Шон Ходжсон дал признательные показания — по некоторым данным, он сам звонил в полицию, оставляя анонимные признания. Впрочем, сразу после задержания он покаялся в целом ряде других убийств, которые, по мнению следствия, просто не мог совершить физически.

Ходжсона признали патологическим лжецом, однако ни у следствия, ни у суда не возникло сомнений в правдивости его признания по делу де Симон. Именно подробный рассказ Ходжсона о преступлении стал главным аргументом обвинения.

При этом незадолго до суда Ходжсон заявил о своей невиновности и на слушаниях взять слово отказался.

Автор цитаты

— Я хотел бы сказать присяжным, что не могу выйти к свидетельской кафедре, потому что я патологический лгун. Во-вторых, я не убивал Терезу де Симон. В-третьих, всякий раз, когда полиция доставляла меня в участок, а это было много раз, я делал ложные признания в преступлениях, которые не совершал, и это та причина, по которой я не выхожу к кафедре, — сказал незадолго до заседания Ходжсон.

Суд приговорил его к пожизненному сроку. Сразу после вынесения приговора Ходжсон подал апелляцию, но она даже не была рассмотрена.

Он продолжал заявлять о своей невиновности в течение нескольких лет, однако его просьбы остались без внимания, а упорство было сочтено доказательством того, что преступник неисправим и в случае освобождения есть существенный риск повторных преступлений.

При этом еще в 1983-м в полицию обратился британец Дэвид Лейс, заявивший, что это он убил Терезу де Симон, но описывая события той ночи, Лейс ошибся в нескольких деталях. Полицейские сочли его показания неправдоподобными и не сообщили о них защите Ходжсона.

В 1998 году адвокатам осужденного, настаивавшим на проведении дополнительной экспертизы, заявили, что все материалы по делу уничтожены.

Ходжсон к этому моменту находился в тюремном госпитале в связи с резким ухудшением здоровья на фоне длительного заключения. Лишь весной 2008-го адвокаты из другой конторы сумели найти считавшиеся утраченными материалы дела.

Проведенный вскоре после этого ДНК-тест показал, что биоматериалы, собранные на месте преступления, Ходжсону не принадлежали.

В 2009 году приговор был отменен, Шон Ходжсон вышел на свободу после 26 лет заключения. Спустя три года он скончался от эмфиземы. Дэвид Лейс покончил с собой еще в 1988 году. В 2009-м его тело было эксгумировано, ДНК-тест показал, что преступником, вероятнее всего, был он.

После дела Терезы де Симон британская Комиссия по пересмотру уголовных дел потребовала по возможности дополнить результатами ДНК-анализа все уголовные дела, связанные с преступлениями сексуального характера и убийствами, закрытые до 1990 года. В стране провели масштабную операцию «Айсберг». По ее итогам судьям пришлось пересмотреть 240 приговоров.

Лжесвидетельство «для смеха»

Причиной судебной ошибки нередко становится предубеждение следствия, а также нечистоплотность свидетелей. Так, в 1976-м в Великобритании к пожизненному заключению приговорили 24-летнего Стефана Кишко.

Он обвинялся в убийстве 11-летней Лесли Молсид, тело которой нашли на одном из пустырей в небольшом городе Рочдейл.

Основанием для ареста Кишко, простого служащего в налоговой полиции, стали показания двух местных девочек, которые заявили, что незадолго до убийства Лесли Молсид Кишко совершил перед ними акт эксгибиционизма.

Сам Кишко был признан ограниченно вменяемым — по уровню социального развития он не превосходил 12-летнего ребенка, круг его общения вне работы ограничивался матерью и тетей. После задержания он попросил разрешить матери присутствовать на допросах, но ему ответили отказом.

Кишко также не предупредили, что он имеет право потребовать адвоката. В результате, на одном из первых же допросов задержанный дал признательные показания. Позднее, уже в суде, он объяснил, что сделал это надеясь, что полицейские перестанут на него давить, а затем проверят информацию и убедятся, что это ложь.

Но получилось иначе — Стефан Кишко был осужден и, несмотря на отчаянные попытки матери и тетки добиться правосудия, провел в тюрьме почти 17 лет. Там, в силу особенностей развития, а также учитывая характер выдвинутых против него обвинений, Кишко постоянно подвергался побоям и издевательствам со стороны других заключенных.

Спустя три года после вынесения приговора у Кишко развилась шизофрения, он начал страдать приступами бреда.

Только к 1989 году матери Кишко удалось, наконец, найти адвокатов, добившихся пересмотра дела.

Сразу после этого выяснилось, что следствие не приняло в расчет показания свидетельницы, положительно характеризовавшей обвиняемого, и признание таксиста, заявившего, что девочки, скорее всего, приняли за эксгибициониста его, а не Кишко — и то по стечению обстоятельств, а не в силу злого умысла со стороны таксиста.

Позднее девочки подтвердили свою ошибку. Также был обнаружен ряд недочетов со стороны защиты. Но главное, выяснилось, что врожденные заболевания Кишко в принципе исключали возможность того, что найденные на месте преступления биоматериалы могли принадлежать ему.

Окончательного пересмотра дела удалось добиться только в 1992-м — сразу после того, как три свидетельницы, давшие показания против Стефана Кишко, признались, что сделали это «для смеха».  К этому моменту он нуждался в серьезном психиатрическом лечении — сразу после пересмотра приговора его перевели в больницу, где Кишко умер в 1993 году от обширного инфаркта.

Питер Тейлор, выступавший на стороне обвинения во время процесса 1976 года, почти одновременно с пересмотром дела Кишко получил титул Лорда – Верховного судьи Англии и Уэльса.

Признание одного маньяка 

Вскрыть судебную ошибку часто помогает признание реального убийцы после его задержания по другому делу — правда, часто спасти жертву несправедливого приговора уже невозможно.

В КНР в январе 1996 года один из жителей Внутренней Монголии был задержан по делу об изнасиловании и убийстве женщины в столице региона, Хух-Хото.

Задержанный почти сразу дал признательные показания и на их основе был приговорен к смертной казни  — приговор привели в исполнение спустя полгода после убийства, в июне 1996-го.

А в начале 2010-х в стране задержали маньяка по имени Чжао Чжихун. На допросе он признался в 10 изнасилованиях и убийствах, среди которых неожиданно упомянул случай 1996 года.

Другие похожие судебные ошибки в КНР позволили предположить, что признание было дано в результате физического воздействия со стороны представителей полиции. Дело, по которому почти 10 лет назад был вынесен смертный приговор, вернули на пересмотр.

В 2014 году казненного признали невиновным. Его родственники получили около $5 тыс. в качестве компенсации.  

Без права на компенсацию 

В 2003 году в Белоруссии к восьми годам тюрьмы приговорили 44-летнего Михаила Гладкого. Он обвинялся в убийстве родного брата, Виктора Гладкого, и матери. Если бы на его счету оказалось еще одно убийство, мужчине мог грозить смертный приговор.

Его мать и брат были обнаружены в деревенском доме женщины — Виктор Гладкий, неоднократно судимый, поселился там с родительницей сразу после очередного освобождения. По словам Михаила, он много пил, часто отбирал у матери пенсию, избивал ее.

Скорую и правоохранителей на место происшествия вызвал сам Михаил Гладкий. На суде было заявлено, что Михаил дал признательные показания.

Позднее осужденный говорил, что признался только в том, что, увидев лежащее на полу тело матери, нанес несколько ударов по телу брата, не понимая, что тот мертв.

Михаил Гладкий был отправлен в колонию, где провел семь лет (один год ему списали по амнистии).

А в 2011 году выяснилось, что убийство совершил Эдуард Лыков — тюремный друг Виктора Гладкого, приезжавший к нему в гости. В ходе застолья между друзьями возникла ссора, которая быстро переросла в драку.

Сначала погибла мать, попытавшаяся заступиться за сына, а затем Лыков убил Виктора. Михаил к убийству брата и матери был непричастен.

Об этом следователи узнали от самого Лыкова, когда задержали его по другому делу. Преступника, на счету которого к этому моменту было пять убийств, приговорили к смертной казни. Михаил Гладкий потребовал компенсацию «за сломанную жизнь», но в 2015 году получил окончательный отказ — основанием послужил тот факт, что сидел он не из-за ошибки правосудия, а из-за собственного ложного признания.

Источник: //iz.ru/674620/evgeniia-priemskaia/postradavshie-ot-suda-i-sledstviia

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

Угодливость — следствие насилия

Мордовия, спецучасток для пожизненно осужденных в одной из колоний

ТАСС

Рано утром в среду девятилетняя Лиза ушла из дома в школу и пропала. Девочку искали полицейские и волонтеры.

В ночь на пятницу власти сообщили, что девочку нашли убитой.

Задержан 35-летний подозреваемый в убийстве, он дал признательные показания и назвал мотивы. У задержанного — непогашенная судимость за изнасилование и разбой.

На допросе он выглядел абсолютно спокойным. Когда подозреваемого спросили, раскаивается ли он в содеянном, он немного подумал, закатил глаза и сказал, что все-таки да.

 

Жители Саратова вышли на улицу, требуя расправы для убийцы. РИА Новости сообщает о сотнях людей, пришедших на место преступления. Саратовцы выкладывали в соцсетях видео, где полицейские ведут подозреваемого, пробиваясь через разъяренную толпу, а среди людей раздаются крики: “Вот он, вот он!”

Жестокое убийство ребенка всколыхнуло общество. Депутат Госдумы Евгений Примаков и детский омбудсмен Саратовской области Татьяна Загородняя высказались на своих страницах в соцсетях, что для педофилов-убийц нужно вернуть смертную казнь. В Сети появилась петиция “Смерть за смерть ребенка”, набравшая больше 20 тыс. подписей.

Главред RT Маргарита Симоньян поспорила о смертной казни с телеведущим Владимиром Соловьевым.

“Больше 4% приговоренных к смертной казни впоследствии оказываются невиновны. Доказано невиновны. Недоказано невиновные даже не попадают в статистику. Это в США. Где судебная система вызывает много вопросов и даже всплесков недоумения, но все же отличается известной дотошностью”, — написала она.

Соловьев в ответ на это заметил, что это сомнительное исследование. Он тоже предложил казнить убийцу: “Я добрый человек, поэтому я за смертную казнь”.

Следствие продолжается, дело взял на личный контроль глава СКР Бастрыкин.

Как казнят в 2019 году

В России мораторий на смертную казнь действует с 1997 года, последний приговор привели в исполнение в 1996-м.

По данным Amnesty International, в 2018 году не менее чем в 20 государствах были казнены как минимум 690 человек. Больше всего приговоров приведено в исполнение в Китае, Иране и Саудовской Аравии.

Подход к смертной казни у всех разный. Есть Соединенные Штаты, где между вынесением приговора и самой казнью могут пройти десятки лет. Например, убийца своей жены Джек Олдермен ждал смертельной инъекции 33 года.

А есть Саудовская Аравия, где по этому поводу вообще не слишком парятся. Там до сих пор, натурально, прилюдно отрубают голову арабской саблей за убийство или наркоторговлю.

Хочется верить, что ратующие за смертную казнь граждане не имеют в виду второй вариант.

Конечно же, чувства тех, кто предлагает казнить убийцу, понятны. История совершенно чудовищная и однозначная. Ответ на вопрос, заслуживает ли этот человек смерти, тоже однозначен: да. Но значит ли это, что в России стоит пересмотреть подход к смертной казни?

Пуля в затылок или “Черный дельфин”

Отмена моратория была бы не самой адекватной мерой вовсе не потому что “насилие — это плохо”. Цена человеческой жизни в современном мире стала, конечно, чуть повыше, чем в Средневековье, но не намного. Дело в другом: смертная казнь открывает путь на скользкую дорожку, по которой очень велик соблазн пойти дальше.

Сегодня мы требуем казни для убийцы-педофила, и это можно понять. Завтра мы потребуем казни за терроризм, и это, в общем-то, тоже вполне справедливо. А потом и коррупционеры, а потом и изменники родины — почему нет!

Вид крови может разбудить в обществе очень опасные черты. Сейчас мы хотим крови, а потом захотим еще и еще. Остановить это трудно. Общество, которое почуяло власть над человеческой жизнью, становится опасно для самого себя. Думается, что это окно лучше не открывать.

В самом деле, вернуть смертную казнь? Когда человек может уехать на 2 года и 7 месяцев за кражу шоколадок в магазине? С судебной системой, которая в 2018 году вынесла 0,25% оправдательных приговоров? С судьями, которые отправляют на зону парня, ткнувшего полицейского в забрало шлема? Не очень приятная перспектива, если честно.

Вместо разговоров о смертной казни стоило бы задуматься о том, как починить судебную систему. Здоровое государство — не то, где расстреливают детоубийц, а то, где наказание за преступление справедливо, соразмерно и неотвратимо.

Есть, кстати, очень хорошее лекарство от жажды крови.

Посмотрите серию документальных фильмов Вахтанга Микеладзе “Приговоренные пожизненно”, там очень хорошо показаны условия в колониях строгого режима — “Белый лебедь”, “Черный дельфин”, где осужденные перемещаются вне камеры исключительно в позе “гуськом” и в наручниках. Увидите, кто, за что и как отбывает пожизненное наказание. Если честно, это не сильно отличается от смерти.

Скорее всего, именно это ожидает убийцу Лизы. Он попал в ад еще при жизни и уже никогда оттуда не вернется.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Источник: //www.dp.ru/a/2019/10/11/Krovi_i_spravedlivosti__P

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.