В кризис родители больше заботятся о дочерях

Содержание

Почему так трудно быть «хорошей дочерью»: отрывок из новой книги о материнстве

В кризис родители больше заботятся о дочерях

Анна Шадрина

Социолог. С 2005 года изучает жизнь незамужних женщин в городах России и Белоруссии. Автор книги «Не замужем: Секс, любовь и семья за пределами брака».

Представляя свое исследование на лекциях и семинарах, я обнаружила, что тема «сложных отношений с мамой» является универсально острым предметом для дискуссий практически в любой аудитории.

Рассказывая о своем семейном опыте в качестве введения в теорию материнства, я постоянно встречаю живой интерес и желание поддержать диалог.

Как оказалось, мой случай весьма типичен и одновременно полезен для понимания того, как индивидуальные эмоции отражают общественную структуру.

В начале моего повествования я уже объясняла, что обратиться к изучению материнской теории меня, прежде всего, подтолкнуло намерение выяснить, почему мои отношения с мамой — самым близким и дорогим человеком — такие сложные и порой болезненные, одновременно и дающие прибежище, и ограничивающие выбор жизненных направлений.

Здесь мне кажется важным сказать несколько слов о том контексте, в котором я выросла. Я была единственным ребенком в семье, мои родители прожили в браке более тридцати лет. Мой папа умер в 2005 году, мама сейчас на пенсии, живет одна.

Если с мамой мы поддерживаем эмоционально тесную связь на протяжении всей моей жизни, то папа был «классическим» эмоционально отсутствующим отцом.

Быть «хорошими» друг для друга часто означает для нас предавать самих себя

С мамой мы хотя и довольно редко, но переживаем острые конфликтные ситуации. Наши разногласия, как правило, касаются разницы в представлениях о том, что «хорошо» для меня. Обычно речь идет об избыточной, с моей точки зрения, заботе, которой мама стремится меня окружить.

В некоторых случаях мамины соображения, продиктованные стремлением быть «хорошей матерью», противоречат моим взглядам на личное благо. Порой из страха перед тенью «неблагодарной дочери» я уступаю ей — наперекор собственным интересам.

Осознавая свою зависимость от образа «хорошей дочери», я не могу не сочувствовать желанию мамы соответствовать стандарту «хорошей матери».

Проблема осложняется тем, что и у меня, и у мамы помимо требований к себе есть определенные ожидания в отношении друг друга, связанные с нашими семейными ролями. Эти требования с ожиданиями часто находятся в конфликте.

Обижаясь на мамино желание видеть меня в ее терминах «безупречной», я не осознавала, что сама ожидала от нее отказа от собственного мировоззрения в пользу моего, только на том основании, что она — моя мать. Другими словами, для меня мама «хорошая», когда она попирает свои ценности, ориентируясь на мои интересы. Я «хорошая» для мамы, если разделяю ее мировоззрение.

Таким образом «хорошая мама» моего воображения может не совпадать с «хорошей мамой» в воображении мамы. Иначе, быть «хорошими» друг для друга часто означает для нас предавать самих себя.

Подробности по теме

Русские дети не плюются кашей: что мир узнает из книги про русское материнство

Русские дети не плюются кашей: что мир узнает из книги про русское материнство

Собирая женские истории с 2005 года, я обнаружила, что мое беспокойство не уникально. Многие мои собеседницы упоминали чувства вины и обиды, сосуществующие в их дочерне-материнском опыте, вне зависимости от того, какую из семейных ролей они занимают. Ниже я приведу и проанализирую несколько цитат из интервью с участницами моего исследования.

Е., 40, журналистка, разведена, дочери 20 лет:

…когда несколько лет назад умерла моя мама, я ушла жить отдельно, оставив мужа и дочь вдвоем.

Я всегда хотела жить одна, но не могла себе этого позволить, потому что должна была быть хорошей мамой и женой, и вообще хорошей. А после смерти мамы я поняла, что мне больше не для кого быть хорошей мамой.

Мне вообще больше не надо быть мамой. Я знаю, что они оба справятся без меня. Дочка уже взрослая, и муж не ребенок…

Из многих интервью становится понятно, что эталон «хорошей дочери» определяет отношения женщины не только с матерью, но и с ее детьми. В данном фрагменте информантка говорит о том, что быть «хорошей дочерью» для нее означало выбирать стратегии, которые распознаются в ее семье как поведение «хорошей матери».

Эта цитата представляется мне крайне важной с точки зрения работы социального механизма воспроизводства материнства, о котором писала Нэнси Чодороу («Воспроизводство материнства: психоанализ и социология пола». — Прим. ред.).

В перспективе Чодороу семейная социализация в гендерно-сегрегированном обществе с раннего детства навязывает устойчивые роли и идентичности, определяющие направление жизненных траекторий.

Когда мы развелись с мужем, я была в шоке. Оказалось, что он может выйти из обязанностей, а я нет

…мама постоянно звонит мне и спрашивает, ела ли я, тепло ли одета. Ее контролирующая забота меня раздражает. Ужас в том, что я полностью воспроизвожу это со своим сыном. Я все время думаю о том, где он, ел ли. Он, как и я, реагирует: «Мама, отстань!»

…когда мы развелись с мужем, я была в шоке. Оказалось, что он может выйти из обязанностей, а я нет. Я должна отвечать буквально за все. Если я хочу, чтобы ребенок общался с отцом, я должна это организовать, проявить инициативу…

Он может легко не учитывать расходов на содержание ребенка. Например, потратиться на отпуск, а на мою просьбу выделить деньги на одежду или учебу сыну сказать: «Денег нет». Мне так сказать некому. Мне просто нужно их иметь, иначе нам нечего будет есть. Я сначала планирую деньги «на ребенка», а потом, если останется, могу подумать про расходы на отпуск.

…инициатива рождения ребенка принадлежала бывшему мужу. Ужас в том, что мужчина может сказать: «Я хотел ребенка, но, когда он появился, я понял, что быть родителем — это «не мое».

И такое «оправдание» сходит ему с рук! Я так сказать не могу. Я отвечаю за выживание, мне некуда деваться. Это чудовищно несправедливо.

Сколько возможностей для саморазвития матери упускают, в то время как жизнь отцов может не меняться с появлением детей!

На мой взгляд, данный фрагмент весьма красноречиво отражает работу гендерного режима, создающего условия для возникновения драматической привязанности между матерью и «ее» ребенком. Гиперопеку, таким образом, можно понимать как аффект гиперответственности, которая общественным устройством возлагается на мать вне зависимости от ее желаний.

Гиперопека и ее структурная причина — гиперответственность — также воспроизводятся из поколения в поколение. Интересно, что, переживая эксцесс материнской заботы как стратегию «плохой матери» в отношении себя, информантка повторяет ее со своим сыном в качестве стратегии «хорошей матери».

Таким образом представления о приемлемых материнских практиках зависят от той семейной роли, с которой ее оценивают.

Подробности по теме

«Отец меня не любил»: почему взрослые люди все еще обижаются на своих родителей

«Отец меня не любил»: почему взрослые люди все еще обижаются на своих родителей

…я обвиняла маму за плохое ко мне отношение — и наказывала своего сына за это, как бы копируя ее. У нас с ней была долгая история любви и ненависти, поэтому я никогда не стремилась к собственному материнству. Но тут нежданно случилась семья — и в ней бабушка с дедушкой бредили внуком или внучкой, молча ждали с умоляющими глазами пару лет, а я их полюбила…

Парадоксальность ситуации, описанной участницей исследования, состоит в том, что быть «хорошей дочерью» «плохой» в ее воображении матери означает быть также «плохой матерью», то есть перенимать педагогические приемы, не соответствующие ее представлениям о приемлемых (из перспективы сегодняшнего дня) практиках заботы.

Собеседница говорит о том, что к своему репродуктивному выбору она приходит через лояльность ценностям родителей мужа, в противовес тому мировоззрению, которое, как она считает, сложилось в результате ее взаимодействий с собственной матерью.

Можно предположить, что материнство рассказчицы становится условием, при котором она может стать «хорошей приемной дочерью» своих «новых хороших родителей».

Рожать буду потом. Специально для мамы

…раньше я хотела детей. А сейчас нет. Я иногда завидую женщинам, которые «отстрелялись» в юности. Чем старше ты, тем страшнее решиться изменить свою жизнь раз и навсегда. Ребенок — это не мужчина. Его не выставишь за дверь, если он тебя утомил. Я думаю, что если забеременею, то сделаю аборт. Рожать буду потом. Специально для мамы…

Репродуктивные и родительские стратегии в опыте моих информанток оказываются тесно спаянными с семейными функциями, которые натурализируются как женские, передаются из поколения в поколение и регулируются под воздействием культурных идеалов «хорошей матери» и «хорошей дочери». Стандарты «хорошей матери» и «хорошей дочери» одновременно выступают и политическими категориями, вызывая сложные эмоциональные переживания.

Классик социологии эмоций Арли Рассел Хохшильд объясняет, что в гендерно-сегрегированном обществе социализация, возложенная на мать, разворачивается в целом по двум возможным сценариям.

Мать либо передает ценности того порядка, в котором была воспитана сама, либо мотивирует детей (чаще дочерей, в связи с тем, что сыновьям обычно прививаются отдельные ориентиры) этому порядку сопротивляться.

Нередко транслируя несправедливые в отношении женщин нормы, матери вынуждены выбирать между тем, чтобы быть «хорошими матерями» или «добрыми», что в данной парадигме не является тождественными категориями.

Хохшильд показывает, что в обществах, функционирующих в интересах отдельных групп, более высокий статус для угнетенного класса становится доступным посредством угнетения менее защищенных в интересах угнетателей.

«Неспокойная совесть» выступает здесь индикатором нарушения условий групповой принадлежности — «в нашей семье так не поступают»

Так, например, в Китае до XX века существовала традиция женского бинтования ног. Маленьким девочкам из обеспеченных семей калечили кости ступней, чтобы прекратить их рост.

Представления о красоте формировались популярной легендой о том, что маленькая ножка определяет форму вагины, увеличивая наслаждение сексуального партнера.

Женщины с травмированными ногами не могли свободно ходить и выполнять физическую работу, но высоко ценились на брачном рынке как усовершенствованные инструменты блаженства. Китайские матери веками ломали ноги своим дочерям, подчиняясь действовавшему порядку.

В патриархатной системе, где правят мужские интересы и нет условий для женской солидарности, чтобы совместно противостоять несправедливости, старшие женщины зарабатывали привилегии, реализуя одобряемое поведение, прикрывая бесчинства риторикой традиций. В этой ситуации «хорошая мать» — та, которая калечит свою дочь, мать, щадящая свое дитя, считается «плохой».

Подробности по теме

Как общаться с пожилыми родителями: 10 простых правил

Как общаться с пожилыми родителями: 10 простых правил

В свою очередь, идентичность «хорошей» дочери всегда связана с интернализацией материнских установок. Но в наше время новый экономический порядок запрашивает формирование индивидуалистских ценностей.

Идеология индивидуализации, ставшей результатом «второго модерна», часто конфликтует с коллективистской моралью, с точки зрения которой поиск способов частной реализации может пониматься как обесценивание предшествующего опыта или «неуважение» групповых интересов.

Эмоциональные переживания, сопровождающие ценностные конфликты, в этой перспективе служат механизмом регулирования лояльности семье или другому коллективу. Иначе говоря, «неспокойная совесть» выступает здесь индикатором нарушения условий групповой принадлежности — «в нашей семье так не поступают».

С другой стороны, «следование традициям» может сопровождаться переживанием утраты верности себе.

Таким образом, эмоции — в данном случае в отношениях с матерью как с агентом или контрагентом действующего порядка — отражают не только различные групповые ценности, но и борьбу за властную позицию, с которой провозглашаются мировоззренческие идеи.

«Новое литературное обозрение», Москва, 2017

Источник: https://daily.afisha.ru/relationship/5482-pochemu-tak-trudno-byt-horoshey-docheryu-otryvok-iz-novoy-knigi-o-materinstve/

Восемь токсичных типов взаимоотношений между матерью и дочерью

В кризис родители больше заботятся о дочерях

Дочь, недополучившая любви, заботы и внимания от своей матери в детстве, имеет ряд психологических проблем и во взрослом возрасте.

Заниженная самооценка, отсутствие уверенности в себе, замкнутость, — формируют ряд негативных психологических установок и стереотипов поведения, которые, в свою очередь, ограничивают женщину в реализации собственной идентичности.

Например, делают ее не в состоянии строить близкие отношения с людьми вообще и с мужчинами в частности.

Какое послание не получают дочери матерей, не способных проявлять свою любовь? И какую важнейшую информацию сообщают своим детям любящие матери? Эмоционально-комфортное эмпатийное сообщение ребенку от матери вербально можно выразить следующей формулой:

«Ты – тот, кто ты есть. Ты – то, что ты чувствуешь. Ты можешь быть хрупким и ранимым, ведь ты еще ребенок».

Эту установку предлагает использовать в общении с детьми американская писательница Джудит Виорст.

Дочери, недополучившие материнской любви, слышат совершенно другие послания и получают прямо противоположные уроки. Негативное влияние матери может иметь различные психологические оттенки.

Неблагополучные отношения между людьми по-другому называются «токсичными». Автор книги «Нелюбящие матери. Преодолевая болезненные последствия», Пег Стрип выделят несколько типов токсичных матерей.

Понимание, к какому типу относится образец поведения матери, позволяет дочери осознать проблему и начать работать с болезненным опытом, полученном в детстве. Разумеется, данные образцы не являются взаимоисключающими, и одна и та же мать может обладать несколькими чертами, описанными в данных образцах.

Например, она может быть в разные моменты времени пренебрежительной, агрессивной, ненадежной и самовлюбленной. Рассмотрим основные типы «токсичных» матерей:

Пренебрежительная мать

Такие матери не замечают или преуменьшают заслуги своих детей.

Негативным последствием подобного поведения является то, что дочери, в свою очередь, начинают сами обесценивать свои заслуги, ведь дети верят своим родителям и без критики воспринимают родительские послания.

Дочери пренебрежительных матерей склонны сомневаться в ценности собственных эмоций. Они чувствуют, что недостойны внимания, сомневаются в себе и находятся в вечном поиске любви и подтверждения собственной ценности.

Пренебрежительные матери всегда знают, что лучше для их детей, и поэтому не считают нужным спрашивать их, что они хотят на обед, нравится ли им одежда, купленная без их участия, или хотят ли они отправиться в летний лагерь. Разумеется, такие тонкие материи, как мысли или чувства ребенка, ее не волнуют.

Часто пренебрежение чувствами ребенка переходит в их полное отрицание. По своей природе человек склонен искать близости со своей матерью, и данная потребность не уменьшается, если мать пренебрегает чувствами ребенка.

Дочери таких матерей постоянно задаются вопросом: «Почему ты не любишь меня, мама?», «Почему ты игнорируешь меня?», «Почему тебе не важно то, что я чувствую?».

Они попадают в иллюзию, что если они сделают что-то наилучшим образом (например, получат пятерку или займут первое место на соревновании), то их мать обязательно оценит их, и они получат долгожданную материнскую любовь. К сожалению, ответом на бесконечные попытки, как правило, является дальнейшее материнское пренебрежение и преуменьшение заслуг дочери.

Контролирующая мать

В каком-то смысле, подобное поведение является еще одним проявлением пренебрежения чувствами ребенка. Такие матери пытаются контролировать и влиять на все стороны жизни своих дочерей, не желая принимать во внимание выбор ребенка.

Таким образом, они культивируют в своих дочерях чувство беспомощности и незащищенности. Разумеется, матери думают, что они действуют исключительно в интересах своих детей.

Послание, которое получают дочери контролирующих матерей выглядит следующим образом: «Ты не умеешь принимать собственные решение, ты неадекватна, тебе нельзя доверять, без меня ты ни на что не способна».

Эмоционально недоступная мать

Эволюционно все дети склонны полагаться на своих матерей. Будучи неспособны проявлять свои чувства к ребенку, эмоционально недоступные матери препятствуют этому механизму. Такие матери открыто не демонстрируют свою агрессию по отношению к ребенку, тем не менее, они ведут себя отстраненно.

При этом, отношение к другому ребенку может быть прямо противоположным, что еще сильнее травмирует дочь, которая не может получить материнской любви. Такое поведение выражается в отсутствии физического контакта, мать не обнимает, не успокаивает ребенка, когда тот плачет, в самом тяжелом случае – буквально оставляет ребенка.

Всю оставшуюся жизнь дети, которых оставили родители, задаются вопросом: «Что я сделал не так? Почему мама не захотела, чтобы я был рядом с ней?».

Эмоциональная недоступность родителя провоцирует в детях зависимость от людей и вечную жажду близких отношений.

Симбиотическая мать

Эмоциональный симбиоз – это состояние нездорового слияния в отношениях двух людей. В предыдущем случае мы рассмотрели такой тип поведения, когда мать дистанцируется от ребенка. Симбиотическое поведение – это прямо противоположный случай, когда мать не видит границ между собой и ребенком.

К сожалению, подобные отношения становятся «удушающими» для детей, ведь каждому человеку просто необходимо собственное пространство. Такие матери живут заслугами ребенка, не имея собственной жизни вне семьи.

Они имеют завышенные ожидания от детей, ведь их успехи являются маркерами успешности самой матери.

Дети, в свою очередь, не получают свободы, необходимой для развития взрослой личности и часто остаются инфантильными, что не может не радовать симбиотическую мать, ведь ее дети всегда нуждаются в ней.

Агрессивная мать

Мать, которая демонстрирует открытую агрессию, как правило, не признается даже себе в том, что она может быть жестока по отношению к своей дочери.

Такие матери очень внимательно относятся к тому, как они выглядят в глазах окружающих.

Агрессия по отношению к ребенку может быть выражена в физическом или эмоциональном насилии, такие матери бесконечно критикуют своих дочерей, часто завидуют им или даже пытаются соревноваться с собственным ребенком.

Дети агрессивных матерей часто думают, что они сами во всем виноваты, ведь они спровоцировали агрессивное поведение своей матери. Верным оружием агрессивной матери являются попытки обвинить ребенка в той или иной ситуации и пристыдить его.

Кроме того, агрессивные матери рационализируют свое поведение, убеждая себя в том, что жестокость совершенно необходима, чтобы исправить дефекты в поведении и характере своей дочери.

Ненадежная мать

Ненадежных матерей характеризует неустойчивое поведение, ребенок никогда не знает наверняка, с кем ему придется иметь дело сегодня: с «плохой» мамой или с «хорошей» мамой.

Сегодня его мать обрушивается на него с бесконечной критикой, а завтра она совершенно спокойна и даже ласкова. Образ отношений у ребенка формируется на основании того, как ведут себя с ними родители.

Дети таких матерей получают сообщение о том, что отношения ненадежны и даже опасны, ведь ребенок никогда не знает, чего ему ожидать, и не имеет представления о надежной привязанности.

Самовлюбленная мать

Она же нарциссическая мать. Если такие матери и замечают своих детей, то только в качестве собственного продолжения. Этим матерям очень важно, как они выглядят в глазах окружающих их людей. Конечно, ни одна нарциссическая мать не признается в этом, но правда в том, что ее связь с ребенком очень поверхностна, ведь в ее фокусе всегда ее собственная персона.

Внешне все выглядит просто идеально: такие матери привлекательны и очаровательны, у них милые чистые дома, многие из них обладают разнообразными талантами. Дочери нарциссических матерей при этом обычно играют роль Золушки. Кстати, в изначальной версии сказки Братьев Гримм не было никакой злобной мачехи, только злобная мать.

Невыросшая мать

Это ситуация подмены ролей, когда дочь с самых ранних лет становится вечным помощником, сиделкой или даже матерью своей собственной матери.

Это часто происходит тогда, когда мать заводит детей слишком рано или заводит много детей, но не может с ними справиться. Часто это удел старших детей в многодетных семьях, которые много заботятся о младших братьях и сестрах, но не получают должной заботы сами.

К сожалению, часто такие дети сообщают о том, что у них не было детства, а мать скорее была подругой, чем родителем.

Дочери матерей с алкогольной зависимостью или нелеченой депрессией могут также обнаружить себя в роли сиделки для своей матери и в роли родителя для своих братьев и сестер. Невыросшие матери при этом могут всем сердцем любить своих детей, но быть не в состоянии о них заботиться.

Послесловие

Образец материнского поведения передается из поколения в поколение, от матери к дочери. Поэтому нельзя обвинять мать в том, что она выстраивает токсичные отношения со своим ребенком, ведь подсознательно она отрабатывает образцы, полученные от своей матери.

Молодая мать может прочитать сколько угодно книг о развитии и воспитании детей, но попав в стрессовую ситуацию, с большой долей вероятности будет вести себя как ее собственная мать.

Например, обычно спокойная и со всех сторон положительная мать, которая пообещала себе никогда не повторять ошибок своей агрессивной матери, вдруг понимает, что она ударила ребенка, когда тот ослушался и залез на окно.

Только решение собственных застарелых проблем (часто при помощи психотерапии) может помочь изменить подобные неработающие модели и прервать цепочку токсичных отношений между матерью и ребенком. Это очень важное и нужное вложение, ведь именно мать в наибольшей степени закладывает в свою дочь способность быть любящей матерью, которая может создавать здоровую привязанность со своим ребенком

Источник: gestaltclub.com

Источник: https://mirkrasoty.life/psixologiya/vosem-toksichnyh-tipov-vzaimootnoshenij-mezhdu-materyu-i-docheryu

Трагедия дочерей

В кризис родители больше заботятся о дочерях

Любая формирующаяся личность нуждается в поддержке и опоре. Именно в этом и заключается смысл отношений «мать-дочь».

Девочка должна видеть пример женщины, которая является самым важным человеком в её жизни, ощущать одобрение, понимать, что в любой ситуации её готовы выслушать, поддержать и понять.

Это идеальная ситуация, которая осложняется тем, что дочери находятся в абсолютной зависимости от эмоциональной, ментальной, физической поддержки матерей.

Разбирая аспекты формирования личности, психологи приходят к общему мнению, что мало кто способен так сильно покорёжить психику ребенка, как его родители. И эти травмы человек врачует всю оставшуюся жизнь, причем часто безрезультатно. Сегодня расскажу о трагедиях дочерей, на которых возлагали роль родителей.

Психологическая эксплуатация матерью дочери

Любая формирующаяся личность нуждается в поддержке и опоре. Именно в этом и заключается смысл отношений «мать-дочь». Девочка должна видеть пример женщины, которая является самым важным человеком в её жизни, ощущать одобрение, понимать, что в любой ситуации её готовы выслушать, поддержать и понять.

Это идеальная ситуация, которая осложняется тем, что дочери находятся в абсолютной зависимости от эмоциональной, ментальной, физической поддержки матерей. В некоторых случаях естественный ход взросления нарушается желанием матери решить свои психологические проблемы за счет этой зависимости.

Бывает так, что матери ожидают, что дочери будут выслушивать их страхи, решать проблемы, утешать и заботиться, выступать в качестве посредника, то есть происходит подмена понятий, трансляция на дочь функций мамы.

Фактически, на ребенка возлагается ответственность за благополучие взрослого, дочь наделяется обязанностями терапевта, подруги и даже замещает партнера.

У девочки не остается другого выхода, как либо принять правила игры, либо попробовать бунтовать, но поскольку в плане выживания ребенок находится в полной зависимости от родителя, это оказывается под силу далеко не каждому.

Поэтому традиционно поведение дочери варьируется в следующих схемах:

  • быть идеальной маленькой девочкой, в ожидании, что мама это оценит и наконец-то проявит заботу
  • стать сильной и начать решать мамины проблемы, в надежде на похвалу и любовь
  • попытаться понять нужды матери и полностью их удовлетворить, рассчитывая, что после этого можно будет начать жить своей жизнью

К сожалению, как бы ни пыталась дочь «встроиться» в ситуацию, это не решит проблемы матери, не залечит её травму, зато для подрастающей девочки такая эксплуатация не проходит даром. Обычно схема поведения с матерью проецируется и на другие стороны жизни – работу, отношения с друзьями, партнером, превращая реальность в замкнутый круг боли и неуверенности

Причины и последствия подмены понятий

В чем же кроется причина подмены матерями понятия материнства? Во многом это следствие патриархальности нашего общества.

Женщина зачастую с рождения находится в приниженном положении, и когда в распоряжении оказывается абсолютно зависимое от неё существо, не может удержаться и не использовать возможность самоутвердиться, получить признание и любовь. И такая ситуация длится из поколения в поколение.

Матери подсознательно транслируют дочерям свою слабость, неспособность противостоять ударам судьбы, постепенно подводя к мысли, что потребности ребенка слишком высоки и не под силу родителям.

Как результат – дочери стыдятся самого факта своего существования, столь осложнившего жизнь мамы, принимают мысль о необходимости отказа от собственных потребностей и даже возможности становления как личность.

Девочкам кажется, что они слишком большие и занимают так много места, что стесняют родителей, что их «Я» может ранить мать, что единственный выход – остаться маленькой и хрупкой, без собственного мнения и собственной жизни.

Кладя свою жизнь на алтарь материнской травмы, девочки не понимают главного: мать не одобряет дочь как личность, только как функцию, служащую удовлетворению её проблем. Любая попытка отказаться от роли «рыцаря» грозит дочери агрессией со стороны матери.

Взрослея, девочка начинает понимать, насколько легко вывести мать из равновесия и из-за этого скрывает свою личную жизнь, так как любая попытка отделиться, обрести собственные интересы делает её в глазах матери злейшим врагом.

Причина – мать ассоциирует поведение дочери с поведением собственной мамы, которая в свое время отвергла её и чтобы не чувствовать снова боль отторжения, готова проявлять грубость, в том числе и физическую, в обращении с дочерью.

При этом матери не желают признаваться в эксплуатации дочерей, да попросту в краже их детства. Часто прибегают к аргументам вроде «Моей вины в этом нет!», «Ты просто неблагодарная!», «Как ты можешь обвинять совою мать, я лучшие годы тебе отдала!» и т.д.

Они хотят заставить дочерей молчать об их боли, так как признать проблему слишком болезненно для них самих.

Но тот, кто обладает силой, может творить не только добро, но и зло, и какие бы мотивы своего поведения ни называли матери, все равно они несут ответственность за вред, который причинили дочерям.

Способы преодоления травмы

И все же 99% процентов дочерей, оказавшихся лишенных детства из-за эксплуатации матерями, рано или поздно понимают, что сложившаяся ситуация – ненормальна и следует что-то менять. От подруг можно услышать совет: будь сильной, начни жить своей жизнью.

В чем-то они правы, но в данном случае проявления силы должно начаться с себя. Надо заставить себя увидеть роль мамы в психологической травме. Пока мы отказываемся видеть вину матерей в наших страданиях, мы продолжаем кормить свое чувство стыда, ущербности и самоуничижения.

Прятаться за чувством стыда легче, чем взглянуть правде в глаза, стыд выступает защитой от боли, которая непременно последует за пониманием, что именно мама, самая дорогая и важная в мире, нас просто-напросто использовала.

Быть жертвой – не выход, это не исцелит ни нашу проблему, ни проблемы матери. Со своей травмой мама должна разобраться сама, это её ответственность, и ничья больше.

Нужно найти в себе силы отдать матерям то, что они переложили на плечи дочерей, не оставив детям выбора и не поинтересовавшись их мнением.

Только после полного осознания проблемы, понимания того, как она повлияла на прожитую жизнь, можно будет браться за её решение. Стоит отметить, что часто дочери пытаются перешагнуть через ступень осознания и перейти сразу к милосердию и прощению, и в этом вязнут. Не получится оставить проблему в прошлом, если не понимать, что именно оставляешь.

А суть, на самом-то деле, вот в чем:

  • материнская любовь – основной фактор, необходимый для выживания ребенка, поэтому безусловная верность матери, что бы она ни сделала, заложена в детях на генетическом уровне
  • общество возлагает на женщин, и, следовательно, девочек, обязанность заботиться о других, часто в ущерб собственным интересам
  • культурные табу накладывают на детей обязанности почитать родителей, кроме того, обожествленный образ матери есть практически в каждой религии, поэтому детские бунты обречены на порицание со стороны общественного мнения
  • такое понятие, как «женская солидарность» — дочки и матери одного пола, а значит, по умолчанию должны испытывать сходные эмоции, иметь общие интересы, быть «на одной стороне»
  • трудно увидеть во взрослом человеке, а тем более матери, жертву укоренившихся комплексов

И вот «на выходе» мы имеем следующую проблему: девочка, которой с детства пришлось играть роль взрослого человека, в отношениях с матерью была вынуждена подавлять себя (я любима, пока я маленькая), из-за чего выработалась подсознательная ассоциация материнской любви с самоуничижением. С возрастом можно сколько угодно вслух декларировать свое желание построить карьеру, семью, добиться успеха, любви, уважения, но подсознание будет неутомимо подкидывать детские страхи, когда быть большим и естественным означало остаться без поддержки матери, быть ею отвергнутым.

Для подсознания ребенка отвержение матерью однозначно означает смерть, а самосаботаж (остаться маленьким) – выживание. Следовательно, отпустить свой стыд и вину значит, отпустить свою мать, остаться беззащитным, нелюбимым, ведь любить себя дочерей никто не учил.опубликовано econet.ru

Мария Кудрявцева

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание – мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/articles/165219-kogda-styd-imeet-privkus-materinskoy-zaboty

Какими сделала женщин эволюция

В кризис родители больше заботятся о дочерях

  • Любимская Дарья
  • 08.07.2015 в 9:00

Женщина, безусловно, играет важную эволюционную роль — она воспроизводит потомство. Возможно, именно этим объясняются некоторые гендерные стереотипы и модели поведения. При этом речь идет не только о самих представительницах прекрасного пола, но и об отношении к ним окружающих, в частности, потенциальных партнеров и членов их семей.

Женщины скрывают готовность к зачатию

В дикой природе у самок (например, обезьяньих) часто наблюдаются внешние признаки готовности к зачатию — скажем, покраснение гениталий. При этом они интересны самцам только в период овуляции, так как в другое время спаривание, с биологической точки зрения, не имеет смысла — ведь оплодотворить самку не удастся. Что же касается людей, то здесь все выглядит немного иначе.

Когда у женщины происходит овуляция, ее лицо приобретает более красный оттенок, чем обычно. Это происходит из-за выработки особого гормона. Однако, как выяснилось, мужчины попросту не замечают “сигналов”. И это неспроста.

Группа исследователей ежедневно на протяжении месяца фотографировала 22 участниц эксперимента специальной камерой, настроенной на передачу цветовых нюансов. Макияж на лицах во время съемки полностью отсутствовал. При этом женщин попросили отслеживать циклы овуляции при помощи календаря. Далее компьютерная программа вырезала из каждого получившегося снимка фрагмент изображения женской щеки.

Выяснилось, что разница в показателях красноты присутствовала, но весьма незначительная — она не превышала 0,6 единиц, тогда как человеческий глаз способен заметить лишь разницу в 2,2 единицы… По мнению экспертов, женский организм в ходе эволюционных процессов научился “скрывать” состояние готовности к оплодотворению. К тому же, сексуальные контакты у людей не ограничиваются периодом овуляции. Отсутствие “сигнализации” позволяет дамам получать мужское внимание в любое время.

Правда, женщины могут подавать неосознанные сигналы о готовности к сексу, используя ярко-красный цвет в одежде и макияже. Также, как показали другие исследования, во время овуляции представительницы слабого пола более склонны к флирту, но только если данный мужчина кажется им привлекательным.

В кризис родители больше заботятся о дочерях

Статья об этом была опубликована в Тhe Journal of Consumer Research. Ученые привлекли к исследованию 629 добровольцев, которых просили прочитать статью в специализированном журнале. В статье шла речь об экономике страны. Причем в одних случаях она описывалась как находящаяся в состоянии расцвета, в других — как стабильная, а в третьих — как пребывающая в состоянии упадка…

После этого всех участников просили сообщить, как бы они распределили условную сумму денег между своими двумя разнополыми детьми. Оказалось, что те, кто читал о спаде, чаще предпочитали оставлять 60 и более процентов сбережений дочерям.

Также статистика показывает, что в сложные экономические времена удочеряют больше девочек, чем обычно. Специалисты считают: это связано с тем, что люди, как и прочие млекопитающие, неосознанно склонны поддерживать численность особей женского пола, поскольку именно они вынашивают потомство, обеспечивая продолжение рода.

Женщин, готовящих овощи, воспринимают как более заботливых

Если женщина готовит своим близким овощные гарниры к основным блюдам, те дают более высокую оценку ее кулинарным и хозяйственным способностям, а также воспринимают ее отношение к себе как более заботливое.

Сообщение об этом было сделано недавно на научной конференции Society of Nutrition Education and Behavior Annual Conference 2015. В ходе эксперимента 500 участниц готовили для своих семей мясные блюда либо с овощами, либо без них.

При этом домочадцев просили оценить их кулинарное мастерство и другие качества.

Во-первых, еда казалась близким женщин более вкусной, если она была с гарниром из овощей. Во-вторых, посторонние люди, которым давали прочитать описания приготовленных хозяйкой блюд и просили дать характеристику автору кушаний, называли таких женщин хозяйственными и заботливыми. Те, кто готовил, к примеру, цыпленка или стейк без овощей, редко удостаивались таких оценок.

По-видимому, добавление к мясу овощей воспринимается как излишество, которым женщина балует членов семьи — ведь мясо можно съесть и без гарнира. К тому же, овощи ассоциируются с витаминами, следовательно, женщина, которая их готовит для близких, заботится об их здоровье и лишний раз подтверждает свою функцию “хранительницы семейного очага”.

Источник: http://www.greatlove.ru/articles/entertain/woman/08-07-2015/11131-evolution/

Дочки-матери

В кризис родители больше заботятся о дочерях

452 Автор статьи

Проект “Я и моя семья”

Я с самого детства замечала, что маму я больше жалею и люблю, чем слушаюсь и боюсь. Слушалась и боялась я всегда бабушку по папиной линии, о маме хотелось заботиться, поддерживать ее.

Я защищала маму от папы, который был алкоголиком, хорошо училась, занималась спортом, вообще была «правильным» ребенком во многом для того, чтобы маме не доставлять никаких хлопот.

Обратной стороной этого было то, что все свои проблемы я решала сама и была с ними один на один — мне даже не приходило в голову, что, если мне что-то не нравится или мне страшно, неприятно, больно, можно пойти в детстве к маме, зато маму с тем же самым я была готова принять всегда.

Интересно, что и маму такой ход вещей даже радовал, и, возможно, она даже видела, что мне плохо, но ей в голову не приходило, что нужно меня расспросить, пожалеть, утешить или в крайнем случае пойти куда-то, поговорить с кем-то, чтобы защитить своего ребенка.

Так и дальше повелось в наших с ней отношениях: я взрослее, самостоятельнее, всегда забочусь о маме, не нагружаю ее своими проблемами, а она слабее, беззащитнее, охотно советуется со мной по всем вопросам и ей даже просить не надо, я сама бегу и решаю все ее проблемы.

Такое положение вещей мне настолько казалось естественным и правильным, я себя чувствовала хорошей дочерью и гордилась собой, всегда осуждала брата, который помогал маме исключительно по ее или моей просьбе, а не по собственной инициативе.

Как же удивительно было на четвертом десятке с большим трудом в психотерапии раскопать в себе потребность быть просто дочкой, бежать к маме за поддержкой и утешением.

Сколько же у меня внутри жажды этой поддержки и утешения скопилось за всю мою жизнь! Хотелось просто уткнуться лицом в мамино плечо и рыдать, рыдать и рыдать… Как же мне было трудно идти по жизни и справляться со всеми испытаниями без маминой поддержки за спиной или внутри… Ведь если мама не могла поддерживать и защищать меня в детстве, то и моя внутренняя взрослая часть не может поддерживать и защищать мою внутреннюю детскую часть, когда ей это необходимо.

Так устроены перевернутые или инверсивные отношения мам и дочерей, когда мама играет роль дочери своей биологической дочери, а дочь, соответственно, является функциональной мамой своей биологической мамы.

Такие отношения крепки и надежны, одобряются окружающими. Ну как же: ведь она такая хорошая дочь, так хорошо заботится о своей маме, всем бы таких дочерей.

Все довольны и счастливы, пока дочь не начинает осознавать свои глубинные эмоциональные потребности.

Эти отношения дисфункциональны, потому что нарушают естественный задуманный природой порядок: мама в отношениях с дочерью сама отвечает за себя и заботится о дочери, не нагружая ее своими проблемами, задача дочери — расти, отделяться от мамы, опираясь на ее поддержку, когда необходимо.

Часто такие отношения мама-дочь становятся перевернутыми под влиянием какого-то сильного стресса для всей семьи, в котором мама оказалась слабой, пораненной судьбой, очень уязвимой.

Например, моя бабушка потеряла двоих маленьких сыновей в войну, дедушки рядом не было — он воевал, — и мама, как единственная старшая выжившая дочь, стала ее поддержкой и опорой.

Сценарий инверсивных отношений между мамой и дочерью часто передается из поколения в поколение — получается так, что родившаяся девочка занимает вакантное место функциональной матери своей мамы. Так, в моей семье моя мама была функциональной матерью моей бабушки, и, соответственно, мне пришлось стать функциональной матерью для моей мамы.

Другой, наиболее распространенной, причиной того, что ребенок берет на себя роль родителя для своих родителей, является дисфункция семейной системы в зоне отношений между родителями.

Неразрешенные конфликты между отцом и матерью вовлекают детей, чтобы сдерживать напряжение, способное привести к разрыву отношений, или защищать одного родителя перед другим, заботиться о нем, т. е. выполнять родительскую функцию по отношению к нему.

Например, в моей семье мама точно нуждалась в защите и отвлечении от проблем с папой-алкоголиком, и я хорошо с этим справлялась, взяв на себя роль ее функциональной матери.

В многодетной семье бывает, что родительская функция ребенка (чаще старшего, но совсем не обязательно) распространяется не только, например, на маму, но и на последующих детей, тогда нарушается семейная иерархия, и мама становится функциональной сестрой остальным детям. Неудивительно, что она с ними не справляется и всегда прибегает к помощи старшей дочери в вопросах воспитания младших детей.

Чем плохо?

Чем опасны для взрослой женщины такие отношения с мамой? В первую очередь тем, что она росла, сильно соединяясь со своей внутренней «материнской» частью, и поэтому была эмоционально, а иногда и физически, нагружена сверх своих возможностей в детстве — отсюда ее склонность брать на себя излишнюю ответственность (или гиперответственность), но при этом высокая тревожность и склонность к контролю своей жизни и жизни окружающих ее людей. Ее детская часть недополучила поддержки, защиты, тепла, заботы, и ее внутренняя родительская часть не в состоянии дать то же самое ее внутренней детской части. Поэтому у нее часто присутствуют трудности с адекватной оценкой и принятием собственных ограничений — по-простому, в жизни она упорно требует от себя того, что не может сделать, что лежит за гранью ее ответственности. В жизни она больше ориентируется на то, что надо, а не на то, что хочется прямо сейчас, поэтому она склонна к депрессивным состояниям.

У такой женщины должно быть много сдержанной или вытесненной обиды и злости на своих родителей за то, что ее использовали и нагрузили сверх меры в детстве. Вместо этого она, обращая эту энергию на себя, часто испытывает вину перед родными.

Такая дочь всю свою жизнь остается внутренне привязанной к маме, хотя может иметь с ней конфликтные отношения, потому что у нее не было возможности по-настоящему отделиться от мамы.

Ведь чтобы отделиться, нужно быть в позиции взрослеющего ребенка, а родительская позиция не предполагает никакой сепарации.

Кроме того, у такой женщины могут быть трудности с рождением детей, ведь у нее уже есть как минимум один ребенок — это ее мама! Этот опыт накладывает отпечаток на ее возможность и желание иметь собственных детей.

Не пройдя процесс сепарации от родителей, она остается ребенком внутри, и ее потребность продолжать быть ребенком сильнее, чем потребность быть матерью. Как же она может родить ребенка, ведь дети не заводят детей.

Возможно, она не готова к материнству еще и потому, что ей предстоит стать матерью младенца, что сильно контрастирует с привычной ролью матери своей взрослой мамы. Психика такой женщины может бессознательно сопротивляться такой резкой перемене и такой сильной дополнительной нагрузке.

Если «сопротивление» иметь собственных детей неосознаваемо, то женщина очень страдает, потому что материнство для нее естественно с рождения, ей эта роль ей очень близка. Она может искренне не понимать, почему именно у нее не получается забеременеть.

Меж тем дочка, «удочерившая» собственную маму, чувствует себя в таких отношениях нужной, правильной, важной. Она гордится собой и получает высокую положительную оценку окружающих, потому что она хорошая дочь и пример для подражания. Присущие ей ответственность и надежность помогают ей добиться жизненных высот и симпатии окружающих, где бы она ни находилась.

А как же мама?

Выигрывает ли мама от таких отношений? На первый взгляд, да! Если же посмотреть получше — совсем нет, потому что не от дочери она всю жизнь хотела тепла, любви, заботы и поддержки, а от собственной мамы (бабушки дочери) или от мужа, чего, к сожалению, те по каким-то причинам не могут ей дать.

Родительская, супружеская и дочерняя заботы — совсем разные и в разное место ложатся внутри души, одно другое заменить не может. Так уж устроена наша психика, что в ней тысячелетиями закреплен такой порядок отношений, что пра-родитель большую часть жизни отвечает за родителя, а родитель — за ребенка, супруг обязан помогать и заботиться о супруге, а не ребенок.

Вопрос здесь не в том, кто для кого и чего больше делает физически, а в глубоком внутреннем понимании того, кто когда и кому должен, кто за кого отвечает.

Кроме того, в случае, когда инверсивные отношения между мамой и дочкой связаны с напряжением между мамой и мужем, то, продолжая поддерживать «дочкино родительство», мама не встречается лицом к лицу с этим напряжением и продолжает оставаться несчастной, лишая себя шанса на изменение этих отношений или поиска других, более счастливых для нее.

Важно понимать, что любые отношения, в том числе и инверсивные, поддерживаются с обеих сторон: и мама, и дочь играют свои привычные, пусть перевернутые, роли. Они подходят друг другу, как ключ к замку.

Их отношения представляют собой очень устойчивую конструкцию.

Если кто-то из них вдруг перестает действовать в соответствии с привычной ролью, пара входит в кризис отношений, потому что второй искренне не понимает, что именно пошло не так и почему.

Как можно проверить, какие отношения сложились у вас с мамой? Ответить на два следующих вопроса:

1. В случае какой-либо неприятной ситуации, в которую вы попали, ваши обычные действия — не рассказывать об этом маме, потому что вы ее бережете или вы можете самостоятельно справиться или вы вообще не рассчитываете получить у нее сочувствие, поддержку или помощь?

2. В случае какой-либо неприятной ситуации, в которую попала ваша мама, ваши обычные действия — расспросить ее, поддержать морально и материально, не дожидаясь, пока мама сама скажет, что именно ей нужно?

В случае двух ответов «Да» вы можете быть уверены, что ваши отношения с мамой инверсивные. Что же делать?

1. Начните замечать, когда и как вы попадаете в роль мамы для своей мамы. Что делает она, что толкает вас внутри себя действовать как ее мама? Как только заметите, скажите себе, что вам необязательно быть мамой для своей мамы, вы всего лишь ее дочь, что вы можете ей помочь и ее поддержать, но только если вы этого сейчас хотите.

2. Начните замечать свои чувства, когда вы в отношениях с мамой. Попробуйте найти что-то, кроме любви и тревоги. Подсказываю: ищем обиду и злость. Какие бы неприятные они ни были, попробуйте осознать их, ответить на вопросы, что вы чувствуете, в связи с чем и почему.

3. Осознавая свои чувства, попробуйте понять, чего вам хочется от мамы именно в этот момент. Попробуйте понять свой импульс и оценить его, насколько он укладывается в роль просто дочери.

4. Когда мама будет искать помощи и поддержки от вас, помните, что вы не обязаны ей это давать — вы можете ей это дать, если хотите, если вы в состоянии сейчас ее поддерживать. А если, наоборот, вы нуждаетесь в ее помощи, вы имеете полное право настаивать — у вас приоритет по праву рождения.

5. Предостережение: не нужно немедленно предъявлять свою агрессию маме. Она привыкла быть вашим ребенком и может быть не готова за это платить, особенно, если она уже в возрасте и имеет плохое здоровье. Важнее, чтобы вы могли осознавать то, что вы чувствуете, чего хотите, принимать себя в этих чувствах и желаниях как есть, чем доводить ваши импульсы до конкретного действия в отношении мамы.

Помните, что если вы хотите, такие отношения можно поменять. Начать стоит с себя — не брать роль матери по отношению к своей маме.

Тогда той рано или поздно ничего не останется, как оставить роль вашей дочери и взять естественную роль вашей мамы.

Это, как правило, непросто и занимает много времени, потому что и маме, и вам придется осваивать новые непривычные роли друг для друга. Но на собственном примере я могу подтвердить, что это возможно.

 

Проект “Я и моя семья”

Источник: https://personagrata-studio.ru/articles/dochki-materi/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.