Волонтерство: как помогать без надрыва и с радостью?

О волонтерстве

Наши волонтеры — это жизненные силы фонда «Старость в радость»: они принимают участие в поездках и концертах, собирают и вручают подарки, помогают на мероприятиях и сотрудничают с фондом pro bono.

В 2006 году мы начинали с группы в 30 неравнодушных студентов — а сейчас уже тысячи волонтеров по всей стране объединяют свои усилия для помощи пожилым люди на всех уровнях.

А еще они дружат, путешествуют и занимаются делом, результат которого виден сразу, какую бы помощь волонтеры ни оказывали фонду. «Помогай чем можешь, помогай как хочешь» — вот девиз нашего волонтерского направления.

Стать волонтером
 

Содержание

Зачем становиться волонтером фонда

Решайте социально значимые задачи

Помогай чем можешь, помогай как хочешь

Присоединитесь к большому сообществу волонтеров

Получайте приятные бонусы

Расскажите друзьям о своих добрых делах

Радуйтесь тому, что делаете!

— Решение социально значимых задач. Когда-то одинокие бабушки и дедушки в домах престарелых были никому не нужны. Именно волонтеры сдвинули ситуацию с мертвой точки и добились улучшения условий и качества их жизни.

За 10 лет мы научились действовать грамотно и эффективно. Теперь мы работаем над тем, чтобы каждый волонтер понимал, какую важную проблему он помогает решать, и видел результат своей работы.

Если вы хотите сделать что-то по-настоящему важное и полезное, присоединяйтесь к нам!

— Помогай чем можешь, помогай как хочешь.

Мы убеждены, что не существует человека, который не может нам помочь! Вы можете: отправиться в поездку в дом престарелых, где можно просто пообщаться с бабушками, а можно петь, играть на музыкальных инструментах, выступать — всё, что вы умеете; написать письмо или отправить посылку бабушке или дедушке; помочь нам с транспортом или с новогодним развозом подарков; поучаствовать в городском мероприятии или самостоятельно организовать и привезти праздник бабушкам и дедушкам в дом престарелых; сделать что-то своими руками и даже помочь своими профессиональными навыками! Просто заполните анкету волонтера и укажите, какую помощь вы готовы оказать, и следите за новостями на нашем сайте и в соц.сетях.

— Возможность присоединиться к большому сообществу. На данный момент нам помогает более 2 000 активных волонтеров, а в волонтерской группе в у нас чуть более 1 000 активных участников.

Всё больше людей еженедельно ездят с нами в дома престарелых. Все они — разные, интересные и всегда готовы помочь. Среди наших волонтеров нет, пожалуй, только президентов.

Каждая поездка в дом престарелых, акция или мероприятие — это новые знакомства и радость общения с единомышленниками.

— Радость! Важнейшая причина, по которой тысячи людей присоединяются к нам, состоит в том, что помощь бабушкам и дедушкам приносит им радость! Будь то однократная поездка в дом престарелых на выходной день или систематическая помощь фонду — всякий раз мы видим на лицах волонтеров улыбки, ведь пожилые люди отдают нам гораздо больше, чем получают. Мы не гарантируем, что волонтерство вместе с нами обязательно понравится именно вам, но видя, как много людей получают от этого удовольствие, мы полагаем, что вам стоит попробовать

Источник: https://starikam.org/volontyoram/volunteering/

3 рецепта от эмоционального выгорания для волонтеров | Милосердие.ru

Волонтерство: как помогать без надрыва и с радостью?

Фото с сайта pikabu.ru

Если вас интересует благотворительность, вы хотите разбираться в новых технологиях, читать экспертные интервью с яркими фигурами в мире НКО и помогать с умом — подписывайтесь на секторную рассылку Милосердие.РУ. Чем больше мы знаем, тем лучше помогаем!

С самого начала людей, для которых тот или иной тип волонтерства, скорее всего, станет сильным эмоциональным ударом, стараются оградить от этой работы.  Если волонтер не может без слез смотреть на больного раком ребенка, общение не принесет пользы ни ему, ни ребенку.

Волонтер должен хотя бы теории представлять себе, с чем ему придется иметь дело, – например, знать, почему подросток, которому он искреннее хочет помочь, может крикнуть на него матом.  Еще нужно уметь правильно ставить цели, а не считать себя супергероем, способным в одиночку добиться чудес. Если проработать эти моменты, риск выгорания снижается.

Держать эмоциональный удар учат службы психологической поддержки.

Для уже действующих добровольцев существует много форматов поддержки: встречи с психологом, групповые тренинги, где в фокусе внимания – эмоциональное состояние участников, и обычные дружеские встречи без формата, где можно пообщаться между собой – это тоже поддержка.  Еще есть обучающие семинары, их можно считать в некотором роде профилактикой эмоционального выгорания.

Фонд «Вера»: впервые зайти в палату к умирающим – сложный шаг

Отбор: прежде чем стать волонтером в хосписе, кандидат приходит на ознакомительную встречу, изучает форматы помощи, затем его или ее ждет собеседование с опытным координатором.

«К нам приходит очень много желающих с личным непережитым опытом. Человека, который болезненно воспринимает тему смерти, мы не направим в хоспис. Скорее всего, он не принесет вреда пациентам и команде, но очень сильно навредит себе.

Мы не конвейер, у нас нет задачи заполнить хосписы добровольцами, мы хотим, чтобы волонтеры и сотрудники получали радость, а не выходили каждый раз со слезами на глазах», — говорит Татьяна Бочарова, руководитель проекта «Помощь волонтеров» фонда «Вера».

Как строится работа: новички начинают с хозяйственных задач, помощи на мероприятиях, и постепенно привыкают к жизни учреждения.  Освоившись, волонтер по желанию может начать работать непосредственно с пациентами хосписа.

Для многих добровольцев впервые зайти в палату к умирающим больным – сложный шаг.

«Но когда волонтер уже начал общаться, перед ним оказывается не пациент с диагнозом, а просто человек, с которым можно разговаривать, как с любым другим», — говорит Татьяна Бочарова.

В чем специфика: помощь в фонде «Вера» отличается от больничного волонтерства в других организациях. «В больницы обычно ходят группами, допустим, с 12 до 14 часов проводят мастер-класс.

У нас же волонтер может приходить в хоспис один в удобное ему время. Сложность в том, что он может оказаться с какой-то проблемой один на один.

Координатор всегда в хосписе, но он не водит волонтера за руку», —  объясняет Татьяна Бочарова.

Цель: волонтерам нужно самостоятельно найти себя в слаженном коллективе медицинского учреждения. Часто появляется ощущение ненужности, заброшенности.

Ты оказываешься в чужом государстве со своими правилами, иерархией, и нужно как-то встроиться. «В США и Европе с медперсоналом ведется большая работа — учат, в каких случаях можно обратиться к волонтеру, зачем он нужен.

У нас это только начинается», — говорит Владимир Михайлов, психолог фонда «Вера».

Что происходит на встречах с психологом: прорабатывается весь спектр страхов, связанных со знакомством и общением с умирающим — как не обидеть больного, как подобрать слова, как поддержать, зная, что человек уходит.

Татьяна Бочарова, руководитель проекта «Помощь волонтеров» фонда «Вера». .com/tatiana.bocharova

Формат помощи: группа

Периодичность занятий: 2 раза в месяц

Принцип действия: «Я не даю алгоритма, как себя вести: поздороваться, спросить, как дела, поинтересоваться насчет погоды, нет. Проще всего мою работу объяснить на примере из другой сферы. Раньше считалось, что родительству нужно учить. Сейчас психологи пришли к тому, что главное – сформировать родительскую компетентность.

Родитель должен чувствовать себя уверенно, знать, когда обратиться к специалистам, уметь ориентироваться в потоке советов по воспитанию, которые сыпят на него СМИ, подруги, бабушки, коллеги.  И тогда они становятся отличными родителями. Так же и с волонтерами.

  Я верю, что волонтер сможет сам разобраться, но нужно разделить его сомнения, трудности, поддержать его и выслушать», — считает Владимир Михайлов.

Самое сложное: волонтерам часто приходится переживать утрату, причем порой этот опыт становится оборванным: ты думал увидеть свою подопечную, когда придешь в следующий раз, а ее к этому времени уже не стало.

В этом случае группа уделяет внимание чувствам волонтера, делится своими историями, похожими ситуациями незавершенных отношений.

  Таким образом на встрече психолог старается завершить этот не пройденный до конца опыт в пространстве группы.

Рецепт от эмоционального выгорания: допустим, волонтер испытал отвращение при виде человека с тяжелым заболеванием — но ему стыдно самому себе в этом признаться. Подавленные чувства начинают тлеть внутри, и вот уже хоспис ассоциируется с чем-то болезненным, пугает, вызывает отвращение.

«Это неэкологичный способ обходиться с чувствами, — поясняет Владимир Михайлов. —  Во время встречи группы мы бережно разворачиваем, исследуем то, что произошло. Когда чувства проживаются, происходит внутреннее исцеление, и человек возвращается в строй – обновленным и с новым опытом.

Те, с кем такого не случалось, услышав историю своего коллеги, прожив ее вместе с ним в группе, тоже обретают этот опыт».

Фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам»: мы настраиваем оптику волонтера

Отбор: прежде чем стать волонтером фонда, необходимо посетить 4 обучающих семинара и пройти собеседование с психологом.

Наставничество: наибольшее внимание уделяется кандидатам в волонтеры-наставники. Этот доброволец готовит к взрослой жизни подростков из детских домов, становится для ребенка другом и авторитетом. К наставникам самые строгие требования.

Они должны быть психологически зрелыми и эмоционально устойчивыми. Наставники не могут давать ребенку пустых обещаний и должны продержаться не меньше года, потому что частая смена наставника – стресс для ребенка.

  Для волонтеров других направлений встречи с психологом проходят по желанию, но для наставников они обязательны.

Как строится работа: в фонде задействованы более 40 психологов – среди них есть штатные специалисты и психологи-волонтеры, они помогают от нескольких часов в месяц.  Волонтеры делятся на группы в зависимости от учреждения, которое они посещают, и у каждой группы есть свой психолог.

Формат: предусмотрены как групповые занятия с психологом, так и индивидуальные консультации. На индивидуальные встречи волонтеры обычно приходят, чтобы разобраться в конкретной ситуации, с которой они не могут справиться. Особенно это касается волонтеров-наставников.  Также проблема может быть в общем ощущении бесполезности своей работы.

Самое сложное: с подростками бывает очень непросто, и волонтер нуждается в поддержке. Возникает много трудных ситуаций, и есть риск, что если волонтер будет решать их интуитивно, он навредит ребенку.

Например, подросток плохо учится, не делает уроки, прогуливает занятия, курит, и доброволец начинает его жестко критиковать. В этом случае общение перестает быть поддерживающим для подопечного, он перестает ему доверять.

Речь не идет о том, что нужно одобрять все, что делает подопечный, но волонтер не должен делать ничего, что разрушит их отношения, а это временами тяжело.

Задача психолога: настроить оптику волонтера, помочь увидеть маленькие, но важные изменения, которые происходят в его отношениях с ребенком.

Помочь волонтеру понять, что происходит с ребенком, почему он ведет себя именно так.

  «Мы помогаем увидеть картинку объемно и выбрать правильную стратегию», — говорит психолог фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Анна Серкина, координтор психологической службы команды «Быть рядом». —

Рецепт от эмоционального выгорания: отказаться от завышенных ожиданий и адекватно рассчитывать нагрузку. Не тратить все свободное время на волонтерство — это эмоционально изматывает.

«Приходится напоминать, что очень важно восстанавливаться и что, отдыхая, человек заботится и о детях, которым помогает, — объясняет Анна Серкина.

— Ведь по-настоящему полезным можно быть только отдохнувшим, в гармоничном и спокойном состоянии».

Движение «Даниловцы»: задача – воспитать привычку к осознанности

Специфика: в «Даниловцах» волонтёры всегда были в фокусе внимания. Изначально задумывалось, что поддержка должна оказываться не только детям в больнице, но и тем, кто им помогает, то есть волонтерам.

«Среди организаторов были психологи, а любому психологу очевидно, что волонтёр сталкивается с тяжёлыми жизненными ситуациями, и ему нужна квалифицированная помощь», — рассказывает психолог движения «Даниловцы» Лидия Алексеевская.

Формат: волонтеры могут прийти и на индивидуальную консультацию, причем с психологом можно проработать не только ситуации, связанные с волонтерством, но и личные проблемы.

Периодичность: раз в месяц

Самое сложное: по словам психологов «Даниловцев», волонтеры редко сами обращаются за помощью. «У них нет запроса на психологическую помощь. Это не значит, что у них всё в порядке: они проходят через тяжёлые ситуации, сильные переживания.

Но волонтёр приходит помогать, и саму идею, что он тоже может обратиться за помощью, просто не воспринимает. Более того, часть волонтёров чувствуют себя виноватыми, что получают удовольствие от общения с подопечными.

Потому что была установка: «Я пришёл к страдающим жертвовать собой, мне должно быть тяжело, и в этом смысл моего волонтёрства», — рассказывает психолог движения «Даниловцы» Лидия Алексеевская

Цель: основная работа направлена на профилактику эмоционального выгорания. Встреча групп психологической поддержки – это работа на опережение.

  Здесь участник чувствует, что он не один со своими проблемами и страхами. Он видит, что других волнует то же, что и его.

  Добровольцу очень важно, чтобы его опыт, выводы, способы решения проблем и все то, что он пережил и осмыслил, было кому-то нужно.

Психолог движения «Даниловцы» Лидия Алексеевская. .com

Повестка на встречах: меняется в зависимости от потребностей волонтеров. Психолог «Даниловцев» Елена Куликова говорит, что два года назад волонтерам нужна была помощь в прикладных вопросах, а теперь проблемы становятся все более общими и в то же время глубокими.

«Осенью 2016 года был запрос на взаимодействие с подопечными, волонтеры спрашивали, как общаться с сиротами, как установить контакт с агрессивным ребенком.  Потом стали приходить с тем, что у них творится в жизни.

Интересует, как выстраивать отношения со своими родителями, как планировать время на работе, чтобы не истощаться и иметь ресурс для волонтерства.

В этом году появились экзистенциальные темы, мы говорим о страхе одиночества и смерти», — рассказывает психолог Елена Куликова.

практическая тема: обязательно прорабатываются границы ответственности. Группа разбирается, в чём смысл участия волонтёра в судьбе ребёнка, за что он в ответе, а за что отвечать не может, что будет, если нарушить границу.

  Также волонтеров учат устанавливать с подопечным контакт, знакомиться. Это особенно важно для тех, кто посещает пациентов больниц: дети постоянно меняются, и нужно за два часа посещения познакомиться с новым ребенком и дать максимально много.

«В детских домах дети любому человеку, пришедшему с улицы, говорят: «Ты моя мама? Ты мой папа?» И у волонтера должен быть внутренний ответ, прежде всего для самого себя: «Я не мама, я пришел, чтобы дружить со мной. Если ты можешь видеть во мне только маму, то я не могу с тобой строить отношения».

Если у волонтера нет этого ощущение, он быстро ломается.  Но мы не объясняем, как выстраивать границы, а задаем вопросы – именно в этом состоит работа психолога. У человека по большей части уже есть свои ответы, надо только помочь их найти.

Наша задача – воспитать привычку к осознанности», — говорит Лидия Алексеевская.

Рецепт от эмоционального выгорания: хотя многие волонтеры «выгорают», большинство не обращается к психологу, а просто уходит. За консультацией обращаются, как правило те, кто проработал добровольцем несколько лет, а потом им стало тяжело или они утратили смысл.

«К нам приходят люди очень ответственные, которые берут на себя больше, чем могут, и даже больше, чем надо. Из-за этого и выгорают.  Некоторые становятся волонтерами из-за жизненных проблем, когда пытаются заглушить воспоминания, сбежать от себя.  Но проблемы только множатся – к тому, что было, добавляются проблемы в волонтерской работе.

Мы учим в первую очередь быть внимательными к себе. В истощенном состоянии, устав от работы или семейных неурядиц, вы не способны правильно оценить происходящее, общаясь с подопечными. Вас могут вывести из себя моменты, которые в неистощенном состоянии можно преодолеть», — говорит Елена Куликова.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/3-retsepta-ot-emotsionalnogo-vygoraniya-dlya-volonterov/

7 самых опасных заблуждений начинающих волонтеров

Волонтерство: как помогать без надрыва и с радостью?

Чем обернутся ожидания людей, которые решили делать добрые дела, но не стали как следует разбираться в теме

Начиная помогать другим, люди представляют себе жизнь, полную восторга, добра, бесконечного благородства и благодарности.

Но в результате они часто разочаровываются — превращаются в циников и начинают шутить про умирающих детей.

Выбрав главные ожидания начинающих волонтеров, «Такие дела» объясняют, почему эти ожидания не оправдываются и почему волонтер — это не просто добрый человек, а почти профессия.

1. Достаточно желания помогать

Ожидание: главная и единственная сила волонтера — его энтузиазм. Если есть желание помогать нуждающимся, нужно просто идти и делать это.

Реальность: подопечным волонтерских организаций нужна не абстрактная помощь, а люди с определенными умениями и навыками.

Голого энтузиазма мало, — если вы захотели помогать другим, сначала спросите себя, в чем вы сильны.

Тушить пожары? Играть с детьми? Модерировать сайт? Только после этого можно искать организацию, которая поможет вам воплотить желание в жизнь, и предварительно научит вас делать это правильно.

2. Помогать другим — легко

Иллюстрация: Рита Черепанова для ТД

Ожидание: для того, чтобы помогать, достаточно жизненного опыта. Тот, кто ухаживает за своей старенькой бабушкой, сможет ухаживать и за другими.

Реальность: необученный волонтер скорее навредит своему подопечному, чем поможет. Бездомным, сиротам или бабушкам с Альцгеймером нужна разная помощь, и у них разные проблемы. Поэтому обычно волонтеры проходят обучение — от нескольких часов до нескольких месяцев.

3. Я сделаю мир лучше

Ожидание: после первого выезда к подопечным к волонтеру придет ощущение, что он может буквально все — накормить бездомных, вылечить болезни, остановить войны.

Реальность: радость от первого успеха сменится разочарованием, когда волонтер поймет, что не в силах помочь каждому умирающему ребенку на планете.

Чтобы сделать помощь системной, нужна скоординированная группа, а это значит, волонтеру придется побороть комплекс бога и встроиться в общую работу. Но и это не гарантирует, что жизнь каждого подопечного изменится.

Некоторых нельзя спасти — можно только попытаться помочь.

4. Я буду чувствовать много добра от окружающих

Иллюстрация: Рита Черепанова для ТД

Ожидание: знакомые будут с восхищением слушать истории о деятельности волонтера, а родители начнут им гордиться. Одинокий старик, которого волонтер навещает каждую неделю, однажды прослезится: «С тобой моя жизнь обрела смысл!»

Реальность: друзья будут зевать, слушая рассказы о волонтерских подвигах, а некоторые станут смотреть с подозрением. Со временем привычная компания может вообще отвернуться от волонтера.

Опытные волонтеры знают, что помощь людям меняет взгляд на жизнь, а вместе с этим — и круг общения.

Подопечные же, в которых волонтер вложил свои любовь и душу, не всегда будут отвечать взаимностью — из-за гордости или тяжелого характера.

5. Я могу остановиться в любой момент

Ожидание: волонтер потому так и называется, что может закончить работу в любой момент. Его ничто и никто не связывает.

Реальность: благополучатели волонтерских групп нуждаются в долгосрочной и регулярной поддержке. Подопечный привязывается к волонтеру, ждет его прихода. Если тот внезапно исчезнет, вся работа пойдет насмарку, а состояние подопечного станет еще хуже, чем было сначала.

6. Я справлюсь сам, без помощи

Иллюстрация: Рита Черепанова для ТД

Ожидание: настоящий волонтер способен действовать в одиночку. Зачем координировать работу добровольца, который прошел обучение и знает, как правильно помогать?

Реальность: волонтер-одиночка, скорее всего, просто не попадет в больницу или детдом. Отношения с персоналом выстраивают координаторы волонтерских групп, и на это могут уйти месяцы. Если волонтер-одиночка все-таки попадет к подопечным, его работа будет бесполезна, — один человек не способен выстроить системную помощь. Кроме того, без поддержки группы волонтер быстро перегорит.

7. Волонтерство не нуждается в деньгах

Ожидание: волонтеры трудятся бесплатно, деньги волонтерским организациям не нужны

Реальность: волонтеры эффективны в группе. Чтобы ее собрать, нужны люди, которые будут работать постоянно. Это координаторы, бухгалтеры, делопроизводители, разработчики сайта. Еще нужно оплатить транспорт и офис, заплатить налоги.

Руководитель движения «Даниловцы» Юрий Белановский подсчитал, что час бесплатной работы группы из шести волонтеров обходится в две тысячи рублей. За эти деньги можно нанять сиделку или няню. Но волонтерство — это не способ удешевить уход за стариками и детьми.

Главное, что делают добровольческие группы, — помогают людям, попавшим в беду, а также помогают найти друг друга тем, кто хочет им помогать.

Добровольческое движение «Даниловцы» помогает практически всем категориям нуждающихся уже более восьми лет. 800 волонтеров и 18 групп ежедневно решают проблемы четырех тысяч людей.

«Даниловцы» — самый известный и крупный волонтерский проект в России. Сейчас они наняли преподавателей и тренеров, чтобы сделать работу добровольцев еще эффективнее.

«Даниловцы» не продают рекламу, не работают за деньги. Все, что у них есть, — поддержка неравнодушных. Помогите проекту, перечислив сто рублей, и еще сто человек, попавших в беду, обретут людей, готовых им помочь. Оформите регулярное перечисление денег для «Даниловцев», и из нескольких таких пожертвований сложится система волонтерского движения.

Сделать пожертвование

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Источник: https://takiedela.ru/2016/03/danilovcy/

Волонтерство с пользой и без ущерба

Волонтерство: как помогать без надрыва и с радостью?

Волонтеры — сердце фонда «Подари жизнь». Именно с волонтерской деятельности фонд начался много лет назад: очень многие сотрудники сначала участвовали в его жизни в качестве волонтеров, включая директора фонда Екатерину Шергову.

В своем интервью она рассказала о том, как это было. За двенадцать лет существования «Подари жизнь» накопился большой опыт волонтерства, появилось понимание, как заниматься благим делом с пользой для тех, кому нужна помощь, и без ущерба для себя.

Об этом рассказывают психологи фонда Алина Хаин и Наталья Клипинина.

Смотрите предыдущие статьи психологов в рубрике «Психология: о смыслах и чувствах»: «Как мы воспринимаем болезнь и почему?»; Почему ребенок не дает себя лечить?; Чем волонтерство полезно для волонтера?; Как сказать ребенку о том, чем он болеет; Подростки в больнице: еще не взрослые, но уже не дети; А волосы потом вырастут?; Как поддержать семью, в которой болеет ребенок?, Дети мечтают о празднике даже в больнице, Почему реанимация должна быть открыта (для всех)?

Выпускной в Центре гематологии

Как правило, волонтеры приходят в «Подари жизнь» не на разовые акции: они включаются в регулярную волонтерскую деятельность, с большей или меньшей частотой участвуют в различных проектах поддержки семей.

Они помогают развозить все, что необходимо, на своих машинах, сами приходят в больницы, где играют с детьми, рисуют, общаются, устраивают праздники и спортивные соревнования, дни красоты для мам, уроки и дополнительные занятия. Фонд несет большую ответственность перед семьями, к которым приходят волонтеры.

Кроме того, он видит и большую ответственность перед самими волонтерами, которые добровольно включились в такую непростую деятельность.

Именно поэтому в «Подари жизнь» существует система обучения и поддержки волонтеров. Когда-то давно она началась с вопросов: люди стали приходить в больницу и пытались разобраться, как поступить в той или иной ситуации, чтобы не совершить ошибку.

Конечно, на эти вопросы в большинстве случаев находились ответы у более опытных волонтеров, но со временем стало понятно, что для эффективной передачи опыта и помощи должна появиться система поддержки и обучения. Волонтеры много получают от волонтерства, но вместе с тем, они и многое отдают.

Значит, им нужно учиться восстанавливаться, находить баланс между тем, что они отдают и получают, чтобы силы не истощались, а личная жизнь по-прежнему была насыщенной, прекрасной и интересной.

Тотальный диктант: пишут волонтеры!

Занятия для волонтеров (и не только)

  • Вводный семинар, на который приходят все, кто только-только решил стать волонтером. Это важно, чтобы у каждого человека была возможность обсудить первый, начальный этап волонтерства и поделиться своими впечатлениями. Очевидно, что каждый из нас идет своим путем, у всех есть свои представления о том, как это будет, с чем придется столкнуться, а также, чего бы нам хотелось в результате получить, а чего — избежать. А затем мы сталкиваемся с реальностью, где что-то может происходить не так, как мы ожидали. И тогда появляется много новых мыслей и чувств. Опыт фонда показывает, что в первые моменты важно делиться своими переживаниями. Не только с друзьями, близкими, родными, но и с людьми, которые находятся в той же ситуации. Поэтому на вводном семинаре у психологов всегда есть соведущие — опытные волонтеры, с которыми можно и нужно обсуждать все вопросы. Кроме того, есть много тем, о которых стоит подумать в будущем. Обычно на вводном семинаре собирается группа из максимум двенадцати человек. Такой семинар проходит регулярно, поэтому все волонтеры в первые месяцы своего волонтерства его проходят.
  • Тематические семинары: мы выбирает одну большую тему и посвящаем ей всю встречу. Совсем недавно мы обсуждали, как помочь родителям ребенка, который лечится. Как правило, волонтеры изначально сфокусированы на ребенке, который, конечно, очень нуждается в поддержке, но мы понимаем, что родителям тоже трудно в этой ситуации, и им тоже нужна помощь. Кроме того, от того, насколько они справляются с ситуацией, во многом зависит и состояние ребенка. Помогая ребенку, мы должны помогать и родителям. На тематические семинары могут приходит не только волонтеры, но и сотрудники фонда — все, кому интересна обсуждаемая тема.
  • Семинары для разных волонтерских групп, у которых могут со временем накапливаться общие вопросы. Их волонтеры обсуждают между собой и с более опытными коллегами или психологами.
  • Индивидуальные консультации. У каждого волонтера есть возможность обратиться за индивидуальной консультацией к психологам фонда по вопросам волонтерства. Такие консультации случаются нечасто, но мы, психологи фонда, всегда к ним готовы. Большую поддержку оказывают волонтерам больничные координаторы. Кроме того, сейчас у всех новых волонтеров есть кураторы-помощники из более опытных волонтеров, к которым всегда можно обратиться за советом и помощью.

В фонде ведется большая работа по обучению и поддержке волонтеров, как психологами, так и другими сотрудниками, различными приглашенными специалистами. Поддерживается обмен опытом и между волонтерскими группами. Так, например, волонтерский отдел «Подари жизнь» организуют семинары и творческие мастер-классы, игротеки, тематические встречи, плейбэк-театр и очень много других активностей.

День красоты. Для мам и не только

Какие вопросы чаще возникают у начинающих волонтеров?

Прежде всего, как общаться с детьми в больницах. «Они же обычные дети, которые просто попали в сложную ситуацию?» Нужно ли это как-то учитывать, ведь ребята проходят тяжелое лечение, у них может меняться настроение, состояние из-за лекарств.

«Что мы должны знать про это, что мы должны учесть?»

Как правило, несмотря на то, что дети в отделениях могут выглядеть не совсем привычно, волонтеры общаются с ними совершенно обычно, иногда даже забывая о том, что все это происходит в больнице.

Вопросы возникают, когда, например, предстоит общение с девочкой, которой перед «химией» постригли волосы: «Нужно ли мне убрать свои, чтобы не задеть и не расстроить ребенка?» Или когда намечается мастер-класс про еду, а детям ничего нельзя есть — строгая диета.

«Можем ли мы говорить с ними про продукты или лучше пока не стоит?»Разбираться в этих ситуациях мы стараемся все вместе, опираясь на опыт более опытных волонтеров. Обсуждаем, сталкивались ли они с чем-то похожим и как тогда поступали, какие у них впечатления. То есть — анализируем опыт и обобщаем его.

Например в том, что касается еды. Всегда ведь можно о ней помечтать, правда?

Подумать о том, какие есть на свете прекрасные блюда, составить меню заранее, что можно будет съесть, когда врач разрешит. Наше воображение — хороший поддерживающий ресурс. Мы знаем, что многие ребята с удовольствием смотрят кулинарные передачи на ТВ.

Значит, им это нравится? В проекте «Кругосветка» волонтеры рассказывают ребятам про разные страны, в которых, например, побывали сами. И дети с радостью слушают и смотрят фотографии, хотя сейчас точно не могут поехать в путешествие или даже выйти из отделения. Но интерес к миру не пропадает.

Всегда любопытно узнать, как в других странах живут люди, какая там природа, погода, животные. И помечтать о путешествии.

Фотоволонтеры на фотомарафоне

Стать другом?

Еще один большой и важный вопрос: где проходят границы в общении с родителям и ребенком? Известно, что многие взрослые готовы поделиться с волонтером тем, о чем, может быть, не рассказали бы и своим близким. Хотя бы потому, что близкие далеко.

Часто волонтеры спрашивают, как им быть в такой ситуации. Когда ребенок рассказывает про болезнь и про лечение. Или родитель делится чем-то личным, про то, что чувствует и думает по поводу болезни ребенка, рассказывает семейную ситуацию.

Очевидно, что роль волонтера особенная, но какая она? Мы много думаем об этом и в фонде, и на семинарах.

Волонтер — это друг? Кажется, что это определение подходит больше всего, ведь друг — это тот, кто помогает в трудную минуту.

Поэтому многие семьи помнят волонтеров, хотят общаться и после того, как закончится лечение. Но друзей обычно выбирают обе стороны, поэтому ответственность и поддержка здесь тоже двусторонняя.

Важно, чтобы волонтеры чувствовали себя в праве и умели устанавливать ту дистанцию, которая безопасна, понятна и предсказуема как для них, так и для семей.

Мы рекомендуем ответственно подходить к выбору того, где пролегают границы в общении, которые так или иначе проговариваются и устанавливаются во всех отношениях и которые должны быть комфортны для всех участников.

Кроме того, волонтерам важно подумать и о том, насколько они сами готовы быть открытыми по отношению к семье. По правилам, они должны оберегать границы личной жизни семьи, не переходить их.

Но они имеют право оберегать и границы своей личной жизни. Ведь когда мы общаемся с людьми, мы не каждому готовы говорить о себе все.

Волонтер должен понимать, какая степень открытости для него комфортна.

На встречах мы всегда рекомендуем нашим волонтерам подумать об этом на будущее. Потому что волонтерство — это не только большое сердце, но и разумность, осознанность.

Профессия «Геолог»: попробовать на себе

Что отличает начинающего волонтера от бывалого?

И есть ли вообще такие отличия? На наш взгляд, индивидуальные различия между людьми, которые приходят к нам, всегда намного сильнее и ярче. И в этом заключается самое большое счастье для наших подопечных: здорово, что они могут познакомиться с такими разными людьми! К счастью, в волонтерстве нет трафарета идеального волонтера, в который всем надо вписаться.

Кому-то из детей хочется больше общаться с молодым немногословным человеком, который хорошо разбирается в компьютерных программах, кому-то надо побегать с девчонками, пошутить, похулиганить и потанцевать, а кому-то — поговорить о серьезном с более взрослыми людьми.

В обычной жизни у нас большой выбор, с кем мы хотели бы общаться, а в больницах у детей такой выбор появляется только потому, что приходят волонтеры.

Мы замечаем, что с появлением опыта, многие становятся более гибкими и снисходительными к оценке себя как волонтера. В чем трудность волонтерской деятельности? Ее очень трудно оценить.

Когда мы учимся, нам ставят отметки, и мы примерно понимаем, хорошо мы усвоили предмет или нет, научились или нет.

Когда мы начинаем работать, у нас тоже появляется система координат, по которой мы можем оценить свою работу.

Понять: «хорошо ли я поволонтерил сегодня или нет» — очень сложно.

Как понять, что все получилось? Если после ухода все остались очень радостными и веселыми? Или если сказали: «Спасибо, здорово, что ты пришел»? А если эти слова не прозвучали? Более опытные волонтеры лучше справляются с неопределенностью, которая всегда есть в волонтерской деятельности. Понимают, что волонтерство может быть очень разным.

Семьи действительно находятся в сложной ситуации, не у всех и не всегда есть силы играть, в чем-то активно принимать участие, а тем более благодарить. Иногда они хотят просто посидеть и поговорить, послушать интересный рассказ.

Все-таки самым важным для людей, которые попали в трудную ситуацию, остается то, что их поддержали, побыли рядом, дали почувствовать, что о них заботятся, к ним внимательны и неравнодушны. Это очень и очень много значит.

Проект фонда «Психологическая помощь»

Когда врач произносит диагноз «рак», и родители, и ребенок переживают сильнейшее эмоциональное потрясение. Большинству пациентов, родителей, волонтеров и даже персоналу клиник бывает нужна помощь психолога. Мы убеждены, что работа психолога в онкологических отделениях детской больницы очень важна.

Источник: https://podari-zhizn.ru/node/33477

Психологи научат волонтеров помогать бойцам преодолевать поствоенный синдром

Волонтерство: как помогать без надрыва и с радостью?

В ближайшее время в Киеве заработает рабочая группа в составе американских и украинских психологов , которые научат волонтеров помогать бойцам преодолевать поствоенный синдром . Человек, который вышел из войны, может быть внешне здоровым

Психологи научат волонтеров помогать бойцам преодолевать – 100news.biz

Психологи будут помогать в войне с поствоенным синдромом . В кратчайшее времена в Киеве заработает рабочая группа в составе американских и украинских психологов , какие научат волонтеров помогать бойцам преодолевать поствоенный синдром .

Волонтерство : как помогать без надрыва и с радостью? – www.psychologies.ru

Но поддержка единомышленников очень помогает . Иногда вдохновение заканчивается, и хорошо, если есть те, у кого оно еще осталось: тогда мы им заражаемся», – рассказывает Инна Пасечник, психолог фонда « Волонтеры в помощь детям-сиротам».

Синдром войны после участия в военных действиях – psyhodisease.ru

В последнее время, психологами отмечен такой диагноз, как « синдром войны». Самым важным является тот факт, что его симптомы замечаются на самых разных континентах нашей планеты. Также, примерно, проходит и поствоенный синдром у человека.

Американские и украинские психологи будут учить волонтеров – ukropnews.com

В ближайшее время в Киеве заработает рабочая группа в составе американских и украинских психологов , которые научат волонтеров помогать бойцам преодолевать поствоенный синдром .

Психологи научат волонтеров помогать бойцам преодолевать – www.anews.com

В ближайшее время в Киеве заработает рабочая группа в составе американских и украинских психологов , которые научат волонтеров помогать бойцам преодолевать поствоенный синдром .

Волонтёров психологи научат помогать бойцам преодолевать – nowyny.com

В ближайшее время в Киеве заработает рабочая группа в составе американских и украинских психологов , которые научат волонтеров помогать бойцам преодолевать поствоенный синдром . Об этом сегодня, 17 апреля, на

Психологи научат волонтеров помогать бойцам преодолевать – news.meta.ua

В ближайшее время в Киеве заработает рабочая группа в составе американских и украинских психологов , которые научат волонтеров помогать бойцам преодолевать поствоенный синдром .

МВД обнародовало названия “фейковых” волонтерских – www.anews.com

Психологи научат волонтеров помогать бойцам преодолевать поствоенный синдром . В Украине упростили деятельность волонтерам . “Как правило, неустановленные лица, действовавшие от имени волонтеров , указывали

Американские и украинские психологи будут учить волонтеров – press.unian.net

Киев. 17 апреля. УНИАН. В ближайшее время в Киеве заработает рабочая группа в составе американских и украинских психологов , которые научат волонтеров помогать бойцам преодолевать поствоенный синдром .

Психологи научат волонтеров помогать бойцам преодолевать – ubr.ua

В ближайшее время в Киеве заработает рабочая группа в составе американских и украинских психологов , которые научат волонтеров помогать бойцам преодолевать поствоенный синдром .

Это как любовь: опыт осознанного волонтерства – philanthropy.ru

Лидия Алексеевская, психолог , директор Школы социального волонтерства , и Андрей Мещеринов, координатор по сопровождению волонтеров Добровольческого движения Стать волонтером и помочь Добровольческому движению «Даниловцы» может каждый.

В Харькове психологи помогают ветеранам АТО преодолеть – sprotyv.info

Russian Military Equipment penetrates Ukraine. В Харькове психологи помогают ветеранам АТО преодолеть поствоенный синдром . Занятия построены таким образом, чтобы первичную психологическую помощь бойцы получали от опытных военных.

Добровольцы – психологи помогают демобилизованным – statuspress.com.ua

Добровольцы – психологи помогают демобилизованным преодолеть поствоенный синдром . К этому добавляются проблемы с получением статуса участника боевых действий. Чтобы не огорчать родных и близких, бойцы не рассказывают об ужасах войны

Как не перегореть и найти себя: советы психолога | Филантроп – philanthropy.ru

Чем психолог волонтеров отличается от простого психолога ? Психолог должен помочь выявить сильные и слабые стороны, увидеть цели. Такие люди приходят в волонтерство , чтобы преодолеть одиночество.

Американский психолог научит украинских коллег и волонтеров – bogomolets.com

научит украинских коллег и волонтеров как помогать ветерану АТО преодолевать тренеров- психологов , которые при возвращении в свои города или села распространяли бы которые непосредственно контактируют с ранеными бойцами и семьями погибших героев.

Поствоенный синдром . Как отвоевавшим вернуться домой – kompromat1.info

Иногда инициативы волонтеров попадают, что называется, «не в бровь, а в глаз». – Тот эффект, что у нас бойцы получили от встреч в школе – такое психологам и не снилось, – хвалится Макс Требухов, фотокорр LB.ua, который помогает волонтерам 72-й бригады ВСУ.

Волонтёрская помощь людям с психическими расстройствами. – volonter-school.ru

заведующий медико-реабилитационным отделением ПКБ № 4 им. П.Б.Ганнушкина; Мария Евгеньевна Сиснева, психолог , координатор волонтерского движения « Волонтеры ПНИ». Кто поможет маленькой Маше? Маше чуть больше трех лет. У неё синдром Дауна.

Источник: https://odnako.su/news/health/-314020-psihologi-nauchat-volonterov-pomogat-bojcam-preodolevat-postvoennyj-sindrom/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.