Вопрос эксперту: «Я устала от рутины и однообразия»

Самопознание: поведение и привычки

Вопрос эксперту: «Я устала от рутины и однообразия»

«Здравствуйте, Андрей! Я не согласна, что надо быть как все, – надо быть просто таким, какой вы есть. Не казаться ни «больше», ни «меньше» того, какой вы сегодня. Важно, как вы живете, какие отношения у вас с людьми, чем подкреплено чувство необыкнов…

«Максим был остроумным, элегантным, ухаживал за мной красиво, как принц за принцессой, – вспоминает 29-летняя Инесса. – Мы полгода жили вместе, он носил меня на руках и в буквальном, и в переносном смысле. Когда я узнала, что беременна, летела к нему…

Page 3

Обратите внимание, в каких именно ситуациях вы чаще всего извиняетесь, и выявите причины этого желания. Возможно, чувство стыда возникает во время стресса, в компании определенного человека. Отслеживайте, когда извинения могут быть излишни, и постара…

Page 4

«Тяжелая болезнь, смерть… Горе случилось у близкого человека, мы знаем, что ему нужна наша помощь, но не всегда понимаем, какая именно. Начнем с того, что процесс горевания делится на три этапа. Первая реакция на произошедшее – шок, боль, ужас, оцепе…

Page 5

Кажется, Гейне заметил, что первый человек, сравнивший женщину с цветком, был великим поэтом, а все, кто делал это после, – сущими болванами. Выяснить, кто первым произнес сакраментальное «пора валить», наверное, невозможно. Но я охотно верю, что ска…

Page 6

Если каждую неделю совершать несколько добрых дел, причем непременно разнообразных (послать открытку старым друзьям, навестить одинокую соседку, подарить виртуальный цветок, одолжить телефон незнакомцу, перечислить сто рублей больным детям)*, это спо…

Page 7

«Если человек разговаривает, значит, у него есть голос. Если слышит, у него есть слух. А если есть голос и слух, значит, он может петь!» – не устает повторять Лия Обшадко, руководитель «Маленькой капеллы». В этом камерном хоре поют женщины и мужчины …

Page 8

Если нам не удается решить сложную задачу, попробуем вообразить, что мы работаем не для себя, а для… «того парня». Американские психологи Эван Польман и Кайл Эмич (Evan Polman, Kyle J. Emich) выяснили, что мы мыслим более творчески, если делаем это з…

Page 9

«Интерес к советскому прошлому в каждом возрасте возникает по разным причинам. Те, кому за 40, возвращаются таким образом в свою молодость, когда, как известно, и снег был белее, и люди были добрее… Мы вообще склонны идеализировать ситуацию, в которо…

Page 10

У друга неприятности, он расстроен? «Желая подбодрить его, старайтесь избегать формулировок со словом «просто», – советует доктор Джон Аллен (Jon Allen), главный психолог клиники Меннинджер (США). – «Просто думай о хорошем», «Просто забудь о нем (ней…

Page 11

В детстве были вещи, о которых мы страстно мечтали, но так и не получили: велосипед, кукла, электрический поезд… В первые годы жизни ребенок воспринимает это как неспособность родителей дать ему любовь, в которой он так нуждается. Став взрослыми, мы …

Page 12

Светлана Кривцова, экзистенциальный психотерапевт «Мои переживания сегодня типичны для меня в любой трудной ситуации. Сначала – ничего не чувствовать, не видеть, не слышать, делать вид, что все в порядке. Мне достаточно просто сказать: я не чувствую …

Page 13

Обычно, планируя отпуск, мы выстраиваем (чаще невольно) события первых дней: намечаем, что сделать, где побывать, с кем встретиться, а дальше – как пойдет. И ошибаемся! Если хотите, чтобы каникулы запомнились со знаком «плюс», позаботьтесь о том, как…

Page 14

Окружающие рады нам помочь гораздо чаще, чем мы думаем. Так, многие готовы уступить место в транспорте, если их об этом попросят, – а мы явно недооцениваем, что рядом много таких людей. Во время эксперимента, проведенного психологами Александром Воро…

Page 15

В финале Чемпионата мира-2006 Зинедин Зидан, капитан сборной Франции, легенда мирового футбола, был удален с поля за то, что боднул в грудь своего соперника, итальянца Марко Матерацци. Историю эту помнят даже те, кто футболом никогда не интересовался…

Page 16

«Составьте список. Прежде всего стоит определиться, что именно вам нужно купить, – составить список того, что необходимо именно сейчас или в ближайшем будущем. То, что мы приобретаем «с перспективой», как правило, потом никогда не используется. А нер…

Page 17

Открыть собственный бизнес, бросить курить, наладить отношения в семье, наконец-то начать учить английский, найти более творческую работу, привести себя в хорошую физическую форму… Как часто мы не просто мечтаем, но клянемся самим себе выполнить все …

Page 18

В начале была храбрость. В отличие от трусости, которая всегда находит себя блестящие оправдания, храбрость необъяснима. Человек впервые в жизни справляется с испугом, пробует на вкус свеклу, прыгает с парашютом, ударяет Голиафа, прячет у себя евреев…

Page 19

Долгое время люди мыслили пространство как некий контейнер. Скажем, город – это такой большой контейнер, куда помещается ваша квартира, машина, детский сад, в который вы отводите ребенка, и так далее. Город был для человека домом, убежищем, замкнутой…

0

Психологи проанализировали выборки тестов с участием детей из США, Канады, Мексики, Перу, Уганды, Индии и Сенегала. Оказалось, что только дети из США, Канады и Уганды готовы отказаться от своей порции конфет, если знают, что другим достанется меньше…

1

Ну вот, вы опять не сдержались. Вы пытались, правда пытались. И да-да, вы, конечно сделали это очень вежливо: «Это твой звонит? Ах, это, должно быть, мой, прости…» И уткнулись. Или не так: вы просто совсем-совсем незаметно (во всяком случае, вам так …

2

Навязчивая мелодия, от которой порой не удается избавиться часами, а то и днями, проблема вроде бы не столь важная, чтобы на нее тратили силы большие ученые. Тем не менее, принимая во внимание, насколько часто мелодии застревают у человека в голове, …

3

Каждый день, читая новости, мы видим примеры обмана. Мы негодуем, узнав, что очередной бизнесмен или чиновник попался на воровстве. Однако исследования показывают, что наибольший урон обществу наносят не крупные мошенники, а обычные граждане. Люди, к…

4

Заметим, кстати, что, по данным исследований, макаки мало обращают внимания на своих детей; весьма вероятно, что нежность к маленьким – чисто человеческая черта. В отличие от других видов, новорожденный человеческий ребенок полностью зависит от своих…

5

«Каждый день задаю себе этот вопрос. От безделья, я выпиваю уже пару лет каждый день, с небольшими перерывами в день-два. Сначала это меня не беспокоило, веселуха, вечеринки, под алкоголем хорошо работается, неплохо спится, отступают комплексы. Говор…

6

B двадцать с небольшим большинство из нас начинают самостоятельную жизнь: закончено образование, появляется работа, семья, дети… Некоторые вдруг понимают, что то, чему они учились пять лет, совсем им не интересно. Другие, столкнувшись с реальным и …

Источник: //knigarazuma.ru/povedenie/pag_page_9

Новости

Вопрос эксперту: «Я устала от рутины и однообразия»

Я захожу в аудиторию, где почти все уже собрались. Небольшая группа, человек десять, мужчины и женщины. «Поздравляю вас, вы уникальны», – приветствует нас Алексей Герваш, ведущий программы, пилот и авиационный психолог.

И поясняет: 30% людей во всем мире, то есть 2 миллиарда человек, страдают аэрофобией, но готовы преодолеть ее лишь 50 тысяч человек в год.

«Тем, кто боится летать, сложно решиться прийти за помощью, особенно если после тренинга им предстоит учебный полет на тренажере, а затем – настоящий полет на самолете».

Группа принимает комплимент, но настороженно. Наверное, потому, что мы видим друг друга первый раз – думаю я. Что ж, мы в самом начале уникального курса с уникальным ведущим, и нам предстоит провести вместе три дня. За это время мы станем не только специалистами по аэрофобии и способам ее лечения, но и экспертами в самолетостроении и пилотировании воздушных судов.

Теперь я даже не уверена в том, была ли я настоящим аэрофобом: перелетов не избегала, хотя в полете, бывало, волновалась. На тренинге оказалось, что мои страхи ничто по сравнению с тем, что испытывают при одном упоминании о полете другие участники группы. И именно этим объясняется напряжение в ауди- тории.

Хотя мы находимся в самой обычной учебной комнате, где про самолеты напоминает только маленький макет боинга на подставке на столе у ведущего. Однако и этой детали достаточно, как и любого самого незначительного упоминания о полете, взлете, посадке, турбулентности… Все это вызывает однозначную и немедленную реакцию.

Страх.

Да, группа смеется, когда весело (а смеемся мы часто, спасибо Алексею). Но потом кто-нибудь обязательно задает вопрос: «Все понятно, ну а что, если…» И дальше следуют предположения об оторванном крыле, заглохшем двигателе и отказе всех систем одновременно. В пример приводится похожий случай, с точностью называется номер рейса, дата, причина катастрофы.

Так ведут себя те, кто действительно боятся летать: они могут часами говорить о крушениях и вспоминать детали всех произошедших когда-либо в истории авиации неприятностей. Вот я не знаю ни об одной из них, помню лишь о боинге, сбитом в июле над территорией Украины.

А еще вспоминаю, как пилот заходящего на посадку лайнера увидел выруливающий на ту же полосу самолет и мастерски взмыл в небо, – по-моему, прекрасно выполненная работа?..

Увы, то, что гражданская авиация – это 140 тысяч безупречных перелетов в день, или то, что на онлайн-карте полетов* Европа не видна из-за тучи пролетающих над ней в это мгновение лайнеров, аэрофобов не убеждает. Они сосредоточены только на неудачах. Не утешает их и то, что таких неудач ничтожно мало – пять в год, и погибших и выживших в них поровну.

Мозг аэрофоба старательно накапливает отрицательные сведения. «Таким образом вы просто ищете оправдания своему страху, подпитываете его, – объясняет Алексей. – Поэтому первое, что вам нужно сделать, – начать перестраивать мышление, перестать кормить свою фобию». Своего внутреннего дракона, думаю я, и мы переходим к разговору о безопасности полетов.

Радостно слышать, что огромная структура работает только для того, чтобы обеспечить нам приятную обстановку на борту и гарантировать доставку туда, куда, мы, собственно, и направляемся. «Не путайте безопасность полета и комфорт, – настойчиво советует Алексей Герваш. – Вам может быть неприятна турбулентность, но вы должны понимать, что она неопасна».

Я-то понимаю: мне достаточно представить, что так называемые воздушные ямы корректнее сравнивать с воздушным гравием – самолет несется на огромной скорости, и мы ощущаем любое незначительное, буквально миллиметровое препятствие (слишком теплую или, наоборот, слишком холодную по сравнению с остальными молекулу воздуха), как нечто очень серьезное… Но убеждают ли эти сведения настоящих аэрофобов? Оказывается, да. Реальность, обратиться к которой очень рекомендует ведущий, обнадеживает. «Если бы самолет действительно проваливался в «воздушные ямы», вода в вашем стакане должна была бы расплескаться». «По законам аэродинамики воздушная подушка, которая образуется под самолетом благодаря скорости, вскоре после отрыва от земли оказывается в два раза больше, чем вообще нужно и для взлета, и для полета». «Все системы в самолете дублируются многократно». «Самолет стоит миллионы долларов, подумайте, кто будет рисковать хотя бы этим?» Все согласно кивают головой, но в глазах остается немой вопрос – а что, если… «Я же не говорю, что летать абсолютно безопасно, – неожиданно произносит ведущий. – А разве вы знаете хотя бы один абсолютно безопасный процесс жизнедеятельности?» На земле каждый день по совершенно нелепым обстоятельствам погибает гораздо больше людей, чем в гражданской авиации за год. Но никто же не отказывается садиться за руль, выходить из дома, посещать торговые центры и спускаться в метро.

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР

Дело не в самолетах, а в самих аэрофобах. Тем, кто боится летать, важно держать ситуацию под контролем. В самолете они эту уверенность теряют. Алексей говорит о том, что причину тревожности, страха, паники можно отыскать в нашем детстве.

Возможно, родители были слишком строги с ребенком или равнодушны, а может быть, излишне опекали его.

Страх полетов может отражать недоверие к миру, которое возникло, например, из-за того, что когда-то в детстве бабушка оттаскивала внука от каждой собаки и заботливо предупреждала внучку, что вокруг одни маньяки… Но, возможно, имел место и несчастный случай.

«Аэрофобы живут в своем кино, в надуманном мире, далеком от реальности», – поясняет Алексей. Именно поэтому одна из его рекомендаций – отрываться от своих фантазий и возвращаться в реальный мир. Где миллионы самолетов каждый год… И дальше все то, что уже было сказано сегодня много раз.

Похоже, нам еще предстоит исследовать глубинные причины возникновения аэрофобии, разбираться в том, из-за чего сегодня мы отказываем себе в удовольствии в нужный момент отправиться туда, куда больше всего хочется. Или не отказываем: я удивилась, узнав, что половина группы летает постоянно, несколько раз в месяц.

И каждый раз – судорожно вцепляясь в подлокотники или руку соседа, выпивая что-нибудь покрепче (что, кстати, не помогает справиться со страхом) или читая молитвы вслух… «Есть факты, которые надо просто признать. Да, я тревожный человек, я таким вырос, – говорит Алексей Герваш. – Но что-то я могу изменить.

В первую очередь поведение. Вместо того чтобы хвататься за подлокотники и судорожно ловить ртом воздух, необходимо научиться максимально выдыхать – отсутствие кислорода подавляет выработку адреналина, гормона страха.

Важно перестроить мышление, отказавшись от фантазий в пользу реальности, и перестать контролировать все, что происходит в полете».

Легко сказать, скептически думала я. Но как оказалось – напрасно. К концу первого дня, во время которого Алексей был одновременно пилотом, психологом, аниматором, врачом, другом и даже мамой с папой, участники группы начали вести себя по-другому. Стали чуть спокойнее и меньше говорили о своем печальном опыте и катастрофах.

РЕЙС ПОНАРОШКУ

Большой белый шар установлен на специальной двигающейся платформе. Внутри – настоящая кабина пилота и дополнительный ряд сидений. Перед глазами меняющийся пейзаж. Во время полета – полное ощущение, что мы в настоящем самолете. Но Оля и Юля, две участницы группы, в компании которых я совершаю перелет из Инсбрука в Мюнхен и обратно, сохраняют самообладание.

За штурвалом Алексей, задача которого продемонстрировать нам стандартный рейс – чтобы мы понимали, что происходит в небе каждый день, – и экстремальный случай, то, на что самолет вообще способен.

(Сразу скажу, что обратно полпути мы летим с выключенными двигателями и садимся по приборам…) Но пока что мы изучаем, как пилоты заносят информацию о полете в компьютер, рассчитывают скорость и контрольные точки при взлете, определяют высоту принятия решения при посадке, наблюдаем, как проходит обязательная и многократная процедура «чек-лист» – проверка работы самолетных систем. Алексей напоминает, что нужно делать, если вдруг станет страшно. И предупреждает, что в самый ответственный момент – а их в полете два: взлет и посадка – он будет крайне сосредоточен.

Я удивляюсь: сколько раз человек может повторить одну и ту же информацию и сколько раз она не будет услышана? Вернее, усвоена. Перестройка мышления происходит очень медленно.

Собственно, в этом главная проблема: если сейчас мы вместе и любую проблему Алексей решает в два счета – о, у него полно приемов, от серьезных умозаключений до остроумных шуточек, – то как только мы расстанемся, каждый останется наедине со своими переживаниями.

Вот почему самое главное для всех нас – реальный полет. Завтра рано утром – в Домодедово.

ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ МОСКВЫ В ПЕТЕРБУРГ

Мне любопытно: а все ли приедут? Точно не полетят четыре участника, они сразу сказали об этом. Алексей беспощаден: если человек чего-то избегает, в его психике формируется отчетливая связь с этим событием – «Это опасно».

Мы отправляемся на посадку. С виду все спокойны, но многие из группы предусмотрели (на всякий случай) возвращение в Москву на «Сапсане». В самолете Алексей рассаживает нас вокруг себя.

А мне достается место у иллюминатора! Обычно мне приходится его уступать, в основном собственным детям, а я так люблю смотреть в окошко… Но сегодня на это место никто не претендует; отрыв от земли и ее удаленность во время полета – кошмар любого аэрофоба.

«Кстати, среди пассажиров этого рейса не бывает тех, кто боится, – говорит ведущий. – Ни один уважающий себя аэрофоб не полетит на самолете, если можно доехать на поезде». Значит, мы никому не помешаем.

Алексей продолжает без устали комментировать происходящее, а также сожалеет, что погода сегодня скучная – всего-то небольшие облачка на взлете и посадке.

Самолет выруливает на взлетную полосу, разбегается и отрывается от земли. Все держатся отлично, кроме моей соседки Насти. Если честно, я теряюсь. Она закрывает лицо руками, сжимается в комок. А самолет действительно потряхивает.

Внимание Алексея переключается на Настю, но и остальные участники полета не остаются без опеки. Оказывается, каждому в полете нужно что-то свое.

Я вижу, как Дима читает выданные материалы и щелкает себя резинкой по запястью – боль помогает вернуться в реальность и не скатываться в собственное кино.

Мне не видно, удалось ли кому-нибудь выдохнуть так, как показывал Алексей, – до полного изнеможения, но то, что в подлокотники никто не впивается, – это точно. После взлета группа обменивается впечатлениями. Особого волнения не было, а с тем, которое возникало, удавалось справиться. Прогресс!

Источник: //nastyonapp13.blogspot.com/p/blog-page.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.