30 лет в тайге: история настоящего охотника

Отшельники Сибири

30 лет в тайге: история настоящего охотника
 > Отшельники > Отшельники Сибири

Сибирские просторы всегда были привлекательны для различного рода вольных людей, желающих жить вдали от основной цивилизации и общественных институтов. Да и сама по себе Сибирь была открыта вольными казаками, уходившими в те бескрайние дали в поисках свободы и независимости.

Староверы, бежавшие от чудовищного преследования, находили своё пристанище в глухих таёжных регионах Западной и Восточной Сибири. При этом чем глубже они заходили, тем сильнее считалась у них вера.

Чем более суровые условия их ожидали в сибирской пустыни, тем выдержанней и крепче они верили в Бога, уповая лишь на Его милость.

Отшельники были во все времена, в любом обществе когда-либо имелись такие люди, для которых свобода, независимость и вольная жизнь – это не просто слова, но нечто совершенно иное, чем для простого обывателя.

Свобода и воля для таких людей – это то, что даёт им силы, что заставляет действовать, преодолевать преграды и невзгоды, бороться и не сдаваться.

Это нечто, что сидит в их нутре, заставляя жить, то, ради чего вообще хочется жить.

Так получилось, что для общества отшельники выглядят чудаками, а зачастую вообще безумцами. Скудный быт, порой аскетические условия и общая суровость региона превращают отшельников в каких-то чудаков.

Плюс к тому, зачастую имеет место религиозный фанатизм. Вроде бы, что вам всем не живётся-то нормально? Почему вас так тянет в глушь? Что там такого, мёдом что-ли намазано? – Не понимает обыватель.

Сибирские отшельники – особый вид людей. Отшельники проживают и в других регионах, в более тёплых. Однако отшельники Сибири интересны как раз именно всей этой суровостью и выдержанностью, которыми они обладают в избытке по сравнению с нами, городскими пижонами.

Староверы Лыковы

Самыми известными и интересными сибирскими отшельниками являются Лыковы. Про них уже много имеется различного материала, статей, фото, видеофильмов. История переселения Лыковых в Саянскую тайгу начинается в 30-е годы прошлого века, тогда несколько семей старообрядцев бежали от надвигающейся угрозы Советской власти.

Но самыми суровыми староверами была семья Карпа Осиповича Лыкова, ибо Лыковы ушли дальше всех: по течению реки Большой Абакан – к устью Ерината.

Состав семьи Лыковых: Карп Осипович – отец, Акулина Карповна – мать, Савин – сын, Наталья – дочь, Дмитрий – сын, Агафья – дочь.

Карп Осипович и Агафья Лыковы

Савин и Дмитрий Лыковы

Агафья Лыкова в наши дни

Агафьина деятельность

Лыковы жили в атмосфере крайней изоляции, имея лишь немногочисленные контакты с другими людьми, быт их был крайне аскетичным и простым. В 1978 году геологи случайно наткнулись на их заимку на реке Еринат – и весть о семье староверов разлетелась по всему Союзу в виде сенсации.

Живя в атмосфере изоляции, Лыковы не имели иммунитета ко многим заболеваниям, и после встречи с людьми, пришедшими из посетить, все, кроме Агафьи, заболели и вскоре скончались. В крови Агафьи обнаружены антитела к клещевому энцефалиту и Боррелиозу. Агафья Лыкова, последняя ныне живущая из рода Лыковых, до сих пор проживает на этом месте.

В разные времена к ней подселялись люди, жили какое-то время, помогали ей, но на сегодняшний момент она проживает одна в глухой саянской тайге. Самая известная отшельница.

Отшельник Виктор

Когда-то сибирский отшельник Виктор работал на барже в Красноярском порту, а сейчас проживает в небольшой избе на берегу Енисея, примерно в 55 километрах к югу от Красноярска. Свою избу он построил сам, как и обустроил весь необходимый быт. Виктор занимается ловлей рыбы, которой полно в Енисее, сбором дикорастущих растений, грибов и ягод, коими богата сибирская тайга.

Читает Библию и наслаждается одиночеством на фоне бескрайних просторов тайги. В 47 лет он бросил свою прежнюю жизнь и решил переселиться в тайгу. С виду слегка заурядный, но добрый человек.

Саянские отшельники

В Республики Тыва, в далеком Восточном Саяне в районе озера Дерлик-Холь на охотничей базе под началом Архимадрита Константина обосновались отшельники старообрядцы.

В диких и труднодоступных местах, куда просто так еще и не дойдёшь (доедешь), они проживают уже около 8 лет. С верой в Господа и молитвами.

Когда отшельники только заселили этот край, проходящие мимо охотники поначалу только посмеивались, пугали их комарами да медведями, но после многих лет таёжной жизни бывалые охотники сами начали просить совета у этих людей.

Матушка Анастасия, Архимадрит Константин и матушка Илария

Заготовка дров

Архимадрит Константин, ранее проживающий в Самаре, ушел в тайгу с другими людьми еще 8 лет назад, однако сейчас их осталось только трое – остальные вернулись в цивилизацию. Занятие у них традиционно таёжное: заготовка кедрового ореха, сбор дикорастущих растений, ну и, конечно, рыбалка. Щука, хариус, таймень, ленок.

Постные блины на огарках восковых свечей и скудный рацион питания сибирских отшельников. Туристы и охотники иногда помогают им припасами, которые отшельники употребляют очень экономно, живут впроголоть. Одно время в газетах про них шла нехорошая молва, монахов обвиняли в различных делах, но ничего не подтвердилось.

Людей вывезли вертолетом на большую землю, а сейчас журналисты утихли и не лезут в их жизнь.

Антипины

С 1982 по 2002 год семья отшельников Антипиных прожили в глухой сибирской тайге. Глава семейства Виктор Антипин (Марцинкевич) с детства мечтал жить на природе в её первозданном виде.

Виктор уговорил свою 15-летнюю падчерицу уйти с ним в тайгу за сотни километров от цивилизации. У них родилось шестеро детей. Однако история отшельников закончилась печально.

Виктор умер в 2004 году в тайге один от голода либо от простуды после того, как его семья покинула его.

Виктор Марцинкевич, не желая носить прежнюю фамилию, сменил её на фамилию жены – Антипин. По его мнению, приставка “Анти” в ней обозначала его взгляды как “против”, т.е. противника цивилизации.

Они поселились за 200 км от ближайшего населенного пункта в Эвенкийской тайге, в 1983 году у них родился сын Северьян, который вскоре умер от простуды. Через год родился еще один сын – Ваня, который умер от клещевого энцефалита в возрасте 6 лет.

Зимой 1986 года родилась дочь, которую они назвали Оленья из-за того, что в эту лютую зиму Виктору удалось добыть оленя, который прокормил их. 

Далее Антипины перебрались на Бирюсу, Виктор устроился на работу, семье выделили участок леса, где они выращивали овощи. После этого у них родились Витя, Миша и Алеся. Питались они добытым зверем, рыбой, орехами, ягодами, грибами, выращенными овощами. Одежду шили сами, перешивали из старой. Все дети умели читать и писать. Сейчас дети живут своей жизнь, работают.

Алтайские отшельники Наумкины

Под влиянием эзотерических воззрений семья Наумкиных, ранее проживающая в городе Бийске, в начале 90-х годов продали 2 квартиры и перебрались жить в алтайскую тайгу из-за того, что у отца семейства Александра Наумкина начались проблемы со здоровьем. В 1993 году у них родился сын Оджан. Наумкины проживают в землянке, оборудованной для постоянной оседлой жизни.

Наумкины

Оджан возле огорода

Питание отшельников “по-отшельницки” скудное: грибы, ягоды, овощи из огорода – мясная пища бывает нечасто. Наумкины вполне доброжелательны, без явного религиозного фанатизма.

Журналисты Оджана прозвали Маугли, потому что он родился и вырос в лесу, однако образование, которое ему дали родители, не подтверждает это прозвище. В 2013 году они переехали в Приморье, 12 ноября 2013 года Оджан впервые получил Свидетельство о рождении, а на следующий день – паспорт.

Родители не держат его и не заставляют жить в лесу. Оджан же сам не против жизни в городе, так же, как и в лесу. Как и отец, Оджан занимается рисованием.

Отшельник Юрий

В Куйбышевском районе Новосибирской области с 91-го года проживает отшельник Юрий Глущенко. Единственные соседи Юрия – три кошки и пес Борзик. Без религиозного фанатизма, обычный мужчина советской закалки проживает в труднодоступном месте среди болот и топей Западной Сибири. 25 лет он живет без благ цивилизации, питается таёжными дарами, грибами, ягодами, как и все таежные отшельники.

В избе полный порядок и чистота, небольшой чёрно-белый телевизор и электричество непонятного происхождения. Мобильник есть, но здесь он не ловит. Юрий присматривает за лесом, держит его в порядке – ведь это его родной дом.

Весьма аккуратный и работящий человек, решивший уйти от общества по каким-то причинам.

Говорят, из-за несчастной любви, но мы-то с вами знаем, что не из-за неё, а потому, почему и остальные отшельники уходят – из-за стремления к вольной, уединенной жизни, без суеты и городской грязи.

Якутский отшельник

В далекой Якутии вот уже около 25 лет проживает отшельником один человек. Имени его, увы, не узнал пока. Сейчас ему около 75 лет.

Приехал в Якутию он в 1976 году для работы в артели, далее был арест и побег из камеры, в итоге был пойман и отсидел 10 лет. Как освободился, так осел там же. Сам по себе не уголовник, а скорее просто слегка хулиганистого склада ума (сидел за анашу).

Был влюблён в местную якутянку, потом пытался застрелиться от несчастной любви, но гладкоствольное ружье дало аж 2 осечки за раз.

Рассказывает о своей жизни, на фоне избы и якутских лошадей

Заготовка питьевой воды

Весьма разговорчив и эмоционален, с большой аутентичной бородой. Лечит желудок одуванчиком, но при этом в избе имеются пустые бутылки Столичной. Живёт с молодой женщиной-якуткой, при этом бутыли от Столичной могут принадлежать ей, а не ему, поскольку говорил, что водку не пьёт. Традиционно для якутского крестьянина разводит лошадей якутской породы, которые не боятся сильных морозов.

Отшельники плато Путорана

На далеком севере, там, куда добраться не так легко, даже по сибирским меркам, на знаменитом плато Путорана проживают два отшельника: Борис Чевучелов и Виктор Шереш.

В разных местах, на своих заимках. Борис работает на гидропосту от местной ГЭС, а Виктор на гидрометеостанции на реке Курейка.

Удивительные люди: имеют семьи, но предпочитают жить и обитать в этих суровых местах плато Путорана.

Вольный охотник Виктор Шереш

Борис Чевучелов

Гидропост Бориса

Климат плато Путорана суров. Зимы холодные и длинные, лето дождливое и короткое. Горная местность с её безжизненными камнями вулканического происхождения. Лесотундра богата ягодой и зверем. Реки изобилуют рыбой. Хариус, таймень, голец, где-то щука и окунь, стаи тугуна и другой сибирской рыбы.

Надеяться можно только на свои силы – Заполярье слабости не прощает. Помимо своих основных дел они занимаются пушниной и время от времени помогают с заброской туристам, прибывшим на плато Путорана. Отшельники стали главными героями документального фильма А. Свешникова “Люди плато Путорана”.

Олег Приходько

Как стать отшельником?

Источник: http://VolnomuVolya.com/otshelniki-sibiri-sibirskie-otshelniki.html

Рассказы про охоту в тайге. Таежные рассказы

30 лет в тайге: история настоящего охотника

Рассказы про охоту в тайге являются яркой страницей отечественной литературы. Можно сказать, что писатели, создающие такие произведения, продолжают традиции охотничьей прозы, ставшей популярной еще в девятнадцатом веке.

Со школьной скамьи всем жителям нашей страны знакомы «Записки охотника» И. Тургенева, в которых классик повествует об интересных случаях, происходивших в лесу с ним.

Профессионалы

Однако, кроме людей, занимающихся охотой в свободное время, в качестве хобби, есть и те, для кого добыча мяса диких зверей и птиц, а также меха является постоянным источником дохода, главным занятием в жизни.

Такие специалисты называются охотниками-промысловиками. О них тоже написано много литературных произведений. А иногда и сами они выступают в роли авторов.

Одним из таких писателей является Леонид Максимов, сборник рассказов которого, вышедший несколько лет назад, посвящен лесу, тайге и охоте в Красноярском крае.

В этих рассказах автор, кроме занимательных случаев, происходивших с его героями, дает подробное описание жизни и быта этих бесстрашных, мужественных людей.

Одним из таких персонажей является Михаил Кириллович, охотник-промысловик, которому на момент описываемых событий было немногим больше сорока лет.

Этого потомственного охотника в селе, где он жил, все называли Кирилычем, подчеркивая уважение к его отцу. Родитель героя, Кирилл Ильич, был известным промысловиком и умер от ран, полученных в результате неожиданной встречи с медведем.

Рассказ Леонида Киселева «Жизнь на охотничьем зимовье» полностью посвящен работе и тем правилам жизни в тайге, которые выработал для себя Кирилыч. Герой произведения воевал в Великую Отечественную войну, пройдя ее до последнего дня.

Рассказывая об этом времени, он удивлялся, как ему удалось выжить. Михаил Кириллович приглашает рассказчика провести зиму в его доме.

Автор поступает на работу в бригаду геологов, которые заняты исследованием здешних месторождений веществ, пригодных для применения в атомной промышленности. Параллельно со своей работой в бригаде автор наблюдает за жизнью Кирилыча.

Год охотника

В одном из своих рассказов про тайгу Максимов описывает круг занятий охотника, которые повторяются из года в год. Самое важное время для Михаила Кирилловича длится с октября по декабрь. Это так называемая «зимовка».

Она проходит следующим образом. Охотник живет в домике, стоящем на лесной опушке. Каждый день он ходит добывать зверя. Жилище зимой почти полностью заносит снегом.

Поэтому понять, что здесь обитает человек, можно только по дыму из трубы, которая возвышается над сугробами. Обогревается дом при помощи печки, которая сделана из бочки из-под американского топлива.

Верх ее выровнен для того, чтобы туда можно было поставить чайник с водой.

В этом рассказе про охоту в тайге подробно описана одежда, в которую облачается главный герой, отправляясь на промысел в лес. Особого внимания заслуживают штаны и обувь. Они сделаны из кожи лося, главным образом взятой с ног зверя. Используется именно такой материал, потому что лось в течение своей жизни много времени проводит, стоя в прохладной воде.

Вот почему его кожа приобретает такие ценные качества, как водонепроницаемость и морозостойкость. В пищу охотник часто употребляет черемшу, поскольку этот овощ полезен для здоровья желудка.

Добыча меха

В охотничьих историях этого автора, и в частности в рассказе о зимовке, говорится о главном отличие охотника-любителя от профессионала.

Последний должен выполнять условия подписанного им контракта, то есть сдавать определенное количество меха организации, в которой он работает.

Поэтому ему ежедневно приходится добывать больше десятка беличьих шкурок и одну соболиную, а иногда даже ходить на медведя и лося.

Охота на медведя

Этот хищник является одним из самых опасных и злых животных на земле.

Поэтому процесс добычи такого зверя состоит еще и в том, чтобы за несколько месяцев до начала сезона охоты изучить маршруты, по которым он обычно ходит. Определяют эти тропы, как правило, по медвежьим метками – деревьям, о которые торчит свои когти хищник.

Верные друзья

Для того чтобы успешно охотиться в тайге, человеку необходимы помощники. Чаще всего ими оказываются четвероногие друзья, то есть животные. Были такие соратники и у Кирилыча, главного героя рассказов Леонида Максимова.

По словам автора произведения, охотник относился к своим питомцам как к части самого себя. Каждый раз, возвращаясь с охоты, он прежде всего заботился о том, чтобы накормить свою лошадь и собаку, а потом уже о своем пропитании. Интересна история появления каждого из названных домашних животных у Михаила Кирилловича.

Гнедой

Такую кличку дали лошади, появившейся в доме отца главного героя еще до Великой Отечественной войны. В те годы в Советском Союзе проводилась политика коллективизации. Участки земли, домашние животные, и многое другое, что чиновники считали излишеством, отбиралось у зажиточных людей. У семьи хотели конфисковать и Гнедого.

Охотники бы остались без лошади, если бы юному Михаилу не пришла в голову спасительная идея. Он решил отвести коня на зимовку, находящуюся в глухой тайге. План сработал. Сотрудники специальных органов не смогли добраться до охотничьего жилища. Таким образом, лошадь была сохранена и служила Кирилычу в течение не одного десятка лет.

Верный пес

Рассказы про охоту в тайге Максимова содержат множество эпизодов, связанных с домашними животными. Особый интерес для читателя представляет фрагмент, в котором повествуется о том, каким образом промысловик Михаил Кириллович обзавелся собакой.

Однажды в тайге он повстречал охотников-хантов. Их лодка вместе с необходимой провизией утонула. Кирилыч возвращался с промысла и не испытывал нужды в большом запасе продуктов питания и ружейных патронов. Поэтому он отдал и то и другое попавшим в беду людям.

Представители этой народности отличаются тем, что всегда с благодарностью помнят о помощи, оказанной им. Поэтому через некоторое время эти же охотники, проходившие через заимку Кирилыча, подарили ему щенка прекрасной сибирской лайки.

Этот пес, так же как и конь Гнедой, стал для него другом и помощником в нелегком деле таежных промыслов на долгие годы.

Главный герой этого охотничьего рассказа в тот год, когда с ним на зимовке находился его младший друг, автор произведения, успешно завершил свой период охоты, как и положено, в декабре.

Новый год он по традиции встречал с близкими людьми, для которых приготовил традиционные подарки – куски мяса медведя. Раннюю весну охотник посвящал иному занятию. Он изготавливал лопаты для уборки снега.

С наступлением первых теплых дней он начинал охотиться на тетеревов. Делал Кирилыч это уже не при помощи ружья, а силками.

Так называются петли из ниток, предназначающиеся для такой цели. Данной дичи удается наловить не так много.

Автор произведения заканчивает свое повествование на невеселой ноте. Спустя некоторое время он приехал в родной поселок, но ему сказали, что Михаил Кириллович живет теперь в городе. Он пошел повидаться с ним, и эта встреча оказалась последней. Вскоре охотник умер от разрыва сердца.

Это был последний человек в этих краях, который профессионально занимался данным промыслом.

Тонкий психолог

Страшные истории про тайгу тоже очень распространены в отечественной литературе, поскольку охотничий промысел неразрывно связан с риском для жизни, с неожиданными встречами с хищниками и попаданием в тяжелые для выживания условия. Об одном из таких произведений пойдет речь далее.

Таежные рассказы Геннадия Гусаченко – явление в литературе, о самобытности и оригинальности которого говорил выдающийся писатель Виктор Астафьев. По его словам, в них продолжается традиция красочного описания природы Уссурийского края, основоположником которой был Виктор Арсеньев.

Однако автор романа «Дерсу Узала» не рассматривал в своих книгах таких проблем, как загрязнение окружающей среды, браконьерство. Этих бедствий в его годы еще не существовало. Гусаченко же посвятил им несколько своих рассказов.

Кроме рассмотрения актуальных вопросов, произведения этого автора, по словам Астафьева, ценны тем, что внутренний мир его героев раскрывается так же искусно, как и в рассказах Василия Макаровича Шукшина.

Кроме того, герои Гусаченко сильно напоминают шукшинских персонажей чертами характера.

Например, рассказ «Волчок» посвящен проблеме человеческой подлости и неблагодарности.

Далее будет представлено краткое содержание этого произведения.

В тайге

Повествование ведется от первого лица. Автор рассказывает, как однажды к нему зашел его старинный знакомый, служивший егерем. Он увидел в доме принадлежности для охоты на уток и обиженно сказал, что хотел позвать друга с собой в тайгу. Ему нужна помощь в ремонте домика, в котором он живет, когда охотится зимой.

Рассказчик ответил, что непременно поедет со своим товарищем. Во время остановки в одном из поселков они увидели возле магазина старую голодную собаку без передних зубов. Егерь узнал в ней пса, некогда принадлежавшего его напарнику.

Он рассказал историю о том, как Волчок (так звали это животное) спас однажды жизнь своему хозяину.

Когда они собирались с напарником на охоту, тот приобрел себе лайку. А возле дома, в будке на цепи, у него жил беспородный пес, которого тот плохо кормил и иногда даже бил.

Когда мужчины отправились в тайгу, эта собака сорвалась с привязи и догнала их. Рассказчик решил взять пса на охоту.

В результате породистый питомец плохо показал себя: его хозяин подстрелил лишь одну белку. Дворняжка же оказалась прекрасным помощником. Благодаря ей автор рассказа добыл несколько белок и горностая. Во время того похода в лес случилось непредвиденное, ужасное происшествие. Поэтому это произведение можно отнести к разряду страшных историй.

На приятеля рассказчика напал медведь, который сидел в дупле дерева и вышел из своего укрытия, когда охотник ударил по стволу.

Спасение

Когда страшный зверь вылез из дупла, он напал на охотника. И снова породистая собака подвела. Она трусливо убежала, в то время как дворняжка Волчок отважно вцепился в шкуру неприятеля, атаковавшего его хозяина. Медведь, спасаясь от боли, причиненной собачьими зубами, убежал. Хозяин был спасен, однако псу сильно досталось от сурового хищника. Его передние зубы были выбиты.

Егерь, нашедший знакомого пса, решил, что тот потерялся, и предложил отвезти его домой, тем более что его напарник содержал пасеку и мог угостить их свежим медом.

Когда приятели приехали к хозяину собаки, тот, вопреки ожиданиям, не обрадовался тому, что его питомец и спаситель был найден. Медом он их угостил только после того, как егерь намекнул ему, что ожидает такого подарка.

Прощаясь, мужчина сказал, что, так уж и быть, оставит пса у себя.

Этот неблагодарный человек теперь, кроме пчеловодства, занимался изготовлением обуви. Егерь заказал у него унты. Мастер пообещал сделать их к следующему визиту приятеля. Так и расстались. После похода на зимовку, возвращаясь, друзья снова навестили пасечника.

Он не стал приглашать их в дом на этот раз, а вынес пару новых унт на улицу. Мастер сказал, что на отделку обуви пошла и шкура Волчка. Егерь упрекнул его, сказав, что собака верно служила ему. На это неблагодарный охотник ответил, что теперь она тоже хорошо послужит в качестве обуви.

Егерь не взял унты и, не попрощавшись, уехал. На такой печальной ноте заканчивается эта охотничья история.

Шатун

Перечисляя таежные рассказы про лес, тайгу, стоит упомянуть еще об одном авторе, многие произведения которого посвящены данной теме. Этот писатель – Иван Полковников. Один из его рассказов – «Шатун» – также посвящен встрече с таежных бурым медведем.

Повествование и здесь ведется от первого лица. Автор рассказывает о приглашении на охоту, которое он получил от местного жителя – представителя одной из коренных народностей Уссурийского края. Он с радостью согласился поучаствовать в совместном приключении, поскольку слышал об охотничьих способностях людей этой национальности.

Вместо знакомого охотника встречать рассказчика пришла его жена, которая совсем не говорила по-русски. Она жестом показала ему, что нужно сесть в сани. Так они отправились в дорогу к охотничьему угодью. В течение этого путешествия было сделано несколько остановок, во время которых женщина угощала автора традиционной пищей северных народов.

Когда они приехали к зимовке, то, вопреки ожиданиям, знакомого там тоже не оказалось. Женщина показала гостю, где находятся необходимые для жизни и охоты запасы и уехала. Автор провел несколько дней в сомнениях: приедет кто-нибудь за ним в лесную глушь или нет. Но это время он не потратил зря: много и успешно охотился.

Наконец, появился хозяин угодья.

В обратном пути автора этого рассказа про таежных охотников тоже сопровождала только женщина. Однажды, когда та ненадолго отошла от места стоянки, на нее напал медведь. Автор вовремя подоспел и застрелил хищника. Так заканчивается этот таежный рассказ Ивана Полковникова.

Фальшивый зверь

Но не только повествованиями о захватывающих приключениях охотников полны рассказы про охоту в тайге. В них немало забавных эпизодов, вызывающих улыбку, а иногда и смех у читателя. Например, в одной из таежных историй классика жанра Виктора Арсеньева описывается случай, когда автор принял за тигра лежащее на лесной поляне упавшее дерево.

Он долго искал встречи с таежным полосатым хищником, о котором был наслышан. И в один прекрасный день принял желаемое за действительное. В момент встречи со «зверем» у рассказчика не было с собой оружия. Поэтому ему пришлось долго сидеть в кустах, прячась от воображаемого тигра.

В конце концов, мужчина увидел охотника, который, проходя через поляну, легко перешагнул через «хищника».

Помимо представленных в этой статье рассказов, существуют и другие заслуживающие внимания произведения про приключения в тайге.

Источник: https://FB.ru/article/415125/rasskazyi-pro-ohotu-v-tayge-taejnyie-rasskazyi

Таежные истории

30 лет в тайге: история настоящего охотника

Вот и весна пришла. Дни стали тепле. Побежали ручьи. Капель не замолкает ни на секунду. Вскрылись реки и зашумели своими бурными потоками. Лес стал оживать. Уже слышалась глухариная песня, на болотах раздавалось бормотание тетерева. Кулики, зяблики, дрозды — всяк пел на свой лад, а вместе это складывалось в весеннюю песню.

В один из таких дней егерь с сыновьями отправились посмотреть, как себя чувствуют бобры в весенний паводок. До протоки было километров 18, поэтому решили идти с ночевкой. Взяли с собой палатку, запас еды, ружье, и пошагали на восток от кордона.

В лесу

Старшему, Даниле, уже двенадцать. Помощник. Ему достался рюкзак с палаткой. Младшему, Алексею, еще восьми нет. Сам хоть бы дошел. В лесу все было наполнено запахом весны — ароматом оттаявших деревьев, прошлогодней листвы, сырой земли и еще чем-то весенним, свежим. Такого запаха нет летом.

Шли молча. Каждый думал о своем. Мало ли о чем думается, когда идешь среди пробуждающейся природы, а кругом нет ни людей, ни следов их деятельности. Даниле очень хотелось увидеть бобров. Он много читал о них, но вживую пока не видел.

Алексей мечтал пронести отцовское ружье, а еще выстрелить из него. Мечта! Егерь же по-хозяйски оглядывал окрестности: кусты, траву, вершины деревьев. Вдруг с вершины сорвался пушистый зверек и, распластавшись в воздухе, перелетел на соседнее дерево.

Белка прижалась к стволу, стараясь слиться с его корой, замаскироваться.

— Ишь, притаилась, будто не видим ее. Да не пугайся ты, не тронем!

Мальчишки сразу оживились, стали весело болтать, предвкушая встречу с другими зверями и птицами. Только и слышалось:

— Вот бы волка увидеть! Или медведя!

— Или хотя бы дикого кабана!

Не знают еще, сколь опасна может быть такая встреча!

Когда солнце коснулось вершин деревьев, и косые тени, перечеркнув дорогу, уперлись в стену старого леса, решили становиться на ночлег. Дружно принялись за дело. Не впервой им ночевать в глухой тайге.

Отец сызмальства приучал к трудностям лесных будней. Мальчишки заготовили сушняк для костра. Егерь нарубил еловых лап для настила под палатку.

Вскоре маленькая брезентовая палатка была установлена, перед ней потрескивал небольшой костер, и старый прокопченный чайник занял свое место над огнем.

Солнце совсем скрылось за деревьями. Еще трещали и ссорились неугомонные дрозды. А где-то далеко, в лесной глубине, уже гукнула мрачно сова. Пора укладываться на ночлег. Мальчишки забрались в спальные мешки и затихли.

Сначала раздавался лишь треск костра, но потом послышалось какое-то движение в лесу, тихий шорох, где-то хрустнула сухая ветка, слабо скрипнула, словно простонала, ближайшая ель.

Потом все смолкло, и в ночной тишине они явственно услышали чьи-то шаги. Мальчишки напрягли слух и даже перестали дышать. Кто-то медленно и осторожно шагал вблизи их ночного лагеря.

Они испуганно переглянулись, а отец, увидев их испуг, засмеялся.

— Эх, вы! Весны испугались. Это оттаивает земля. Это она дышит, и кажется, что кто-то ходит вокруг.

Медведь на велосипеде

Чтобы отвлечь мальчишек, егерь стал рассказывать курьезные истории, случавшиеся с горе-охотниками:

— Лет пять назад это было. Приезжало высокое начальство. Устроить для них требовалось первоклассную охоту. Люди очень большие, поэтому был приказ расстараться. Поохотиться они захотели ну никак не меньше, чем на медведя. Ни косулю им, ни лося не надо, а вот косолапого вынь да и положи. Неделю егери рыскали по лесам в поисках мишки. Нет медведя, и все.

И тут вспомнили они про одного знакомого мужика, Семена Чивикова, что в Покреевке живет. Был у него Потапыч. Раньше он в цирке службу нес, ну, в смысле Потапыч. А как состарился да захворал, стал не нужен. Лежит медведь пластом, не встает неделю, другую.

Дрессировщикам и пристрелить его жалко, и вылечить не могут. Там же, в цирке, работал сват Семена. Он и предложил ему забрать Потапыча к себе в деревню. Приехал Миша в деревню, да на свежем воздухе и оклемался.

Бодренький стал, веселый, правда, шерсть клочьями кое-где вылезла от старости.

Вот к этому Семену и подались мужики. Долго пришлось упрашивать, уговаривать его. Никак не соглашался с медведем расстаться. Но обещание, что Миша останется жив и здоров, смягчили сердце Семена, и он отдал медведя в «заботливые» руки егерей.

В назначенный день прибыло начальство в лес. Медведя же на другой машине везли. Далеко в тайгу забираться не стали — поленились. Миша, почуяв родную стихию, ломанулся в лес, только его и видели.

В то же самое время по тропинке через этот же лес ехал мужик на велосипеде. Ехал он в соседнюю деревню, к куму за самогоном. Увидев медведя, забыл и про кума, и про самогон, и про велосипед. С велосипеда он просто-напросто свалился от испуга, ну и рванул назад, домой.

Начальство, услыхав шум, встало наизготовку.…И тут из кустов выехал мишка на велосипеде. Шерсть клочьями, морда довольная, язык от усталости вывалил. Ошарашенное начальство тупо переглядывается, понять ничего не может. А один спрашивает: «А зайцев вы тут разговаривать не научили?».

Долго мальчишки смеялись над этой историей. И началось:

— Ну, расскажи еще!

— Ну, пожалуйста!

— Хорошо, хорошо! Слушайте еще одну историю, — не выдержал напора отец.

— Всякие охотники на свете бывают. Одни с детства приучены по лесу бегать. Сначала с отцом или дедом. А потом уж и сами с ружьишком промышляют. И западет эта охотничья страсть в душу, как зерно в плодородную почву.

Из таких мальчишек настоящие охотники вырастают. Не будут они дичь губить почем зря, а только за надобностью.

Никогда не станут рыбу динамитом глушить, потому как понимают: к природе надо бережно относиться, тогда и природа — матушка отблагодарит тебя сполна.

Бывают и другие охотники, которым попить, покуролесить да по любой движущейся мишени пострелять. И стрелять им все равно в кого: хоть в лосиху с лосенком, хоть в лебедя, который на гнезде сидит, птенцов высиживает.

Проучили

Серега Губаров, попросту Губа, как раз к таким и относился. Произошла с ним однажды такая история. Собрались мужики как-то на лося поохотиться. Ну, и Губа, конечно, с ними напросился. Хоть и не очень любили его мужики за то, что много пил, а как выпьет, на рожон лез, но делать нечего: пришлось взять с собой.

Угодья обошли, определили, в каком месте лоси кормятся. Бросили жребий, кому на каком номере стоять, а кому в загон идти. Губе выпало стоять на номере. Стоит он, не шелохнется, а морозец пощипывает. Не видно никого и не слышно. Присел Губа под деревом, да и задремал.

А охота шла своим чередом. Мужики бегут, улюлюкают. Выгнали красавца сохатого. Высокий, статный, рога в размахе метра полтора. На Петровича гнали, он и взял его, родимого. Собрались уже все возле него. Шум, гам. Все довольны. Еще бы, славная добыча.

Вдруг кто-то заметил, что Губы-то нет. Позвали, покричали его — не отзывается. Решили сходить за ним, может, случилось чего? Подошли к его номеру, и видят — спит себе Губа в обнимку с ружьем, да так, что храп стоит. Какой уж тут лось.

Тут все зверье от таких трелей разбежалось.

Решили мужики его проучить, подшутить над ним. Взяли пустую бутылку из-под водки, и к ружью ему аккуратно веревочкой привязали. А Губа спит, ничего не слышит. Отошли они от него, да как гаркнут:

— Серега! Лось идет!

Подскочил Губа:

—Что? Где? — ничего не поймет. Прицелиться пытается, а на стволе бутылка — дзинь, дзинь. Мужики от смеха по снегу катаются, а он губы надул, ни с кем не разговаривает — обиделся.

— Вот и такие бывают курьезы на охоте, — закончил свой рассказ егерь.

Ночь накрыла своим покрывалом все вокруг. Затих лес. Стихли все шорохи и скрипы. Замолкли птицы, и даже сова угомонилась. Казалось, все погрузилось в сон. А мальчишкам не спится. Не могут угомониться. Просят отца еще рассказать что-нибудь. Благо охотничьих баек у егеря в запасе много. Пришлось опять рассказывать.

— Охота с лабаза на медведя — сложная наука. Сначала нужно посеять овес на полянке. Это чтоб мишке было чем полакомиться. Очень уж он любит молодой овес. Созревает овес в конце августа — начале сентября. Вот тогда, значит, и надо устраивать охоту.

Для такой охоты возле троп, по которым медведь из леса к посевам ходит, заранее в нескольких местах делают лабазы. Они устраиваются на деревьях. Лабаз не должен скрипеть: сидеть придется долго, шевелиться нельзя. Курить тоже нельзя, чтоб отбить запах табака, нужно пожевать еловые веточки.

Одежду надо долго проветривать, чтобы никакой запах не спугнул осторожного зверя. Занять лабаз следует задолго до захода солнца, так как косолапый приходит на овсы ночью.

Смысл охоты в том, чтобы подкараулить зверя, выцелить и выстрелить в него. Причем не один раз, а пока зверь не будет добит. Раненый намного опаснее. Получив смертельную пулю, медведь ухает и оседает на землю. Необходимо убедиться, что медведь убит, прежде чем подойти. На такой охоте человек испытывает огромное нервное напряжение, и в темноте легко может принять другое животное за медведя.

Все было подготовлено загодя. Лицензия получена. И вот уже охотники занимают места на лабазах. Губа, как всегда, с ними. Предупредили его, что шуметь, курить, пить нельзя. Сидит он, не дышит. Первый раз на такой охоте. И азарт охотничий кровь будоражит, и вместе с тем, страх берет, аж мурашки по телу бегают.

А вдруг медведь к его дереву ломанется, ведь косолапый лучше человека по деревьям лазает… И вот, то ли от волнения, то ли от съеденного ужина, у Губы разболелась голова. Терпел он, терпел, зубы стиснув, а не проходит боль. Делать нечего, придется спускаться с лабаза.

Хоть и страшно, руки дрожат, колени подгибаются, а ползет Губа вниз.

Слез он с дерева и услышал треск сухих веток. Замер Губа, даже дышать перестал, а с поля громкое чавканье раздается и повизгивание. Ближе и ближе к нему эти звуки. И вот из овса показалась огромная кабанья морда с устрашающими нижними клыками сантиметров 20 в длину и загнутыми полукругом. С диким воплем Губа взлетел на дерево. Секач за несколько секунд скрылся из виду.

Охота была испорчена. Долго потом мужики насмехались над Губой:

— Прозевал кабанчика!

Мальчишки затихли и сладко засопели.

Семейство бобров

На рассвете следующего дня, попив ароматного чайку, двинулись дальше. Вот уже и протока видна. Вдоль берегов стали попадаться обглоданные осинки. Молодые деревца были съедены полностью, только пеньки торчали с острыми верхушками. Это бобры постарались. На протоке жила одна семья.

В прошлом году егерь насчитал там шесть бобров. Интересно, появилось ли у них потомство? У бобров очень чутко развиты слух и обоняние, чуть что — хлоп хвостом, как веслом по воде (это означает опасность), и нырк под воду, только их и видели. Поэтому подбирались потихоньку, чтобы не спугнуть.

Протока показалась бобрам недостаточно глубокой, поэтому они соорудили плотину. В ход пошло все: обрубки стволов, веток, трава, ил. Длиной плотина была метров 15, а высотой около метра.

Подошли совсем близко к берегу. Мальчишки все разглядывали, все им интересно: и как плотина построена, и как деревья обглоданы острыми зубами. Отец безмолвно, жестами, показал им на другой берег.

Там, на отмели, была построена хатка бобров: большая куча хвороста, скрепленная землей и илом. Стены обмазаны глиной. Так она становится неприступной крепостью для хищников.

Выход из хатки идет под воду.

Егерь нашел удобное место для засидки — неглубокую яму, прикрытую небольшим кустарником. Стараясь не шуметь, расположились в яме. Молча, не шевелясь, затаив дыхание, мальчишки наблюдали за хаткой. И, конечно, прозевали бобра. Он появился не возле домика, а ближе к середине протоки.

Медленно над поверхностью воды двигалась его голова с длинными усами и двумя зубами, выступающими вперед. Вот он доплыл до берега и выбрался на сушу. Это был крупный самец бурого цвета. Длинный веслообразный хвост тащился за ним.

Бобр огляделся вокруг, неуклюже добрался до осинки и принялся грызть молодой стволик. Спустя некоторое время над водой появилась еще одна усатая морда, а рядом три маленьких «усатика». Это мамаша-бобриха со своими детенышами вышла на кормежку.

Хоть и кормит она их своим молоком до трех месяцев, но зеленый корм они начинают пробовать с трех-четырех недель.

Мальчишки восхищенно смотрели на эту картину. Целое семейство удалось увидеть. Понаблюдав еще какое-то время за дружной семейкой, засобирались в обратный путь. Потихоньку, чтобы не спугнуть, отошли они от того места. Домой шагали веселые, бодрые. Да и егерь был доволен, ведь все спокойно в его охотничьих угодьях.

Оксана Мартын, Омская область

Источник: http://www.oir.su/anons/10-07-2012-taezhnye-istorii

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.