Почему возвращают приемных детей? (Не)детский сюжет из Калининграда

Содержание

От бессилия сломались: почему в детский дом вернули семерых приёмных детей

Почему возвращают приемных детей? (Не)детский сюжет из Калининграда

В четверг Калининградскую область, да и всю Россию облетела новость — после переезда в Москву приемные родители из Калининграда передали в столичные органы опеки семерых детей.

Причина такого шага оказалась материальная: опекунам не удалось добиться повышения региональных пособий до столичного уровня.

Общество сразу же разделилось во мнениях: одни считают, что опекуны должны были голодать, но детей не бросать, другие убеждены, что в этой истории полно «подводных камней». Что же произошло на самом деле, попытался выяснить корреспондент «Нового Калининграда.Ru».

Коротко о главном

В начале марта 2017 года опекуны из Калининградской области, проживающие в Москве, написали заявления об освобождении их от обязанностей опекунов семерых несовершеннолетних детей в связи с тем, что им было отказано в создании приемной семьи и они не готовы заниматься воспитанием детей на безвозмездной основе. 31 марта 2017 года опекуны были отстранены от исполнения обязанностей. В настоящее время все дети временно находятся в детском доме Москвы.

Врио министра по социальной политике Калининградской области Анжелика Майстер рассказала журналистам в четверг, что региональные власти решили детей из столицы забрать. По её словам, четверо детей, который находились на воспитании в семье, — из Калининграда, еще трое — из других регионов РФ.

Семья жила в Гвардейске до 2015 года, затем переехала в Москву. Впервые за разрешением взять на воспитание приемных детей будущие приемные родители обратились в августе 2013 года. С декабря того же года в семье стал воспитываться первый ребенок. Позже они взяли опекунство над еще шестью детьми. Сейчас их возраст — от 3 до 12 лет.

Когда история просочилась в СМИ, глава департамента социальной защиты населения столицы Владимир Петросян сразу же высказался на этот счет. По его мнению, калининградцы взяли на воспитание семерых детей «для бизнеса».

Петросян рассказал, что дети получали только ежемесячные выплаты в размере 18 тысяч рублей на одного ребенка. При этом при оформлении приемной семьи в Москве выплаты могут достигать 85 тысяч рублей на ребенка.

О семье, детях и сложившейся ситуации

С точкой зрения «использования детей для бизнеса» не согласен российский правозащитник, общественный деятель, а также исполнительный директор Благотворительного центра в Москве «Соучастие в судьбе» Алексей Головань. Корреспонденту «Нового Калининграда.Ru» в ходе телефонного разговора Головань сообщил, что в то же время он ни в коем разе не оправдывает поступок опекунов.

В Калининградской области семья имела статус приемной.

И получала не только опекунские пособия на содержание детей, но и вознаграждение: на первого ребенка — 6 тыс, на второго и последующих по 3,5 тыс.

После переезда в Москву семья выплаты получать перестала. Только после серии судов социальные органы согласились выплачивать пособие на детей, но отказались заключать договор о приемной семье.

Фактически первые пять месяцев жизни в Москве семья не получала ни копейки. Потом ей начали выплачивать пособия на содержание детей — по 18 тысяч в месяц на ребенка. Но заключения договора о статусе приемной семьи и соответствующих выплат опекунам добиться так и не удалось.

«Для меня, конечно, очень удивительно и неожиданно то, что произошло. Но я и не считаю возможным принимать ту позицию, которую сейчас высказывает руководство Департамента соцзащиты в отношении этой семьи.

Руководитель Департамента, по сути дела, обвинил семью в меркантильности, в бизнесе на детях, в желании получить 7 квартир. Я знаком с этой семьей лично. Наша организация помогала ей защитить свои права, мы обращались в суды.

Я общался с этой семьей, и поэтому знаю ситуацию», — рассказал Алексей Головань.

По его словам, семья из Гвардейска с семью приемными детьми в ноябре 2015 года решила переехать в Москву. В семье помимо приемных деток есть еще двое родных, один из которых несовершеннолетний. Глава семейства — военный на пенсии.

«Когда семья собралась ехать из Гвардейска в Москву, они связались с московской опекой и сказали, что планируют приехать. Опека, в общем-то, не сказала, что если вы приедете, то ничего не получите, и мы вас здесь не ждем.

Они сказали: да, приезжайте.

Но когда семья приехала в Москву, тут стали происходить процессы, направленные не только против приемных семей из других субъектов РФ, но вообще против детей, взятых в московские семьи из других регионов», — считает Головань.

Он утверждает, что когда семья приехала в Москву, они арендовали дом, приписали к поликлинике детей и устроили старшего ребенка в школу. После этого опекуны обратились в опеку с личными делами детей. 

«Семья попросила заключить с ними договор о приемной семье и назначить денежные средства на содержание детей. Заметьте, у них до приезда в Москву уже был договор о приемной семье, заключенный уполномоченными органами по Калининградской области.

В соответствии с законодательством, у московской опеки не было никаких альтернатив, кроме как заключить с ними договор о приемной семье, — считает Головань.

— В положении Правительства РФ, которое регулирует эти вопросы создания приемных семей, написано, что при переезде на новое место жительства договор расторгается и заключается по новому месту жительству».

Тем не менее, органы опеки и попечительства Москвы отказали семье в заключении договора. Более того, как утверждает Алексей Головань, московская опека выслала дела приемных детей в Гвардейск.

«Она не могла этого сделать, ведь дети находились в Москве. Органы опеки должны были осуществлять надзор за тем, как законные представители исполняют свои обязанности. В этот момент родители с детьми находились вне всякого контроля.

Хотя они исполняли свои обязанности добросовестно», — подчеркнул Головань.

Столкнувшись с непониманием, семья обратилась в Благотворительный центр «Соучастие в судьбе», где специалисты помогли составить иск в суд. «В иске мы просили признать действия органов опеки об отказе заключения договора о приемной семье незаконным, обязать заключить такой договор и выплатить денежные средства на содержание детей с момента их приезда сюда.

К сожалению, решение суда было половинчатое. Тем не менее, решением суда установлено, что семье было необоснованно отказано в заключении договора и опеку обязали повторно рассмотреть это решение. Также суд признал, что семье необоснованно отказали в выплате денежных средств на содержание детей с момента, когда дети здесь оказались», — пояснил правозащитник.

С его слов, в течение пяти месяцев опекуны не получали ни копейки на содержание приемных детей. «Они содержали приемных детей исключительно за свой счет. Еще нужно учитывать, что когда в семье 7 маленьких детей, один из родителей должен постоянно с ними находиться. В лучшем случае может работать только один из родителей, и то неполный день.

Помимо этого, семье нужно было еще содержать своего несовершеннолетнего ребенка и арендовать дом. Они хоть и жили на территории так называемой «Новой Москвы», там подешевле, конечно, чем в самой Москве, — но все равно речь идет о том, что они там не комнату в коммуналке снимали.

Они снимали дом, чтобы все дети находились в нормальных условиях», — сказал Головань.

Он также подчеркнул, что решение о начале выплат на содержание детей было принято только в мае 2016 года. Но так как опека Москвы так и не заключила договор с семьей, вознаграждение приемным родителям там и не выплачивалось.

«Несмотря на то, что решение суда, которым установлена необоснованность отказа в заключении договора приемной семье и необоснованность того, что семье не выплачивалась деньги на содержание детей в течение 5 месяцев, вступило в законную силу, московские власти в лице опеки по месту жительства приемной семьи свое решение не пересмотрели. Москва продолжала упорствовать в своей неправоте», — заявил он.

Алексей Головань также добавил, что семья рассчитывала на это вознаграждение. «Поверьте, 18 тысяч в Москве на ребенка — это не такие уж и большие деньги. Я не пытаюсь оправдать людей, для меня тоже это странно. Условно говоря, это вознаграждение — это их символическая оплата труда. Семья на это рассчитывала», — сказал он.

Головань отметил, что Москва поступила недружелюбно к этой семье. По его словам, московские власти поступают аналогично и к другим подобным семьям.

«Получается так, что если у вас есть приемные дети, то вы в Москву ни ногой, вы здесь никому не нужны.

А где тогда единое социальное пространство, о котором мы говорим? Вот сейчас говорят, что опекуны должны были голодать, но детей не отдавать. Ну, наверное, это легко говорить со стороны», — добавил он.

По его словам, опекуны не производили впечатление алчной семьи. «Глава семейства не производил впечатление, конечно, Макаренко. Но и человека алчного не производил. Это такая среднестатистическая приемная семья. Я считаю, что они были добросовестные приемные родители.

Все, что от них требовалось по закону в отношении детей, они делали. Они о детях заботились и не рассматривали их как источник наживы.

Поэтому, когда их сейчас обвиняют в желании делать бизнес на детях, я считаю, что это просто оскорбление по отношению к этой семье и к другим таким семьям, — заключил Алексей Головань. — Я думаю, что они от бессилия сломались. Мы ходили на суды с приемным отцом, это тяжкая вещь.

Они видели, что есть решение суда, где действия опеки признаны незаконными, но ничего не поменялось. В какой-то степени это надломило их. Это не оправдывает опекунов, но что-то для меня во всяком случае объясняет».

Позиция областного минсоца

Врио министра социальной политики Анжелика Майстер рассказала, что узнала об этой ситуации в среду из СМИ.

«На сегодняшний день мы понимаем, что действительно семья, которая до 2015 года проживала в Калининградской области, написала заявление о том, что не готова воспитывать детей, не имея вознаграждения.

Мы знаем об отстранении семьи от исполнения обязанностей опекунов. Дети находятся сегодня в московском приюте», — пояснила Майстер.

Она отметила, что четверо детей, которые находились на воспитании в данной семье, — это дети из Калининграда. Еще трое детей — из другого региона РФ.

«В данном случае мы принимаем следующую позицию: дети воспитывались в одной семье, сложились определенные психологические взаимоотношения между ребятами, и дети должны воспитываться вместе.

Максимально исходя из интересов детей, мы готовы сегодня забрать этих детей, подготовить для них приемную семью и подбирать именно родителей под детей.

Сегодня специалисты нашего региона по поручению губернатора, сотрудники наших учреждений и представители органов опеки выезжают в Москву, чтобы посмотреть и по возможности привезти детей в регион, — пояснила Майстер. — Это наши дети, все наши дети. Мы детей, которые находятся у нас в регионе, никогда никуда не отдаем».

Врио министра уверена, что местные органы опеки и попечительства смогут найти семью, готовую принять всех семерых детей сразу. «По нашему требованию мы можем предложить передать детей нам. Надеюсь, что это решение будет Москвой воспринято с пониманием и мы получим это согласие», — сказала Анжелика Майстер.

Она также добавила, что до ноября 2015 года семья находилась в зоне наблюдения региональных органов опеки. «В нашем регионе семья получала вознаграждение за воспитание детей — за первого ребенка 6 тыс рублей, за последующих по 3,5 тыс. Эта семья получала у нас материальное вознаграждение в объеме 70 тыс рублей с учетом тех пособий, которые получали дети», — пояснила Майстер.

Врио министра также добавила, что ей известно о том, что органы опеки и попечительства Москвы отказали семье в заключении договора и из-за этого опекуны не получали денежное вознаграждение. 

«На мой взгляд, семья могла использовать в отстаивании своих и интересов детей совершенно другие инструменты. Можно было обратиться и в органы прокуратуры и к уполномоченному по правам ребенка. И я не думаю, что ситуация была бы неразрешимой.

Но размахивать детьми, прошу прощения, как средством такого давления, ни в коем случае нельзя. Нужно всегда руководствоваться только интересами детей.

Поэтому, на мой взгляд, даже если будет оспорено отстранение родителей от опеки, вопрос о том, вернуть ли им детей на воспитание, даже не будет стоять», — заключила Майстер.

Фото — Виталий Невар, Кирилл Клейков, Алексей Милованов, «Новый Калининград.Ru»

Источник: https://www.newkaliningrad.ru/news/community/13137630-ot-bessiliya-slomalis-pochemu-v-detskiy-dom-vernuli-semerykh-priyemnykh-detey.html

Почему возвращают приемных детей? (Не)детский сюжет из Калининграда

Почему возвращают приемных детей? (Не)детский сюжет из Калининграда

Этот случай — один из многих: после нескольких лет в приемной семье дети вновь оказались в детском доме. Супруги Романчук с 7 приемными детьми перебрались в Москву из Калининграда, но, не получив столичных надбавок, вернули детей на попечение государства. Мы не пытаемся искать правых и виноватых. Наша цель — понять, почему так происходит. Об этом мы поговорили с несколькими экспертами.

Эта история началась четыре года назад: пара из Калининграда усыновила второклассника, год спустя — его маленького брата. Затем — еще двоих детей в Калининграде и троих, братьев и сестер, в Петрозаводске.

Полтора года назад семья переехала в Москву, но получить статус столичной приемной семьи и повышенные выплаты на ребенка (85 000 рублей вместо региональных 18 000 рублей) им не удалось. Получив отказ, супруги вернули детей на попечение государства.

Так дети оказались в московском детском доме. Четверых из них увезут обратно в калининградский детский дом, а ребят из Петрозаводска, возможно, в ближайшее время усыновят.

«ПРИВЕЗТИ И ОСТАВИТЬ ДЕТЕЙ ПОЗДНО ВЕЧЕРОМ — ЭТО О МНОГОМ ГОВОРИТ»

Вадим Меньшов, директор Центра содействия семейному воспитанию «Наш дом»:

Сама по себе ситуация в России стала взрывоопасной. Массовая передача детей большими группами в семьи — это проблема. Часто людьми движет меркантильный интерес. Не всеми, конечно, но в данном случае произошло именно так, и дети оказались в нашем детском доме. Я очень хорошо отношусь к профессиональным приемным семьям. Но ключевое слово здесь — «профессиональным».

Здесь все иначе. Судите сами: семья из Калининграда берет детей из своего региона, но едет с ними в Москву. На детей дают пособие: в сумме 150 000 руб. в месяц — но семье этого не хватает, потому что они снимают большой особняк.

Суд выносит решение не в пользу опекунов — и те привозят детей в московский детский дом. Органы опеки предлагают навещать детей, брать их домой на выходные, чтобы они не чувствовали себя брошенными, а спустя какое-то время забрать насовсем.

Но опекуны от этого отказываются.

Ребята ухоженные, воспитанные, но малыши не плакали и не кричали: «Мама!» Это о многом говорит

Детей привезли к нам в детский дом и оставили поздно вечером. Я общался с ними, ребята чудесные: ухоженные, воспитанные, но малыши не плакали и не кричали: «Мама!» Это о многом говорит.

Хотя старший мальчик — ему двенадцать — очень переживает. С ним работает психолог. Мы часто говорим о проблеме детей из детских домов: у них нет чувства привязанности.

Но эти конкретные дети росли в приемной семье…

«ГЛАВНАЯ ПРИЧИНА ВОЗВРАТОВ ДЕТЕЙ — ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ ВЫГОРАНИЕ»

Елена Цеплик, руководитель благотворительного фонда «Найди семью»:

Почему приемных детей возвращают? Чаще всего родители сталкиваются с серьезными поведенческими отклонениями у ребенка, не знают, что с этим делать, не получают никакой помощи. Начинается тяжелейшая усталость, эмоциональные всплески. Могут выплыть собственные непроработанные травмы и другие проблемы.

Кроме того, нельзя сказать, чтобы приемное родительство одобрялось обществом. Приемная семья оказывается в социальной изоляции: в школе приемного ребенка прессуют, родственники и знакомые отпускают критические замечания. У родителей неизбежно случается выгорание, они ничего не могут сделать сами, а помощи получить неоткуда. И в результате — возврат.

Необходима инфраструктура, которая будет помогать приемным семьям в реабилитации ребенка. Нужны доступные службы поддержки с социальными кураторами семей, психологами, юристами, педагогами, которые будут готовы «подхватить» любую проблему, поддержать маму с папой, объяснить им, что их проблемы нормальны и решаемы, и помочь с решением.

Есть и еще один «системный сбой»: любая государственная структура неизбежно становится не поддерживающей средой, а контролирующей инстанцией. Понятно, что для сопровождения семьи нужна максимальная деликатность, добиться которой на государственном уровне очень сложно.

Если вернули приемного, значит, это в принципе возможный сценарий — думает кровный ребенок

Надо понимать, что возврат приемного ребенка в детский дом наносит колоссальную травму всем членам семьи. Для самого ребенка возврат — еще один повод потерять доверие к взрослому, закрыться и выживать в одиночку.

Поведенческие отклонения у приемных детей вызваны не их плохой генетикой, как у нас принято думать, а травмами, которые ребенок получил в асоциальной кровной семье, при ее потере и при коллективном воспитании в детском доме. Поэтому плохое поведение — это демонстрация огромной внутренней боли.

Ребенок ищет способ донести до взрослых, как ему плохо и трудно, в надежде быть понятым и вылеченным. А если происходит возврат, для ребенка это фактически признание того, что никто и никогда не сможет его услышать и помочь.

Есть и социальные последствия: у ребенка, которого вернули в детдом, шансов повторно найти семью гораздо меньше. Кандидаты в приемные родители видят отметку о возврате в личном деле ребенка и представляют себе максимально негативный сценарий.

Для несостоявшихся приемных родителей возврат ребенка в детдом — тоже огромный стресс. Во-первых, взрослый расписывается в собственной несостоятельности. Во-вторых, понимает, что предает ребенка, и у него формируется устойчивое чувство вины. Как правило, тем, кто прошел через возврат приемного ребенка, потом требуется длительная реабилитация.

Конечно, бывают и другие истории, когда родители, защищаясь, перекладывают вину за возврат на самого ребенка (он плохо себя вел, не хотел с нами жить, не любил нас, не слушался), но это всего лишь защита, а травма от собственной несостоятельности никуда не исчезает.

И, конечно, крайне сложно такие ситуации переживают кровные дети, если они у опекунов есть. Если вернули приемного, значит, это в принципе возможный сценарий — так думает кровный ребенок, когда его вчерашний «брат» или «сестра» исчезает из жизни семьи и возвращается в детский дом.

«ДЕЛО В НЕСОВЕРШЕНСТВЕ САМОЙ СИСТЕМЫ»

Елена Альшанская, руководитель БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам»:

К сожалению, возвраты детей в детские дома у нас не единичные: их более 5 000 в год. Это комплексная проблема. В системе семейного устройства нет системности, простите за тавтологию.

С самого начала не прорабатываются достаточно все варианты восстановления кровной семьи или родственной опеки, не заложен этап подбора родителей для каждого конкретного ребенка, со всеми его особенностями, темпераментом, проблемами, нет оценки ресурсов семьи, исходя из потребностей ребенка.

Никто не работает с конкретным ребенком, с его травмами, с определением нужной именно ему траектории жизнеустройства: лучше ли ему вернуться домой, в расширенную семью или в новую и какой именно она должна быть, чтобы ему подойти. Ребенка зачастую не готовят к перемещению в семью, а саму семью — к встрече именно с этим ребенком.

Важно именно сопровождение семьи специалистами, но его нет. Есть контроль, но то, как он устроен — это бессмысленно. При нормальном сопровождении семья бы не переезжала вдруг, в ситуации неизвестности, где и на что она будет жить с приемными детьми в другом регионе.

Обязательства есть не только у приемной семьи по отношению к ребенку, но и у государства по отношению к детям

Даже если принято решение, что, например, в силу медицинских потребностей ребенка его нужно перевезти в другой регион, где есть подходящая клиника, то семья должна передаваться с рук на руки органам сопровождения на территории, должны заранее оговариваться все перемещения.

Еще одна проблема — выплаты. Разброс слишком велик: в одних регионах вознаграждение приемной семьи может быть в размере 2 000−3 000 руб., в других — 25 000 руб. И это, конечно, провоцирует семьи переезжать. Необходимо создать такую систему, при которой выплаты будут более или менее равными — конечно, с учетом особенностей регионов.

Естественно, должны быть гарантированные выплаты на территории, куда семья приезжает. Обязательства есть не только у приемной семьи по отношению к ребенку, но и у государства по отношению к детям, которых оно само передало на воспитание. Если даже семья перемещается из региона в регион, эти обязательства с государства не могут быть сняты.

«ДЕТИ ПЕРЕЖИЛИ СЕРЬЕЗНУЮ ТРАВМУ»

Ирина Млодик, психолог, гештальт-терапевт:

В этой истории мы, скорее всего, видим лишь верхушку айсберга. И, видя только ее, легко обвинить родителей в алчности и желании заработать на детях (хотя воспитание приемных детей — не самый легкий способ заработка). За недостатком информации можно лишь выдвигать версии. У меня их три.

— Корыстный умысел, выстраивание сложной комбинации, пешки в которой — дети и московское правительство.

— Невозможность играть роль родителей. При всех стрессах и тяготах это вылилось в психоз и отказ от детей.

— Мучительное расставание с детьми и обрыв привязанности — возможно, опекуны понимали, что не могут заботиться о детях, и надеялись, что у другой семьи это лучше получится.

Можно сказать детям, что эти взрослые не были готовы стать их родителями. Они попробовали, но у них не получилось

В первом случае важно провести расследование, чтобы подобных прецедентов больше не было. Во втором и третьем могла бы помочь работа пары с психологом или психотерапевтом.

Если все же опекуны отказалась только из корыстных побуждений, можно сказать детям, что эти взрослые не были готовы стать их родителями. Они попробовали, но у них не получилось.

В любом случае дети получили серьезную травму, пережили жизненно важный отказ, разрыв значимых связей, потерю доверия взрослому миру. Очень важно разобраться в том, что на самом деле произошло.

Потому что одно дело — жить с опытом «тебя использовали мошенники», и совсем другое — «твои родители не справились» или «твои родители старались дать тебе все, но не справились и посчитали, что другие взрослые сделают это лучше».

Дина Бабаева, Марина Великанова, Юлия Тарасенко.
Источник

Источник: https://omj.ru/life/motivaciya/pochemu-vozvrashhayut-priemnyh-detey-ned

В московский детдом отдали семь приемных детей из калининграда из-за отказа в выплатах

Почему возвращают приемных детей? (Не)детский сюжет из Калининграда

МОСКВА, 5 апреля. /ТАСС/. ​Приемная семья, переехавшая из Калининграда в Москву, вернула семерых детей в детский дом, так как не смогла добиться более высоких социальных выплат от местных властей.

Об этом рассказал журналистам директор Центра содействия семейному воспитанию “Наш дом”, член попечительского совета при правительстве РФ Вадим Меньшов.

Именно в этот центр органы опеки в минувшую пятницу, 31 марта, передали семерых детей из одной приемной семьи, которая переехала из региона в Москву.

“В прошлую пятницу родители вернули семь детей в возрасте от трех до 12 лет. Органы опеки предлагали родителям подписать документ, что они детей изъяли, однако родители подписать отказались и заявили, что возвращают детей сами”, – рассказал Меньшов.

На вопрос журналистов, почему приемные родители отказались от детей, Меньшов сказал: “Потому что они иногородние, власти Москвы отказались оформлять “приемную семью” и платить им зарплату.

Дети получали только ежемесячные выплаты в размере 18 тысяч рублей на одного ребенка”, – добавил он. При этом, по его словам, при оформлении приемной семьи в Москве “зарплата” родителей может достигать 85 тысяч рублей на ребенка.

Назвать фамилию приемных родителей и детей он отказался из этических соображений.

Вернуть в регион

Глава департамента социальной защиты Москвы Владимир Петросян, в свою очередь, возмутился тем, что приемные родители делают на детях бизнес.

“Приехали из регионов в Москву, почему Москва должна их держать здесь в Москве? Семь детей, которым через пять лет я должен был дать семь квартир в Москве. Зачем это? Это дети, которые родились, выросли, попали в государственную организацию Калининградской области, почему их должны привезти и оставить в Москве?”, – сказал Петросян журналистам в ответ на просьбу прокомментировать ситуацию.

“Им не платили московские деньги, они хотели московские деньги получать, а платили только региональные, но тогда, если он брал не по зову сердца, а для бизнеса, вы меня извините…”, – добавил глава столичного департамента.

По его словам, случаев, подобных тому, который произошел в пятницу в Москве “очень много”.

“В 16,5 лет ребенка вдруг привозят и оставляют в Москве. Представляете, ребенку через 1,5 года получать квартиру в Москве. Ребята, не делается так. Пишем письма в регионы, они не забирают своих детей обратно. Почему?”, – сказал он.

Петросян отметил, что приемным семьям следует “не воевать с Москвой, а воевать со своими властями”, чтобы в регионах создавались необходимые условия.

“Деньги, как мы выясняем, у всех есть, в каждом регионе в соответствии с числом населения, которое там проживает, нужно только уметь их распределять, в том числе на социалку, как это делается в Москве”, – добавил Петросян.

Глава центра “Наш дом” Меньшов также рассказал журналистам, что обсуждал сложившуюся ситуацию с возвратом семи детей с вице-премьером правительства РФ Ольгой Голодец. Глава департамента соцзащиты Владимир Петросян добавил, что они договорились с вице-премьером направить ей письмо с предложениями, как можно решить эту ситуацию.

“Наше предложение, чтобы регион принял своих детей обратно”, – добавил Петросян.

Статистика миграции

Ранее в департаменте соцзащиты Москвы ТАСС сообщали, что по состоянию на конец 2016 года в Москве в семьях опекунов и приемных родителей воспитывалось более 4 тысяч иногородних детей. В 2014 году в столицу из других регионов прибыло 788 детей, в 2015 году – 854 ребенка, в 2016 году – 688 детей.

По мнению столичных чиновников, поводом для переезда часто становится меркантильный интерес родителей, а не забота о детях.

В мэрии считают, что нужен федеральный порядок назначения денежных средств на содержание подопечных детей в случае их переезда из региона в регион, а переезжать семья может только, если ей есть, где жить в Москве и эти условия приемлемы для детей.

Выплаты на детей-сирот

Проблема денежного обеспечения приемных семей не раз становилась предметом журналистских материалов. Наибольшие выплаты получают семьи, принявшие под опеку детей с ивалидностью.

Ранее газета “Известия” писала о том, что ежемесячный доход неработающих родителей, которые взяли в семью троих детей-инвалидов, составляет в Москве 253 тысяч рублей. В Московской области такая семья получает чуть больше 150 тысяч рублей.

К примеру, в Ростовской области приемная семья, взявшая троих детей-инвалидов, получает 67 тысяч рублей, что почти в четыре раза меньше, чем в Москве.

В то же время эксперты в области социального сиротства отмечают, что огульно обвинять приемные семьи в корысти, означает, ставить под угрозу планы государства по семейному устройству-детей сирот в России.

“Понятно, что оберегается бюджет, но от этого лучше никому не будет. Ведь берегутся деньги, которые решают проблему социального сиротства.

Тогда зачем все эти заявления, декларации, постановление 481 о деятельности организаций для детей-сирот, зачем “закон Димы Яковлева”,- говорил ранее член совета при Минобрнауки по вопросам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, Александр Гезалов.

Источник: https://tass.ru/obschestvo/4156584

Без денег не нужны: семья из Калининграда отказалась от приемных детей

Почему возвращают приемных детей? (Не)детский сюжет из Калининграда

МОСКВА, 6 апр — РИА Новости. В Москве разгорелся скандал с семьей из Калининграда, которые отдали в столичный детдом семерых приемных детей. Они отказались от них после отказа в повышении пособия.

Без денег не нужны

Накануне глава департамента социальной защиты населения Москвы Владимир Петросян рассказал, что приемные родители из Калининграда передали в столичные органы опеки семерых детей.

По его словам, они мотивировали свое решение тем, что при переезде в Москву семье не удалось добиться повышения региональных пособий до столичного уровня.

Директор центра содействия семейному воспитанию “Наш дом”, член Совета при правительстве по вопросам попечительства в социальной сфере Вадим Меньшов пояснил журналистам, что семерых детей возрасте от трех до 12 лет вернули в органы опеки пятницу.

Меньшов рассказал, что родители приехали из Калининграда, а власти столицы отказались оформлять “приемную семью” и платить московские выплаты.
Дети получали только ежемесячные выплаты в размере 18 тысяч рублей на каждого ребенка. При этом, при оформлении приемной семьи в Москве пособия могут достигать 85 тысяч рублей на ребенка.

Сейчас подростки временно находятся в Москве в доме для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Не единичный случай

Столичный детский омбудсмен Евгений Бунимович заявил, что ситуация с калининградской семьей далеко не единичная.

“Тенденция есть. Проблема такого рода очень серьезная, и, мне кажется, нужно решать ее на законодательном уровне в том числе”, — отметил Бунимович.

Омбудсмен также добавил, что семья, которая оказалась в центре скандала, уже приезжала в Москву без детей.

“Тоже странная история — вроде бы берут детей, а приезжают без них, арендуют жилье в расчете на то, что дети получат в Москве квартиры. Здесь сложно говорить о бескорыстном, важном для нас устройстве семьи”, — сказал правозащитник.

Пособия на 150 тысяч рублей

Федеральный уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова рассказала журналистам, что приемные родители, которые отказались от семерых детей, получали пособия на всех несовершеннолетних.

“Они получали один из видов пособий. Порядка 150 тысяч на семью было предоставлено именно пособия на детей, но вот следующий статус они уже не получили”, — сказала Кузнецова журналистам в четверг.

Она также рассказала, что дети чувствуют себя хорошо. По словам омбудсмена, главное сейчас — найти им новые семьи.

“В ближайшее время будет принято решение о размещении этих детей в семьи, сейчас они пока будут находиться в этом сиротском учреждении, но уже на связи Калининград, и они также готовы подключиться, чтобы они как можно меньше времени провели в сиротском учреждении”, — заявила правозащитница.

При этом Кузнецова добавила, что семья из Калининграда сможет брать на попечение других детей.

“Пока законодательно никто их не лишал этого права, поэтому это право за ними сохраняется”, — пояснила она.

Омбудсмен также призвала решать вопросы межрегиональной поддержки и помощи приемным семьям.

“Это очень важный и болезненный вопрос… здесь очень важно вот эти вопросы межрегионального регулирования решить. И это непросто”, — сказала Кузнецова.

По ее словам, важно сохранять равную поддержку семье, в какой бы регион она не поехала. Кузнецова отметила, что с детьми, от которых отказались приемные родители, обращались хорошо, поэтому “вдвойне непонятно, что же все-таки произошло”.

“Здесь, я думаю, мы ставим вопрос психологу, который изучает привязанность. Конечно, сейчас, за несколько дней это сказать сложно”, — подчеркнула она.

Дети вернутся в Калининград

По всей видимости, дети вернутся в Калининград.

“Мы решили забрать всех детей, ведь они жили в одной семье. Нельзя детей делить на своих и не своих. Все наши.

Постараемся, чтобы сегодня руководитель Центра для детей без попечения родителей, представитель опеки и психолог вылетели в Москву”, — сказала РИА Новости временно исполняющая обязанности министра по социальной политике Калининградской области Анжелика Майстер.

По словам чиновницы, семья была на хорошем счету.

“Впервые данная семья обратилась в органы опеки и попечительства Калининградской области в августе 2013 года. Родители имели хорошую репутацию, воспитывали двоих собственных детей. По меркам нашего региона семья считалась достаточно обеспеченной, имея собственное благоустроенное жилье и собственный бизнес”, — пояснила Майстер.

В пресс-службе регионального правительства отметили, что ситуация с детьми находится на личном контроле врио губернатора Антона Алиханова. В ближайшее время все семеро детей будут доставлены в Калининградскую область.

Источник: https://ria.ru/20170406/1491652892.html

Почему возвращают приемных детей? (Не)детский сюжет из Калининграда

Почему возвращают приемных детей? (Не)детский сюжет из Калининграда

Эта история началась четыре года назад: пара из Калининграда усыновила второклассника, год спустя – его маленького брата. Затем – еще двоих детей в Калининграде и троих, братьев и сестер, в Петрозаводске.

Полтора года назад семья переехала в Москву, но получить статус столичной приемной семьи и повышенные выплаты на ребенка (85 000 рублей вместо региональных 18 000 рублей) им не удалось. Получив отказ, супруги вернули детей на попечение государства.

Так дети оказались в московском детском доме. Четверых из них увезут обратно в калининградский детский дом, а ребят из Петрозаводска, возможно, в ближайшее время усыновят.

«ПРИВЕЗТИ И ОСТАВИТЬ ДЕТЕЙ ПОЗДНО ВЕЧЕРОМ – ЭТО О МНОГОМ ГОВОРИТ»

Вадим Меньшов, директор Центра содействия семейному воспитанию «Наш дом»:

Сама по себе ситуация в России стала взрывоопасной. Массовая передача детей большими группами в семьи – это проблема. Часто людьми движет меркантильный интерес. Не всеми, конечно, но в данном случае произошло именно так, и дети оказались в нашем детском доме. Я очень хорошо отношусь к профессиональным приемным семьям. Но ключевое слово здесь – «профессиональным».

Здесь все иначе. Судите сами: семья из Калининграда берет детей из своего региона, но едет с ними в Москву. На детей дают пособие: в сумме 150 000 руб. в месяц – но семье этого не хватает, потому что они снимают большой особняк.

Суд выносит решение не в пользу опекунов – и те привозят детей в московский детский дом. Органы опеки предлагают навещать детей, брать их домой на выходные, чтобы они не чувствовали себя брошенными, а спустя какое-то время забрать насовсем.

Но опекуны от этого отказываются.

Ребята ухоженные, воспитанные, но малыши не плакали и не кричали: «Мама!» Это о многом говорит

Детей привезли к нам в детский дом и оставили поздно вечером. Я общался с ними, ребята чудесные: ухоженные, воспитанные, но малыши не плакали и не кричали: «Мама!» Это о многом говорит.

Хотя старший мальчик – ему двенадцать – очень переживает. С ним работает психолог. Мы часто говорим о проблеме детей из детских домов: у них нет чувства привязанности.

Но эти конкретные дети росли в приемной семье…

«ГЛАВНАЯ ПРИЧИНА ВОЗВРАТОВ ДЕТЕЙ – ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ ВЫГОРАНИЕ»

Елена Цеплик, руководитель благотворительного фонда «Найди семью»:

Почему приемных детей возвращают? Чаще всего родители сталкиваются с серьезными поведенческими отклонениями у ребенка, не знают, что с этим делать, не получают никакой помощи. Начинается тяжелейшая усталость, эмоциональные всплески. Могут выплыть собственные непроработанные травмы и другие проблемы.

Кроме того, нельзя сказать, чтобы приемное родительство одобрялось обществом. Приемная семья оказывается в социальной изоляции: в школе приемного ребенка прессуют, родственники и знакомые отпускают критические замечания. У родителей неизбежно случается выгорание, они ничего не могут сделать сами, а помощи получить неоткуда. И в результате – возврат.

Необходима инфраструктура, которая будет помогать приемным семьям в реабилитации ребенка. Нужны доступные службы поддержки с социальными кураторами семей, психологами, юристами, педагогами, которые будут готовы «подхватить» любую проблему, поддержать маму с папой, объяснить им, что их проблемы нормальны и решаемы, и помочь с решением.

Есть и еще один «системный сбой»: любая государственная структура неизбежно становится не поддерживающей средой, а контролирующей инстанцией. Понятно, что для сопровождения семьи нужна максимальная деликатность, добиться которой на государственном уровне очень сложно.

Если вернули приемного, значит, это в принципе возможный сценарий – думает кровный ребенок

Надо понимать, что возврат приемного ребенка в детский дом наносит колоссальную травму всем членам семьи. Для самого ребенка возврат – еще один повод потерять доверие к взрослому, закрыться и выживать в одиночку.

Поведенческие отклонения у приемных детей вызваны не их плохой генетикой, как у нас принято думать, а травмами, которые ребенок получил в асоциальной кровной семье, при ее потере и при коллективном воспитании в детском доме. Поэтому плохое поведение – это демонстрация огромной внутренней боли.

Ребенок ищет способ донести до взрослых, как ему плохо и трудно, в надежде быть понятым и вылеченным. А если происходит возврат, для ребенка это фактически признание того, что никто и никогда не сможет его услышать и помочь.

Есть и социальные последствия: у ребенка, которого вернули в детдом, шансов повторно найти семью гораздо меньше. Кандидаты в приемные родители видят отметку о возврате в личном деле ребенка и представляют себе максимально негативный сценарий.

Для несостоявшихся приемных родителей возврат ребенка в детдом – тоже огромный стресс. Во-первых, взрослый расписывается в собственной несостоятельности. Во-вторых, понимает, что предает ребенка, и у него формируется устойчивое чувство вины. Как правило, тем, кто прошел через возврат приемного ребенка, потом требуется длительная реабилитация.

Конечно, бывают и другие истории, когда родители, защищаясь, перекладывают вину за возврат на самого ребенка (он плохо себя вел, не хотел с нами жить, не любил нас, не слушался), но это всего лишь защита, а травма от собственной несостоятельности никуда не исчезает.

И, конечно, крайне сложно такие ситуации переживают кровные дети, если они у опекунов есть. Если вернули приемного, значит, это в принципе возможный сценарий – так думает кровный ребенок, когда его вчерашний «брат» или «сестра» исчезает из жизни семьи и возвращается в детский дом.

«ДЕЛО В НЕСОВЕРШЕНСТВЕ САМОЙ СИСТЕМЫ»

Елена Альшанская, руководитель БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам»:

К сожалению, возвраты детей в детские дома у нас не единичные: их более 5 000 в год. Это комплексная проблема. В системе семейного устройства нет системности, простите за тавтологию.

С самого начала не прорабатываются достаточно все варианты восстановления кровной семьи или родственной опеки, не заложен этап подбора родителей для каждого конкретного ребенка, со всеми его особенностями, темпераментом, проблемами, нет оценки ресурсов семьи, исходя из потребностей ребенка.

Никто не работает с конкретным ребенком, с его травмами, с определением нужной именно ему траектории жизнеустройства: лучше ли ему вернуться домой, в расширенную семью или в новую и какой именно она должна быть, чтобы ему подойти. Ребенка зачастую не готовят к перемещению в семью, а саму семью – к встрече именно с этим ребенком.

Важно именно сопровождение семьи специалистами, но его нет. Есть контроль, но то, как он устроен – это бессмысленно. При нормальном сопровождении семья бы не переезжала вдруг, в ситуации неизвестности, где и на что она будет жить с приемными детьми в другом регионе.

Обязательства есть не только у приемной семьи по отношению к ребенку, но и у государства по отношению к детям

Даже если принято решение, что, например, в силу медицинских потребностей ребенка его нужно перевезти в другой регион, где есть подходящая клиника, то семья должна передаваться с рук на руки органам сопровождения на территории, должны заранее оговариваться все перемещения.

Еще одна проблема – выплаты. Разброс слишком велик: в одних регионах вознаграждение приемной семьи может быть в размере 2 000-3 000 руб., в других – 25 000 руб. И это, конечно, провоцирует семьи переезжать. Необходимо создать такую систему, при которой выплаты будут более или менее равными – конечно, с учетом особенностей регионов.

Естественно, должны быть гарантированные выплаты на территории, куда семья приезжает. Обязательства есть не только у приемной семьи по отношению к ребенку, но и у государства по отношению к детям, которых оно само передало на воспитание. Если даже семья перемещается из региона в регион, эти обязательства с государства не могут быть сняты.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.