Как мыслят аутисты?

Содержание

Что такое аутистическое мышление?

Как мыслят аутисты?

Аутистическое мышление – это сложное психическое расстройство, которое характеризуется наивысшей степенью самоизоляции. К его основным признакам принадлежат уход от контактов с реальностью и бедность эмоционального спектра. Людям, которые страдают этим заболеванием, свойственны некорректные реакции и недостаток взаимодействия с социумом.

Проблемы с общением

Что такое аутистическое мышление? Его нетрудно распознать. Оно имеет ряд характерных симптомов, среди которых специалисты выделяют следующие.

Речь пациентов слабо развивается. У них возникают затруднения как с пониманием, так и воспроизведением слов. Часто такие люди повторяют звуки и фразы, услышанные от окружающих или по телевизору. Они плохо вникают в суть сложных синтаксических конструкций.

Гораздо проще для них реагировать на односложные предложения («ешь», «иди», «встань» и др.). Абстрактное мышление аутистов также заторможено.

Чаще всего это проявляется в том, что больные не понимают такие части речи, как, например, местоимения (твой, его, наш и т. д.).

Чаще всего на первичном осмотре родители жалуются на то, что их ребенок не может полноценно общаться. Эта проблема начинает проявляться на втором году жизни малыша.

Человек, сознание которого поглотило мышление аутистическое, ведет себя так, будто у него нарушено восприятие окружающего мира. Со стороны кажется, будто он глухой и слепой. Окружающим трудно привлечь к себе внимание больного. Он не смотрит в глаза собеседнику и даже не оборачивается, когда его зовут. Внимательное обследование показывает отсутствие проблем на физиологическом уровне.

Аутисты не создают близких отношений даже с членами семьи. Это отклонение можно заметить уже в первые месяцы жизни. В данный период ребенок не прижимается к матери, когда она держит его на руках. Он может даже сопротивляться физическим контактам – напрягать спину и пытаться выскользнуть из объятий.

Такие малыши не любят игрушки, как обычные дети. Они развлекаются, используя свои методы: вращают колеса машинок, скручивают веревку, засовывают в рот кукол. Эти отклонения можно заметить на втором году жизни.

Игры с другими сильно ограничены или вообще отсутствуют. Ребенок может не интересоваться такими забавами или попросту не владеть необходимыми навыками. Обычно он не обращает внимание на окружающих. Исключение составляют примитивные игры вроде «дай-возьми».

Аутистическое мышление стирает способность к самообслуживанию. Больным трудно одеваться, ходить в туалет. Они заторможенно реагируют на опасность. В связи с этим такие малыши нуждаются в постоянном присмотре. Родители обязаны оградить их от серьезных травм, которые можно получить даже во время самой обычной прогулки по улице.

Приступы злости

Для людей, страдающих аутизмом, характерны агрессивное поведение и непредсказуемые вспышки ярости. Часто они могут направлять эту жестокость на себя.

Пациенты кусают руки, бьются головой о стену, пол или мебель, ударяют кулаками по лицу. Иногда неадекватное поведение направляется на окружающих.

Большая часть родителей жалуется на грубость таких детей, эмоциональные взрывы, острую реакцию на отказы и запреты.

Больные аутизмом могут проводить своеобразные ритуальные действия. Например, они качаются из стороны в сторону, хлопают в ладоши, крутят в руках предметы, безотрывно смотрят на яркий свет или лопасти вентилятора, складывают разные вещи в ряд, долго приседают или вращаются.

Исключения из правил

У многих пациентов мышление аутистическое не полностью, ведь существует понятие так называемых навыков-осколков. Это своего рода «островки» адекватного поведения, которые сохранились в их сознании. Данное явление проявляется в различных ситуациях.

Такие люди могут развиваться без задержек и научиться ходить уже в возрасте пятнадцати месяцев. Нередки случаи, когда малыши имеют высокий уровень моторного развития, без проблем ходят и не теряют равновесие.

Память, увлечения, страхи

Когда доктор диагностирует аутизм, он ищет признаки нормальной памяти. Так, ребенок может повторять звуки за окружающими или имитировать услышанное по телевизору. Также он способен запоминать детали того, что видит.

У него развиваются некоторые интересы: игры с различными предметами, заводными игрушками или домашней утварью. Кто-то интересуется музыкой и танцами. Некоторые способны складывать пазлы, любят числа и буквы и т. д.

Аутисты имеют небольшие, но конкретные страхи, которые существуют меньше времени, чем у здоровых людей. Так, больного может пугать громкий звук пылесоса или гудок автомобиля.

Советы близким

Аутистическое мышление – это серьезный медицинский диагноз, который способен поставить только психоневролог.

Чтобы лечение велось по правильной схеме, человеку необходимо пройти полное обследование. После этого врачи совместно с психологами занимаются разработкой индивидуального плана борьбы с недугом.

Залог успеха в противостоянии проблеме – быть терпеливыми, добрыми и верить в успех лечения.

От родителей требуется создать для малыша максимальный эмоциональный комфорт. Они должны привить своему чаду чувство защищенности. Следующие этап работы – обучение ребенка новым формам поведения и жизненно необходимым навыкам по адаптации к среде.

Близкие должны понимать, что ему чрезвычайно трудно взаимодействовать с окружающим миром. Аутистическое и реалистическое мышление – это два полярных понятия. Родные должны постоянно наблюдать за больным, объяснять ему все, что делают или говорят. Благодаря этому они помогут аутисту расширить взгляды на действительность и подтолкнут его к выражению чувств словами.

Особый подход

Даже пациенты, которые не умеют разговаривать, с радостью выполняют различные задания невербального характера. Их нужно обучать игре в лото, складыванию пазлов, решению головоломок. Очень важно при этом развивать способность человека контактировать с окружающими и делать что-то вместе с ними.

Когда аутист обращает внимание на какой-либо предмет, нужно сказать его название, дать подержаться за него руками.

Таким образом можно будет задействовать большое количество анализаторов – осязание, зрение, слух одновременно и атаковать аутистическое мышление.

Психология человека утверждает, что пациентам нужно много раз повторять названия вещей, объяснять их предназначение, пока они не сделают их частью своего восприятия мира.

Если ребенок полностью поглощен каким-то занятием, можно аккуратно дополнить его действие своим объяснением. Очень важно, чтобы он при этом прикасался к предмету, о котором идет речь (например, зеркалу). Это поможет не разговаривающему малышу преодолеть внутренний барьер молчания и выучить новое слово.

Когда маленький больной уходит с головой в манипуляции с предметами, необходимо привносить в это действие смысл. Например, выкладывание кубиков в ряд можно назвать строительством поезда. Это делается для того, чтобы уменьшать расстройства мышления, аутистическое поведение малыша.

В игровой терапии нужно применять постановки, в которых есть конкретные простые правила. Не стоит обращаться к сюжетно-ролевым развлечениям, которые требуют разговоров. Любую забаву нужно повторять раз за разом, объясняя каждый шаг в ней. Таким образом можно добиться того, что эта игра станет одним из ритуалов, которые обожают аутисты.

Проблемы, которые вызывает аутистическое мышление, необходимо решать без спешки. Перед собой нужно ставить конкретные цели: избавление от страхов, контроль агрессии, обучение взаимодействию с окружающими.

Очень важно, чтобы малыши смотрели мультфильмы, герои которых имеют яркую, выразительную мимику. Им трудно идентифицировать выражения лица, а этот способ поможет справиться с данной проблемой.

Лучше всего подходят мультфильмы о паровозике Томе, «Шрек» и т. п. Предложите ребенку угадывать, в каком настроении тот или иной персонаж, делая стоп-кадр. Пусть он попытается изобразить эту эмоцию самостоятельно.

Если малыш уходит в себя, отвлекайте его, играйте в мимику. Ваше лицо при этом должно работать очень выразительно, чтобы ему проще было угадывать, что вы показываете.

Спектакли

Аутистическое мышление у взрослых можно лечить с помощью участия их в театральных представлениях. Сначала они бурно сопротивляются попыткам ввести их в спектакль. Но при проявлении настойчивости и задействовании поощрения больной не только решится это сделать, а и получит массу удовольствия от происходящего.

Также полезно рассказывать различные истории с положительными и отрицательными героями. Так пациент научится подсознательно понимать, что хорошо, а что плохо.

Можно разыгрывать такие сказки при участии людей или задействовать кукол. При этом нужно объяснить, что у каждого в этом представлении своя роль.

Эти спектакли необходимо проводить многократно, при этом каждый раз добавляя в них что-то новое.

Источник: https://FB.ru/article/181050/chto-takoe-autisticheskoe-myishlenie

О чем надо знать, общаясь с человеком, у которого аутизм? 10 важных моментов

Как мыслят аутисты?
Правообладатель иллюстрации Getty Images

Делиться мыслями и идеями не всегда просто. А если у вас аутизм, то эта задача становится еще более сложной.

Детский писатель Майкл Розенне из тех, кто привык оставлять проблему без решения. Розен расспросил Алис Роу – британскую писательницу, которая пишет об аутизме – о том, как люди с аутизмом видят мир и как их восприятие мира отличается от “нейротипичного”.

Алис Роу сама живет с синдромом Аспергера. По ее словам, мы все должны понимать, что у каждого из нас своя картина мира, которая отличается от того, как видит мир другой человек. И у каждого – свой уникальный опыт общения с миром. Если помнить об этом, то, по словам Роу, мы сможем понимать друг друга лучше.

Алис Роу рассказала Майклу Розену о десяти особенностях восприятия мира у людей с аутизмом, которые для них характерны во время общения.

1. Все люди с аутизмом разные, но у них похожие проблемы

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Изображение пазла – символ аутизма

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, один из 160 детей в мире рождается с расстройством аутистического спектра (аутизмом). В Великобритании процент детей с аутизмом среди новорожденных выше среднемирового: расстройство диагностируется у одного из ста младенцев.

Расстройство аутистического спектра влияет на то, как человек видит, слышит, чувствует и взаимодействует с миром и людьми. Для человека с аутизмом может быть сложнее разговаривать с окружающими и распознавать знаки коммуникации. В таких ситуациях они испытывают большое беспокойство.

Для многих людей с расстройством аутистического спектра сложно воспринимать речь, если присутствуют посторонние шумы.

У разных людей аутизм проявляется по-разному. У некоторых проявления расстойства могут быть гораздо более заметными, чем у других. Некоторые люди с аутизмом могут быть очень шумными и общительными, а другие – вести себя тихо и отстраненно. Некоторые из них предпочитают общаться с помощью жестов и знаков.

Хотя многие сталкиваются с похожими проблемами в общении, влияние этих особенностей на их жизнь может очень сильно отличаться.

2. Им может быть сложно воспринимать чужую речь на фоне шума

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Как бы вы себя чувствовали, если мы не могли концентрироваться на речи вашего собеседника, а слышали бы все, что происходит вокруг вас, каждый звук?

“Нейротипичный” человек (то есть не страдающий расстройством аутистического спектра) может концентрироваться на том, что говорит в данный момент конкретный человек, потому что его мозг способен отсекать все не относящиеся к разговору звуки и шумы.

Но многие люди с аутизмом не способны фильтровать звуковой поток и не способны отделить фоновый шум от речи. В этом случае сразу несколько звуковых потоков – уличный шум, музыка, разговоры прохожих – одновременно конкурируют за их внимание.

Расслышать, что говорит тот или иной человек, может оказаться сложной задачей для человека с аутизмом. Ему необходимо гораздо больше усилий, чтобы сосредоточиться на речи, и скорее всего ему придется просить собеседника повторить сказанное.

3. Люди с аутизмом могут не улавливать намеки и сигналы, которые легко понимают другие люди

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Две трети передаваемой во время общения информации – невербального характера.

Попробуйте поэкспериментировать и во время разговора “выключить” мимику и говорить монотонно.

Легко ли вам выражать свои эмоции и мысли таким образом?

Люди с аутизмом могут не улавливать такие нюансы, как тон речи и выражение лица. Им также сложно понять, как эти нюансы меняют значение сказанного.

В результате, люди с аутизмом более склонны всопринимать слова буквально. Им сложно понять сарказм, иронию, метафоры или игру слов.

Но не надо думать, что любой человек с аутизмом не способен понять нюансы разговора. Многие способны научиться считывать и расшифровывать такие невербальные сигналы, но дается им это зачастую довольно тяжело.

4. Контекст помогает пониманию

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Когда вы что-то говорите, не ждите, что собеседник обязательно сам поймет контекст, а тем более подтекст. Если вы объясните, почему то, что вы говорите, важно, это будет способствовать лучшему пониманию и поможет в общении.

Иногда человеку с аутизмом сложно понять истинное значение того, о чем говорят другие, если им не хватает информации для понимания контекста. Поэтому очень важно в разговоре с человеком с расстройством аутического спектра давать наиболее полный контекст для понимания ситуации.

Алис приводит пример. Если вы вдруг увидели на пляже Брайтона дрозда и воскликнули “Ого, посмотри, какая птица!”, то ваш собеседник с аутизмом, скорее всего, не поймет, что именно вы имеете в виду. Но если вы добавите: “Так странно видеть дрозда у моря”, то ему будет гораздо проще.

5. Человеку с аутизмом сложно понять, когда уместно разговаривать с другими

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Как выбрать правильное время для разговора?

Людям с аутизмом, как правило, сложнее “считывать” некоторые знаки в поведении человека, понимать жесты и мимику, поэтому им сложнее решить, когда стоит начать разговор, а когда лучше этого не делать.

Если вы заговорите первым, пригласите собеседника с аутизмом к дискуссии и зададите прямые вопросы, то вы поможете ему решиться на разговор.

6. Люди с аутизмом могут говорить медленно и монотонно

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption “Непринужденная” беседа для некоторых людей требует большого труда

Для многих людей с аутизмом разговор требует долгого и внимательного осмысления.

Они могут говорить очень медленно и монотонно, могут заикаться, делать смысловое ударение на неожиданных словах, или вдаваться, как нам кажется, в ненужные детали.

Поскольку такой разговор для “нейротипичного” человека обычно выглядит странным, то собеседник может отвлечься от разговора с теми, у кого аутизм, перестать слушать или перестать стараться понять то, что ему говорят.

Поэтому очень важно не торопить человека с аутизмом и слушать своего собеседника внимательно.

7. Непринужденность в общении может быть кажущейся

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Непринужденность в общении – это не что-то естественное, для многих такая видимая легкость дается с большим трудом

Многие люди с высокофункциональным аутизмом могут легко имитировать непринужденное общение. Однако в то время, когда нам кажется, что они получают удовольствие от разговора, на самом деле они заняты невероятно трудной работой.

Иногда они бы предпочли написать текстовое сообщение или отправить электронное письмо – для людей с аутизмом зачастую это менее стрессовая форма общения, чем личный разговор.

8. Люди с аутизмом иногда выражают эмоции неожиданным образом

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Одно и то же событие или явление может восприниматься даже близнецами очень по-разному: одного оно обрадует, другого озадачит

Люди с аутизмом могут выражать свои эмоции непривычным для “нейротипичных” людей способом или очень неожиданно реагировать на некоторые события, потому что их восприятие происходящего довольно сильно отличается от общепринятого.

Например, Алис вспоминает, что когда она получила отличную оценку на экзамене и поступила в университет, все думали, что она будет счастлива. Но девушка вместо радости почувствовала тревогу, потому что поступление в университет для нее означало, что вся ее жизнь и привычный распорядок дня изменятся.

Иногда, когда люди с аутизмом испытывают очень сильные эмоции, им сложно подобрать слова, чтобы выразить свои чувства. В таком случае им можно помочь, задавая простые и ясные вопросы.

9. Люди с аутизмом могут повторять слова собеседника

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Как понять, что вы все достаточно хорошо объяснили?

Есть несколько причин, почему они склонны повторять по несколько раз некоторые слова и фразы, сказанные собеседником.

Иногда они хотят показать, что они услышали сказанное, но не могут незамедлительно отреагировать на эти слова. Повторяя сказанное собеседником, они выигрывают время, чтобы собраться с мыслями.

Они могут тревожиться и нуждаться в том, чтобы их успокоили и вселили уверенность.

Когда они повторяют ваши слова, это также может означать, что вы пока не очень полно ответили на их вопрос.

10. Иногда лучше написать, чем позвонить

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Многие люди с аутизмом предпочитают переписку личному общению. И на это у них есть серьезные причины

Для некоторых людей с аутизмом гораздо легче выражать свои мысли не вслух, а письменно – общение с помощью текстовых сообщений и электронных писем может быть для них более подходящим способом ведения диалога.

Так у них есть время на то, чтобы обдумать ответ и сформулировать свои мысли, не переживая из-за необходимости поддерживать разговор.

Такой способ разговора также помогает им избежать необходимости считывать различные невербальные знаки общения, которые вызвают у них затруднения.

Люди с аутизмом, как правило, не очень любят общение по телефону. В этом случае им также приходится реагировать на сказанное очень быстро, также их может отвлекать от разговора фоновый шум.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-45187769

Как аутисты стали личностями, а не «проблемами» и почему аутистический способ мышления важен для современного мира

Как мыслят аутисты?

Клинический случай аутистичного ребенка Нади Хомынь — один из наиболее обсуждаемых в истории исследования аутизма. О Наде писали Лорна Селфе (1977), Найджел Деннис, Оливер Сакс и многие другие.

Ее случай до сих пор вызывает оживленные споры.

Преобразование перспективы, с точки зрения которой рассматривается случай Нади, демонстрирует, как исторически меняется отношение к аутизму и постепенно появляется более чуткое понимание этого состояния.

Надя родилась в Ноттингеме, ее родители Михайло и Анеля Хомынь эмигрировали в Великобританию из Украины. Надя была чрезмерно пассивным младенцем со значительной задержкой развития.

Ее необычайные способности проявились, когда ей было три года: она стала рисовать лошадей и всадников. С самого начала ее работы отличались визуальным реализмом.

Надя не проходила все стадии, типичные для «нормальных» детей, нарушив тем самым все общепризнанные законы изобразительных навыков.

В развитии детской способности рисовать выделяется несколько универсальных этапов. В 2–4 года ребенок рисует каракули (доизобразительный период), и только позже появляется тенденция к изображению окружностей, ребенок рисует «головастиков».

Надя — исключение из универсального правила (либо правило оказалось не таким уж универсальным).

В ее набросках сразу же были ракурс, перспектива и правильное использование пропорций, она могла нарисовать всадника верхом на лошади, в три четверти, правильно построив перспективу.

Рисунки Нади скорее похожи на работы студентов-искусствоведов, чем на рисунки маленьких детей.

Самый плодотворный период рисования у Нади пришелся на возраст между 3 и 7 годами. В это время у девочки не было навыков коммуникативной речи, она была социально пассивна, могла только издавать крики и не реагировала на любые формы социального участия. Надя нуждалась в помощи даже в самых простых действиях вроде завязывания шнурков.

В семилетнем возрасте Наде прописали режим усиленной терапии, чтобы увеличить ее возможности в других направлениях, особенно навыки коммуникации.

В результате ее способность общаться незначительно улучшилась, она смогла составлять короткие фразы. Но при этом Надя постепенно стала терять способность реалистично рисовать и к 9 годам утратила ее безвозвратно.

Она начала рисовать как младенец — каракули и головастиков.

Найджел Деннис рефлексирует по этому поводу: «У гения отняли гениальность, оставив только общую недоразвитость. Что нам думать о таком странном исцелении?»

К возмущению Денниса присоединяется и Оливер Сакс. Он описывает аналогичный случай с близнецами Майклом и Джоном, обладавшими исключительной памятью на числа.

Их тоже подвергли принудительной нормализации «для их собственного блага… чтобы дать им возможность, оказавшись лицом к лицу с миром… жить в нем в соответствии с мерками общества и установленным порядком».

В итоге, утверждает Сакс, «близнецы потеряли свои странные способности, а с ними единственную радость и смысл жизни. Не сомневаюсь, что это сочтут у нас умеренной платой за суррогат независимости и возвращение в „лоно общества“».

Однако при всей трагичности участь Нади и близнецов не наихудшая в истории отношения к аутизму.

Не убивайте, они пригодятся

В своей книге «Нейроплемена.

Наследие аутизма и более разумный подход к людям, чей разум отличается» Стив Сильберман доказывает, что первооткрывателем аутизма, точнее, того, что мы сегодня называем аутистическим спектром, был австрийский педиатр Ганс Аспергер, но позже заслугу открытия аутизма присвоил себе американско-австрийский психиатр Лео Каннер. Именно его трактовка многие годы во многом формировала отношение общества к аутизму. Аспергер считал аутизм пожизненным и открыл спектр («континуум» в его терминологии) аутистических состояний. Каннер же придерживался гораздо более жестких взглядов и рассматривал аутизм как узкое фиксированное состояние, разновидность «детского психоза». Он ошибочно предположил, что причиной аутизма является отсутствие должной любви и заботы со стороны родителей.

Десятилетиями научные концепции аутизма определялись именно позицией Каннера, а о работах Аспергера забыли. В 1980-х Лорна Винг восстановила справедливость, еще раз предложив психиатрическому сообществу концепцию континуума Аспергера (слово «континуум» она заменила на «спектр»).

Ганс Аспергер, настоящий первооткрыватель аутизма, проводил свои исследования, когда работал в оккупированной нацистами Австрии.

В это время вступила в действие программа эвтаназии «Т-4», которую называли прологом к холокосту, — секретный план умерщвления людей с инвалидностью и психическими отклонениями.

Разграничение на «высокофункциональный» и «низкофункциональный» аутизм, которое на многие годы закрепилось в клиническом подходе к аутизму, принадлежит Аспергеру. Эта терминология — дань тогдашней политической ситуации.

Как утверждает Сильберман, Аспергер ввел термин «высокофункциональный аутизм», чтобы защитить своих пациентов, поскольку им угрожала отправка в лагеря смерти.

В 1938 году Аспергер прочитал первую в истории лекцию об аутизме.

В ней он описал самые многообещающие случаи из своей практики и утверждал, что одаренность аутичных детей неотделима от их психических отклонений.

Его аудитория состояла из нацистов, которых нужно было убедить оставить подопечных Аспергера в живых. Ученый намекал, что люди с такими отклонениями могли бы стать незаменимыми взломщиками шифров для рейха.

Сильберман призывает отказаться от употребления терминов «высокофункциональный» и «низкофункциональный» аутизм, ведь они были вынужденной мерой Аспергера. Эти термины описывают аутичных людей с позиции того, насколько их можно встроить в существующие нормы общества, вместо того чтобы побуждать критически переосмыслить сам социум, отторгающий аутистов.

«Если вы жестоко обращаетесь с людьми, они реагируют буйно»

С именем Каннера связан не только предрассудок о недостаточной любви к детям как причине аутизма. Развенчивая эти предубеждения, развивается современный подход. Некоторые из этих предрассудков имели особо разрушительные последствия для аутистов.

Из-за перспективы Каннера на протяжении нескольких десятилетий считалось, что аутичных людей нужно изолировать в медицинские учреждения. Там их подвергали экспериментальному, часто жестокому «лечению».

Эта практика стала причиной еще одного заблуждения: об аутистах сложилось представление как о замкнутых и социально опасных людях.

В учреждениях, в которые помещали аутистов, как правило, не было специального отделения. В одном из таких заведений работал американский невролог Оливер Сакс. Сильберман пересказывает свой разговор с Саксом:

«Он рассказывал мне, что подростков и молодых взрослых одевали в смирительные рубашки и запирали в одиночных палатах, где они могли целыми неделями сидеть в собственных испражнениях».

Неудивительно, заключает Сильберман, что аутистов стали считать угрозой для общества: «Если вы жестоко обращаетесь с людьми, они реагируют буйно».

В 1980-х психолог из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Оле Ивар Ловаас даже рекомендовал родителям использовать электрошокер для скота, чтобы подавить у детей повторяющиеся движения, свойственные аутистам.

Именно Ловаас предложил методику прикладного поведенческого анализа, которая до сих пор является самым широко используемым способом раннего вмешательства при аутизме. Цель методики Ловааса — сделать аутистичных детей «неотличимыми» от их «нормальных» сверстников.

Программа предполагала многолетние интенсивные индивидуальные занятия по изменению поведения.

Барри Призант, автор книги «Уникально человечные: другой взгляд на аутизм» (2015), утверждает, что основная проблема этой и аналогичных методик заключается в том, что «к пациенту относятся как к проблеме, которую необходимо решить, а не как к личности, которую требуется понять».

Кроме того, Ловаас преувеличивал эффективность своей методики. Сильберман приводит воспоминания взрослых аутистов о том, как их принуждали копировать поведение обычных детей, указывая на их травматичность. Так, Джулия Баском утверждает: «В детстве я страдала аутизмом.

А для аутиста хуже всего не плохое обращение окружающих, а терапия».

От стигматизации к пониманию

Сегодня отношение к аутизму стремительно меняется: мы переходим от понимания аутизма как девиации и ужасающего зла, от которого нужно срочно избавить человечество, к попытке понять его изнутри.

Прогрессивный взгляд на аутизм рассматривает его не как отклонение или психическую дисфункцию, а как особый тип мышления, который, хотя и отличается от более распространенных, имеет свои эволюционные преимущества.

Тем самым мы возвращаемся к истокам теоретизации аутизма, ведь Аспергер изначально трактовал аутизм схожим образом — как способ мышления, в котором есть и недостатки, и преимущества.

Прежнее отношение к аутизму сформировалось в условиях пропаганды нормализации, соответственно, аутизм рассматривался исключительно как отклонение от нормы.

Классическая психиатрия изучала аутизм в категориях дефицита, то есть отсутствия или недостатка способности к нормальному развитию и социализации. В рамках такого мышления невозможно было объяснить, почему люди с аутизмом обладают специфическими гиперразвитыми способностями.

Надя Хомынь, которая не умела завязывать шнурки, но обладала выдающимися способностями к рисованию, близнецы Сакса, которые производили впечатление умственно отсталых, но могли в считаные секунды сказать, на какой день недели выпадет любая дата в будущем, — все эти феномены принципиально необъяснимы в рамках классического подхода.

С точки зрения мышления в категориях дефицита все поведенческие и церебральные отклонения от статистической нормы людей с аутизмом автоматически причислялись к удобной группе «недостатков», по определению требующих коррекции. Все сильные стороны, гиперразвитые способности чаще всего рассматривались как попытка мозга компенсировать определенный недостаток, то есть как выгодные побочные продукты сбоя нейронной организации мозга.

Иными словами, исследования аутичного мозга были нацелены на то, чтобы дать ответ на вопрос на том, что «не так». Необходима была другая перспектива для рассмотрения, не исходящая из понятия нормы.

Мишель Доусон, ученый и аутистка, занимающаяся исследованиями аутизма при университете в Монреале, одной из первых поставила вопрос по-иному. Она спросила: а что, если всё так?

Что, если рассмотреть аутизм не как отклонение, а как специфическую форму организации мозга — не хорошую и не плохую? Исходя из исследований Доусон и ее коллег, Темпл Грандин в своей книге «Аутичный мозг: размышления о спектре аутизма» (2013) заключает, что удивительные навыки у людей с аутизмом обусловлены тем, что у них задействована работа иного типа мышления и другой стиль обработки информации.

Люди с аутизмом обращают большее внимание на детали, то есть задействуют детально-ориентированный паттерн. Проще говоря, они не могут увидеть картину в целом.

Грандин приводит в пример аутиста Тито: когда он подходит к двери, «он видит дверь как совокупность качеств: ее физические компоненты (например, ее петли), ее форму (она прямоугольная), ее функцию (позволяет ему войти в комнату). Лишь после того, как он соберет все необходимые характеристики, он может сказать, что же он видит перед собой».

Такой паттерн определяли как «слабую центральную согласованность» и считали ее недостатком.

Аутичный паттерн обработки информации — это подход снизу вверх. Он отличается от мышления, к которому мы привыкли и который считается нормой.

Общепринятому способу мыслить свойственна универсализация, он обобщает информацию, чтобы получить общую картину. К примеру, мы запоминаем суть произнесенной фразы, а не конкретные сказанные слова.

Люди с аутизмом делают обратное — помнят точные слова, а не концентрируются на смысле.

Мышление деталями и подход снизу вверх совпадает со способом мышления, который задействует наука. Такой подход позволяет концентрироваться на данных исследования, поэтому обобщения основываются исключительно на научных фактах, а не подгоняются под уже существующие общие представления.

Концентрация на деталях помогает избежать влияния предрассудков, присущих мышлению сверху вниз.

Яркий пример результата такого обобщающего мышления — теории заговоров, когда факты притягивают за уши, чтобы обосновать преждевременно сделанный ложный вывод.

Согласно концепции философа Жана-Франсуа Лиотара, универсализирующее мышление было свойственно субъекту модернизма, который руководствовался гранднарративами — всеобъясняющими привычными моделями понимания мира. С наступлением постмодернизма человечество утратило веру в гранднарративы.

Заключение

Предвзятое отношение к аутизму не только до сих пор существует в сфере психиатрии и общественном мнении, но и нашло свое место в континентальной философии. До недавнего времени постмодернистского субъекта часто и охотно сравнивали с аутическим субъектом, которого рассматривали как абсолютное зло — отстраненное, пугающе иное и поэтому непонятное.

Так, словенский философ Славой Жижек говорит о современном субъекте как об аутичном, неявно возводя в статус нормы старый добрый субъект модернизма.

Можно согласиться с этим сравнением: сегодняшний отход от универсализации и ориентация мышления на детали напоминают аутистический способ мыслить.

Но Жижек и другие неправы, когда стигматизируют аутичного субъекта и рассматривают его как отклонение, которое нуждается в коррекции.

Чем в таком случае наше отношение принципиально отличается от нацистской программы «Т-4», если аутистам всё еще позволительно существовать только как людям, подлежащим уничтожению за свое несоответствие норме?

Психиатрии, общественному мнению и философии — всем сферам, которым еще трудно выйти за рамки нормализации, — самим полезно попрактиковаться в навыках аутичного мышления, чтобы выработать неангажированный взгляд. Если не делать поспешных выводов и сосредоточится на деталях, станет гораздо менее очевидно, почему высокофункциональное завязывание шнурков является большей ценностью, чем умение реалистично рисовать лошадь.

Источник: https://knife.media/autist-emancipation/

«Гениальность работы мозга людей с аутизмом»

Как мыслят аутисты?

По мировой статистике РАС страдает более 2% людей.

Продолжительный период времени таких людей держали в полной изоляции, но сегодня их с удовольствием берут на работу крупнейшие корпорации, которые участвуют в программе найма сотрудников с аутизмом.

По каким же причинам людей с особенностями так ценят в бизнесе, и какой их вклад в экономику? На эти и все другие вопросы дал ответы профессор Исследовательского центра аутизма Школы психологии Университета Ла Троб, Мельбурн – Даррен Хедли.

С какого момента вы обратили внимание на людей с аутизмом и заинтересовались необходимостью их трудоустройства, и что стояло у истоков данной инициативы?

Проживая 4 года назад в Бостоне, я понял, что мне пора возвращаться на родину. На тот момент я работал в сфере РАС порядка пятнадцати лет.

В Мельбурне я узнал, что Центр исследования совместно с DXC Technology запускает проект, который направлен на обеспечение людей с аутизмом рабочими местами.

Я вдохновился этой идеей, так как помогать детям и подросткам адаптироваться и социализироваться мне нравилось и неплохо получалось.

Этот проект на территории Австралии был уникален. До сегодня впервые аутистов начала принимать на работу датская ІТ-компания Specialisterne (с 2003 года). Торкин Сонн, директор компании, был отцом удивительного мальчика, у которого были нарушены коммуникативные способности, но при этом он в пятилетнем возрасте мог нарисовать по памяти карту мира с четкими обозначениями границ стран.

У ребенка был диагностирован аутизм. Он практически не разговаривал, наблюдались проблемы с коммуникацией, но у него была гениальная память и иные важные навыки. Но даже со всеми его навыками и способностями после достижения совершеннолетнего возраста найти место работы ему так и не удалось.

Именно после этого его отец принял решение поддерживать людей с аутизмом, предоставляя им рабочие места.

Статьи в тему: Известные аутисты

DXC Technology вдохновились опытом Торкина Сонна и продолжили его практику в Австралии, пригласив директора Specialisterne в роли консультанта. Работа началась в 2015 году.

Группа изначально была небольшая (10 человек), которая постепенно расширялась и сегодня штат состоит из порядка 70 человек.

Рабочие места предоставляются в сфере программирования, банковского сектора и даже в госструктурах.

Работа налажена в полной мере относительно недавно, проходили ли вы дополнительное обучение и есть ли в наличии все для того, чтобы запущенный механизм работал в полную силу и развивался?

Данная работа схожа с той, которой я занимался раньше. По сути разницы нет, поддерживать детей в детском саду или в школьный период, или поддерживать взрослых людей в трудоустройстве и социальном становлении. Все люди с диагностированным аутизмом достаточно умные и могут в полной мере работать за компьютером. Основная их проблема – это коммуникация с окружающими.

Например: утро, все идут на работу, офис находится на девятом этаже, все стремятся к лифту и создают очередь, аутисты не стоят в очереди, они направляются сразу к лифту, не акцентируя внимание на окружающих, так как им нужно прийти на работу строго вовремя.

Люди без диагноза РАС знакомы с социальными правилами и следуют им, а вот для детей с аутизмом эти правила непонятны, что обычно раздражает окружающих. В данном случае необходимо в спокойной обстановке и ровным тоном объяснить правила поведения у лифта, и подобных проблем происходить больше не будет.

Своевременная правильная реакция позволяет легко устранить все подобные проблемы.

Статьи в тему: Они – не сломлены и не больны. Они просто особенные

Многие люди считают, что людей с аутизмом лучше держать изолированными, почему Вы считаете, что необходимо заниматься их трудоустройством?

Для человека работать и быть «живым» и востребованным – очень важно. Иметь работу — это не просто возможность реализоваться в жизни – это еще и возможность заработать на полноценную жизнь.

Так как большая часть аутистов обычно находятся дома, то их обеспечением занимаются родные. А устроив их на работу, семья получит больше свободного времени на отдых и больше свободных средств на жизнь.

Пользу от трудоустройства получают обе стороны, как дети, так и родители.

Как показывают исследования, сотни людей с РАС, которые устроенны на работу, приносят ежегодно в экономику страны 1 миллион долларов. У аутистов хорошая мотивация, они медлительны, но выполняют все намного качественнее, чем нейротипичные сотрудники. Заболевание на их мозг воздействует иначе, следовательно, у них иной тип мышления, а это для любого бизнеса большое преимущество.

Именно по этой причине благотворительностью трудоустройство людей с РАС назвать нельзя. По данному вопросу регулярно в Австралии проводятся конференции, на которых работодатели отбирают людей с особенностями развития на определенные должности. Креативные, ответственные, умные, с оригинальным мышлением работники – это находка для бизнеса.

Статьи в тему: Преимущества аутизма, или кто они — особенные люди?

Сколько людей с РАС сегодня устроены на работу, и подходит ли она им?

В Австралии на данный момент обладают рабочим местом более 40% людей с диагностированным аутизмом, примерно столько же зафиксировано и в иных странах. Обычно они занимают должности в IT-сфере, в медицине (помощники в госпиталях), на ЖД, но в каждом случае аутисты нуждаются в индивидуальном подходе и помощи извне.

Должно ли государству принимать участие в трудоустройстве?

В государственных структурах также есть профессии, связанные с ПК, на которые уже набирают людей с особенностями развития.

Я считаю, что со стороны правительства необходимо проявлять больше инициативы и запускать более масштабные программы по трудоустройству для того чтобы задействовать людей с особенностями развития и в других секторах.

На данный момент во всем мире до 2% людей с РАС, из которых порядка 60% не трудоустроены, а это огромный ресурс, который нельзя оставлять без внимания.

Как в новом мире будут существовать компании, которые еще не готовы сотрудничать с аутистами?

Они просто не будут обладать теми преимуществами, которые будут у остальных. И ситуация будет с каждым днем меняться, ведь даже один человек способен сподвигнуть к действиям, успех остальных заразен и заставляет двигаться дальше. Для этого мы стараемся объединить всех: ученых, консультантов, работодателей, чтобы они друг друга увидели и начали диалог.

Подведем итоги

Многолетняя практика Дании, Австралии и иных стран вдохновила и Россию на развитие трудоустройства людей с расстройством аутистического спектра. Работа предстоит большая, но это того стоит.

Источник: https://autizmy-net.ru/genialnost-rabotyi-mozga-lyudey-s-autizmom/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.